• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) «соотнесенные состояния» Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. безопасность Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт великаны. Внешний долг России ВОВ Военная авиация Вооружение России Восточный Газпром. Прибалтика. Геополитика ГМО грядущая война Два мнения о развитии России Евразийство Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество информационная безопасность Информационные войны исламизм историософия Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. Малороссия масоны Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы МН -17 многомирие Мозг Народная медицина Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру нло нло (ufo) Новороссия общественное сознание Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. социальная фантастика СССР Старообрядчество США Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС фантастическая литература фашизм физика философия Философия русской иммиграции футурология Холодная война христианство Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток юмор
    Погода
    Уильям Д. Хартунг: Скандал с расходами Пентагона

    Как военно-промышленный комплекс паразитирует на войсках

    Я уверен, вы слышали о  $65 миллионах. Или это было  $85 миллионов? Или ещё больше? Вы знаете про фонды, которые Пентагон потратил на быстрый самолет, готовившийся для программы воспрепятствования ввозу наркотиков? Не слышали?
    Ну, а вот Меган Роуз в ProPublica сообщила, что этот «анти-наркотический» самолёт с его «электрооптическими и инфракрасными видео датчиками», должен оказать существенную помощь в контроле и разрушении  каналов торговли героином в Афганистане. Только тут одна маленькая проблема. Этот существующий в единственном экземпляре самолёт никогда не покидал ангара в Делавэре и не летал с миссией в Афганистан, в какую сумму это бы не обошлось (а это Пентагон обычно не способен отследить), и когда недавно его выставили на аукцион, никто не пожелал выложить за него и паршивого цента. И что бы вы не думали об этом, как о странной аномалии, оцените, как предлагает Роуз, сторожевые катера по $3 миллиона для Афганистана, купленные флотом, которые никогда не покидали Виржинию, или 20 самолётов для афганских воздушных сил, на которые Пентагон потратил всего-то $486 миллионов, хотя они никогда не взлетали и в итоге были проданы на металлолом всего за  $32,000. Или задумайтесь на минуточку о более, чем $65 миллиардах (упс, миллиардах!) которые пошли на несчастные афганские вооружённые силы, неумелых вояк, которых давным-давно наставляют американские военные и которые по-прежнему переполнены «солдатами-призраками», поражены чумой потерь и ошеломляющим уровнем дезертирства. Или, раз уж зоны боевых действий Америки все эти годы похожи на коррупционные воронки, просто вспомните бензоколонку за $43 миллиона, построенную Пентагоном посреди афганского «неизвестно где», или столь же печально известное «шоссе в никуда», или и вовсе шедевр, американский военный штаб в афганской провинции Гильменд, стоимость которого удвоилась до $25 миллионов ещё за время строительства, и который никогда не использовался, или от $1.2 до $1.6 миллиардов наличных, каким-то образом украденных у США в Ираке, которые сами по себе были каплей в море, если учесть $60 миллиардов, потраченных на хлам и фальшивки в той трясине «боевых» действий. И помните, это всего лишь начало списка катастрофических «вложений» в войны, ведущиеся страной.

    Если вы рассмотрите это в таком свете, разве они не кажутся какими-то гигантскими аферами? Но всё же, как зачастую проясняет постоянный автор TomDispatch Уильям Хартунг, всё это — лишь вишенка на торте. Настоящая зона коррупции — не в Афганистане или Ираке, а в пятистороннем здании в Виржинии, на другом берегу Потомака, где, как объясняет сегодня Хартунг, доллары американских налогоплательщиков регулярно исчезают в сундуках различных гигантов-производителей оружия или в карманах их директоров и высших руководителей. Как оказывается в итоге, война — внутренняя афера, и ваши доллары налогоплательщика — её сердце и душа. Хуже того, в Вашингтоне, бесконечно раздираемом конфликтами из-за неспособности всех и каждого договориться хоть о чём-либо, есть один истинно двухпартийный субъект — Пентагон. В нём-то представители обеих воюющих сторон не могут не испытывать счастья или просто желания потратить ещё больше ваших денег.

    В нормальных условиях война с террором через 16 лет должна была бы считаться катастрофой, но, как объясняет Хартунг, в смысле финансирования Пентагона (и команды воинственных корпораций, представляющих его сердце и душу) это история потрясающего финансового успеха, начиная с 12/9 и далее.

    Том.

    * * *

    Вот вопрос: как вы напишете «транжирить деньги»?

    Ответ (если вы ещё не поняли): П-е-н-т-а-г-о-н

    Ястребы на Капитолийском Холме и среди военных США имеют обыкновение оправдывать рост уже необыкновенно щедрого бюджета Министерства обороны, заявляя, что ещё больше денег необходимо на «поддержку войск». Если вы уже кивнули, соглашаясь, позвольте мне объяснить, куда именно в действительности идёт большая часть бюджета Пентагона — сотни миллиардов долларов. И помните, что говорим мы о ваших деньгах.

    Ответ не может быть более прямым: большая часть идёт прямиком частным корпорациям, а затем большая часть из этого тратится на бесполезные, чрезмерные зарплаты жирных директоров, и потрясающие (но ставшие обыденными) перерасходы на системы вооружений и другое военное снаряжение, которое в итоге даже не показывает себя так, как обещалось. Слишком часто в результате получается оружие, в котором нет нужды по ценам, которые нам не по силам. Если кто-то на самом деле хотел бы помочь войскам, то отличным началом стало бы ослабление корпоративной удавки на бюджете Пентагона.

    Цифры просто ошеломляют. В 2016-м налоговом году Пентагон предоставил корпорациям подрядов на сумму $304 миллиардов — почти половину своего $600 миллиардного бюджета на тот год. И помните, что не все подрядчики равны. Федеральная система данных по закупкам показывает в отчёте, что из 100 ведущих подрядчиков в 2016 году крупнейшими выгодополучателями с огромным отрывом были «Локхид Мартин» ($36.2 миллиарда), «Боинг»  ($24,3 миллиарда), «Рейтион»  ($12,8 миллиарда), «Дженерал Дайнэмикс»  ($12,7 миллиарда), и «Нортроп Груммэн»  ($10, 7 миллиарда). Совместно эти пять фирм проглотили почти  $100 миллиардов ваших налоговых поступлений, около трети всех контрактных закупок Пентагона в 2016 году.

    И помните, Пентагон покупает не только оружие. Компании медобеспечения, вроде «Хьюмана» ($3.6 миллиарда), «Юнайтед Хелс Групп» ($2,9 миллиарда) и «Хелм Нет» ($2,6 миллиарда) тоже получают денежки, и к ним присоединяются, помимо прочих, фармацевтические компании, например «МакКессон» ($2.7 миллиарда) и университеты, глубоко связанные с исследованиями, проводимыми военно-промышленным комплексом, например МИТ ($1 миллиард) и Джон Хопкинс ($1 миллионов).

    Настоящий вопрос вот в чём: Сколько из этих денег на деле идёт на защиту страны, а сколько по сути представляют собой субсидии производителям оружия и другим корпорациям, более интересующимся собственными прибылями, чем предоставлением налогоплательщикам чего-то ценного за их деньги?

    «Модернизация» военно-промышленного комплекса

    Давайте начнём с очевидного (но об этом редко говорят). Некоторые расходы компаний по производству вооружений явно имеют не большее отношение к логическому обоснованию национальной безопасности, чем перелёты Тома Прайса к стимулированию американского здоровья. Возьмём, к примеру, вознаграждение, получаемое директорами оборонных компаний. Главы пяти ведущих подрядчиков Пентагона — «Локхид Мартин», «Боинг», «Рейтион», «Дженерал Дпйнэмикс» и «Нортроп Груманн» — в прошлом году скопом получили $96 миллионов. Это означает только одно — ваши налоговые платежи ушли в основном на выплату им непомерных зарплат. И эта цифра в $96 миллионов даже не учитывает других высокооплачиваемых исполнительных директоров и членов правления основных оружейных подрядчиков, им подобных. Разве вы уже не почувствовали себя в большей безопасности?

    Поначалу Дональд Трамп потратил массу энергии на твиты, похваляясь, как он собирается прижать этих подрядчиков к ногтю за их ценовую политику в области систем вооружений. На самом деле, он уже оказался для основных подрядчиков хорошей новостью, большинство их увидели резкий рост доходов и прибылей за первые два квартала этого года (по сравнению с тем же периодом в эру Обамы). Помимо прочего Трамп, как оказалось, пожелал  снять ограничения на продажи американского оружия за рубеж (и поручил чиновникам из  Госдепартамента и Пентагона тратить больше времени на рекламу подобного оружия). В результате будущие американские оружейные сделки уже находятся на крутом подъёме и, как отметил один из аналитиков оборонной промышленности, «и коммерческий аэрокосмический и оборонный сектора ожидают улучшений в оставшуюся часть 2017 года с потенциалом новых рекордов и в доходах, и операционной прибыли».

    Будет ли таким увеличение средств, поступающих к крупным оборонным подрядчикам, ещё больше зависит от итогов бюджетной дискуссии в этом году, в которой Трамп и Конгресс соперничают за возможность спонсировать самый большой рост расходов Пентагона. Трамп поддержал бюджетный рост на $54 миллиарда, а Сенат в недавно принятом Законе о полномочиях в области национальной обороны поддержал увеличение расходов на $90 миллиардов. Единственное, что стоит между подрядчиками и ещё одним роскошным денежным призом — вопрос о том, сможет ли Конгресс принять бюджет в этом году или его депутатам придётся прибегнуть к продлеваемой резолюции, оставляющей расходы на уровне прошлого года.

    Нет нужды говорить, что «Локхид Мартин» и её компаньоны делают все, что в их силах, чтобы найти выход из бюджетного тупика и открыть кран для обеспечения щедрого наращивания финансирования, на которое они, по их мнению, имеют право. В процессе они тратят впечатляющие суммы (без сомнения, частично тоже ваших налоговых выплат) на продвижение своих интересов в Вашингтоне. Оборонная промышленность, между прочим, с 2009 года внесла в комитет политических действий вкладов на $65 миллионов.

    Вероятно, вы не удивитесь, узнав, что основная часть этой суммы была роздана представителям в Конгрессе, занимавшим лучшие посты, на которых могли помочь отрасли — в частности, членам комитетов по вооружённым силам и ассигнований на оборону Палаты и Сената. В недавние годы эти взносы шли республиканцам, причем две трети взносов шли кандидатам от Великой Старой Партии. Но если демократы в какой-то момент вернут себе контроль над Конгрессом, соотношение сдвинется обратно. Для оружейных подрядчиков, в конце концов, дело не в партии или идеологии, а в том, чтобы купить доступ и влияние тех, кто имеет власть передать им деньги.

    Инвестиции в оружейную промышленность лоббируются ещё более впечатляюще. На столь продуктивную деятельность оборонный сектор с 2009  года потратил более $1 миллиарда, ежегодно нанимая где-то от 700 до 1,000 лоббистов. Если представить это в перспективе, то мы говорим о существенно большем, чем один лоббист на каждого члена Конгресса, большинство которых со свистом проносились через знаменитые вашингтонские «вращающиеся двери», то есть они переходили с постов в Конгрессе или Пентагоне  на посты в компаниях-производителях вооружений, откуда могли привлекать на свою сторону своих бывших коллег.

    Конечно, этот процесс позволяет заново подготовленным лоббистам использовать свои привилегированные контакты с бывшими коллегами по правительству для продвижения особых интересов своих корпоративных клиентов. А это гарантирует, что персонал Конгресса, армейские офицеры и бюрократы Пентагона на закате своей карьеры и надеющиеся на доходное будущее, будут весьма снисходительны к ведущим подрядчикам. А почему бы и нет, когда они надеются на крупную выплату вместе с тем же составом действующих лиц после ухода из правительства?

    Идеальный пример — случай Дарлин Дрюин — даёт нам взгляд изнутри на то, как официальные лица из Пентагона заслуживают благосклонность будущих корпоративных работодателей. Дрюин была должностным лицом высокого ранга в отделе закупок Пентагона, она подготавливала контракты с «Боингом», одновременно ведя переговоры о работе на эту компанию (которая уже приняла на работу её дочь и зятя). Дело Дрюин оказалось исключением, подтверждающим правило. Она на самом деле провела девять месяцев в заключении за свои действия, во многом благодаря упорному вниманию сенатора Джона МакКейна к этому делу. Однако более мелкие случаи небольшого влияния происходят постоянно, и никто не попадает за это в тюрьму. Пока соблазн крупных корпоративных выплат занимает настолько центральное место в жизни правительственных чиновников, счёт будут постоянно в пользу будущих потенциальных работодателей.

    Иными словами то, что мы получаем в ответ на сотни миллиардов долларов, которые мы вливаем в оружейные фирмы, представляет собой нечестную сделку, и «вращающиеся двери» — всего лишь один тому пример. Не стоит забывать об эпидемии напрасных трат, мошенничества и злоупотреблений, что является неотъемлемой частью бюджета Пентагона — организации, которая доказала свою неспособность провести даже внутренний аудит. Как и с  незначительным влиянием, когда речь заходит об этом трио, то размах варьируется от преступного до просто вопиющего. В первой категории можно начать со скандала  «Толстого Леонарда», по имени исполнительного директора, который давал взятки десяткам флотских чиновников деньгами, оплатой отпуска и проституток, чтобы получить преимущество по контрактам обслуживания кораблей США, базирующихся в портах Тихого океана. Пока в дело вошли 29 обвинений в преступных действиях.

    Это то, что попало в газетные заголовки, но самые крупные источники корпоративного расточительства, когда речь идёт о долларах Пентагона, настолько вошли в обыденную жизнь Вашингтона, что остаются по большей части незамеченными. Например, Пентагон предоставляет работу более чем 600,000 частных подрядчиков. Их так много и за ними столь скверный контроль, что в Пентагоне (как там неохотно признали) даже не обладают точным числом тех, кому дали работу. Что мы знаем — что многие выполняют излишние задания, которые могут выполнить и государственные служащие, и существенно дешевле. Сократить рабочую силу подрядчика на 15% — теоретически легко, но отстоит на световые годы от чего-либо ныне представимого — и это тут же сэкономило бы $20 миллиардов в год.

    А ещё есть крупные программы вооружений. Как показал Проект государственного надзора, боевой самолет «Локхид Мартин» Ф-35 — мнимый «шедевр» самолетостроения двадцать первого века — имеет столько проблем, и по стоимости, и по исполнению, что может никогда полностью не быть готовым к боевым действиям. Однако это не помешало Пентагону запланировать $1.4 триллиона расходов на постройку и обслуживание более чем 2400 этих дефектных самолётов в период выполнения программы.

    И последнее, но вряд ли самое незначительное, не будем забывать ошибочный план Пентагона израсходовать более$1 триллиона в следующие три десятка лет на совершенно новое поколение ядерных бомбардировщиков, подлодок и ракет наземного и воздушного базирования. Ядерный  арсенал США уже имеет более 4000 ядерных боеголовок в активном запасе, причем 1700 развернуты и готовы к запуску в любой момент.

    Даже если согласиться с мнением, что существует необходимость в ядерном оружии, дабы запугивать другие страны (вроде, скажем, Северной Кореи), это может быть выполнено с арсеналом, составляющим лишь часть нынешнего. Два аналитика из военных колледжей США подсчитали, что около 300 готовых к доставке ядерных боеголовок было бы достаточно, чтобы разубедить любую страну нападать на США, используя ядерное оружие. Всё остальное представляет собой чистой воды излишество, не говоря уж об огромном источнике неоправданных прибылей и доходов оружейных подрядчиков. (И заметим, что нынешняя триллионно-долларовая программа «модернизации» ядерного арсенала была инициирована при президенте Бараке Обаме, человеке, получившем Нобелевскую премию мира за стремление уничтожить всё подобное оружие. Воспринимайте это, как меру влияния корпоративного ядерного лобби США.)

    Военные расходы создают рабочие места (для лоббистов и получающих неоправданно высокую зарплату руководителей корпораций)

    В дополнение к «поддержке войск» в Вашингтоне звучит ещё один аргумент стремительно растущих расходов Пентагона — рабочие места, рабочие места и ещё раз рабочие места. Тут не может быть никаких вопросов, если вы вливаете сотни миллиардов долларов в новые системы вооружений, вы создаете некие новые возможности занятости. Что удивительно, так это то, как относительно немного рабочих мест на деле появляется при таких расходах Пентагона.

    В 2011 году после исследования экономистов из Массачусетского университета все стало ясно, как белый день. Они показали, что военные расходы — худший способ создания рабочих мест. Вложение денег в любую другую область деятельности — от инфраструктуры до транспорта, альтернативной энергетики, здравоохранения или образования — создаёт почти в два раза больше рабочих мест, чем военные расходы. Если дело в рабочих местах, то существует масса альтернатив выкидыванию огромных груд долларов налогоплательщиков в расточительный Пентагон.

    Проблема тут политическая, а не экономическая. Насущный вопрос звучит так: как заставить президента и Конгресс сопротивляться оружейному лобби,  и инвестировать в то, что было бы в буквальном смысле более конструктивной деятельностью.

    Подрядчики помогают и содействуют процессу инвестирования в Пентагон, по своему обыкновению преувеличивая количество рабочих мест, которые создают их программы. Классический пример — «Ф-35». У «Локхид Мартин» на сайте есть удобная интерактивная карта, где утверждается, что программа поддерживает 125 000 рабочих мест в 46 штатах. Однако, когда я поближе рассмотрел анализ компании и сравнил со стандартными экономическими методами оценки,  я обнаружил, что истинное число составляет  меньше половины якобы созданных рабочих мест.

    На самом деле, судя по собственным цифрам «Локхид», более половины рабочих мест, созданных программой, существуют всего в двух штатах, Техасе и Калифорнии. Короче, «Ф-35» не создал ничего подобного количеству рабочих мест, о которых заявляет компания, и эти рабочие места не так широко или равномерно распространены по стране, как предлагает поверить их пропаганда. По правде говоря, лучшие рабочие места, созданные на выделенные Пентагону деньги, это те, что предназначены для богатых лоббистов и руководителей корпораций с чрезмерно высокой зарплатой.

    Итак, в следующий раз, когда кто-нибудь намекнёт, что Пентагону понадобилось на войска ещё больше денег, просто вспомните, что на самом деле они говорят о воинстве получающих завышенную оплату  оборонных подрядчиков, а не о личном составе вооружённых сил. Если хотите «защитить» эту страну, возможно, пришла пора защищать её от хищников, которых президент Дуайт Д. Эйзенхауэр, помнится, когда-то назвал «военно-промышленным комплексом».

    Уильям Д. Хартунг

    оригинал статьи: TomDispatch, США

    Источник - ПолиСМИ .

    Комментарии:
    • #1 написан 20 октября 2017 17:11
    • Статус: Пользователь Онлайн
    • Группа: Администраторы
    • Зарегистрирован 17.11.2013
    Главный редактор Gopman | Комментариев: 3 215 | Публикаций: 3 913



    --------------------
    Ubi nihil vales, ibi nihil velis!
    0
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз