• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. безопасность борь Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт великаны. Внешний долг России ВОВ Военная авиация Вооружение России Восточный Газпром. Прибалтика. Геополитика ГМО грядущая война Евразийство Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество информационная безопасность Информационные войны исламизм историософия Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. Малороссия масоны мгновенное перемещение в пространстве Мегалиты международные отношенияufo Металлы и минералы Мировые финансы МН -17 многомирие Мозг Народная медицина Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру нло нло (ufo) Новороссия общественное сознание Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. Сирия Сирия. Курды. социальная фантастика СССР Старообрядчество США Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС фантастическая литература фашизм физика философия футурология Холодная война христианство Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток юмор
    Погода
    Брюс МакБрайд: Неужели Корея — всего лишь дымовая завеса?

    В прошлой статье («Пара простаков на пороховой бочке») я задался вопросом, с чего это вдруг ядерная программа Северной Кореи привлекала такое внимание Соединённых Штатов? Северная Корея — очень бедная и отсталая страна, чья агрессивность отражает потребность её режима иметь внешнего врага, вроде США, чтобы добиться поддержки внутри страны. Нападение на Америку и её союзников в регионе — последнее, чего хотели бы руководители Северной Кореи, поскольку подобное нападение гарантированно  привело бы к американскому ответу, который наверняка привел бы к уничтожению и страны, и правительства, и миллионов невинных корейских граждан.
    Однако в этом месяце я осознал другую возможную причину внимания к Северной Корее и её ядерной программе. Что если эскалация напряжённости из-за Кореи — всего лишь дымовая завеса, призванная оправдать направленное на запугивание Китая наращивание американского военного потенциала в регионе?

    В 2011 году бывший президент США Барак Обама объявил об изменении во внешней политике США, названном «разворотом к Азии». Официальное версия гласила: поскольку Китай и развивающиеся страны Юго-Восточной Азии приобрели экономическую значимость, имеет смысл уделить большее военное и дипломатическое внимание этому региону, за счёт ослабления внимания, уделяемого Европе и Ближнему Востоку.
    Конечно, эксперты также считали разворот реакцией на растущую экономическую, политическую и военную силу возрождающегося Китая. Как в своё время США стремились сдерживать Советский Союз во время холодной войны цепью окружающих альянсов и экономических соглашений, так и сегодня Америка стремится удержать Китай под контролем с помощью военных альянсов с  восточно-азиатскими странами, такими как Япония, Южная Корея, Тайвань и торговых соглашений, вроде Транс-Тихоокеанского партнёрства.

    Китайские руководители крайне недовольны продолжающимся американским доминированием в регионе, который считают собственным задним двором. Однако они не безрассудны и не стремятся заниматься потенциально катастрофической военной конфронтацией. Наоборот, они провели прошедшие несколько лет, организуя структуры и заключая соглашения, которые вместе взятые  выдавят американский доллар из центра глобальной финансовой системы. Империя дорого обходится. Как в 1960-е британцы были вынуждены провести деколонизацию, так и отход от доллара вызовет закат американской глобальной (а, главное для китайцев, восточно-азиатской) гегемонии.

    Тут стоит вспомнить, каким образом доллар США стал (и остаётся) мировой резервной валютой. На Бреттонвудской конференции 1944 года было договорено, что все валюты будут обладать фиксированным обменным курсом по отношению в американскому доллару, который, в свою очередь, обладал фиксированной стоимостью в золоте. С 1945-го по 1971-й год иностранным центральным банкам разрешалось обменивать аккумулированные доллары на золото по цене $35 за унцию. Как только американский доллар стал буквально «столь же хорош, как и золото», товары стали оцениваться в долларах и иностранные правительства нашли вполне желательным накапливать и хранить доллары с целью импортных закупок.

    Однако к концу 1960-х система пошла вразнос. Количество долларов США, циркулирующих за границей, намного превышала стоимость 8000 тонн золота, хранившегося Казначейством США в Форт-Нокс, штат Кентукки. Чтобы прекратить отток золотых резервов США в пользу иностранных правительств, в 1971 году президент США Ричард Никсон «временно приостановил» конвертируемость доллара на золото. Как и следовало ожидать, если доллар, купленный в 1971 году стоил 1/35 унции золота, то к 1980 году — всего 1/850 унции.

    В попытке остановить обесценивание американского доллара Ричард Никсон одним из последних решений на посту президента в 1974 отправил только что назначенного министра финансов Уильяма Саймона в Саудовскую Аравию. Соглашение, о котором тот договорился, усилило позицию доллара как глобальной резервной валюты; конвертируемость в золото сменила конвертируемость в нефть. В обмен на согласие оценивать и продавать нефть за доллары и одолжить новоприобретённое нефтяное богатство США через покупку векселей американского казначейства, США согласились оказывать саудовцам  военную поддержку и поставлять вооружения.

    Вплоть до сегодняшнего дня нефть продолжает оцениваться и продаваться в долларах. А поскольку всем нужны доллары США (часто их называют нефтедолларами) для импорта жизненно важных энергоносителей, доллар остаётся мировой резервной валютой.

    Однако недавно Китай организовал два дополнительных рынка, надеясь сместить эту решающую опору, поддерживающую доллар. Во-первых, в апреле 2016 года Шанхайская золотовалютная биржа начала фиксировать стоимость юаня в золоте, стремясь стать ведущим и определяющим цену участником рынка, на котором исторически доминировали Лондон и Нью-Йорк. Уникально, что если в Лондоне и Нью-Йорке торговцы имеют дело по большей части с бумажными контрактами на золото, которое крайне редко используется, Шанхайский рынок в первую очередь то место, где участники покупают физическое золото, обычно в виде килограммовых слитков.

    Во-вторых, за прошедшие два месяца Китай объявил о намерении предлагать будущие контракты на сырую нефть в юанях ещё до  конца года. Контракт будет устанавливать стандартную цену на нефть в юанях с целью конкурировать в номинированными в долларах ценами на нефть в Нью-Йорке. Чтобы сделать номинированные в юанях контракты более привлекательными для экспортеров нефти, китайцы подчеркнули конвертируемость юаня в золото на Шанхайской золотовалютной бирже. Как недавно отметил экономист и юрист Джим Рикардс:

    «Китай, Россия и Иран координируют действия нового международного валютного порядка, который не включает американский доллар. Есть несколько моментов, которые вместе говорят о том, что доллар обречён. Первое — Китай будет покупать нефть у России и Ирана за юани.

    Юань — не ведущая резервная валюта, так что это не особенно привлекательный актив для России и Ирана. Китай решает проблему, предлагая конвертировать юань в золото прямо на месте, на Шанхайской золотовалютной бирже.

    Это знаменует начало заката системы нефтедоллара, которую Генри Киссинджер разработал с Саудовской Аравией в 1974 году после отказа Никсона от золотого обеспечения доллара».

    Китайский юань, конвертируемый в золото как и доллар США до 1971 года, окажется привлекательной альтернативой для основных экспортеров нефти. Уже в прошлом месяце Саудовская Аравия, страна, занимавшая ключевое место в соглашениях о нефтедолларе, договорилась купить оборонительные ракетные системы С-400 у России. Этой покупкой саудовцы дают сигнал, что больше не считают себя обязанными полагаться на Америку в закупке вооружений, что зафиксировано соглашением 1974 года о нефтедолларе. Возможно, это исторически и первый сигнал об отказе оценивать свою нефть в долларах?

    В таком случае конец доллара уже рядом, и с ним — начало заката американской империи. Более слабые страны, вроде Ирака и Ливии, пытавшиеся оценивать свой нефтяной экспорт соответственно в евро и обеспеченном золотом динаре, были разбомблены или оккупированы Соединёнными Штатами ради сохранения превосходства доллара. Учитывая такую историю, номинированный в юанях глобальный нефтяной рынок, как угроза американскому могуществу, тоже может подвергнуться силовому давлению.

    Если дело обстоит именно так, имеет смысл задать вопрос, действительно ли американские воздушные и морские соединения, переброшенные в Азию, отправлены туда для защиты американских союзников от северокорейских ракет?

    При взгляде на ситуацию в целом кажется более вероятным, что вся корейская проблема — просто дымовая завеса, придуманная для того, чтобы обеспечить прикрытие наращиванию военного потенциала, призванного запугать Китай или даже вынудить его отказаться от вызова американскому доллару. Однако Китай — это не Ирак или Ливия. Китай — крупная ядерная держава. Попытка укрепить сохраняющееся доминирование доллара в Восточной Азии вполне может привести к катастрофическим последствиям и для Америки, и для Восточной Азии, и для всего мира.

    Брюс МакБрайд

    оригинал статьи: Mises institute of Canada, Канада

    Источник - ПолиСМИ .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз