• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. безопасность борь Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт великаны. ВОВ Военная авиация Вооружение России Восточный Газпром. Прибалтика. Геополитика ГМО грядущая война Евразийство Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество информационная безопасность Информационные войны исламизм историософия Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. Малороссия масоны мгновенное перемещение в пространстве Мегалиты международные отношенияufo Металлы и минералы МН -17 многомирие Мозг Народная медицина Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру нло нло (ufo) Новороссия общественное сознание Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. социальная фантастика СССР Старообрядчество США Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС фантастическая литература фашизм физика философия Философия русской иммиграции Холодная война христианство Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток юмор
    Погода
    Православие - первоисточник научного метода?
    • 30 ноябрь 2015 |
    • 15:11 |
    • bereginy |
    • Просмотров: 1 371 |
    • Комментарии: 0
    С эпохой модерна связанно множество стереотипов, при внимательном рассмотрении оказывающимися ложными – например, то что средние века являлись "темными веками" социальной, культурной и экономической деградации человечества. Действительно средние века были временем культурной и экономической отсталости Западной Европы по сравнению с Византией и исламским странами, но более сбалансированный анализ показывает, что это было временем наиболее важных интеллектуальных и морально-этических достижений человечества, без которых были бы невозможны ни научно-технический прогресс, ни социальные преобразования в эпоху модерна. Более того, как будет показано в дальнейшем, множество кризисных и деградационных явлений в новой и новейшей истории человечества связаны с забвением на Западе и даже в России того, что именно Византийская цивилизация является первоисточником поразительных достижений Европейской цивилизации. Более того, как будет показано в дальнейшем именно Православие в лице Императора Юстиниана совершило тот решающий интеллектуальный рывок, позволивший создать научный метод. Особенно важное значение опровержение этих стереотипов и восстановление исторической памяти имеет для России, которая, подобно Византии после четвертого крестового похода, испытывает кризис самоидентификации и подвергается;непрерывным идеологическим атакам Запада, с целью уничтожить её как геополитического оппонента и препятствие на пути к глобальному доминированию. В современной России, которая утратила понимание своей генетической, цивилизационной связи с Христианской Римской Империей – Византией, и уже более 300 лет подвергается мощному враждебному идеологическому воздействию, даже честные патриоты, высшие государственные чиновники и большая часть интеллигенции, вполне искренне считают, что динамичное экономическое развитие, просвещение и научно-технический прогресс органично присущи только Глобальному Западу. Такая Россия не может создать независимые модернизационные структуры, и обречена на вечные, безуспешные попытки догнать лидера и утрату конкурентоспособности со всеми вытекающими из этого последствиями. Идеологическая зависимость от Запада опаснее зависимости технологической, так как изменить это положение простым наращиванием экономической и военной мощи невозможно, что доказывается примером СССР, распавшегося отнюдь не от недостатка военной мощи. Между тем анализ длительных историко-цивилизационных циклов показывает, что исторические тенденции, определившие специфику эпохи модерна, оказались исчерпанными и это предоставляет возможность Христианской цивилизации вообще и России в частности создать концепцию опережающего развития и перехватить историческую инициативу. 
     

     

    НТП: эпоха творчества и опасность квазижречества 
    В данной работе рассматриваются характерные черты философии эпохи модерна, сделавшие возможным научно-технический прогресс, так как кризисные явление в этой области просто очевидны. Действительно, после того как Исаак Ньютон в 1687 году создал естествознание, опубликовав в работе Philosophiae Naturalis Principia Mathematica основы классической механики, наука каждые 50 лет проходила через полное изменение парадигмы развития, а в 20 веке цикл смены научных парадигм сократился до 10 лет. Но после высадки человека на луне в 1969 году научно-технический прогресс замедлился и крупных открытий в фундаментальной науке не было уже почти 40 лет. Для того чтобы убедиться в этом достаточно проанализировать следующие факты: 
    1684-1704 – Открытие дифференциального и интегрального исчисления Ньютоном и Лейбницом. 
    1687 – формулировка Исааком Ньютоном законов классической механики и оптики. 
    1748 – открытие Михаилом Ломоносовым закона сохранения массы. 
    1750 – открытие положительного и отрицательного электрических зарядов и закона сохранения заряда Бенджаменом Франклином.
    1769 – Джеймс Ватт создает универсальную паровую машину двойного действия, начавшую первую индустриальную революцию.
    1800 -1827 - создание электрической батареи Александром Вольта и открытие закона Ома. 
    1812 - Фарадей открывает закон электромагнитной индукции. 
    1824-1860 – Николай Карно и Рудольф Клаузиус формулируют законы классической термодинамики. 
    1865 – Джеймс Максвелл на основе закона Фарадея формулирует уравнения электромагнитного поля, предопределившие создание специальной теории относительности.
    1888 – Никола Тесла формулирует концепцию вращающегося магнитного поля и создает электрический мотор, начавший вторую индустриальную революцию. 
    1900 -1905 - Макс Планк и Альберт Эйнштейн формулируют основы квантовой механики. 
    1905 - Эйнштейн создает специальную теорию относительности (СТО). 
    1915 - Эйнштейн создает общую теорию относительности (ОТО). 
    1922 – Александр Фридман находит нестационарные решения космологических уравнений Эйнштейна (ОТО), что создает основу теории расширяющейся вселенной. 
    1945 – создание первого компьютера на основе архитектуры фон Неймана. 
    1945 - первый атомный взрыв. 
    1953 – открытие вторичной структуры ДНК - двойной спирали. 
    1954 – в Обнинске заработала первая атомная электростанция. 
    1961 – полет Юрия Гагарина - первого человека в космосе. 
    1969 – космический корабль Аполлон 11 с 3 космонавтами высадился на Луну и вернулся на Землю.
    Как уже отмечалось после 1969 года прогресс научного мышления как будто наткнулся на стену и за последние 40 лет не было сделано ни одного принципиально важного научного открытия. При этом не просто снизился темп научно-технического прогресса - изменился его характер. Наиболее характерной чертой научно-технического прогресса после 1969 года является объем инвестиций в развитие цифровых технологий и электронных коммуникаций, превышающий суммарные расходы человечества на развитие науки и в исследования во всех остальные отраслях промышленности вместе взятых с 1684 по1969 год. Между тем, квантовый компьютер остается фантастикой, программа создания термоядерного реактора оказалась свернутой в связи с дешевизной нефти, исследования космического пространства ограничиваются запуском коммуникационных и военных спутников, а исследование третичной структуры ДНК заменено чисто механической расшифровкой генома и исследованиями в области клонирования. Но наиболее показательной с гносеологической точки зрения является недавнее развитие квантовой механики и общей теории относительности.
    Создатели квантовой механики Макс Планк и Альберт Эйнштейн ввели концепцию квантовой природы энергии вообще и света в частности, как базовый, принципиально независимый постулат. Впоследствии квантование поля и материи была получено, как чисто математический результат - дискретный спектр решений линейного уравнения Шредингера, являющихся основой математического аппарата квантовой механики. Несмотря на замечательные результаты применения уравнения Шредингера для описания поведения элементарных частиц, оно наталкивается на непреодолимые внутренние противоречия при попытке применить его как к описанию внутренней структуры этих частиц, так и к объектам сравнимым по размерам с человеком. Это связано с тем, что соответствующие этим объектам уравнения Шредингера принципиально нелинейны и не обладают требуемыми свойствами (дискретным спектром) и, таким образом, квантовая природа поля оказывается потерянной. Вместо того, чтобы вернуться к той формулировке квантовой механики, которая была предложена Планком и Эйнштейном, современная физика пыталась преодолеть эту проблему, используя неопределенность в математическом аппарате, получившую название калибровочной инвариантности. К сожалению такая теория оказывается зависимой от свободных параметров, с помощью которых ее всегда можно «подогнать под эксперимент», что делает невозможным выявление противоречий теории и эксперимента, являющихся источником новых открытий и развития науки. Весьма примечательным фактом, характерным для постмодернизма, является то, что физики по образованию пытаются извлечь физический смысл из математического аппарата, а профессиональные математики, понимая сомнительность этих попыток, пытаются в физических явлениях найти подсказку для решения целого комплекса математических задач, парадоксально получивших название «реальной физики».
    Еще более тяжелое положение сложилось в области применения одного из главных достижений науки в 20 веке - общей теории относительности Эйнштейна (ОТО), которая по своему мировоззренческому значению сравнима только с классической механикой Исаака Ньютона. ОТО практически отрицается современной физикой и тоже неявным образом заменена так называемой теорией калибровочных полей, которая, вопреки главному выводу Эйнштейна об эквивалентности гравитации и геометрии, наполняет математический аппарат ОТО физическим смыслом противоположенным изначальному. Дело в том, что решения уравнений Эйнштейна, как было показано выдающимся российским ученым Александром Фридманом и впоследствии подтверждено Стивеном Хокингом, неизбежно имеют сингулярность в прошлом, означающую что Вселенная, как совокупность материи, энергии и пространства-времени в доступных нашему наблюдению формах, не существовала раннее некоторого момента. Этот вывод теории относительности Эйнштейна совпадает с иудео-христианской концепцией "creatio ex nihilo” - сотворение мира из ничего - и практически отрицает основополагающую аксиому материализма и атеизма - утверждение об изначальном, предвечном существовании материи. Создается впечатление, что ОТО подменяется вышеупомянутой теорией калибровочных полей с единственной целью – опровергнуть этот вывод общей теории относительности и космологической модели Фридмана, несмотря на то что он не только не противоречит известным законам физики, но и позволяет ответить на множество ранее казавшихся неразрешимыми вопросов.
    В области экономики, также происходит кризис развития, связанный с отсутствием достоверного критерия адекватности финансовых инструментов и отрывом от реальности экономических показателей. Достаточно упомянуть рост индекса Доу-Джонса в среднем на 60% в год во время президентства Била Клинтона за счет роста «пирамиды» Интернет индустрии. Эта сверх-доходность виртуального бизнеса, который невозможно объективно оценить, привела к оттоку инвестиций из реального сектора экономики, недофинансированию строительства электростанций, и как результат к неспособности самой богатой страны мира обеспечить бесперебойное электроснабжение на своей территории. Весьма примечательными также являются провал экономических преобразований в большинстве постсоветских республик, проведенный на основе теорий, рекомендующих отмену регуляции рынка как универсальный механизма оздоровления экономики. Несмотря на то что ни одна из заявленных целей реформ не была достигнута (как –то создание института частной собственности и снижение уровня коррупции и т. д.), идеологи этих реформ отказываются признать свою ответственность за этот провал и продолжают приписывать его изначальной порочности народа и «власти» в России.
    Кроме того 9 триллионов долларов государственного долга США и надвигающийся крах созданной Аланом Гринспеном пирамиды «креативных финансовых инструментов» (эта статья была написана в январе 2008 года) с неизбежностью приведут к кризису мировой финансовой системы, связанный с неспособностью доллара выполнять функции мировой резервной валюты. Достаточно сказать, что в экономической теории, подобно квантовой механике, возник термин «реальная экономика», подразумевающий что остальная экономика, по объему инвестиций превышающая «реальный сектор», реальной не является.
    Описать аналогичные процессы в исторической науке не представляется возможным в виду ограниченного размера данной статьи, но, помимо маргинальных теорий Фоменко, в глаза бросается D-day - день высадки США и Великобритании в Нормандии, признанный «мировым сообществом» историческим событием, определившим исход войны с нацистской Германией. Тот факт, что военная машина Германии была сломана в ходе битвы под Курском, а в момент высадки американцев в Нормандии советские войска уже преследовали войска гитлеровцев на территории Польши и Румынии просто игнорируется.
    Таким образом, можно сделать вывод, что кризис в развитии как естественных так и гуманитарных наук связан, прежде всего, с распадом понятия «реальность», как философской категории и утратой критерия истинности научного метода, как такового. Тот факт, что сходный кризис происходит в различных отраслях знания, доказывает, что эти кризисные явления носят не частный, а системный, фундаментальный характер и являются характеристической чертой  постмодернизма как кризисного проявления изначальных, внутренних противоречий эпохи модерна.
    Этот вывод заставляет искать гносеологическую корни кризиса постмодернизма в средних веках. Начиная с Галилея и Ньютона, научный метод познания представлял собой достаточно тонкое и хрупкое  взаимодействие теории и эксперимента. Без изначального теоретического знания-первотолчка постановка эксперимента оказывается невозможной, ввиду огромного количества явлений, в реальности накладывающихся друг на друга, и необходимости выделения из этого множества некоего явления как главного предмета исследования и абстрагирования от остальных, что само по себе является решением на основе знания теоретического. Например, в экспериментах Галилея, обнаружившего, что предметы разного веса ударяются о землю одновременно, таким главным предметом исследования была сила тяжести при абстрагировании от влияния ветра, хотя сопротивление воздуха принималось во внимание как существенное для объяснения таких отклонений как падение пера. С другой стороны отсутствие сравнения выводов теории с экспериментом приводит к отрыву науки от реальности и делает совокупное мнение экспертов и их так называемую «квалификацию» единственным  критерием истинности. Этот процесс достаточно быстро превращает науку в некую квази-религию, а ученых в квази-жрецов этой по сути языческой религии, как правило весьма агрессивно настроенных по отношению к монотеистическим, авраамистким религиям, которые как будет показано собственно и создали гносеологическую основу научного метода познания. 
     
     «Бритва Оккама»  
    В англо-язычных странах широко распространенно мнение,  что родоначальником современного научного метода являются великие философы и схоласты 13 века, монахи францисканцы Вильям из Оккама и Дунс Скотус. Действительно Вильям из Оккама был первым человеком на западе артикулировавшим понятие научной абстракции и положившим начало философии номинализма [1]. Но отсутствие историческиx свидетельств прямого влияния его идей, например, на Исаака Ньютона и большой временной разрыв между работами этих двух великих мыслителей заставляет проанализировать влияние средневековых западно-европейских схоластов на формирование научного метода познания более внимательно – совершенно непонятно почему философским основам научного мышления Вильяма из Оккама и Дунса  Скотуса потребовалось почти 400 лет для того чтобы проявить себя..
    Первое что бросается в глаза это то, что работы Вильяма из Оккама и Дунса Скотуса оказали огромное влияние на формирование специфических черт западно-европейского и особенно англо-саксонского менталитета, хотя влияние его работ на специфически научное мышление Исаака Ньютона представляется незначительным. Более того, работы Вильям из Оккама оказали решающее влияние на все основные философские течения эпохи модерна от Френсиса Бэкона и Пьера-Симона Лапласа до Огюста Конта и Сэра Карла Рэймонда Поппера. В популярной культуре широкое распространение получила концепция так называемой бритвы Оккама, хотя обычно приводимая историками формулировка этой концепции "сущностей не следует умножать без необходимости" (Entia non sunt multiplicanda sine necessitate) в произведениях Оккама не встречается, а сам термин «бритва Оккама» был введен в 19 веке английским математиком Сэром Уильямом Гамильтоном. [2]. В эпоху модерна этот принцип часто употреблялся для обоснования атеизма, а сущностью, в которой отсутствовала необходимость был Бог. Наиболее известным случаем применения этой концепции является ответ великого математика Лапласа на вопрос Наполеона, который, ознакомившись с его теорией образования солнечной системы, сказал, что он не видит в этой теории места для Бога. «У меня не возникло необходимости в этой гипотезе» - ответил Лаплас.
    Сам Уильям из Оккама конечно никогда таких глупостей не высказывал, так же как и приписывание ему создание философии номинализма представляется необоснованным. Более того, подобные концепции противоречит не только его умонастроению, но и элементарной логике и чтобы убедиться в этом достаточно ознакомиться с работами Уильяма из Оккама, которые действительно оказали огромное влияние на последующее развитие западно-европейской философии - "Свод всей логики" (Summa totius logicae) и "Об истолковании" (Perihermenias). В этих работах Уильям из Оккама действительно заложил основы научного мышления, обосновав концепции. научной абстракции и очертил границы естествознания (scientia naturalis) и его заведомую непригодность для каких либо доказательств «Бытия Божия»[3,4]. Особенную актуальность эта тема приобрела в связи с недавним письмом 10 академиков В.В. Путину с требованием остановить «ползучую клерикализацию» образования, в котором они практически повторяют доводы Вильяма из Оккама о том, что теология не является наукой, поскольку основывается на Вере, а не на опыте. Проблема состоит в том, что во первых уважаемые академики выворачивают логику Вильяма из Оккама наизнанку, и используют ограничения естествознания для того, чтобы ограничить теологию, а во вторых, и это особенно важно для темы данной статьи, доводы Вильяма из Оккама жестко привязаны к западно-европейскому менталитету, а в России, культура и менталитет которой сформировались под влиянием Православия, они могут носить деструктивный характер в силу своей неадекватности контексту и применять их следует с большой осторожностью.
    Для того чтобы разобраться в этих проблемах, необходимо рассмотреть исторический контекст, в котором они возникли. Понятие о научной абстракции было разработано Вильямом из Оккама в дискуссии с так называемыми метафизическими реалистами, родоначальником которых был великий схоласт 13 века Фома Аквинский, а наиболее ярким представителем Дунс Скотус. Фома Аквинский, находясь под впечатлением от сочинений Аристотеля, выдающегося представителя иудейского рационализма Рамбама (Маймонида) и арабского философа Аль Газали, в своем фундаментальном труде Сумма Теологии («Summa Theologica») доказывал, что христианское «священное учение» («sacra doctrina») является точнейшей из всех наук, так как ее источником является всезнающий Господь. Он отстаивал необходимость сочетать в этом учении, впоследствии получившего название теология, естественное знание на основе разума со «сверхъестественным знанием» на основе Веры и Откровения. Это проявилось в последовательных попытках синтезировать учение Святых Отцов Церкви с достижениями античной философии, особенно Аристотеля. [2].
    Движущей силой теологических и философских споров того времени была необходимость построения научного знания на основе так называемых универсалий, являющимися очевидными общими характеристиками индивидов, несмотря на то, что любые отдельно взятые характеристиками разных индивидов или даже одного и того же индивида в разные моменты времени различаются. Например, два индивида - Фома Аквинский и Вильям из Оккама различались абсолютно во всем, при этом совершенно очевидно, что оба были людьми и с этой точки зрения понятие «человек» является универсалией. Метафизические реалисты 13-14 веков, наиболее ярким представителем которых был Дунс Скотус, считали, что универсалии это проявление сущностей, хотя и «невидимых», но обладающих объективной, онтологической реальностью, а реальность индивидов является производной от реальности сущностей в результате их «индивидуализации» и наложения друг на друга. Любая теория может оперировать только универсалиями, но перевод на современный философский язык споров средневековых схоластов по поводу применения унверсалий к теологическим вопросам встречает значительные трудности.
    Фома Аквинский, будучи умеренным метафизическим реалистом, отрицал отдельную от индивидов реальность универсалий, но считал, что существуют вне человеческого ума качества индивидуумов, которые соответствуют универсалиям. Естественные науки, согласно Фоме Аквинскому, базируются на чувственном, когнитивном опыте и разуме, а. теология, в отличии от естественных наук, базируется на Откровении (Вере) и разуме, поскольку в рамках католической доктрины чувственное восприятие Бытия Божия невозможно. [4]
    Вильям из Оккама отрицал реальность универсалий вне человеческого ума, и утверждал, что они не существуют ни в Божественном уме, ни в вещах, и характеризуют скорее интенции и способ человеческого мышлении, а не реальные, объективно существующие явления или свойства индивидов. Объективным существованием согласно Вильяму из Оккама обладает только познаваемое с помощью органов чувств частное, а общее существует только как знаки в человеческом уме. Именно универсалии оказались теми сущностями, необходимость существования которых Вильям из Оккама опроверг с помощью изящной системы так называемых подстановок, получившую впоследствии название «бритва Оккама». Открытая атака Вильяма из Оккама на реальность универсалий, несомненно, способствовала осознанию того, что критерием истинности любой теории является сравнение с экспериментом, а не соответствие умозрительным концепциям схоластов. С другой стороны отрицание универсалий делает невозможным построение любой теории и именно это несомненно является гносеологическим источником характерного для эпохи постмодернизма и философии экзистенциализма отрицании возможностей рационального мышления.  Другим, быть может еще более важным вкладом Вильяма из Оккама в формирование научного метода, является приведенное им обоснование невозможности доказать одно и тоже утверждение о Бытии Божьем теологическими методами и методами естественных наук. Он обосновывает это утверждение, используя вполне христианское понимание того, что методы естественных наук применимые только к заведомо ограниченным в пространстве и времени объектам тварного мира, и заведомо неадекватны любым аспектам Бытия Божия. К сожалению, в сочетании с утверждением о невозможности чувственного восприятия Божественных энергий, характерным именно для католической доктрины и являющимся отправной точкой как для Фомы Аквинского, так и для Вильяма из Оккама, вышеописанные рассуждения вполне закономерно привели Вильяма из Оккама к абсурдному для православного менталитета выводу о том, что теология вообще не является наукой.  
     
    Император Юстиниан как создатель научного метода.
    Но для понимания влияния религиозной философии на научно-технический прогресс и специфику его развития в рамках Православной культуры метод, которым Вильям из Оккама доказывает отсутствие реальности универсалий является более важным, чем тот вывод к которому он приходит. Использование «бритвы Оккама» в этом доказательстве носит вспомогательный характер и Вильям из Оккама, исходя из неограниченной свободы Божьей в виде утверждения о том, что Бог ДОЛЖЕН!!! обладать способностью полностью уничтожить некоторого отдельного человека (индивидуума), не уничтожая все человечество (универсалия), приводит это утверждение к противоречию с реальностью универсалий. Действительно, полное уничтожение любого человека, являющегося носителем «человечности» как реальной сущности, неизбежно ведет к уничтожению этой сущности, и как следствие к уничтожению всех людей, являющихся носителями этой сущности. Такая трактовка свободы Божьей и тот факт, что сам метод доказательства не вызвал осуждения католической церкви, показывает, что уже в 13 веке пропасть между основными базовыми понятиями Православия и Католичества (такими как Бог, Добро, Зло, Свобода и т.д.) сделала невозможным диалог между этими кажущимися такими близкими религиями.
    Более того, как было показано выше, тезис о невозможности восприятия нетварного света органами чувств является отправной точкой рассуждений, как Фомы Аквинского, так и Вильяма из Оккама. С точки зрения Православия это утверждение равносильно признанию того, что даже для католических святых Христос остается умозрительной концепцией. В тоже время учение Святителя Григория Паламы о полноте восприятия всеми органами чувств божественных энергий в процессе «обожения» является центральным и основополагающим для Православия. Эта пропасть обозначилась уже в 14 веке в споре величайшего теолога Православия Святителя Григория Паламы и воспитанного на Западе, номинально Православного во время спора, но ставшего впоследствии католическим епископом Варлаамом Калабрийцем. Варлаам Калабриец являвшийся  последователем Вильяма из Оккама и истинным создателем теории номинализма стал впоследствии учителем Петрарки и родоначальником не только умонастроений эпохи Возрождения но и по сути всего проекта «Модерн». Именно эта пропасть сделала взаимный обмен философскими идеями без соответствующего перевода взаимно деструктивным, что и продемонстрировала вся последующая история эпохи модерна. Тем более это важно понимать при исследовании особенностей функционирования научно-технического прогресса в рамках Православной культуры и менталитета, характерного для жителей Восточной Европы, которое проявляется вне зависимости от конкретной религиозной принадлежности деятелей этого прогресса. Это связано с тем, что в рамках Православной культуры  само существование объективных умопостигаемых законов природы и возможность их рационального познания связано на интуитивном, культурно-подсознательном уровне не с материальностью как таковой, а с онтологической реальностью Творца и, как следствие существованием в каких-то аспектах умопостигаемого Божественного Плана творения.
    Таким образом, признавая вклад западноевропейских схоластов в разработку философской базы научно -технического прогресса, все же следует признать, что прямой связи их работ с тем тончайшем,  диалектическим единством теории и эксперимента, составляющим основу научного метода вообще и открытий Ньютона в частности нет. Скорее философия Вильяма из Оккама подобно семечку, содержащему программу жизни и смерти дерева, содержит в себе не только предпосылки достижений эпохи модерна но и нынешний кризис постмодернизма. Отрицание Вильямом из Оккама реальности универсалий, которые являются единственным предметом любой теории, никак не могло способствовать осознанию этого единства Ньютоном, так как падение яблока на голову Ньютона как источник формулировки закона всемирного тяготения является анекдотом. На самом деле закон всемирного тяготения был им открыт в результате чисто теоретического применения дифференциального и интегрального исчисления к законам Кеплера, являвшихся систематизацией  наблюдений датского астролога Тихо Браге. Очевидно, что основная идея научного метода Исаака Ньютона имела другой источник. Вполне логично предположить, что в работах Кеплера и Тихо Браге, помимо описания результатов астрономических наблюдений движения планет солнечной системы содержалась и идея научного метода.
    С этой точки зрения весьма примечательным фактом является то, что Тихо Браге имел возможность ознакомиться с философскими и научными достижениями Византийской Христианской Цивилизации. Византийские беженцы, которых после падения Константинополя только в Венеции было в то время более 5000, привезли с собой библиотеки, в немалой степени способствовавшие интеллектуальному подъему в Италии, превратившемуся в итальянское Возрождение. Одна из этих библиотек, содержавшая математические трактаты о конических сечениях константинопольских профессоров физики, геометрии и математики Исидора Милетского и Анфимиуса Тралесского,  стала частью знаменитой библиотеки Bibliotheca Corviniana, собранной венгерским королем Матиасом  Корвинусом (1458-1490).
    Дело в том, что Император Юстиниан поставил профессоров математики и физики Исидора Милетского и Анфимиуса Тралесского надзирать над каменщиками (каменщики по латыни - масоны), строившими Собор Святой Софии, с целью получить общедоступную формулу постройки купола. Причем строили купол дважды, поскольку каменщики процесс получения формулы саботировали, и слишком плоский купол провалился. Оргвыводы  Юстиниана, традиционные для римской империи (децимация), убедили каменщиков раскрыть секреты профессии математикам Исидору и Антемиусу, которые творчески осмыслили результаты этого взаимодействия и изложили их в виде первого трактата по сопротивлению материалов и формулы геометрии купола, оказавшейся одним из конических сечений – эллипсом[8]. Купол Святой Софии, первый в Европе после падения Западной Римской Империи,  был достроен и стоит до сих пор, а трактат стал учебным пособием византийских архитекторов, одна из копий которого оказалась частью Bibliotheca Corviniana [7,8]. Когда венгерским королем стал датский король и будущий Император Священной Римской Империи Рудольф (1572-1608), к этой библиотеке, несомненно, получил доступ датский дворянин и его личный астролог Тихо Браге, приемник которого Иоанн Кеплер использовал конические сечения константинопольских профессоров для описания законов движения планет солнечной системы, получившее название законов Кеплера. Создатель физики как науки Исаак Ньютон открыл свои законы, применив изобретенное им дифференциальное исчисление к законам Кеплера.
    Таким образом, инициация Ньютона как ученого, создавшего научный базис промышленной революции и «нового мира»,  является следствием построения Святой Софии,  а подлинным создателем научного метода, как диалектического единства практики и теории, включая осознание роли математики как универсального языка для изложения познаваемых законов природы, был, несомненно, Император Юстиниан. Действительно уже сама идея того, что секрет построения купола является не следствием принадлежности к некой мистической секте,  а рациональной системой знаний, которую можно изложить языком математики и преподавать в университете, содержит все необходимые компоненты научного метода, который с таким блеском применили и Кеплер и Ньютон. Отрицать связь этого интеллектуального достижения с общим умонастроением Императора Юстиниана, являвшегося кроме всего прочего замечательным Православным теологом просто невозможно. Следовательно, именно Православие в лице Императора Юстиниана совершило тот решающий интеллектуальный рывок, позволивший создать научный метод. В свою очередь этот вывод позволяет надеяться, что переживаемый ныне Россией подъем Православия не только как опыта духовной жизни, но и как философской системы, поможет преодолеть тот постмодернистский кризис научного метода, который в большой степени создает угрозу мировой экономической системы, лишая человечество возможности компенсировать научным прогрессом истощение природных ресурсов.
     
    Russell, Bertrand (2000). History of Western Philosophy. Allen & Unwin, 462-463. ISBN 0-415-22854-9. 
    W. M. Thorburn. The Myth of Occam's Razor. Mind. Oxford University. Retrieved on 2006-10-25.
    Spade, Paul Vincent. William of Ockham. Stanford Encyclopedia of Philosophy. Stanford University. Retrieved on2006-10-22
    Spade, Paul Vincent, 1994. Five Texts on the Mediaeval Problem of Universals: Porphyry, Boethius, Abelard, Duns Scotus, Ockham. Indianapolis, Ind.: Hackett
    Goddu, Andrй, 1984. The Physics of William of Ockham. Leiden: E. J. Brill
    Loux, Michael J. 1974. Ockham's Theory of Terms: Part I of the Summa Logicae. Notre Dame, Ind.: University of Notre Dame Press
    Bibliotheca Corviniana Digitalis (http://www.corvina.oszk.hu/ )
    Boyer, Carl B. (1991). A History of Mathematics, Second Edition, John Wiley & Sons, Inc.. ISBN 0471543977. 
    G L Huxley, Anthemius of Tralles (Cambridge, Mass., 1959).

    http://irssras.livejournal.com/1937.html

    Источник - http://irssras.livejournal.com/1937.html.


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз