• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. безопасность Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт великаны. Внешний долг России ВОВ Военная авиация Вооружение России Восточный Газпром. Прибалтика. Геополитика ГМО грядущая война Евразийство Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество информационная безопасность Информационные войны исламизм историософия Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. Малороссия масоны мгновенное перемещение в пространстве Мегалиты международные отношенияufo Металлы и минералы Мировые финансы МН -17 многомирие Мозг Народная медицина Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру нло нло (ufo) Новороссия общественное сознание Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. социальная фантастика СССР Старообрядчество США Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС фантастическая литература фашизм физика философия футурология Холодная война христианство Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток юмор
    Погода
    Грэм Макнилл: Король-бог (Легенда о Зигмаре - 3) (фрагмент книги)

    Грэм Макнилл

    Король-бог

    ...Эпоха Тьмы, крови, демонов и колдовства. Век сражений и смерти, а еще — конца света. Но средь пожаров, огня и ярости есть место великим героям, стойкости и мужеству.

    В самом сердце Старого Света живут люди, и правит ими император Зигмар. Некогда разобщенные земли объединились в Империю, протянувшуюся от северного моря Когтей до Серых гор на юге. В Рейкдорфе живет император — единственный дальновидный человек, который заблаговременно почувствовал опасность и понял, что участь людей будет незавидна, если они не смогут преодолеть разногласия и не объединятся.

    На стылом Севере живут воинственные захватчики — норсы, дикари, которые чтут Темных богов. Они жгут, грабят и убивают. Средь болот являются зловещие призраки. В лесах полно жутких зверолюдей. Землю терзают полчища зеленокожих извечный бич людей. После поражения на перевале Черного Огня они затаились в горных логовах, собираясь с силами и ожидая подходящего случая вновь напасть на Империю.

    Но в борьбе с многочисленными врагами Зигмар не одинок. У него есть союзники — горные гномы, искусные кузнецы и инженеры. Когда великое и ужасное зло родом из рассвета мира восстанет с целью уничтожить Империю, все, гномы и люди, должны встать плечом к плечу, ибо от этого зависит судьба мира.
    КНИГА ПЕРВАЯ

    Пляска смерти

    Не Мидденхейм оплакивал Зигмар,
    Не свои земли сожженные.
    Весь народ о бедах своих причитал,
    А он по погибшему брату рыдал.
    Не станем мы всуе говорить
    О том дне на горе Фаугилаг;
    Ни дня, ни ночи не проходит
    Без тяжких вздохов.
    Так Смерть унесла
    Пендрага, чья сила и мощь были столь велики,
    Что похожим на него возжелает быть
    Каждый грядущий земной воин.

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Огонь и возмездие

    Властелин Этульф был мертв. Его вынесли из деревни, и длинная процессия через снега тронулась к берегу, где шумел прибой. За телом Этульфа со сломанными мечами шли те, кто служил ему, те, которым удалось пережить долгое бегство от мстительных клинков врага. Презренны стали их жизни, но никого уже не осталось, чтобы казнить их за трусость и малодушие.

    Любимые сподвижники вождя на сломанных щитах несли тело своего повелителя, завернутое в изорванный флаг. Труп был совсем легким: по возвращении с роковой войны властелина поразила изнурительная болезнь, изъевшая всю плоть с костей. Чжек Аска говорил, что это божья кара, и никто не посмел ему возразить.

    Дух военачальника был сломлен, а истерзанное ранами тело протянуло шесть времен года, после чего наконец Этульф скончался. Некогда он был очень силен, а потому умирал долго и болезненно.

    Все его сыновья уже погибли в сражениях — такова была воля богов. Некому было продолжить его род. Умирая, он знал, что ни один из живущих не понесет его имя в будущее. После кончины о нем вскоре забудут, и следующее поколение даже не вспомнит о его кровавых делах.

    В довершение позора, за телом покойного не шли женщины.

    По тропе тело несли к воде, где на берегу горел костер, разведенный в предварительно выбитой в мерзлой земле яме. Темными, хладными и беспощадными были воды океана. Прибой раскачивал побитый штормами корабль, который нырял и взмывал ввысь на бурных волнах. Когда-то его выстроили на славу из просмоленных досок внахлест, на носу скалилась волчья морда. Гордое судно не раз выносило их из самых яростных штормов, которые насылали с небес боги. Корабль заслуживал лучшей участи, но если прошедшие полтора года чему и научили жителей поселка, так это тому, что миру абсолютно нет дела до. заслуг кого бы то ни было.

    Воины взошли на борт и помогли поднять мертвого военачальника на корабль. Они были сильны, им не составило труда переложить его на кипу драгоценных дров. Один за другим воины ломаными мечами полоснули себя по предплечью и окропили кровью тело покойного, а потом побросали уже бесполезное оружие на палубу. Закончив с жертвоприношением и избавившись от мечей, они перелезли через борт, казавшийся таким пустым без обычных рядов треугольных щитов и сидящих на веслах мужей.

    Один из них, воин в украшенном крыльями из вороновых перьев шлеме, подождал, пока товарищи спрыгнули в море, и вылил на тело покойного бутыль масла. Обрызгав его остатками доски судна, он швырнул ее на палубу. Потом дернул веревку грот-мачты — хлопнул раскрывшийся черный парус.

    Воин перепрыгнул через борт и побрел по воде к берегу, чтобы занять место среди остальных. Их предводитель умер, но они пока живы. Не будет конца их позору. Женщины станут их избегать, дети — плевать в их сторону, и они имеют на это право. Пока воины не расквитаются со своим долгом, на них лежит проклятье богов.

    Ледяной ветер надул парус, и корабль понесло прочь от берега. Без рулевого и гребцов судно неуклюже подпрыгивало на волнах. Ветер и волны быстро гнали его прочь от земли и крутили, словно лист в мельничном пруду Коварные течения, которыми славился этот район побережья, разбили о скалы немало неосторожных судов, но корабль повелителя Этульфа они ласково несли в открытое море, Над мачтой кружили чайки, их гортанные крики похоронной песнью звучали над кораблем.

    Воин в шлеме с вороновыми перьями поднял с гальки лук и приладил к тетиве стрелу. Затем поднес обмотанный тряпицей наконечник к огню и подождал, пока загорится ветошь, потом натянул тетиву. Ветер стих, и воин спустил стрелу, которая огненной ракетой описала на фоне серого неба изящную дугу и угодила в мачту корабля.

    Сначала медленно, а потом все яростнее и ярче разгоралось пламя, добравшееся до разлитого масла. Пожирающие тухлое мясо мертвеца алчные языки огня перекинулись на промасленную древесину. В считаные мгновения корабль уже пылал от носа до кормы, к небу зловещим столбом взметнулся черный дым.

    Воины не сводили глаз с судна до тех нор, пока оно не раскололось с душераздирающим скрежетом. Корабль завалился набок и с протяжным всплеском исчез под водой.

    Властелин Этульф был мертв, и никто о нем не скорбел.


    За последним плаванием обреченного корабля-волка наблюдал из пещеры, расположенной высоко а скалах над деревней, человек, облаченный в драное меховое одеяние и плащ из перьев. Лицо его заросло бородой, длинные волосы свисали спутанными жгутами, Некогда они были черными как смоль, а теперь так перепачкались, что истинный цвет угадать было невозможно. От пещерной жизни в кожу въелась грязь, руки покрыли зудящие болячки и раны.

    Жители деревни звали его Виртгеорн, но он не задумывался над тем, что означает это прозвище. Он даже не потрудился изучить их язык и мог понимать лишь самые простые фразы. Полтора года назад увешанный амулетами деревенский шаман плюнул на него, когда они вместе со сморщенным бессмертным сошли с корабля-волка, который нынче сгорел дотла. Хотя значения прозвища он не знал, но прятался за ним, как за щитом, скрывавшим его истинные деяния.

    Бессмертный звал его с собой, когда уходил из деревни, пускаясь в путешествие в глубь северных земель. Только он отказался, забрался на скалы и остался жить в этой пещере. Он знал, что должен уйти, чтобы не привлекать преследователей, но что-то подобно невидимым оковам удерживало его здесь.

    Отшельник отогнал мрачные мысли и смотрел, как тонет корабль-волк. С юга наползал туман, он затянул горизонт и придал воздуху привкус отсыревшей ткани. Он не спускал глаз с воинов, которые через снега тащились обратно в деревню под вечным бременем позора, ставшим их постоянной ношей и платой за жизнь.

    Человек бросил виноватый взгляд через плечо и поморщился, словно от болезненной старой раны, которой не суждено зажить вовек. Когда они пересекли океан, бессмертный дал ему обернутый полотном сверток, и, даже не разворачивая, он понял, что находится там. Как такое возможно — тайна, покрытая мраком. Ведь, познав поражение, он выбросил это — и вот на тебе, оно опять тут как тут.

    Отшельник сунул тогда сверток в расщелину в глубине пещеры. Знал, что нужно швырнуть его в море, но вместе с тем понимал, что не должен этого делать.

    Средь тумана вроде что-то двигалось, и он загородил рукой глаза от зимнего солнца.

    Туманные видения, или же в мутной пелене действительно шевелится нечто темное?

    При воспоминании об убийстве правая рука дернулась, а взгляд метнулся к деревне — сработали старые инстинкты, предупреждающие об опасности.

    Из тумана вынырнула дюжина кораблей, которые, рассекая волны, направлялись прямо к деревне.

    Мощными гребками гнали их вперед весла, на палубе толпились вооруженные воины в мерцающих железных нагрудниках и бронзовых шлемах, полностью закрывавших лицо. Они сжимали топоры, мечи и копья, а их гнев ощущался даже с высоты скалы. Отшельник обернулся и посмотрел в глубь пещеры, но закрыл глаза и глубоко вздохнул. Он боялся этого мига с тех самых пор, как в первый раз ступил на этот берег, но сейчас чувствовал себя совершенно спокойно.

    Так же невозмутим он был перед поединком. С таким же спокойствием убивал.

    Проскользнув через прибрежные буруны, корабли ткнулись носами в гальку. Им навстречу с топорами выбежали защитники деревни — преимущественно юнцы и старики. В поселке осталось пятьдесят мужчин, способных держать меч.

    Очень мало.

    Каменистый берег огласился военными кличами. Женщины и дети бросились к скалам. Спасения там не было, лишь временная отсрочка неминуемой гибели. Приплывшие на кораблях воины не оставят в живых ни одного. Они никогда никого не щадили.

    Даже до жителя уединенной пещеры доходили ужасные рассказы о разбойниках из-за моря, которые с мстительной злобой истребляли целые племена. Ало-белые паруса их кораблей вселяли ужас в жителей северного побережья и заставляли сжиматься от страха сердца тех, кто некогда властвовал над океаном.

    С головного судна спрыгнули вооруженные мужчины под предводительством воина в мерцающих серебристых доспехах и шлеме, увенчанном золотой короной. В руках он держал могучий боевой молот, ударом которого он снес с ног одного из защитников деревни. Все новые суда продолжали приставать, и в считаные мгновения на берегу оказалась целая сотня воинов. С кораблей летели стрелы, зазубренные наконечники вонзались в тела людей, а пылающие древки поджигали сухие деревенские строения.

    Каждую секунду на берег спрыгивала дюжина новых воинов. Численностью они сильно превосходили защитников деревни, которые яростно сражались, стремясь искупить свой позор.

    По прибрежной полосе рассредоточились вооруженные луками ратники, которые целились в спасавшихся бегством деревенских жителей и сражали их меткими выстрелами. Лязг железа на берегу раздавался до тех пор, пока не пали последние защитники. Сверху, от входа в пещеру, отшельник видел как воин в шлеме с вороновыми перьями бросился с топором на предводителя заморских разбойников, намереваясь отрубить тому голову. Боевой молот резко взмыл вверх и рукоятью встретил лезвие топора. Обычное оружие не выдержало бы подобного удара и не смогло предотвратить нацеленный в голову удар, только этот молот обычным оружием не был. Также не был заурядным воином тот, кто шел с ним в бой.

    Могучий молот вращался в руке воина быстрее, чем могло любое оружие подобного веса. Боек проломил лицо ратника в шлеме с вороновыми перьями, вдребезги сокрушил ему череп и поверг на красный снег.

    Не будет тебе погребального костра, сказал молотодержец.

    Воины из-за моря вошли в деревню.

    Горели дома, все жители были мертвы, но налетчики все равно рушили остатки жилищ, сметая всякий намек на то, что когда-то на берегах этого залива селились люди. Набег совершили не ради золота или рабов. Целью было полное уничтожение деревни.

    Тела защитников оттащили от кромки моря и начали снимать с них шлемы. Воин с боевым молотом нагибался и всматривался в их лица, но каждый раз разочарованно качал головой.

    Глядя на то, как воин мотает головой, отшельник усмехнулся и прошипел:

    — Среди мертвых тебе не найти того, кого ты ищешь. Услыхав неподалеку шум среди скал, он отпрянул глубже в сгущавшиеся при входе в пещеру тени. По обледенелой тропке к нему приближалась худая суровая женщина с двумя детьми. Она еле шла: у нее из спины торчало две стрелы. Увидев отшельника, она попыталась заговорить, но вместо слов на устах выступила кровавая пена.

    Добравшись до уступа перед пещерой, она упала на колени. Страшны были ее глаза. Ей оставалось жить считаные секунды, и она знала об этом.

    — Виртгеорн, спаси… моих… детей… Ты должен! — сказала она на чуждом ей языке.

    Он попятился от нее.

    — Ты должен! — повторила женщина. И подтолкнула к нему подростков.

    Это были близнецы, мальчик и девочка. Оба неудержимо рыдали. Глаза женщины закрылись, и она покачнулась, встречая смерть. Дочь схватилась за шею матери, и обе они свалились вниз со скалы, пролетели сотню ярдов и упали в море.

    Воины на берегу увидели их и впились глазами в пещеру. Отшельник знал, что разглядеть его они не могут, но мальчик стоял на уступе, снизу его было отчетливо видно. Четыре воина бросились к ведущей в скалы тропе, и отшельник выругался. Почувствовав, как его тянут за меховую безрукавку, он взглянул вниз и встретился с ледяными голубыми глазами, холодней которых ему никогда видеть не доводилось. Мальчик сжимал кулаки и смотрел на него с отчаянием и мольбой.

    — Ты Виртгеорн, — сказал юнец на его языке. — Отчего ты не спустился и не бился с ними?

    — Потому что у меня нет желания совершать самоубийство, — отвечал он.

    — Они уничтожили все мое племя, — всхлипнул мальчик. — Почему ты не хочешь их убить?

    — Я убью всякого, кто попытается убить меня.

    — Это правильно, — одобрил малыш. — Чжек Аска говорил, что ты великий воин.

    — Не знаю, о ком ты.

    — О том шамане, который назвал тебя Вирттеорном. Властелин Этульф хотел убить тебя вместе с тем, другим, но Чжек Аска сказал, что ты — бич людей и нужно позволить тебе жить в этой пещере.

    — Да? Интересно, почему. Может, для того, чтобы спасти твою жизнь.

    Четверо воинов, осторожно выбирая путь, взбирались к пещере. Они были вооружены длинными кинжалами, ибо сочли их более пригодным оружием для схватки на столь узком уступе. Отшельник смотрел, как они приближаются: очень самоуверенно, причем их важный вид явно не соответствовал их способностям. Ведь он видел, как они сражались на берегу. Умелые воины, только и всего.

    — В конце пещеры есть ход, — сказал отшельник. — Он ведет в глубь скалы и через несколько миль выходит севернее деревни. Жди меня там. Скоро я тебя догоню.

    — Я не желаю удирать, — заявил мальчик, и за страхом отшельник разглядел в его глазах яростную решимость.

    — Верно, — согласился он. — Не желаешь. Только порой это единственное, что можно сделать.

    — Что ты имеешь в виду?

    — Ничего, — отрезал мужчина. — Неважно. Но теперь я понял, почему не ушел из этой пещеры.

    Не успел мальчик спросить что-нибудь еще, как показались два воина, загородив собой свет, лившийся через вход в убогое жилище.

    — Отойди от меня! — приказал отшельник и отпихнул мальчика.

    Первый воин осторожно вошел в пещеру, давая глазам привыкнуть к царившему в ней полумраку. Следом шел второй. В тусклом свете поблескивали лезвия их кинжалов.

    — Кто тут у нас? — сказал он с сильным акцентом. — Отшельник и до смерти перепуганный мальчонка. Легко и просто, парни.

    — Уходите и никогда не возвращайтесь сюда, — произнес отшельник спокойным и ровным голосом.

    — Ты же знаешь, что этому не бывать, — отозвался воин.

    — Знаю, — согласился он и с ошеломительной скоростью прыгнул вперед.

    Воин даже не успел сообразить, что на него напали, как ему по шее пришелся удар основанием ладони, сокрушивший трахею. Воин упал на колени уже мертвым.

    Отшельник подхватил готовый выпасть из рук врага кинжал и вонзил в горло второго противника. Лезвие вошло в зазор между защищавшей шею железной крученой гривной и забралом шлема. Со сдавленным бульканьем тот повалился на землю, обрызгав кровью убийцу и стены пещеры.

    Когда в ноздри отшельнику ударил запах горячей крови, в нем с удвоенной силой взыграли смертоносные инстинкты. Очертя голову он бросился к двум оставшимся в живых воинам. Удар обутой в башмак ноги пришелся одному из них в грудь, и тот, размахивая руками, полетел с уступа вниз, навстречу свой смерти.

    В этот момент на отшельника набросился последний из четырех воинов, собираясь пырнуть его кинжалом в живот. Виртгеорн увернулся и ловким захватом обезопасил себя от кинжала противника, а затем нанес один за другим два молниеносных удара в прорезь шлема жертвы.

    — Не пировать тебе в дивных Чертогах Ульрика, — пробормотал он и отпустил тело, которое полетело вниз и упало на камни.

    С окровавленными руками и торсом он распрямился во весь рост на краю уступа. Казалось бы, сердце его должно было бешено стучать, но нет — оно билось в обычном ритме, словно отшельник мирно отдыхал средь лугов под чистым небом.

    Взглянув в сторону берега, он увидел разбойников, в ужасе взиравших на него. Воин в шлеме, увенчанном золотой короной, встретился с ним взглядом. Дюжина других устремилась вверх по ведущей к пещере тропе, сердца их пылали жаждой мести. Отшельник бросил кинжал, вернулся в пещеру и не медля направился к расселине в скале.

    Быстро достал оттуда сверток, завернутый в просмоленную тряпицу, и осторожно развязал. Мальчик удивленно наблюдал за тем, как отшельник взял в руки мерцающий меч с рукоятью, украшенной костью и золотом. Клинок был чуть изогнут, как принято у талеутенских всадников, и сиял подобно только что отчеканенному серебру.

    Пальцы сжали рукоять, как руку давно утраченного друга, и отшельник вздохнул, словно приветствуя полночную возлюбленную.

    — Чжек Аска правду говорил, — прошептал мальчик. — Ты в самом деле великий воин, Виртгеорн.

    — Величайший воин, — поправил его тот, снял перевязь с первого убитого им воина, надел на себя и вложил в ножны клинок. Изначально рассчитанные на меч унберогенов, ножны подошли не лучшим образом и оказались широковаты. — Не нужно называть меня Виртгеорном. Меня зовут по-другому.

    — Как по-другому?

    — Да. Имя мое — Азазель, — произнес он, словно пробуя имя на вкус. Будто до сих пор был его недостоин.

    Мальчик обеспокоенно смотрел на него.

    Азазель улыбнулся, опустил руку ему на плечо и подвел к тайному ходу, ведущему в сердце скал. Преследователи обнаружат этот лаз, но не смогут отыскать их в лабиринте туннелей.

    Мальчик оглянулся на проникавший в пещеру дневной свет и заколебался.

    — Пути назад нет, — сказал Азазель. — И никогда не бывает.

    По узкой тропе тела погибших в пещере снесли к кораблям. Своих в этой стылой земле не оставят, их отвезут на родину и подобающим образом похоронят с соблюдением всех обрядов. Пусть достойно упокоятся их души. В глазах Вольфгарта светилась холодная злость, когда он рассматривал брызги крови на стенах пещеры и прослеживал ход сражения, которое, вообще-то, с натяжкой можно было назвать таковым, настолько быстро были убиты его соратники.

    Затянутой в перчатку рукой он провел по заплетенным в косицы длинным рыжим волосам и откинул их с лица. Могучее тело уже немолодого Вольфгарта почти полностью сохранило великую силу. Хотя природа наделила его статью воина, физиономия казалась явно плутовской.

    — Это он, верно? — донесся вопрос из-за спины.

    — Да, — согласился Вольфгарт. — Выходит, ты знал?

    — Понял, как только увидел на уступе, — ответил воин, лицо которого скрывал увенчанный золотой короной шлем.

    Вольфгарт жестом показал на следы и царапины на полу пещеры и сказал:

    — Все случилось настолько быстро, что бедолаги даже не успели ничего предпринять. Первым он убил Кэдду и забрал его оружие, которым перерезал горло Радульфу. Что он сотворил с Пэгой и Эриком, ты сам видел.

    Воин снял шлем и передал его стоявшему за ним ратнику. Золотистые волосы были собраны в короткий хвост, суровая красота благородного лица делала его тем вождем, за которым безоговорочно следуют в военное время и подчиняются в мирное.

    Зигмар, правитель земель людей и император двенадцати племен.

    — Так быстро убивать умеет только Герреон, — произнес Зигмар и разноцветными глазами проследил ход боя, после чего пришел к тому же заключению, что и Вольфгарт. — Мне следовало догадаться, что он здесь.

    Вольфгарт обернулся, взглянул на своего друга и императора и спросил:

    — Как? Откуда тебе было знать, что он здесь?

    — Горящий корабль, — напомнил Зигмар. — Так норсы отправляют к богам своих мертвецов. Сражаться под сенью неупокоенных душ — дурной знак.

    — Да уж, в прошлом году недостатка в них не было, — проворчал Вольфгарт.

    Зигмар кивнул и прошел в конец пещеры, всматриваясь во тьму тайного хода. Взгляд Вольфгарта был прикован к могучему молоту, который висел на широком кожаном поясе императора. Бледным зимним светом сияла увитая рунами рукоять, тяжелый боек был чист и безупречен, как одна-едннственная капля крови. То был Гхал-Мараз, древнее оружие гномов, преподнесенное Зигмару королем горного народа Курганом Железнобородым.

    Зигмар повернулся, и Вольфгарт поразился произошедшей с ним за последний год перемене. Несмотря на то что ему только что сравнялось сорок, Зигмар был силен и держался так, словно ему было вдвое меньше, но глаза выдавали всю тяжесть прожитых лет. Непросто зарождалась его Империя, она строилась на жертвах и крови. Попутно уходили в мир иной друзья и любимые, враги давние и новоявленные раздирали жадными когтями молодую державу.

    Целый год прошел с тех пор, как они разбили норсов у подножия горы Фауншат. Все это время эскадра Зигмара совершала набеги на ледяные земли северного побережья и прочесывала его. Они сжигали деревню за деревней, убивали всех жителей. Как и все остальные, Вольфгарт активно поддержал план Зигмара по разорению земель норсов и полагал, что отмщение северянам на многие десятилетия обезопасит Империю от их вторжений.

    Теперь он уже не был настолько уверен в этом, потому что из-за частых набегов росла ненависть северян к южанам, которая станет крепнуть с каждым годом. После очередной кровавой резни Вольфгарт наконец понял, что на самом деле Зигмаром руководили скорее личные мотивы. В каждой стертой с лица земли деревне он искал следы мечника Герреона, убившего его возлюбленную и вонзившего сломанный меч в сердце самого близкого друга.

    Вольфгарт распрямился и оказался ростом под стать Зигмару. Проникавший в пещеру тусклый свет подчеркивал разочарование, написанное на лице друга.

    Зигмар что было сил ударил кулаком по каменной стене пещеры.

    — Он был здесь! — рявкнул император. — Но мы его упустили. А ведь до него было рукой подать!

    — Да, мы подобрались близко, но он все же улизнул, — проговорил Вольфгарт.

    — Собери людей, — приказал Зигмар. — Скорее всего, этот проход ведет на север от деревни. Если поторопиться, можно организовать погоню.

    Зигмар хотел обойти друга, но Вольфгарт положил руку ему на нагрудный доспех. В пещере было холодно, но древний металл казался теплым на ощупь, а вплетенные в него чары кололи кончики пальцев грозными флюидами.

    — Его уже след простыл, — сказал Вольфгарт. — И ты это понимаешь. Кто знает, куда приведет этот лабиринт? Тебе в самом деле хочется во тьме блуждать в погоне за кем-то, напоминающим Герреона? Пора возвращаться домой, Зигмар.

    — В самом деле? Помнится, именно ты назвал меня глупцом за то, что в прошлый раз я за ним не погнался.

    — Верно, только тогда я был молод и глуп. Теперь я старше. Не скажу, что стал гораздо умнее, но чувствую, когда поиски безнадежны. Друг мой, ты нужен Империи. Год для народа выдался очень непростой, ему необходима направляющая рука императора. С прекращением войны страдания не оканчиваются.

    Казалось, Зигмар готов спорить, но в глазах у него уже потух гневный огонь. Вольфгарт испытывал неловкость оттого, что приходится говорить другу такие очевидные вещи, но, кроме него, взять на себя эту обязанность было некому. Больше некому.

    — Пендраг лучше меня справлялся с этим, — признал Вольфгарт, вновь ощущая горечь утраты. — Но его нет с нами, придется тебе довольствоваться моими советами. Как я тогда сказал тебе в Брокенвалше, тебе от меня никуда не деться.

    — Верно, Пендраг был самым мудрым из нас, согласился Зигмар, оборачиваясь и через плечо вглядываясь во тьму туннеля.

    Увидев, что друг признал справедливость его слов, Вольфгарт чуть расслабил плечи.

    — Мы нужны Империи, — повторил Вольфгарт. — Но главное — ей нужен ты..

    — Ты мудрее, чем сам думаешь, сказал другу Зигмар. — И это начинает меня беспокоить.

    — Не волнуйся, я… ~ усмехнулся Вольфгарт. — Я живу среди женщин, которые вечно заявляют, что во сто крат умнее меня.

    — Пора. вернуть им тебя, — признал Зигмар, — Должно быть, они соскучились.

    — Согласен, — широко осклабился Вольфгарт; — Так и сделаем.

    Они стояли под прикрытием скал на неприметном уступе. За спиной средь камней петляла дорога, ведущая вниз, в глубь холодных северных земель. За утесами расстилалась смесь тундры, шельфового ледника и продуваемых всеми ветрами бесплодных земель. У горизонта грань меж небом и землей была почти неразличима.

    Азазель знал, что за горизонтом мир делается совершенно нездешним, тамошние края уже не подчиняются законам природы и человека. Там господствует переменчивое царство хаоса и кошмара, сотворенное злобными божествами.

    Азазель усмехнулся, зная, что так и есть. Он чувствовал, как из царства богов веяло дыханием северных сил, отягощенных древним злом, возраст которого — вечность. Вместе с Каром Одаценом они забирались далеко в эту проклятую пустошь и бродили тропами, известными лишь безумцам да еще тем, чьи легкие способны дышать одним с великими богами Севера воздухом.

    Там они оба изменились. Азазель не многое помнил о том путешествии. В его памяти сохранилась лишь колоссальная гробница древнего воина и поединок с охранявшими ее стражами. Произошедшие с ним после скитаний по Северу перемены были выше его понимания. Тело его сделалось нечеловечески быстрым и сильным, чувства сверхъестественно обострились.

    И теперь эти чувства говорили, что в северных пустошах ему предстоит побывать вновь.

    Но молчали по поводу того, суждено ли ему оттуда вернуться,

    Вместе с мальчиком они пробрались скальными туннелями и наконец вышли наружу высоко на склоне утеса. Они притаились в укромном местечке над устремленными ввысь белыми скалами, отмечавшими границу ледового царства, и смотрели, как черный дым горящей деревни скорбным саваном покрывает бухту. Там жили сто тридцать четыре человека, в основном женщины, дети и старики, и пятьдесят мужчин, способных сражаться и держать меч. Все они ныне были мертвы, убиты тем, кого он когда-то называл другом.

    Азазель не знал лично ни одного из жителей деревни и не скорбел о погибших. Убили всех, кроме этого мальчика. Ведь это что-то значит, не так ли?

    Азазель взглянул на юнца. Он был хорошо сложен и силен для своего возраста, копна светлых волос казалась почти белой. На лице выделялись типичные для норсов высокие скулы, и было ясно, что он вырастет в замечательно красивого молодого человека.

    Теперь, когда опасности больше не было, тело мальчика сотрясалось от рыданий, слезы проложили дорожки на его перепачканном лице. Во встрече с мальчиком Азазель чувствовал длань судьбы. Кар Одацен сказал бы, что их свели боги, но, когда Азазель видел его в последний раз, шаман говорил так, будто бредил.

    Возможно, здесь в самом деле проявилась воля богов, только кто знает наверняка? Все что угодно можно так истолковать, но пытаться угадать их умыслы бесполезно. Следовало доверять чутью, а оно говорило ему, что этот мальчик совершенно исключительный, хотя чем именно, Азазель не имел представления.

    Он вновь взглянул на юг и увидел, как алые паруса кораблей разбойников из Империи движутся по направлению к открытому морю и уже прошли то место, где затонул корабль-волк властелина Этульфа. Суда миновали мыс и вместо того, чтобы повернуть и пойти вдоль берега в поисках следующей деревни, которую можно сровнять с землей, продолжали идти вперед, нацелив заостренные носы прямо на юг.

    — Они плывут домой? — спросил мальчик.

    Азазель кивнул:

    — Похоже, что да.

    — Хорошо, — всхлипнул он.

    Азазель отвесил ему такую затрещину, что мальчик свалился е ног. Тут же он вскочил, горе уступило место злости. Потянувшись к поясу, на котором не было меча, он бросился на обидчика.

    — Я убью тебя! — крикнул он.

    Азазель уклонился от его кулаков и оттолкнул мальчика, который вновь полетел на землю. Не успел юнец вскочить, как на грудь ему надавила обутая в башмак нога.

    — Гнев тебе не товарищ, мальчик, — произнес Азазель. — Учись контролировать эмоции, или я скину тебя с этого вот утеса. Слушай, что я говорю, и постарайся понять хорошенько. Из всего племени уцелел ты один. Если кому-нибудь придет в голову тебя приютить, то только в качестве раба. В этой земле ты пропадешь, если не научишься пользоваться разумом. Мы отправляемся на север, и ты должен выполнять все, что я говорю, иначе нас обоих ждет смерть. Я научу тебя выживать, но, если ты хоть раз ослушаешься меня, я тебя убью. Понял?

    Мальчик кивнул. Горе и гнев испарились, уступив место затаившемуся негодованию.

    Вот и славно. Начало положено.

    Азазель протянул ему руку и помог подняться на ноги. На щеке, куда пришелся удар, багровело пятно.

    — Я преподал тебе первый урок, — сказал Азазель. — Тебе многому предстоит научиться, но больно больше не будет.

    Неприязненно глядя на него, мальчик потирал щеку и держался очень прямо.

    — Взгляни вон туда, — показал Азазель на океан. — Что ты видишь?

    — Корабли разбойников.

    — Да. Они плывут домой, в землю, где все тебя ненавидят.

    — Они вернутся?

    — Сомневаюсь. Южане плохо переносят здешние холода. Таких холодных зим, как у нас, даже у удозов не бывает.

    Насмешка скривила губы мальчика, и он заметил:

    — Ты говоришь «у нас», словно ты норс.

    — Я настолько сроднился с этой землей, что тебе такого даже не снилось, — ответил ему Азазель и быстрым шагом пошел по ведущей вдоль скал дороге.

    Так начался первый день их пути, и кто знает, сколько времени он продлится.

    Мальчик поспешал за ним, поглядывая туда, где над руинами его дома поднимался дым.

    — Мы когда-нибудь вернемся сюда? — спросил он.

    — О да, — пообещал Азазель. — Однажды вернемся. Это я тебе обещаю. Пройдет много лет, но мы вернемся и отомстим за все.

    — Хорошо, — кивнул мальчик.

    Он крепко стиснул зубы, его голубые глаза были словно неживые.

    Азазелю что-то пришло в голову, он даже остановился.

    — Как тебя зовут? — спросил он. — Они как тебя звали?

    Мальчик расправил плечи и ответил:

    — Имя мне Моркар.

    ГЛАВА ВТОРАЯ

    Юнцы и старцы

    Эофорт пытался держать себя в руках, только это было очень нелегко ввиду совершеннейшей тупоголовости ученика. Теон ничего не желал слушать и, явно провоцируя, вызывающе смотрел на наставника. Эофорт присел на край стола, изготовленного самим Холтвином, и сложил на груди руки.

    — Спрашиваю тебя еще раз, Теон, — повторил он, показывая на написанный мелом на грифельной доске пример. — Если умножить первое число на второе, что мы получим?

    Теон бросил взгляд на своего лучшего друга и товарища по всем безобразиям по имени Горсет, моргнул и сказал:

    — Вот ведь напасть! Вздор все это. Если кто-то умеет сражаться мечом так же хорошо, как и я, то зачем ему дурацкие числа?

    Горсет засмеялся, а остальные нервно хихикнули.

    — Хватит! — рявкнул Эофорт, доставая из-за стола розги.

    — Ну-ну, давай, — продолжал дерзить учителю Теон. — Только попробуй. Мой отец тебя убьет, хоть ты и старик.

    Несмотря на свойственное ему бахвальство, Теон пользовался успехом среди сверстников. Обладая могучим для своего возраста телосложением и привлекательными чертами лица, за пределами стен класса он всегда бывал весел и прост. Скоро ему сравняется пятнадцать, и он поедет на свою первую войну. Он был сыном Орвина, одного из военных командиров Альвгейра, и не видел нужды торчать в классе, когда его ждали столь увлекательные занятия, как сражения и преследования девиц.

    Эофорт встал и, прихрамывая, поковылял к парте Теона. Розга рассекла воздух со звуком, напоминающим свист косы.

    — Ты ежедневно мне дерзишь, господин Теон, — проговорил Эофорт. — Каждый день ты испытываешь мое терпение, хотя я был советником короля Бьёрна еще в те скорбные времена, когда все вокруг пытались уничтожить унберогенов. Я был рядом с ним, когда черузены и талеутены разоряли наши земли. Я выступал посредником при заключении мирного договора с этими племенами, которые стали нашими первыми союзниками, и говорил с королями и королевами всех великих племен. Все это сделал я, и ты считаешь себя вправе мне угрожать? Ты просто глупый юнец с такой же пустой башкой, как у зеленокожего, и с замашками лесного зверочеловека.

    Теон нахмурился, ибо не привык, чтобы с ним так разговаривали. Ему стало не по себе. Эофорт остановился у парты мальчика. Кончиком розги указал на арифметический пример, записанный у того на грифельной доске, и повторил:

    — Я еще раз спрашиваю тебя: каков будет ответ?

    Теон вызывающе смерил наставника взглядом, плюнул на доску и растер рукавом, размазав написанные мелом цифры.

    — Будь ты проклят, старик! Плевать мне на твои цифры и буквы!

    — Ответ неверный. — С этими словами Эофорт хлестнул Теона розгой по пальцам.

    Юнец взвыл от боли и отдернул руку. В уголках глаз сверкнули слезы, и Эофорту захотелось, чтобы они пролились, потому что позор и смирение пойдут парню на пользу. Лицо мальчишки гневно зарделось, он вскочил, прижимая руку к груди.

    — Отец узнает об этом, — бросил он и двинулся по направлению к дверям.

    — Непременно узнает, заверил парня Эофорт. — Я обязательно ему обо всем расскажу, и он задаст тебе основательную порку и научит уважать старших. Твоему отцу ведомо, сколь важна дисциплина, и если бы он посмотрел на твое поведение, то поколотил бы так, что места живого не осталось.

    Хорошо, если так. Как и его отпрыск, Орвин был весьма нахальным и скорым на гнев, тем не менее он был хорошим воином и на протяжении десяти лет сражался в числе рыцарей Альвгейра. Эофорт его недолюбливал, но знал, что Орвин чтит надлежащий порядок. Его сыну не мешало бы перенять это качество у отца.

    Теон остановился, и Эофорт знал, что внутри него происходит борьба: ему предстояло либо выполнить требование Эофорта, либо нарваться на побои отца. Парень вернулся на свое место, но глядел на учителя по-прежнему свирепо.

    — Вот и славно, — сказал Эофорт и двинулся по проходу между столами учеников.

    В классе деревянной школы на южном берегу Рейка собралась дюжина мальчиков и девочек. Всего в школе постигали науку счета и письма сто юных унберогенов. Их учительниц некогда выучил сам Эофорт. В школе преподавали женщины, поскольку молодежь бунтовала против учителей-мужчин и лучше подчинялась почтенным пожилым матронам, избранным Эофортом.

    — Знаю, о чем вы думаете, — произнес наставник. — Вы считаете, что попусту тратите здесь время и вам гораздо важнее практиковаться на поле Мечей и обучаться ратному ремеслу. Несомненно, умение сражаться важно и необходимо каждому унберогену. Теперь задумайтесь: как, не зная чисел, вы сможете правильно рассчитать количество мяса, которое нужно взять, отправляясь на войну? Сколько зерна и фуража понадобится коням и тяжеловозам, которые повезут фургоны с провизией? Сколько понадобится мечей? Сколько стрел? И какую часть из отпущенных на военную кампанию средств нужно выплатить солдатам?

    Эофорт вышагивал по проходу между нартами и даже позабыл о хромоте, так-увлекла его затронутая тема.

    — А ваши приказы? Как, не зная букв, вы прочтете карту и расположите войска? Как поймете названия городов, куда; вам прикажут идти командиры? Как решите, далеко ли вам предстоит продвигаться вперед, где устроить привал? Как, не умея писать, вы пошлете известие товарищам?

    Он остановился: у стола Теона и достал из кармана своей серой хламидыг кусок, мела. И заново написал пример на грифельной доске.

    — Попробуй еще раз, — предложил он.

    Урок тянулся еще двадцать полных уныния минут: дети никак не могли понять примеры, которые не могли сосчитать по пальцам. Эофорт сжал переносицу пальцами и глубоко вздохнул. Все кажется настолько просто, когда знаешь, о чем речь, что даже трудно припомнить, как это было, когда ты этого не знал.

    Когда он писал мелом на доске пример попроще, один из сидящих у окна мальчиков взволнованно вскрикнул. Из-за школьных стен донеслись бряцание металла и ржание лошадей.

    — Смотрите! — крикнула девочка с золотистыми волосами и изящными чертами лица, показывая за окно От волнения она подпрыгивала на табурете и хлопала в ладоши.

    — Эрлин! — одернул девочку Эофорт. — Не отвлекайся, пожалуйста.

    — Прошу прощения! — извинилась Эрлин. — Но вы только посмотрите!

    Все ученики бросились к окнам и возбужденно загомонили: юноши разразились радостными воплями, девочка зарделись и зашептались. Эофорт тоже устремил взгляд в окно и понял, что сегодня занятий больше не будет.

    Отчасти он возмутился, хотя не мог отрицать, что и его сердце унберогена взволновалось при виде столь грозной военной мощи родного племени.

    По главной улице города ехали пятьдесят всадников в тяжелых кольчугах и поблескивавших железных нагрудниках. Держа в руках копья и ало-белые щиты с изображением молота Зигмара, они сидели в седлах со стременами в стиле талеутенов. На каждом наконечнике копья болталось по подгнившей голове зеленокожего. В вышине над отрядом парило славное знамя из белого шелка с изображением черного креста и черепа, и Эофорт улыбнулся, увидев во главе отряда воина в бронзовых доспехах.

    Альвгейр, Великий рыцарь Империи.


    Через полог леса тонкими полосами проникал солнечный свет, но большая часть безмолвного пространства тонула в тенях. Направляясь к заброшенной дороге, ведущей с юга от самых Серых гор до Рейкдорфа, между деревьев скользил Кутвин. Теперь едва ли кто хаживал этим путем. Десять лет назад зеленокожие разорили деревни у подножия гор, и ныне развалины поглотили глухие дебри.

    Но сейчас на этой дороге находится кто-то, кто попал в беду.

    Кутвин продвигался вперед, держа наготове стрелу и могучий лук — великолепное оружие из тиса и ясеня, инкрустированного лакированными длинными узкими полосами рябины. Жрец Таала благословил этот лук, который никогда не подводил Кутвина и спасал ему жизнь столько раз, что он даже сбился со счета. Тетиву он не натягивал, ведь на это уйдет лишь миг. От дороги доносились звуки боя, лязг железного оружия и вопли раненых. Обычно Кутвин не обратил бы на такой шум никакого внимания, ведь живущие в чаще леса чудовища любили сражаться друг с другом ничуть не меньше, чем с людьми.

    Он уже собирался продолжить путь к Рейкдорфу, когда громыхнул сильный взрыв. Птицы сорвались с верхушек деревьев, а Кутвин скорей натянул на лук тетиву. Вновь прокатился по лесу грохот. Кутвину уже доводилось слышать этот звук — громовые стрелы гномов. На перевале Черного Огня он видел, как горный народ обращается с этим смертоносным оружием. Он решил выяснить, что стряслось, и поспешил на звуки сражения.

    Одежда Кутвина состояла из практичной кожи и меха зеленовато-бурого цвета, он скользил, словно призрак, двигался от одной тени к другой, тщательно следя за тем, куда ставит Hoiy. Палая листва бесшумно вдавливалась в темную землю, а веточки он отодвигал сапогом из оленьей кожи. На поясе в кожаных ножнах висел д линный охотничий нож, а дорожную сумку он загодя подвесил к высокой ветке ярдах в ста позади. Длинные, зачесанные за уши волосы придерживал кожаный ремешок. Кутвин вглядывался в окружавший его со всех сторон лес, зная, что непременно заметит малейшее движение справа или слева.

    Слышались лязг мечей, вопли раненых и раскаты громовых луков. Ветер доносил запах дыма и горячего металла — жарким днем похоже пахло в кузне Гованнона. Кроме того, воняло тухлятиной и нечистой плотью.

    Этот запах Кутвин знал. И помнил с тех пор, как во время разведки в канун сражения на перевале Черного Огня они со Свейном наткнулись в горах на отряд мерзких тварей. Всего лишь в нескольких днях пути от своих, почти у границ Империи.

    Зеленокожие.

    Слышались злобные визгливые голоса, пронзительные боевые кличи и жуткий волчий рык. Этой какофонии вторили грохочущие голоса, словно идущие из глубочайших недр земли.

    Прижимаясь спиной к стволам деревьев, Кутвин пробирался по лесу и всякий раз при перемене ветра менял направление движения.

    Он всегда путешествовал в одиночестве, хотя неспокойны леса Империи, в их тенистой, чаще человека подстерегают всевозможные беды. Кутвин знал обо всех опасностях, но воспринимал их как допустимый риск и верил в свои силы и навыки. Всего милее его сердцу было бродить одному средь диких-лесов. С помощью сноровки, ловкости и своего верного лука он мог прожить в дебрях сколько угодно времени и только там чувствовал себя вольготно.

    Звуки боя сделались громче. Кутвин вжался в толстый ствол лиственницы и осторожно выглянул из-за него, чтобы понять, что там творится внизу, на просеке.

    Там проходила дорога — некогда изрытая колеями, а ныне заброшенная и заросшая высокой травой и можжевельником. Вокруг четырех фургонов, выстроившихся широким кругом средь дороги, лежали тела убитых. Из-за прикрытия телег с нападавшими сражались шестеро гномов в длинных кольчугах, вооруженных странным подобием молота и топора с короткой рукоятью. Мулы были мертвы. Гномов окружила дюжина мерзких поджарых тварей с бледно-зеленой кожей в грязных лохмотьях.

    Гоблины. Хитрые маленькие твари, они были меньше и слабее орков и всегда вероломно нападали из засады. В открытом бою человек или гном непременно победил бы гоблина, только подлые злодеи никогда не сражались честно. Половина гнусного отряда была вооружена небольшими луками, остальные размахивали изогнутыми клинками, ржавыми и зазубренными. Они скакали верхом на кровожадно завывающих волках, тощих и всклокоченных, с чьих клыкастых морд капала слюна.

    Два гнома засыпали мелкий черный порох в стволы громовых луков, остальные рубили гоблинов, осмелившихся к ним сунуться. При теперешнем расположении сил противников гоблины явно одолели бы гномов, но Кутвин собирался помочь им, как некогда сделал Зигмар.

    Он натянул тетиву и прицелился в гоблина в шапчонке из ярко-красной кожи.


    Эофорт, расстроенный неудачным учебным днем, распустил учеников, ибо сегодня они все равно заниматься больше не смогут. Он припомнил волнение, охватившее его, когда давным-давно увидел двух королевичей, Бьёрна и Беронгундана, проезжавших через их деревню вслед за отцом, Дрегором Рыжая Грива. Ехавший во главе отряда унберогенских всадников король, облаченный в отполированные бронзовые доспехи, верхом на крупном пегом жеребце, выглядел величественно. Плащ из медвежьей шкуры ниспадал с закованных в доспехи плеч наподобие снежной мантии, пламенели его огненно-рыжие волосы.

    И вот могучий король Дрегор остановился прямо перед ним.

    — Тебя зовут Эофорт? — спросил король.

    — Да, мой господин, — отвечал он, удивляясь, что властелину известно его имя.

    — И это твоя деревня?

    — Да, я староста Ингавона.

    — Я слышал о тебе, Эофорт из Ингавона. Старосты других деревень говорят, что тебе войны не по вкусу. Это правда?

    — Верно то, что я убийств не люблю, хотя знаю, что это порой неизбежно. Именно поэтому я обучил наших мужчин вести бой и разделил их на четыре отряда. Также я дал указание плотникам обнести дома и амбары высоким частоколом. Да, я не сражаюсь мечом, но все же знаю, как выжить в этом мире.

    — Поделом тебя называют хитрым лисом, — заметил король, разглядывая укрепленную деревню на вершине холма и окружающие ее прочные стены. — Ты не размахиваешь мечом, но вместо оружия используешь ум.

    Король вздохнул, и Эофорт подивился притаившейся в его взгляде ужасной усталости. Властелин наклонился к нему и так понизил голос, чтобы его слова услышал один только Эофорт:

    — В мире происходят перемены, но мать-ведьма из болот Брокенвалша говорит, что я не проживу столько, чтобы измениться вместе с ним. Это предстоит тем, кто грядет после меня. Мне нужны такие мужи, как ты, которые знают, что не все битвы можно выиграть с помощью клинков, и что когда-нибудь мирные люди будут важны не менее воинов.

    — Я бы сказал, что этот день уже настал, — отвечал Эофорт.

    Дрегор захохотал сочным, добродушным смехом, который поднимал дух всякого, кто слышал его.

    — Для мудреца ты слишком наивен, Эофорт, но мне нравится твой оптимизм.

    — Чем я могу тебе услужить, мой господин?

    — Желаю, чтобы ты пришел в Рейкдорф, — повелел король тоном, не терпящим возражений. — Мои сыновья — славные парни, только все в отца и слишком упрямы; вечно рвутся в бой и не задумываются о том, что конфликт можно разрешить другим способом. Когда Беронгундан станет королем, ему понадобится мудрый советник. Я хочу, чтобы им стал ты.

    — Я польщен, мой господин, — проговорил Эофорт, который на самом деле был весьма озадачен.

    — Значит, ты выполнишь мою просьбу?

    — Конечно. Это большая честь для меня.

    Так начались для Эофорта долгие годы службы унберогенским королям. С каждым годом племя становилось все сильнее и могущественнее. Бьёрн с готовностью принимал советы Эофорта, но воинственный Беронгундан так стремился быть похожим на отца, что слушал лишь себя самого. Гордый, бесшабашный и преисполненный самомнения, Беронгундан погиб севернее горы Фаушлаг. Его разорвали на части крылатые монстры, обитающие на самых высоких горных утесах. Годом позже, когда дюжина посланных зеленокожими стрел пронзила ему грудь, король Дрегор последовал за старшим сыном в глубь холма Воинов. Корона перешла к Бьёрну.

    В период правления Бьёрна мощь и влияние племени неуклонно возрастали, с соседними племенами унберогены заключали клятвы меча и торговые отношения. К Рейкдорфу стекались золото и товары со всей земли, и, по мере того как распространялась слава о даре предвидения правителя Бьёрна, встретиться с прозорливым властелином приезжали многие короли.

    Бьёрн почитал Эофорта за мудрость. После его гибели во время войны с норсами корона отца перешла к Зигмару. Новый король также прислушивался к советам Эофорта. Теперь Зигмар стал императором. Эофорт знал, что его жизненный путь подходит к концу, Зигмар оказался величайшим королем всех времен: под своей властью сумел объединить все племена людей и выковал Империю, которой теперь твердо руководил.

    В Зигмаре сочетались острый ум отца и буйный темперамент деда, он стал достойным властелином Империи: воинственным во время войны, дипломатичным и убедительным при решении разногласий. Но, конечно, даже он нуждался в поддержке Эофорта, который помогал ему и направлял его.

    К счастью, Зигмар извлек полезный урок из истории с Кругаром, Алойзисом и короной Мората и понимал теперь, что нет безгрешных людей, ведь только богам свойственно совершенство. С тех пор Эофорт тихонько удалился на задний план и довольствовался ролью наставника следующего поколения унберогенов.

    Старик вздохнул, мысленно возвращаясь к стычке с Теоном. Юнец был груб и самонадеян, но все-таки Эофорту не следовало его бить. Ударив мальчика, он проиграл.

    — Хоть я не воин, но я унбероген, — пробормотал он, улыбаясь тому, что у него снова улучшилось настроение, стоило только признать, что происхождение накладывает неизгладимый отпечаток даже на очень культурного и образованного человека. Собирая со стола книги и писчие принадлежности, он провел скрюченным пальцем по украшавшей край столешницы резьбе.

    Мастер Холтвин слыл искусным умельцем. В Большой палате было много мебели, созданной его руками. Он делал удивительные вещи, которые пользовались спросом у многих правителей, например у графа Отвина и графа Адельхарда. У властелина ютонов Мария было несколько предметов мебели работы знаменитого мастера, в том числе кровать, каркас которой украшала прекрасная резьба, запечатлевшая подвиги графа во время сражения за гору Фаушлаг.

    Эофорт вышел из класса и шагнул в напоенный теплым весенним солнцем мир. В этом году весна пришла рано, и фермы вокруг Рейкдорфа уже вовсю готовились к севу. Даже в сердце города вкусно пахло только что вспаханной землей, и этот запах напомнил Эофорту о том, что Империя сильна благодаря не только мечам, но и мирному труду землепашцев.

    Он шел по улице среди потока юношей и девушек, которые, разинув рты, таращились на верховых рыцарей. Вот Теон, с отцом разговаривает. Интересно, расскажет ли он о наказании, полученном в классе. Вряд ли, решил Эофорт, ибо знал: отец и сын не были близки. Орвин широкоплечий, могучий, с копной темных волос — типичный унбероген. Самоуверенность воина граничила с высокомерием, но, в отличие от сына, отец заслужил право расхаживать с важным видом.

    Эофорт заметил Альвгейра, который ехал навстречу по мощеной улице, и помахал ему.

    — С возвращением, Великий рыцарь Империи! — приветствовал он друга. — Я так понимаю, что поход удался? Вы победили орков?

    Альвгейр поднял забрало шлема и нахмурился, услышав из уст Эофорта столь официальный титул. Именовали его по-разному, и «Великий рыцарь Империи» был самым последним из дарованных ему титулов. Еще его величали маршалом Рейка, но для Эофорта он всегда останется просто другом.

    — Именно так, Верховный ученый Империи, — отплатил другу той же монетой Альвгейр. — Мы настигли их у Астофена и заманили в ловушку у реки.

    — У Астофена? — Эофорт пошел рядом с Альвгейром, который подъехал к поилке, чтобы конь утолил жажду. — Странно, что зеленокожие вечно появляются именно у Астофена. Интересно, почему их привлекает именно этот город?

    — Какая разница? Они приходит туда. Мы их убиваем.

    — На следующий год снова придется ехать и убивать.

    Альвгейр кивнул, посмотрел в направлении Большой палаты с развевающимся над ней флагом в северной части города и спросил;

    — Есть новости от императора?

    Уже прошло девять месяцев с тех пор» как Зигмар отправился на Север. Из города Ютонсрик он отплыл на судах флота графа Мария и повел воинов Империи за стылые моря, в земли, которые многие уже называли Норской. Теперь норсы узнают, каково нападать на его царство.

    — А как же, — сказал Эофорт. — С Фаушлага Редван послал весть о том, что корабли Зигмара пристали к берегу в землях удозов, в местечке под названием Хаугрвик.

    — Думаешь, они его нашли?

    — Герреона? Сомневаюсь, — покачал головой Эофорт. — Мы бы услышали.

    Альвгейр кивнул, ибо предполагал, каков будет ответ на его вопрос.

    — Когда же Зигмар вернется в Рейкдорф?

    — Наверное, скоро. Раз они закончили заморскую войну, значит, уже возвращаются домой.

    — Хорошо, — кивнул Альвгейр. — Пора бы ему приехать. Какая же Империя без императора!

    Альвгейр был прав. После великой победы над норсами князья вернулись в свои земли для того, чтобы перегруппироваться и укрепиться, но Зигмар не поехал в Рейкдорф, а собрал воинов и пошел войной на норсов. Теперь изгнанные племена северян не будут чувствовать себя в безопасности средь мерзлых земель, безнаказанно скрываясь за стылыми водами океана. Но без императора люди племени унберогенов стали беспокойны, попрятались за высокими стенами, ощетинились копьями. Теперь многие торговцы предпочитали наведаться на побережье, в Марбург или Ютонсрик, или шли на восток, в город Трех Холмов, или же на юг, в Сигурдхейм.

    Унберогены очень ждали возвращения императора.

    Конь опустил голову к воде. За рыцарскими лошадьми прибежали оруженосцы, и Альвгейр похлопал своего скакуна по крутому боку. Разведением боевых скакунов занимался Вольфгарт, которому удалось вывести широкогрудых могучих коней. Им важна была не скорость и высота, а сила и мускулатура, поэтому лошади рыцарей были коренастыми, драчливыми и приученными к сражениям. Их бока защищали железные пластины, которые крепились к упряжи из вареной кожи, шею и голову оберегали от вражеских клинков сочлененные полосы железа и кольчуги.

    — Может, зеленокожие снова и снова атакуют Астофен из-за исторического значения города? — предположил Эофорт, возвращаясь к прежней теме.

    — Какая разница, из-за чего они его атакуют, — заметил Альвгейр.

    — Если бы мы знали причину, то, возможно, могли бы что-то с этим поделать, — проговорил Эофорт, а тем временем оруженосец Альвгейра увел коня, чтобы снять доспехи, обтереть, накормить и напоить. Забота о хорошем боевом коне — занятие непростое и кропотливое.

    Альвгейр опустился на придорожную каменную скамью, и тут Эофорт заметил, как устал его друг. Дорога из Астофена была долгой. Хотя ныне в Империи стало гораздо безопаснее, чем во времена Бьёрна, подолгу находиться среди диких мест вдали от островков цивилизации было непросто. В лесной чаще приходилось опасаться не только орков.

    — Ну, хорошо, я доставлю тебе удовольствие, ученый, и поговорю на эту тему. Только вот что им там, в Астофене, делать? — сказал Альвгейр, запрокидывая голову назад и подставляя разгоряченную кожу ветерку. — Орки — дикари, которыми движет лишь жажда крови, И никакая сила в мире этого не изменит.

    — Может, ты прав, — проговорил Эофорт, присаживаясь рядом с ним. — Только это соображение нагоняет тоску.

    — Какое именно? То, что я прав, или же то, что орки никогда не изменятся?

    Эофорт улыбнулся:

    — Друг мой, я имел в виду орков. Скажи, стоит ли еще выстроенный гномами мост южнее Астофена?

    — Да, — кивнул Альвгейр. — А еще на северном берегу воздвигли святилище.

    — Правда? И какому же богу оно посвящено? — Не богу. Зигмару.

    — Зигмару? — хмыкнул Эофорт. — Как мило. Остается уповать на то, что этот храм не очень велик и боги его не заметят и не обидятся.

    — Само собой, — согласился Альвгейр, снимая шлем и стягивая койф.

    Шлем он поставил рядом на скамью и провел рукой по мокрым от пота волосам. Эофорт обратил внимание на то, что на макушке шевелюра маршала поредела и поседела пуще прежнего.

    Альвгейр заметил взгляд друга и проговорил:

    — Да, ученый, никто из нас не молодеет.

    Он улыбался, но Эофорт по глазам воина видел, что тот страшится приближения старости. И выдавил улыбку со словами:

    — Верно, друг мой. Даже я начинаю ощущать на себе груз лет.

    Какое-то время они молча сидели и смотрели на юношей, которые роились вокруг рыцарей и предлагали отнести копья, отвести лошадей и отполировать доспехи. Воины с улыбкой отклоняли их услуги. Мальчики шли за ними и размахивали палками, словно мечами, пантомимой изображая, как крушат воображаемых врагов.

    — Как продвигается учеба? — поинтересовался Альвгейр, кивком указывая на стопку книг на коленях у Эофорта.

    — Потихоньку. Ты же видишь, мальчикам интереснее учиться убивать, чем считать и углубляться в поэзию.

    — Нам всегда будут нужны воины, чтобы защищаться, — напомнил Альвгейр.

    — А также поэты, чтобы их вдохновлять. Художники и мастера, которые увековечат их подвиги. Тальманы, которые займутся снаряжением их армий.

    — Молодости не свойственно задумываться об этом, — заметил Альвгейр. — Они жаждут славы, им нет дела до чисел и букв. Не для учения рождены мальчики племени унберогенов. Говорю это не в обиду тебе, ибо стремление к познаниям весьма благородно.

    — Не стоит извиняться, — качнул головой Эофорт, — меня огорчает то, что нам все еще нужны воины. Разве основание Империи не предполагало окончания войн?

    — Даже роза нуждается в шипах, чтобы себя защитить, — заявил Альвгейр.

    — Неужели поэзия? — искоса взглянул на друга Эофорт.

    Альвгейр смутился!

    — Я прочел ту книгу, что ты мне дал. Ну, того поэта-бригунда, который писал саги. Как, бишь, его зовут?..

    — Сигенерт, — напомнил Эофорт. — Я даже не думал, что ты ее прочтешь.

    — Прочел, — отвечал Альвгейр. — Только долго читал.

    — И что ты о ней думаешь?

    Альвгейр пожал плечами и сказал так:

    — Многое вылетело у меня из головы, но слова пришлись мне по душе.

    Эофорт рассмеялся и встал на ноги.

    — Любой поэт именно на это и надеется, — сказал он.

    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    Бегство и бой

    Кутвин выстрелил между вдохом и выдохом, и стрела с гусиным оперением угодила прямо в основание черепа гоблина. Удивленно взвизгнув, зеленокожий кубарем полетел с волчьей спины. Кутвин достал из заплечного колчана следующую стрелу и пронзил ею горло скакавшего на сером звере гоблина. Один из оставшихся без седоков зверей вскочил на телегу, c морды у него капала кровавая слюна.

    Волк бросился на вооруженного громовым луком гнома и опрокинул наземь. Желтые клыки сомкнулись на шее жертвы, и, когда зверь ее перекусил, фонтаном брызнула кровь. Следующая стрела Кутвина поразила глазницу хищника, который с мучительным воем упал рядом с погибшим гномом.

    Гоблины то ли не понимали, что их атакуют с другой стороны, то ли им не было до этого дела. Они пустили целый шквал зазубренных стрел. Большинство засело в древесине фургонов, не причинив никакого вреда, но один гном все-таки упал, сраженный двумя пронзившими грудь стрелами. Скачущие верхом гоблины не преминули воспользоваться случаем, и двое из них приказали волкам запрыгнуть на фургоны.

    Одна стрела Кутни на вонзилась в бок первого вояка, вторая — в заднюю ногу другого. Гномы напали на поверженных наземь зеленокожих и прикончили быстрыми и точными ударами топоров. Прозвучал выстрел громового лука, который выбил из седла еще одного гоблина.

    Кутвин убил еще трех волков и вышиб из седел четырех гоблинов, на этом запас стрел кончился. Тогда он прислонил лук к дереву и достал охотничий нож — клинок в фут длиной, который пролил на своем веку немало вражеской крови. Тем временем погибли еще два гнома: одному стрела вонзилась в шею, другому гоблинский клинок вспорол живот. Вновь заговорил громовой лук, и очередному гоблину снесло полчерепа.

    Кутвин побежал вниз, к дороге, вскочил на спину волку и вонзил нож в бок всаднику-гоблину. Зеленокожий завопил, агонизируя, и Кутвин сбросил его труп на землю. И тут же пырнул окровавленным кинжалом волка в спину. Хищник взвыл и покатился по земле, пытаясь скинуть непрошеного всадника. Кутвин легко соскочил с волчьей спины и, пока противник пытался встать на ноги, перерезал ему горло.

    Но тут на него бросился еще один волк, когтистыми передними лапами полоснул по бедру и опрокинул наземь. Кутвин увернулся от клыков, которые норовили вонзиться ему в горло. Выпростав вперед руку с ножом, он изо всех сил саданул хищника рукоятью в пасть. От удара выкованного в Империи железа желтые клыки зверя щелкнули, зловонная морда запрокинулась назад, и волк зарычал. Один из гномов выскочил на дорогу и побежал к Кутвину на подмогу, но тут какой-то или более удачливый, или вернее прицелившийся гоблин выстрелил, и в шее спасителя качнулась стрела.

    Гном упал на колени, кровь ручьем хлынула на кольчугу. Он рухнул наземь, а гоблин уже целился в Кутвина.

    Громыхнул выстрел громового лука, и последний гоблин свалился со спины волка с пробитым черепом.

    Кутвин вскочил на ноги, а волки, освободившись от шпор и понуканий жестоких седоков, скрылись в лесу. На просеке стало тихо, только тяжко хрипели раненые звери.

    Нога у Кутвина болела, но раны оказались неглубокими. Он перелез через фургоны и осмотрел каждого гнома. Жив оказался только один, тот самый, выстрел которого спас ему жизнь. В груди у него торчала стрела, у нее было грубо сделанное кривое древко и хлипкое оперение из чего-то похожего на вороньи перья.

    Бороду гнома, заплетенную в три толстые косицы, внизу венчали три железных кольца. Почернели обожженные порохом щеки. Он был лыс, от болезненной гримасы густые брови сошлись на переносице. Слюна покраснела от крови, взгляд стал тусклым и несфокусированным.

    — Ты тяжко ранен, — сказал Кутвин. — Может, ты выживешь, если нам удастся добраться до Рейкдорфа.

    В страдальческом замешательстве гном посмотрел на него и что-то пробормотал на своем странном, резко звучащем наречии. Кутвин ничего не понял и покачал головой со словами:

    — Не знаю, что ты хочешь сказать. А ты меня понимаешь?

    Гном медленно кивнул, задумчиво и отстраненно.

    — Мои товарищи? — спросил он.

    — Все мертвы.

    Гном снова кивнул, и Кутвин даже испугался интенсивности отразившихся на его лице страдания и злости. Он скорбел о гибели друзей, но делал это совсем по-другому, чем люди,

    — Они были родней тебе? — спросил Кутвин, помогая гному сесть.

    — Все гномы приходятся родственниками друг дру rv, — ответил гном таким тоном, словно его умышленно оскорбили.

    — Прости за вопрос, — извинился Кутвин, — Теперь потерпи. Нужно достать стрелу, будет больно.

    Гном взглянул на торчащую стрелу и проговорил:

    — Не говори о боли, человече, просто сделай то, что нужно, прежде чем я умру от старости.

    — Как хочешь. Я сосчитаю до трех и потом…

    Он быстрым рывком выдернул стрелу. Гном взревел от боли и ударил кулаком, норовя заехать Кутвину по голове. Только Кутвин ожидал чего-то подобного и увернулся от удара. Из раны полилась кровь, у гнома закатились глаза от боли, которая, казалось, грозила лишить его сознания.

    — Эй, оставайся со мной, житель гор! — позвал его Кутвин, придерживая гнома в положении сидя. — Ну же, посмотри на меня! Слушай, тебе нельзя терять сознание, иначе ты умрешь. Наверняка поблизости шныряют другие гоблины, и вскоре они прискачут сюда верхом на волках. Если хочешь вновь оказаться в горах, нужно встать и идти со мной!

    Гном схватился за край фургона. Казалось, лишь гнев придает ему сил. От плащей мертвых гномов Кутвин отрезал полосы ткани для повязок. Гном наблюдал за его действиями, потом спросил:

    — Как тебя зовут, человече?

    — Я Кутвин, унбероген.

    — Племя Молотодержца… — проговорил гном. От потери крови и усталости речь его даже сделалась более мягкой.

    — Совершенно верно, — подтвердил Кутвин, который теперь старательно перевязывал рану гнома. Конечно, было бы гораздо лучше наложить повязку с заживляющими примочками, только все пузырьки остались в дорожном мешке.

    — А ты кто? Как тебя звать, житель гор?

    — Диплок, — слабым голосом, словно издалека, отозвался гном. — Гриндан Диплок из Жуфбара, инженер цеха мастеров Варн Дража, хранитель…

    Голос гнома смолк. Донесшийся с юга волчий вой подсказал Кутвину, что пора трогаться в путь.

    Поддерживая гнома, он двинулся туда, где оставил у дерева лук, и, пока на их след не напали, понадеялся насколько возможно увеличить расстояние, отделявшее их от гоблинов.

    — Погоди… — пробормотал Диплок. — Нужно взять…

    — У нас нет времени, житель гор, — отрезал Кутвин, волоча на себе раненого гнома в глубь леса.

    Можно было бы не беспокоиться, если бы за ними гнались зеленокожие покрупнее — сильные, но глупые. Но гоблины хитры и очень скоро нападут на их след. Кутвин в одиночку легко бы от них ушел, но когда приходится тащить на себе раненого гнома…

    Задача не из легких.

    — Дай-ка мне щипцы, сынок, — попросил Гованнон, щурясь на оранжевый огонь кузнечного горна.

    Он ловил воздух рукой до тех пор, пока Бизен не вложил ему в ладонь теплый металл. Перед Гованноном ярким пламенем пылал горн. Рев огня и шипение капель воды, падающих с вращающегося колеса, приводящего в движение кузнечные мехи, служили для него слуховыми ориентирами, когда он сунул щипцы в раскаленный горн.

    Гованнон крепко держал железо щипцами, потом достал его и положил на наковальню. Запахло горячим металлом, и по желтовато-оранжевым отблескам он понял, что пришло время ковать. Он почти ничего не видел, но чутье в работе с металлом по-прежнему не подводило его.

    — Самое то, пап, — подал голос Бизен. — Разогрелось на славу.

    — Верно, я понял, — кивнул Гованнон, передал сыну щипцы и нашарил среди рабочего инструмента молот.

    Изогнутая рукоятка из орехового дерева скользнула в руку, и он, примеряясь, приподнял инструмент, а потом обрушил на железную заготовку резким и мощным ударом. Последовало еще несколько ударов, кузнец входил в рабочий ритм, а Бизен поворачивал брусок, который постепенно удлинялся. До того они уже проделали грубую работу и подготовили длинный брусок железа, из которого теперь ковали клинок.

    Он станет мечом Великого рыцаря Империи. Во время отсутствия императора Альвгейр трудился не покладая рук, защищая страну от врагов.

    — Поворачивай-ка еще, — попросил Гованнон, — после каждого удара.

    — Хорошо, пап, — кивнул Бизен. — После каждого, ага, па. Как скажешь.

    Доверяя своим интуиции и опыту, Гованнон прошелся молотком по всей длине железного бруска. Все, что он видел перед собой, — это неясный желтовато-золотой контур, и лишь по скрежету горячего металла по наковальне мастер узнавал о том, что Бизен поворачивает брусок. Кузнец считал удары и таким образом вычислял необходимую длину будущего клинка. Перед тем как коснуться молотом металла, он снял мерки с Альвгейра и на предмет веса и балансировки опробовал любимый меч маршала. Великий рыцарь Империи предпочитал оружие с немного смещенным к концу центром тяжести. Чтобы сражаться таким мечом, требовалась более точная и сильная рука, но зато удар получался более мощным. Руду, из которой ковали меч, привезли из Стенающих холмов, что в землях черузенов, а значит, в ней меньше примесей, и клинок выйдет блестящий и яркий.

    — С виду достаточно длинный? — спросил он сына.

    — Да, пап, в самый раз.

    Гованнон провел по лбу загрубевшей рукой и сморгнул повисшие на ресницах капельки пота. На долю секунды он ясно увидел четкие очертания сына — исполина девятнадцати лет отроду с умом ребенка.

    Закручинился кузнец, чувство вины затопило сердце.

    Именно на перевале Черного Огня все изменилось.

    Гованнон и Бизен сражались в рядах унберогенов и разили зеленокожих мощными ударами молотов. Бились они много часов подряд и уже почти разгромили врагов. До победы было рукой подать, и лишь это давало им силы продолжать бой уже за гранью выносливости.

    Вдруг на их отряд упала тень, повисло отвратительное зловоние, и с фланга вломился тролль со складчатой кожей. Высота его превышала три человеческих роста, в гортанном хриплом реве слышалось слепое стремление убивать. Страшилище размахивало толстым, как ствол дуба, бревном. Одним ударом тролль до смерти зашиб шестерых.

    Многие в ужасе побежали, но Гованнон и Бизен держались непоколебимо. Их молоты казались несоизмеримо малы по сравнению с этой горой мышц. Отец с сыном пользовались большим уважением среди унберогенов, вокруг них сплотились воины, и все вместе они атаковали отвратительное существо. Тролль зловеще ухмыльнулся, обнажив поломанные зубы и наполовину пережеванную плоть в жуткой пасти, но рот он разинул не в предвкушении скорого поступления пищи. По животу чудовища пробежала судорога, и из пасти извергся едкий поток кислотной желчи.

    Гованнон оказался в числе самых удачливых. Он возглавлял атаку и избежал участи быть заживо изъеденным смертоносной кислотой. Желчь тролля брызнула на шлем; только после трехчасового жаркого боя он поднял забрало. Капли вязкой желудочной жижи попали в глаза, и он испытал такую жуткую боль, страшнее которой в мире не бывает. Орвад плеснул ему воду в лицо, но было уже поздно.

    Он помнил, как к отвратительному исполину бросился Бизен. Тролль взмахнул тяжелой дубиной и поверг его наземь, где он и остался лежать с вогнутым, словно битое яйцо, черепом. На этом закончилось сражение отца и сына. Спустя несколько дней Гованнон очнулся в палатке хирургов. От яркого света болели глаза, и теперь он видел лишь смутные очертания предметов.

    Несмотря на быструю помощь побратима Орвада, кислота успела безвозвратно испортить его глаза, и кузнец практически потерял зрение. Орвад погиб в бою, но с помощью одного из посыльных Гованнону удалось разузнать о сыне. Потребовалось целых два дня, чтобы разыскать его среди тысяч раненых. Парень был жив, только часть его светлых мозгов осталась на грязном песке перевала.

    Изъеденные ядом тролля глаза Гованнона не могли плакать. Отец сидел подле сына до тех пор, пока их не разместили по фургонам, чтобы отвезти обратно в Рейкдорф.

    Перевал Черного Огня забрал его зрение и разум сына, но не проходило дня, чтобы кузнец с радостью не вспомнил, что сражался тогда с ордой зеленокожих.

    — Па? — подал голос Бизен. — Пап, что случилось?

    Гованнон стряхнул оцепенение и, прищурившись, взглянул сквозь темную туманную завесу на расплывчатые очертания сына, который держал в щипцах будущий меч. Гованнон покачал головой, сетуя на свое неблагоразумие. Металл остыл, работать с таким уже нельзя, придется нагреть повторно. Что безответственно, поскольку после многих нагревов качество клинка ухуд. шается.

    — Ничего, сынок, — отвечал Гованнон. — Давай-ка разогреем металл, иначе этот меч будет не лучше дубины зеленокожего.

    — Верно, па, — согласился Бизен. — Разогреем, ага, раскалим.

    Железную болванку поместили в огонь.

    Невидящими глазами Гованнон смотрел на кипучий жар и в тысячный раз сожалел о том, что поднял тогда забрало шлема.

    — Эко вышло дело, — пробормотал он; слова его потонули в реве горна.

    Враги догоняли, теперь они совсем близко. Кутвин уходил от погони так быстро, насколько мог, учитывая раненого гнома, который то и дело спотыкался. На Кутвина приходилась большая часть веса Диплока, оттого они шли недостаточно быстро и с трудом сохраняли продвижение в секрете. Их окружала таинственная чаща леса, в которой легко заблудиться, но Кутвин не раз бывал здесь и не мог сбиться с пути.

    Лес был суров — друг тому, кто понимает его жизнь, и смертельный враг тому, кто не уважает его должным образом. Кутвин знал, как находить дорогу в диких дебрях, но гоблины в тенистой чащобе тоже чувствовали себя как дома. С преследователями их разделяла в лучшем случае миля. Ветер доносил подвывание волков, и, хотя Кутвин пытался двигаться под таким углом, чтобы их с гномом запах до них не доносился, это оказалось невозможным. Пытаясь избавиться от погони, он старался идти по твердой и каменистой земле, переходил через неглубокие ручьи и оставлял ложный след. Это отнимало время, но гоблинов со следа не сбило.

    Чтобы дать раненому гному передохнуть, Кутвин периодически останавливался, а заодно ставил капканы. По крайней мере один волк попался — сзади донесся жалобный вой. Но вечно бежать с раненым гномом он не сможет. Кутвин знал, что рано или поздно придется развернуться и биться с врагами. У него не хватило времени на то, чтобы выдернуть стрелы из трупов волков и гоблинов, но в дорожном мешке лежал запасной колчан с дюжиной стрел. Конечно же, воевать с волками и гоблинами в одиночку, вооружившись лишь луком и охотничьим ножом, непросто, поэтому следовало тщательно продумать засаду.

    Сквозь высокий балдахин переплетенных ветвей Кутвин взглянул на небо, пытаясь прикинуть, сколько осталось идти до реки. Вдалеке слышался плеск, прохладный, отчетливый аромат воды смешивался с запахом зелени под пологом леса. Чтобы удрать от зеленокожих, нужно правильно выбрать курс.

    Диплок споткнулся и, едва не упав сам, чуть не повалил на землю Кутвина.

    — Эй, житель rop! — прошипел Кутвин. — Давай-ка шевели ногами!

    — Нужно… вернуться назад… — задыхаясь, выдохнул гном, и Кутвин заметил, что борода у него окрасилась красным.

    — Нет, если тебе хочется жить, — отрезал он.

    Диплок еще что-то пробормотал, только Кутвин не понял что. Они вновь пошли вперед, но не успели одолеть десять ярдов, как гном упал. Кутвин свалился вместе с ним и откатился вбок, чтобы уберечь лук.

    — Будь ты неладен! С тобой одни неприятности, — в сердцах прошептал он.

    Меж деревьями плыл волчий вой. Сперва он раздался с востока, но ответ пришел с запада. Прямо за спиной беглецов тоже догоняли по крайней мере четыре зверя. Кутвин знал, что их хотят окружить и отрезать пути к отступлению.

    Какое расстояние отделяет их от врага? Прислушиваясь к эху, он счел, что не больше полумили. Выругался и, схватив гнома за тунику, взвалил на плечи.

    — Ох, ну и тяжеленный же ты! — сказал он, обращаясь к потерявшему сознание гному.

    Ростом житель гор был намного ниже Кутвина, зато весил не меньше здоровенного мужика. Сгибаясь под тяжестью раненого, Кутвин продолжил путь и пошел на шум реки, надеясь на то, что выйдет из леса как раз там, где нужно.

    Пот застилал Кутвину глаза. Он потерял счет времени и расстоянию, все бежал и бежал. Наконец за деревьями он увидел просвет и услышал грохот низвергающейся вниз воды. Невзирая на полное изнеможение, Кутвин улыбнулся — лес вывел его именно туда, куда надо. Волчий вой сделался громче. Звери знали, что деваться ему некуда, и теперь нагоняли страху.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз