• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Дизельпанк Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война для души информационная безопасность исламизм историософия исторические аборигены история Санкт-Петербурга литература мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание попаданцы приключения саксофон современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 83
    Пользователей: 1
    Гостей: 82
    Shavrot
    Архив новостей
    «    Январь 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31 
    Январь 2022 (879)
    Декабрь 2021 (1242)
    Ноябрь 2021 (1379)
    Октябрь 2021 (1470)
    Сентябрь 2021 (1430)
    Август 2021 (1394)
    Погода
    Андрей Белянин: Яжмаг (фрагмент)

     Андрей Белянин

    Яжмаг

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Лицензированное колдунство —

    любой каприз за ваши деньги!
    Я маг.

    Нет, не так, правильнее и честнее будет написать: яжмаг!

    Родился и живу в Санкт-Петербурге, городе, трижды менявшем имя, мистическом центре России, культурной столице неформального граффити, отсвете Серебряного века, городе хриплого Боярского и матерного Шнура, православной веры и крепкого алкоголя, великой истории и горячей шавермы, куда стекаются все и вся.

    Как говорится, в любой непонятной ситуации уезжай в Питер! Вряд ли так уж всё разрулится, но, возможно, прошлые проблемы вдруг покажутся мельче, чем те, которыми тебя накроет здесь. А в том, что проблемы будут, можешь не сомневаться. Город гарантирует.

    У меня собственная квартира на Банковой, старый фонд. Мне тридцать три (умоляю, только без штампов про возраст Христа!), живу один, мои родители переехали в Европу (отец читает лекции в Лиссабоне), мы созваниваемся, и я вполне удовлетворён положением «они там, а я здесь». Зарабатываю тоже сам, как могу, чаще всего успешно.

    Поэтому извините, мне надо проверить Инстаграм, ответить на два-три десятка свежих писем, щелчком пальцев включить кофеварку, отдышаться, приготовиться к дневным разборкам, проверить кое-какие моменты в конспектах с заклятиями и погладить потягивающегося Фамильяра. Или пнуть. Смотря что он заслужил. Второе чаще.

    Это мой кот. Ну как бы он и не совсем кот, это один из младших демонов в облике мирного домашнего мурлыки. Орёт не только весной, а под настроение, жрёт всё, что дадут, пьёт всё, что горит, крайне непривередлив в плане женщин, время от времени пытается меня убить, зато практически незаменим в охране дома. Ну и с ним всегда можно поговорить.

    Я могу рассказывать всё по порядку или сразу раскрыть карты. Но вряд ли и то и другое поможет хоть кому-то составить правильное мнение о моей жутко разносторонней личности. «Жутко» — это ключевое слово в нашей профессии, понимаете ли…

    Век практикующего мага короток, а те, кто стоит на так называемой тёмной стороне, уж тем более не относятся к разряду счастливых долгожителей. В человека, одетого в традиционный чёрный, всегда легче целиться, наверное, именно поэтому так раскрашивают все мишени. Пускать стрелу или пулю в сияющий белый силуэт как-то не комильфо, верно?

    — Так, что у нас на сегодня? — Я движением бровей заставил планшет включиться.

    Серебряная козлиная морда с перевёрнутой пентаграммы показала мне язык, но тем не менее подчинилась, откидывая крышку. Дизайном фотографий и общей поддержкой занимался весьма и весьма крутой специалист-айтишник, он задолжал мне небольшую услугу, предпочтя расплатиться своим временем и мастерством. Это, кстати, один из немногих, но неоспариваемых плюсов моей работы — никто не любит быть должным тёмному магу. Долги всегда имеют неприятную тенденцию накапливаться, а когда критическая масса рванёт, мало не покажется всем чертям в пекле…

    — Разбор и выборка, — потребовал я, планшет услужливо показал нужное окно, чёрный наглый котяра потёрся плечом о мою ногу. Ощущение такое, словно крупным напильником по щиколотке провели. С демонами всегда непросто, но это дело привычки. — Что у нас по срочным письмам?

    На экране пролетел список из шестидесяти восьми имён совершенно незнакомых мне людей, искренне считающих, что именно я тем не менее просто жажду заняться их личными проблемами. Подавляющее большинство из них ограничивается случайным фото с телефона и строчкой: «Что вы можете сказать о моём будущем?»

    Такие люди — идеальная жертва для выкачивания Денег и воплощённая мечта любого околомагического шарлатана. Заглатывают крючок без наживки. Достаточно нескольких строк: «У Вас большое будущее, но кто-то завидует Вам. Возможно, Вы и сами чувствуете порчу. У Вас бывает неосознанная усталость, беспричинное раздражение, непривычная боль там, где раньше не было? Если да, то обратитесь по адресу… Сошлитесь на меня, иначе не ответят, там серьёзная контора».

    Далее указываете свой левый аккаунт и можете доить клиента (клиентку), насколько совести хватит. Мне это неинтересно. Я предпочитаю играть по-крупному.

    — Ответь всем.

    Планшет понимающе мигнул зелёным огоньком.

    — Есть что-то важное?

    Экран на мгновение завис, потом вывел всего три письма.

    «Я тебя убью! Ходи оглядывайся! Безносая взяла твой след!»

    Обычно такие угрозы приходят пачками, но если умная техника рекомендует обратить внимание конкретно на это сообщение, значит, придётся не полениться и отреагировать. Что дальше?

    «Так, если ты не трепло и способен произвести рабочее заклинание на смерть, хорошо заплачу авансом. Всё пройдёт как надо, по чесноку, добавлю втрое».

    А вот такие психи, кстати, не редкость. Остаётся только гадать, в каком пропитом или укуренном мозгу, загаженном форумными знатоками «про колдунство», поселяется мысль нанять профессионального мага в киллеры? Неужели если кто-то способен направо-налево рассыпать смертоносные проклятия, то этот кто-то вот прямо-таки жутко нуждается в деньгах и снисходительном работодателе?!

    — Яжмаг, любой каприз за ваши деньги! — пробормотал я. Похоже, пора менять слоган, этот воспринимается слишком уж буквально. На всех идиотов не угодишь…

    Но тем не менее умная программа всегда считает письма с предложением заказа и оплаты важными, без разрешения не скидывая этот бред в папку «спам». Третье письмо на экране я прочесть не успел, потому что…

    — Стук-постук, пришёл пастух! — мурлыкающим голосом пропел Фамильяр, указывая пушистым хвостом в сторону прихожей. — Он пасёт людей стада, средь людей всегда страда. Для прореживанья стада нужен острый нож всегда…

    — Иди посмотри, кто там, — не вставая, приказал я.

    — Дева прекрасная в платье осеннем, с внешностью музы Сергея Есенина, — даже не повернув головы, уверил меня кот, и к чести его должен сказать, что не ошибался этот графоманствующий демон ни разу.

    — То есть вставать, идти открывать всё равно придётся мне? — Я признал собственное поражение, с тоской бросил взгляд на остывающий эспрессо, заботливо приготовленный кофеваркой, и поплёлся снимать чёрный байковый халат с вешалки.

    Мы, маги, живём в одиночестве, гости у меня редки, поэтому дома я предпочитаю ходить в серой футболке с надписью «Србья», свободных трусах в рождественских Санта-Клаусах и разношенных тапках. Да, вот так мне удобно, имею право. Но даже случайных гостей принято встречать в правильном прикиде. Тем более что случайно ко мне не заглядывают.

    В двери не было «глазка». Во-первых, иначе зачем держать в доме демона? Во-вторых, минимум трёх моих знакомых магов из Европы тупо застрелили именно через такой вот «глазок» — пуфф, и всё! Никакое посмертное проклятие не настигнет хитровыделанного убийцу, если его пуля в секунду прошьёт ваш мозг. Так что нет, увольте, мы уж как-нибудь по старинке, сами спросим, сами откроем. Я запахнул на себе длиннющий чёрный халат с оккультной символикой и распахнул дверь.

    — Чем могу быть полезен, сударыня?

    Поясню: некий аристократический шарм вкупе с моей благородной байроновской внешностью (я не был уверен, что себя так уж непременно надо описывать в самом начале) — и милая особа — голубущие глаза, румяные щёчки, русая коса до пояса, — распахнув ротик, поплыла вдоль стенки. Такое часто бывает, женский пол всегда млеет от мужчин моего типа — загадочность, брутальность, власть, все дела…

    — Вы верите в Бога? — кое-как выдохнула она примерно через минуту, когда я собственноручно поймал её и помог устоять на ногах.

    — Vanitas vanitatum… [Суета сует… (лат.) — Здесь и далее примеч. авт.] — Только сейчас я отметил, что в руках она сжимала три цветные брошюрки. — Кстати, а вы в курсе, что ваша секта запрещена в Российской Федерации?

    — Господь да защитит нас от безбожных властей!

    — Ещё бы и бла-бла-бла… — Мне оставалось невежливо прервать разговор, не тратя времени на болезную, хоть и весьма симпатичную кликушу, как невнятный, жужжащий звук коснулся моего уха.

    Фамильяр в прихожей взвыл дурным голосом! Ох, чоткий же Сотона, да понял, понял, сколько ж можно…

    Я едва успел сгрести девушку за воротник тёплого длинного платья, застёгнутого под самое горло, и втянуть к себе в квартиру, резко закрывая дверь, как на площадке шарахнул взрыв! Это четвёртый за месяц. Один раз им даже удалось меня слегка контузить, но я быстро учусь, иначе в нашей профессии не выжить.

    — Вот почему программа сочла то письмо с угрозами заслуживающим внимания, — неизвестно кому захотелось сообщить мне, но в ту же секунду я словил неслабую пощёчину.

    — Э-э?!

    — Прекратите меня лапать! — Красная, как Лебедев кумач, девица пыталась отодрать мои пальцы от своего глухого одеяния.

    — Прошу прощения, но, между прочим, я вам только что жизнь спас.

    — И это повод держать свои руки на моей груди?

    — Ну если и это не повод, тогда не знаю даже… — Разумеется, я послушно отпустил её.

    Любое насилие в отношении человека неприемлемо для уважающего себя чёрного мага, а уж над слабым женским полом тем более. Даже исключительно ради самосохранения. Вы и представить себе не можете, сколько наших погорело на самой примитивной бытовой мести обиженных сестёр, жён, тёщ или просто служанок, это страшно!

    А всех делов-то, если очень постараться? Скользкий пол после уборки, случайное макание магической книги в суп, толчёное стекло в варенье, да можно просто не вовремя наступить ногой на хвост домашнего огнедышащего дракона — и вот уже неосторожного волшебника можно сметать кучкой в мусорное ведро! Вариантов и возможностей до фигища, было бы желание…

    — Ой, у вас котик!

    — Хозяин принёс мясо! Для меня же, ясно! — Счастливый Фамильяр тут же обнял её голень, подарив милой гостье улыбку от уха до уха, полную таких впечатляющих зубов, что Чеширский Кот давно нервно курил бы в уголке, роняя скупые слёзки зависти.

    Девушка кротко пискнула и ушла в обморок. Я почти успел её подхватить, но в поясницу кольнуло и… тьфу, какой смысл врать? Никто и близко не собирался её подхватывать, пусть валяется, если хочет. Но кормить демона живой человечиной, впрочем, тоже не в моих правилах.

    Другой разговор, если сам что-то где-то у кого-то откусит, уже не моя проблема. Однако прежде чем я успел шикнуть на кота, Фамильяр, принюхавшись, вдруг отскочил в сторону, ударился спиной о стену, поднял шерсть дыбом и, шкрябая когтями по ламинату, вопя, бросился наутёк!

    — Хозяин хотел меня уби-ить?!

    Хм, когда этот тип переходит на прозу, значит, дело серьёзное. Святую воду, к примеру, он может спокойно пить, а просвирками с крестом закусывать, лампадное масло вообще обожает, как деликатес, а тут… до смерти напугаться какой-то девочки?

    Я сложил руки на груди, прислонившись плечом к стене, и задумался. Девица на вид лет двадцати четырёх — двадцати пяти, возможно, моложе, но совершенно не ухаживает за собой. Ни сумочки, ни кошелька, ни сотового телефона, а это странно. Платье простое, длинное, до щиколоток, но сейчас подол задран почти до колен. Ноги не бреет, ей и незачем, кожа идеально гладкая. Но, судя по пятнам пота, не бреются и подмышки тоже. Хотя почему бы нет? Бодипозитиффчик, сейчас это даже модно!

    Вы бы видели наших современных ведьм из глубинки, когда они приезжают на общие бабские сборы. Да на женских шабашах не продохнуть! Поэтому уже года три их проводят только на природе. Никакого замкнутого пространства, поскольку никакие дезодоранты и никакие искусственные освежители для них неприемлемы, ибо «химия-я!», а ходить с пучками мяты под двенадцатью юбками и в лаптях из лыка среднерусской липы любят пока ещё не все…

    Зато в едином порыве, все с модными гаджетами последней модели, футляры отделаны берестой, гжельской росписью, или шаманскими амулетами от злых духов, или молитвами против шайтана, потому как о духовных скрепах нашим ведьмам тоже забывать нельзя! У них с этим строго, как в чеченской Росгвардии.

    Но моя гостья ведьмой не была, как и вряд ли вообще имела какое-то отношение к клану «вещих сестричек». Это в свою очередь возвращало нас к вопросу:

    — Что же ты такое?

    Я на всякий случай потыкал её рунным посохом в бок, не крякнулась ли? Вроде нет, дышит носом. Посох не обуглился, даже не заискрил, то есть никакой особенной силы в девушке на первый взгляд тоже не было. Ну ладно, разберёмся чуть позже. Сейчас есть более насущный вопрос: а кто, собственно, в четвёртый раз пытается разнести нам парадную?

    — Фамильяр!

    — Котик вышел на охоту, это плохо для кого-то. — Демон дымный струйкой просочился меж запертой дверью и порогом. Надеюсь, он помнит, что я строго ему запретил пугать двух соседских ротвейлеров с четвёртого этажа?

    Их хозяева, хамоватые люди, уверенные, что ствол в кармане и связи в участке решают любые проблемы, уже неделю не выходят из квартиры, потому что всего разок, с перепоя, вдруг решили позволить своим пёсикам погонять моего кота. Если б я не вмешался вовремя, он бы надругался не только над псами, но и над их владельцами. Вот почему некоторые люди так свято уверены, что одинокий мужчина с резным посохом, в халате со звёздами — непременно безобидный фрик? Я, например, так очень даже обидный…

    Фамильяр вернулся примерно через минуту, сытый, довольный, догрызая длинное воронье перо. Понятно, в парадной прибрано, а прислать ко мне учёную ворону в поясе шахида на шее способен только один человек. Хотя какой он человек? Он же просто сволочь.

    Трансвестит, притворяющийся женщиной, так называемая матушка Феврония, ведёт популярный женский блог «Разговоры с маточкой». Да-да, именно так, учит полторы тысячи дур с неустойчивой психикой, как правильно разговаривать со своей маткой в плане женского здоровья, миропонимания и гармонии всего сущего.

    В своё время я вытащил из петли его бухгалтера, и «матушке» не удалось отвертеться от уголовного преследования. Впрочем, посадить любого мага (а там таки есть природная деревенская магия) очень непросто. Следствие по делу тянется уже больше года.

    Мстительная Феврония подсылает ко мне взрывающихся ворон, мой кот вылизывает парадную, вся кровь, кости и перья — его законная добыча, сажей и грязью со стен он тоже не брезгует. Демоны в принципе всеядны, за ними нужен глаз да глаз. Хотя польза от них тоже есть, и немалая…

    — Что там было?

    — Птица тупая, что плотью покрыта, сдуру взорвала себя динамитом, — равнодушно бросил он, вновь принимая облик большущего чёрного кота с круглыми красными глазами без зрачков. — Но наша проблема не в этом, а в том, кто в нашей берлоге распластан пластом.

    — Поэт из тебя так себе, но мыслишь верно, — сложив руки на груди, согласился я, не желая особо его перехваливать. — Что же тебя так напугало, Фамильяр? Она невкусная, Просвещённая, находится под Защитой сил Света или просто девственница?

    Кот поднял дыбом шерсть, задрал хвост и, гордо сияя дарами природы, удалился на кухню. Если у него и были какие-то подозрения, то он их от меня утаил. Но скорее всего и сам не знал, беспричинный панический страх достаточно частая болезнь их племени. С другой стороны, так уж оно мне больше всех надо, что ли? Пусть девица придёт в себя и валит из моей квартиры на все четыре стороны.

    — Вода? — Я сделал пальцами знак текучих линий.

    На кухне открылся кран, и бесшумная сияющая струя, переливаясь всеми оттенками жидкого хрусталя, зависла над поникшей головой миленькой сектантки. Я позволил ей собраться в большую каплю, литра на три, и только тогда опустил руку. Если не сразу утонет, то придёт в себя…

    — А-а-а-ай! Не надо, мамочка-а, я всё уберу!

    — Кстати да. — Мне пришлось признать, что мысль-то как раз здравая. — Тряпка и ведро в туалете, как уберёте за собой, с честью идите домой, к родителям. И не благодарите! Лучше вообще не вспоминайте.

    — Но я…

    — Мы тоже про вас забудем, обещаю!

    Она мелко закивала мокрой головой, вытирая лицо рукавом, встала на колени и начала размазывать ладошками воду по ламинату, тихо напевая хорошо поставленным голоском:


    Моисей и Самуил во иереях Его.
    Аарон запоздал, но и то ничего.
    В столпе облаченье глаголет о том,
    Ученье Иеговы неси в каждый дом!


    Мы с демоном в недоумении уставились друг на друга. Кликуша, психопатка, уборщица, певица… какие ещё сюрпризы таятся у вас в декольте, мисс? Хотя при чём тут это?

    Декольте — эффектный вид на два дивных полушария, желательно от третьего размера, у местных ведьм меньше четвёртого вообще не бывает, это общее правило приёма в гильдию, а здесь, похоже, что-то среднее между первым и вторым плюс пушап.

    — Хотя при чём тут это? — уже вслух спросил я, обращаясь скорее к тёмным силам в лице Бафомёта-парнокопытного, чьё изображение метр на семьдесят сантиметров украшало стену моей прихожей.

    Он молчал.

    Самого козлоподобного демона нарисовал художник-наркоман, сосланный на реабилитацию в рязанскую деревеньку. Там он показывал свеженамалёванную картину стареньким бабкам, те, крестясь, в страхе платили дань яйцами и молоком, за что ему спьяну и переломал руки местный тракторист. Протрезвев, он извинился, и дело замяли.

    Но, кстати, в результате травм парень полностью потерял интерес к наркотикам, так что по большому счёту лечение удалось. А доску с Бафомётом я потом выиграл в карты Таро. Своеобразная картина, реалистичная до дрожи, жуткая и вдохновляющая одновременно, мне нравится, посетители вздрагивают. Пение резко прекратилось, по-видимому, и мойщица полов заметила морду козла в пентаграмме.

    — Я в аду? — жалобно спросила она.

    — Скорее в одном из филиалов, — привычно соврал я, ибо девица начинала утомлять. — К сожалению, свободных котлов сейчас нет, заходите завтра. Выход вон там.

    — Но я вся мокрая…

    — Это был интимный намёк?

    — Нет! — праведно возмутилась гостья, краснея от шеи до бровей.

    — Тогда просохнете по дороге. На улице тепло.

    Она покорно опустила русую голову, с закрутившихся кончиков её волос ещё падали капли. Какая-то странная степень чрезмерной готовности к подчинению, на уровне подчёркнутого фатализма. У обычных людей подобное встречается довольно редко, если, конечно, с ними не поработали профессионалы.

    Гипнотизёров или экстрасенсов за такие вещи строго наказывают, но вот нашему брату-магу оно бывало, что и частенько сходит с рук. Отсюда возникает логичный вопрос: а так ли случайно её появление именно у моей двери? Куда как раз настырно позвонили.

    ГЛАВА ВТОРАЯ

    В фужере плещут звёзды,

    Вино мадам Клико.

    Всё так безбожно просто

    И дьявольски легко…
    — Фамильяр? — Я повернул голову, потому что мой кот рванул в прихожую и зашипел, выгнув спину. — Кто там?

    — Две мускулистые гориллы решили нас поднять на вилы. Как взглянешь раз на эти рожи, так спать потом уже не сможешь.

    — Он разговаривает?

    — Он кот, а вы ударились головой, — вздохнув, напомнил я. — Не обращайте внимания.

    Девица мне не поверила и попятилась в сторону кухни. Зря, у меня там много чего, что обычному человеку покажется несколько экстравагантным, что ли. Сушёные жабы, банка с рыбьими глазами в холодильнике, свежее чучело чупакабры, набор волчьих и кошачьих зубов, скелет обезьяны-капуцина, ну и ещё всякое малоприятное по мелочи…

    Звонок в дверь повторился, ещё более настойчиво. Иду-иду, войти в нашу квартиру без разрешения почти невозможно. Кроме двух надёжных замков подключены ещё несколько серьёзных охранных амулетов, это жизненная необходимость. Ко мне периодически приходят люди, а время от времени и нелюди. Все разные, чаще всего это клиенты, иногда конкуренты по работе, бывает, навещают друзья. Их у меня немного, но они настоящие.

    Я поправил магическую цепь с активированным кельтским треугольником на шее, убедился, что Фамильяр в предвкушении драки выпускает длиннющие когти на передних лапах, придал лицу выражение озабоченности тайнами мироздания и распахнул дверь.

    На меня уставились два довольно молодых бритоголовых парня в спортивных костюмах времён сочинской Олимпиады. То есть раскрашенные как павлины, а уж раскачанные так, что даже уши и нос выглядели столь мускулистыми, словно их тренировали со средним весом. Интеллекта в глазах ноль, лбы высотой со спичечную коробку, нижней челюстью можно ломать кирпичи, а о бычью шею согнуть гриф штанги. Оба смотрели на меня, а я — в никуда.

    — Э-э-э, типа…

    Я молчал.

    — Не, ну чё…

    Если это была попытка завязать разговор, то она провалилась. Им явно было трудно выговаривать слова и уж тем более складывать из них предложения, но парни старались:

    — Ты кто?

    — Яжмаг.

    — Яж… я… мать твою…

    — Да, это почти как яжмать, но две последние буковки замените на одну.

    Парни тоскливо переглянулись. Мозга у них было на двоих как в одной упаковке плавленого сыра «Дружба», но задание своё они помнили чётко:

    — Девка, эт… где?

    Поскольку я молчал, то эти двое, переглянувшись, собрались и в едином волевом усилии выдали:

    — Кароч, с нами пойдёт.

    — Типа? — переспросил я.

    Они слаженно кивнули.

    — Господа, возможно, я и воспринял бы ваши слова как руководство к действию, будь ваши права столь же гарантированны, как ваши абонементы в тренажёрный зал.

    На двух последних словах парни заулыбались, что такое «тренажёрный зал» они знали без подсказок. С остальным сложнее, «слишкам многа букф».

    — Хорошо, — нарочито медленно протянул я. — Давайте повторим урок. Зачем вам девушка?

    — Типа… ты чё, ваше… короч! — Они набычились, заиграли мускулами, но в этот момент за моей спиной вырос здоровенный чёрный демон, с массивными плечами втрое шире шварценеггеровских и бицепсами вдвое толще его же бедра.

    Фамильяр сузил пылающие зелёные глаза и оскалил верхние клыки размером с банан. Ему даже рычать не пришлось, они сразу всё поняли. На площадке мгновенно стало пусто. Оказывается, культуристы ещё и бегать умеют. Молодцы, движение — это жизнь!

    А уж умение вовремя сделать ноги от практикующего яжмага вообще бесценно!

    — Мира, любви, добра, заходите ещё, — предложил я короткому эху убегающих шагов.

    Мой кот обиженно мяукнул, вновь принимая облик невинного домашнего питомца. Как-то раз он проговорился, что его предки были печально известными котодемонами из Страны восходящего солнца. Спускаясь по ночам с гор, эти твари пожирали людей, порой оставляя пустынными целые селения. Против них было бессильно любое оружие!

    И лишь когда император Японии пустил к себе в страну голландские корабли белых людей, те развернули бронзовые пушки и дальнобойные ружья, против которых была практически бессильна старая магия, коты отступили. Но тем не менее умудрились оставить за собой неприступные горные склоны, а некоторые пики и в наше время носят их имена.

    — Не понимаю, почему такой разгорелся сыр-бор из-за одной недалёкой девицы?

    — Хочешь знать тайну, важную чрезвычайно? И без применения пытки? Какой ты прыткий…

    У многих серьёзных магов есть свои личные слуги. Чаще всего это не люди, у каждого свои плюсы и минусы, это нормально. Но поверьте, невозможно привыкнуть к тому, что ваш домашний демон — графоман. Фамильяр служит мне пятый год и бесит своей манерой речи буквально с первого дня.

    — Хочу выпить.

    — За нашу гостью, что в горле стала костью? — продолжил было мой кот, но…

    — Слушай, а где она вообще? — вовремя опомнились мы.

    Со стороны кухни доносились приглушенные стоны…

    — И сонмище озабоченных бесов, коим имя легион, отступили в смущении, — невольно процитировал я, глядя на нижнюю половину нашей случайной гостьи, застрявшей в форточке.

    — Грех не воспользоваться, то есть не попользоваться, — облизнул губы Фамильяр, и мне пришлось дать ему по башке. Демонам нельзя потакать в низменных желаниях, сами не заметите, как уже они станут вашими хозяевами, а не наоборот.

    — Вам помочь? Упадёте же, третий этаж.

    — Не прикасайтесь ко мне, я вас боюсь!

    Девушка яростно пыхтела, её бёдра оказались слишком широкими, хорошо хоть подол платья был достаточно длинным, а так сияла бы на всю кухню.

    — Что ж, как угодно. Фамильяр, виски!

    Он недовольно заворчал, но поплёлся к холодильнику. Ему отлично известно, что пью я редко, но, выпив, становлюсь не самым приятным демоновладельцем, если можно так выразиться. Нет, я не агрессивен, не напиваюсь в хлам, не рыдаю в обнимку с пустой бутылкой, не названиваю бывшим, всё куда прозаичнее — я разруливаю проблемы. То есть сажусь за стол, раскрываю планшет, захожу в свой Инстаграм — «Кто тут нуждается в совете мага?» — и понеслась по кочкам…

    — Меня это успокаивает. И вообще, с чего бы я распинался в объяснениях с низшим демоном в драной кошачьей шкуре? Налей.

    — Хозяин любит Фамильяра. Надолго в нашем доме шмара?

    — Эй вы, между прочим, я всё слышу, — попыталась праведно возмутиться девушка, но очень трудно выглядеть строгой, когда одной половиной туловища ты украшаешь кухню мага, а другой висишь грудью на улице и к тебе уже азартно присматриваются воробьи.

    Кот важно налил мне тягучий шотландский виски насыщенного лимонного цвета. У нас в России до сих пор репутация этого замечательного напитка изрядно подпорчена дешёвыми сортами, когда пьёшь и морщишься, что от вкуса голимой самогонки, что от запаха палёной резины. Это дрянь, господа, а не виски! Настоящий напиток нужно смаковать, он обладает лёгким торфяным запахом, мягким послевкусием, цветочными ароматами шотландских лугов и, что немаловажно, дарит хороший сон и полное отсутствие головной боли по утрам.

    Какой именно стоит брать? Не скажу. Сами понимаете, я не Бекмамбетов и не Безруков, рекламировать марки, бренды и названия мне совесть не позволяет. Но если берёте на подарок, а уж тем более себе любимому, всегда покупайте лучшее! Запомните, яжмаг с похмелюги — это чревато…

    — Вы не присоединитесь?

    — С незнакомцами не пью, — жёстко отрезала девица.

    По факту это правильно, я тоже не позволяю себе надираться алкашкой в компании кого попало. Хотя если уж совсем по вампирскому чесноку, то пить в компании таких же магов куда более опасно и чревато, чем в вагоне, полном дембелей в голубых беретах или скучающих тётушек, возвращающихся из Москвы в Ахтубинск после семинара солнечных веганов по привлечению истинного лингама в яшмовую пещеру после сорока пяти. То есть когда баба опять ягодка-а! Я это проходил, я знаю, вам оно не надо…

    — Что ж, тогда разрешите мне представиться первым: Ярослав ибн Гауда Мценский! Могу ли, в свою очередь, полюбопытствовать ваше имя?

    — Гауда… это сыр, что ли?

    — Это часть моей благородной фамилии, наследие от крещёных турок в Молдавии, — привычно соврал я, поскольку отвечал на данный вопрос уже миллион раз, если не больше.

    — Нонна, — после короткого размышления таки решилась признаться наша застрявшая гостья. — Нонна Бернер. Прадедушка был родом из Поволжья, есть такая слобода Сарепта под Волгоградом. Родители ещё лет десять назад уехали в Германию по приглашению о возвращении этнических немцев. А я осталась у бабушки, потом училась и жила в Воронеже.

    — На улице Лизюкова? Там ещё был такой забавный рыжий котёнок.

    — Откуда вы знаете?

    — Интуиция и просмотр советских мультиков в детстве. — Я задумчиво сделал большой глоток. — Вам не кажется, что беседовать лицом к лицу почему-то логичней, чем лицом к… ну, вы поняли.

    — Тяните, черти, — сдалась она. — Иегова вам в помощь.

    Я выпил ещё, наслаждаясь ощущением жидкого огня, весело бегущего по всем венам, и страстно обнял новоявленную знакомицу Нонну за бёдра. Она взвыла благим матом, как трезвая выпускница Гнесинки на Грушинском фестивале небритых бардов, но тем не менее, упёршись ножками в подоконник, сумела-таки пробкой вылететь из форточки, всем весом рухнув на моего кота. Фамильяра расплющило по полу неравномерным ковриком произвольной формы сантиметр в толщину, полтора метра в длину, нецензурная, но рифмованная брань веерно накрыла всю жилплощадь.

    Если перевести на более-менее интеллигентный язык, то получится примерно:

    — Оная дама, не лишённая миловидности (нецензурное) самка собаки по неликвидности (непечатное), отдавила мне всё (слово литературное, но в данном контексте всё равно неприемлемое) во всей красе своей, приятной на ощупь, но широкой, как Дворцовая площадь (меняем на…), группой ягодичных мышц! Тупая ты мышь! Чтоб тебе (непечатное) с размаху по лбу, а в (не конкретизируем куда) вставить колбу! Потом и потому (непроизносимое) в корабельную корму, ещё и по возможностям пола (неприличное) мяч от американского футбола!

    — Это вытянутый такой, по форме узбекской дыни, — зачем-то просветил я мало что понявшую девушку, подавая ей руку.

    Она поднялась, села на предложенный табурет и покосилась на бутылку. Нет уж, это мой виски.

    — Могу предложить вам чай?

    — Сначала скажите: кто вы?

    В её искреннем, неподдельном простодушии было что-то пленительное, на уровне упоительных российских вечеров. Я просто не смог соврать. Хотя, с другой стороны, кто же в наше время верит правде? Вопрос риторический…

    — Яжмаг. Такая сетевая профессия. Ну то есть обычный практикующий маг на фрилансе. Не самой высшей категории, но способен зарабатывать себе на жизнь без лишнего шарлатанства.

    — Все маги, чернокнижники и фарисеи суть есть шарлатаны!

    — И многих вы лично знаете?

    — С подонками не якшаюсь. Мне о душе думать надо.

    Вернувшийся в форму Фамильяр злобно зашипел, скаля зубы из-под табурета. Он не терпит, когда на его хозяина наезжают, но я далеко не всегда так обидчив. Отрицательные эмоции слишком большая роскошь при нашей профессии, поскольку любое заклятие лучше моделировать с холодным рассудком и на трезвую голову. А я уже выпил.

    — Что ж, не буду оспаривать ваши принципы. Но один момент не даёт мне покоя: вы ведь совсем не случайно пришли «поговорить со мной о Боге»?

    — Мы ходим ко всем, — привычно упёрлась она. — Каждый вправе услышать слово Божие, а уж примет он его или нет, в том есть величие и милость Всевышнего к рабам его. Если нас гонят, то в этом виноваты происки нечистого! Учителя говорят, надо благословлять гонителей, а потом смиренно вновь и вновь пытаться спасти их души ради жизни вечной…

    Она не врала, то есть искренне верила, что говорит правду. На самом деле работа сект строится несколько по иному принципу: при окучивании, допустим, одного пятиэтажного дома отмечаются квартиры, где сразу послали, где сначала выслушали, где уже подготовлена почва, а куда категорически не рекомендуется и носу показывать! Всё это фиксируется, обрабатывается, систематизируется, только тогда на основе собранной информации строится стратегия дальнейшей обработки населения. Ничего личного, только бизнес.

    — Сменим тему. — И без хрустального шара было ясно, что Нонну Бернер привели на мой порог целенаправленно. Хотелось бы знать, кто и зачем, но это не так быстро.

    Пока мне всё ещё интересно, что в ней такого тайного и бесценного, подброшенного именно к дверям практикующего мага? Мой демон был испуган не на шутку, а это стоило запомнить. Да и те двое громил, заявившихся, как по заказу, тоже не оправдывались, что, дескать, ошиблись адресом.

    — Хорошо, — кивнула она, вновь покраснела и, не сдержавшись, спросила в лоб: — А все маги такие красивые? Это потому что вы продали душу дьяволу?

    — Не обязательно. Брэд Питт, например, ничего не продавал. А тот же Панин буквально валялся в ногах у Владыки Тьмы, но его душа уже никому не интересна.

    — Вы серьёзно?!

    — Нет, — признался я. — Просто вру.

    Это часть моей профессии. Никому не интересен маг-правдолюб, ему не закажешь сокрытие любовницы, прохождение левого бухгалтерского баланса, законную отмазку от прокурора, да и просто банальный гороскоп на неделю. Людям совершенно не важно, чтоб лечение помогло, им нужно, чтоб лекарство было сладким. А слаще беспардонной, примитивной, наглой лжи до сих пор ничего не придумали.

    Моя гостья надулась. Уж не знаю, на что она рассчитывала, но…

    — Кстати, спасибо за заботу о моей душе. От души! Немного масло масляное, но вы ведь меня поняли, верно?

    — Да.

    — Так я к чему: вам не пора домой? — любезно предположил я.

    Мне просто было любопытно, как она станет выкручиваться. Но девушка опомнилась, дважды извинилась и как была до конца непросохшей или не полностью высушенной, так и засобиралась на выход.

    — Может быть, вызвать вам такси?

    — Нет-нет, благодарю. Я пешком. Мне недалеко.

    Она лгала. Фамильяр презрительно фыркнул, вспрыгнул мне на левое плечо и, делано мурлыча, зашептал на ухо:

    — Ни дома, ни хаты, сама небогата. Приехала в Питер, как на Юпитер, ни знакомств, ни денег, прошла недельный тренинг. И всё её задание — привлечь твоё внимание…

    Я уже было открыл рот для конструктивной критики его потуг, но кот опередил меня:

    — Пусть как поэт я и смешон, но ты и этого лишён…

    — Брысь!

    Демон исчез тонкой струйкой дыма в доли секунды, словно его близко тут не было. Иногда он обожает цирковые фокусы и любит устраивать целые представления перед незнакомыми людьми. Далеко не всегда безобидные, кстати, но обычно зрители сами виноваты, с демонами низшего звена шутки плохи…

    — А знаете, пожалуй, я вас провожу.

    Нонна столбовым сусликом замерла в прихожей. Казалось, я слышу, как мечутся короткие, перепуганные мысли в её русоволосой головке. Фамильяр был прав, ей абсолютно некуда идти. Она не местная, никого не знает, её доставили сюда и ведут вслепую. Не спрашивайте кто, мне самому больше всех интересно.

    Я подмигнул коту, тот понятливо высунулся в ту же открытую форточку на кухне и, обернувшись, многозначительно оскалился. Всё ясно, те двое в спортивных трениках далеко не ушли и ждут нашу гостью на улице. Ладно, особых планов у меня на сегодня нет, все дела решаемы через интернет, квартира просторная, пусть посидит хотя бы до вечера.

    — Прошу прощения, я вижу, вы не особенно торопитесь. Может, таки займёмся кое-чем?

    — Поговорим о Боге? — с надеждой обернулась она.

    Мне оставалось беспомощно поднять руки. Девице существенно промыли мозги, пожалуй, откатить настройки до заводских будет не так просто, как казалось вначале. Но я яжмаг, мы не приучены искать лёгкие пути, я справлюсь!

    Фамильяр, презрительно фыркнув в мою сторону, поплёлся готовить декорации. В нашем случае это означало — привести гостиную, она же мой рабочий кабинет, в так называемый божеский вид. То есть поменять чёрные обои на весёленькие в голубой цветочек, цвет потолка с закопчённого — на кипенно-белый, пыльную готическую мебель — на ренессанс, общий дизайн интерьера — с кельи средневекового чародея на вполне себе современный квартирный офис с элементами чисто питерского шарма. Без этого нельзя, если в Москве главное понты, то в Санкт-Петербурге — имидж наше всё!

    Так, значит, ставим зачитанный двухтомник Стругацких на книжную полку, газетную фотографию Довлатова на стену, расстроенную шестиструнную гитару в угол, рядом с диваном, над ним небольшая авторская картина маслом из серии «Митьки», а у окна старое «бабушкинское» кресло перед новеньким компьютерным столом. Обычно мой демон справляется с перестройкой за полторы минуты, хоть секундомером засекай.

    — Прошу вас, пожалуйста. — Я жестом пригласил Нонну пройти в комнату.

    Она явно замешкалась, видимо, так далеко данные ей инструкции не простирались. Как правило, «свидетелей» гонят взашей ещё с порога, так что её можно понять.

    — Присаживайтесь на диван. Я, с вашего разрешения, займу кресло. Итак?

    — Бог есть. — Гостья с ходу подключила тяжёлую артиллерию, но я был готов к этому.

    — Разумеется, есть! Если мы не отрицаем существование дьявола в нашем мире, то как можно отрицать и Всевышнего? Тем более что доказательства первого мы получаем ежедневно и ежечасно. Вы заметили, что у меня нет телевизора?

    — Э-э-э…

    — А почему? Потому что на нашем продажном телевидении все каналы захватил чоткий Сотона! И не спорьте! Только послушайте, что они нам говорят: «А на что ты готов ради нового бургера?» Это всерьёз?! На что я готов ради бургера? На взятие кредита, подставу, убийство, уличный грабёж, кражу, взлом банка, захват заложников, свержение государственного строя, измену родине! Они это хотели услышать?! Как же низко эти рекламщики ценят человеческое достоинство, если с их точки зрения мы не люди, а жалкие, моральные уроды, готовые на что угодно ради гнусного американского бургера-а…

    — Да-да, но…

    Я прервал её драматическим жестом, призывающим к молчанию. Повернулся в профиль, задрав подбородок вверх, и задумчиво прикрыл глаза. Классический образ врубелевского демона, глядящего в никуда. В реалиях нашей магической профессии нельзя без определённой театральщины, так что приходится соответствовать.

    Выдержав классическую паузу, я подчёркнуто медленно обернулся, томно посмотрев девушке в глаза. Нонна пялилась на меня с плохо скрываемым обожанием. Всё правильно, примерно так это и действует, нескромное обаяние яжмагов…

    — А расскажите ещё что-нибудь о себе? Знаете, в вас есть что-то вселяющее безграничное доверие. Поверьте, кого угодно я нипочём не пустил бы в свой дом, но с вами, милая Нонна Бернер, всё иначе. Вас я готов слушать и слушать. — Мне пришлось помахать ладонью перед её носом, чтоб разомлевшая девица смогла вновь сфокусировать взгляд. — Ау, я здесь, а вы меня слышите?

    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    Почти случайные знакомые.

    Вдруг встретились, но что в том нового?

    Лишь линии руки, так схожие

    С прожилками листа кленового…
    Ответить она не успела. Во-первых, не очень-то и спешила, я даже не уверен, что до неё дошёл мой вопрос. А во-вторых, в прихожей гнусаво взвыл Фамильяр, получается, у нас опять гости. Но не опасные, скорее, незваные. Нет, не татары, просто из тех «друзей дома», которые иногда путают свой дом и мой. Таких немного. Я вопросительно приподнял левую бровь. Мой демон прокашлялся и противным, оперным басом пропел:

    Старик пришёл с Сиреневых гор,
    Закончив поход за Кольцом.
    Уже не трубит он в гондорский горн,
    Но всё же суров лицом!
    И ложь, и похоть, и стыд, и года
    Скрывает его борода-а…

    — Открой, — покачав головой, попросил я. — Куда от него денешься?

    Девушка Нонна не сводила с меня глаз, но взор её был мутен, взгляд рассеянный, а разум затейливо блуждал в неизвестно каких заоблачных, горних высях. Её смело можно было оставить одну на полчасика, быстрее мне ещё ни разу не удавалось вытолкать Гэндальфа.

    И не потому, что он сопротивляется, вовсе нет. Просто очень трудно толкать в спину призрака. Почти невозможно, если честно. Мой чёрный кот пожал плечиками и взмахнул хвостом, снимая охранные заклинания, большего Гэндальфу Серому и не требовалось.

    Бледно-голубой призрак в длинных одеждах и конусовидной, широкополой шляпе прошёл сквозь двери, подмигнул Фамильяру и, не снимая головного убора, важно поклонился мне, встречающему его в прихожей.

    — Друг мой, приветствую тебя! Блуждал в ваших землях и вот заглянул на огонёк, в тихий приют, где всегда рады старым друзьям…

    — Чашку чая? — вежливо предложил я, указывая в сторону кухни.

    Призрак скорчил презрительно-просительно-многозначительную физиономию.

    — Понятно, Фамильяр, два виски!

    Наверное, мне стоит кое-что пояснить. Гэндальф Серый — это прозвище, настоящее имя моего приятеля Геннадий Сергеевич Козорезов. В толкиенистах ходил ещё с начала девяностых, причём считался довольно неплохим магом. Жил один, продавал антикварные книги, умер тихо, соседи нашли его через два дня, врачи постфактум диагностировали сердечный приступ. Это печально, однако не так редко бывает.

    Но почему-то в ином мире книжник Козорезов не задержался, вернувшись к нам одиноким, деятельным призраком, с седой бородой и весьма странным, если так можно выразиться, пунктиком в полупрозрачной голове.

    То есть он обожает нюхать. Или, что ещё вернее, разнюхивать, в самом буквальном смысле. На меня вышел через мой Инстаграм, социально активные привидения не такая уж редкость во все времена, а Гэндальф тип ещё и прошаренный во многих технических вопросах. С учётом того, что маги в массе своей народ не самый общительный и друзей у меня немного, пусть один из двух-трёх — обанятельный, бородатый извращенец, ну что такого…

    — Дивный аромат дыма торфяных болот родного Средиземья, — едва не прослезился призрак, опускаясь в кресло у декоративного камина. Его полупрозрачная тонкая рука церемонно приподняла к длинному носу квадратный бокал, на два пальца наполненный виски без льда.

    — Шотландский, односолодовый, пятнадцать лет, — подтвердил я, в свою очередь садясь в такое же кресло напротив. Когда нужно, мой домашний демон меняет масштабы, стиль, дизайн и интерьер за полторы минуты, помните? Иного я бы и не стал при себе держать.

    — У ворот замка твоего видел я двух орков. Бледны были морды их.

    — Да, заходила парочка торпед некоторое время назад. Всё ещё не свалили на мусор?

    — Нет, друг мой. Как я понял из их оркской речи, ожидают они отрядов с севера и запада. — В прозрачных глазах Гэндальфа появился золотистый оттенок. Как призрак, он не хмелел, но обожал изображать алкогольное опьянение. — Какую тайну жаждут обрести они в твоих покоях? Им интересно злато или чародейные предметы, что даруют силу?

    Прежде чем ответить, я сделал глоток, покатал виски на языке, мечтательно прикрыл глаза, и, пока собирался с мыслями, «тайна» деликатно вошла к нам на кухню, спросив, где можно вымыть руки. Ванная комната, совмещённая с туалетом, находилась направо. Пока Нонна застенчиво направлялась по курсу, призрак уставился на меня то ли с изумлением — да ты маньяк, то ли с одобрением — а ты красавчик!

    — Слушай, старик, я и близко не представляю, кто эта милая девица. Пришла сама, именно ко мне, строит из себя адептку «Свидетелей Иеговы», в башке не пойми что, роковой красавицей не назовёшь, если и работает на чью-то левую сторону, то настолько бездарно, что приличных слов нет. Проста как овсянка, но полна загадок. Два в одном.

    — Эльфийские руны есть на её теле?

    — Татуировок не видел, впрочем, могут и быть под одеждой.

    — Разноцветная аура дочерей Эрландейла?

    — Точно нет, она натуралка.

    — Ты смотрел ей в глаза, есть ли в душе её Тьма?

    — Мой кот попытался её лизнуть и потом орал, как гульфик-фюрер, что его отравили, — осторожно признал я половину правды. Гэндальф не знает, что мне служит демон.

    Он вообще слабо разбирается в подобных вещах, предпочитая книжный мир миру реальному. Но наивным, городским дурачком его тоже не назовёшь, и, как ни парадоксально это звучит, на его призрачное плечо вполне можно опереться.

    — Я мог бы ароматы её вдохнуть, словно дымок доброго хоббитского табачку.

    — Спасибо, конечно, но если девушка сейчас в туалете, то… Э-эй?!

    Прежде чем мне удалось подняться с кресла, слегка «подвыпивший» призрак по плечи ушёл в двери совмещённого санузла. Вопль, раздавшийся спустя пару секунд, заставил Фамильяра зажать лапами уши, а я, поперхнувшись, чуть не расплескал остатки виски, чудом успев вовремя поставить квадратный бокал на стол. Седобородый Гэндальф тут же вернулся на своё место, довольный, как хрюкающий дельфин, всё, что ему было нужно, он разглядел и унюхал.

    — Запахи странные в отхожих местах замка твоего, друг мой, — вновь трепеща ноздрями длинного носа, пробормотал мой гость с алкогольной зависимостью. — Однако чародейские силы мои позволяют ещё отличать добро от зла. Нет в сердце девы той Тьмы. Но при скромности одежд её отметил я странный момент…

    — Мне уже страшно спросить: какой?

    — Бельё её из неведомых, гладких тканей происхождения неземного, приличествует скорее королеве эльфов, прекраснейшей Галадриэль, чем служительнице ордена чуждой веры, запрещённого по всему Средиземью. Как не заметил ты этого?

    — Действительно, — нахмурившись, задумался я. — Надо было сразу задрать девушке юбку и проверить, так, что ли?

    — Ты чрезмерно привержен условностям…

    Из ванной комнаты выскочила бледная Нонна с багряными щеками. Но, прежде чем она успела что-либо сказать, плюнуть или кинуть, третье кресло ловко толкнуло её под колени, и девушка уже сидела с нами за столом, с таким же стаканом виски в руках. Который она, впрочем, мгновенно отодвинула от себя в сторону:

    — Как можно пить эту мерзость, превращающую человека в скотину?!

    — «Thompson», не обижайся, это она сгоряча и не о тебе. — Мы с Гэндальфом одновременно прикрыли свой виски ладонями. — Нонна, простите моего экстравагантного друга, он ни в коей мере не пытался вам досаждать. Извращенцы вообще редко признают себя таковыми. Да и по чести говоря, много ли радостей в жизни призрака?

    — Он пытался меня нюхать!

    — Исключительно в светлых целях, — церемонно поклонился Гэндальф, прижимая руки к сердцу. — Зло не дремлет, и всевидящее Око парит над чёрными вершинами Мордора!

    А я неожиданно отметил, что девушка так возмущённо отреагировала на действия полупрозрачного толкиениста, но никак не на сам факт его появления. Можно подумать, будто бы встреча с настоящим привидением для неё самое незначительно-привычное происшествие? Но занятнее всего, что если это действительно так…

    Вопросы накапливались как снежный ком с незадачливым горным туристом, несущийся вниз по склону Приэльбрусья. Мой демон подмигнул из-за косяка, и я, вежливо извинившись, покинул двух нежданных гостей, перейдя в рабочий кабинет.

    — Хозяину письма пришли в интернете, а в письмах раскинуты ловчие сети, — просительно заглядывая мне в глаза, мурлыкнул Фамильяр. — Хозяин так вежлив, людишки так грубы, но демону можно показывать зубы…

    Что ж, он нечасто позволяет себе вмешиваться в разговоры. По вопросительному движению моих бровей серебряная пентаграмма вздрогнула, ожила и, включив планшет, открыла нужную страницу.

    «Внимание! Кто в теме, тот поймёт. Прошу срочно передать эту информацию всем нашим, всем членам Высшего Совета и лично Люциферу! В Совете два предателя из семи, а может, и больше. Они пытаются забрать то, что им не принадлежит. Они хотят власть над миром и все источники энергии, переманивают на свою сторону Белых и Легион. А Люцифер-то и не знает! Сообщите ему или Главному, что стоит над Советом. В опасности все миры, особенно наш!»

    Мне всегда было интересно: почему люди игнорируют врачей? В частности, психологов и психотерапевтов? Ведь кажется, вот обратись ты вовремя к специалисту, пропей курсом назначенные лекарства, завяжи с алкоголизмом и тяжёлыми наркотиками, устройся наконец на реальную работу, и жизнь заиграет новыми красками! Но нет, нет…

    «Ты стал быстро утомляться? Ничего не радует? Халва потеряла вкус? Удача обходит стороной? Задумайся… Похоже, ты невольно обидел древних шумерских богов! Наказание за это болезни, смерть и забвение! Но Иштар милостива, ты ещё можешь исправить ситуацию — принеси в жертву Ашшаку на полную луну чёрного козла, кошку или ворону, слей её кровь в заговорённый сосуд, а плоть сожги на священном огне. Смешай пепел жертвы с кровью и пей по глотку трижды в день. Но прежде переведи на счёт в Тинькофф-банк семьсот семьдесят семь тысяч рублей и…»

    Стандартный развод. Странно, что Фамильяр счёл это важным для моего личного прочтения. Сейчас для изучения списка забытых аккадских богов достаточно открыть Википедию, надёргать из неё первых попавшихся имён и названий, смешать с более поздним алхимическим бредом, и можешь смело строить из себя крутого знатока, посвящённого в древние тайны. А подлинный диплом жреца-шумероведа со всеми печатями легко купить на десятке сайтов в Сети. Недорого, можно даже красный.

    Отравить доверчивого простачка кровью с пеплом почти невозможно, разве что вытошнит пару раз, зато и урок запомнится лучше. Тут ведь главное не переборщить с угрозами, не запугать, а посеять зерно сомнений. Второй шаг — правильно указать цифры для перевода денег. Так чтоб человек видел, всё «прозрачно и открыто» для контролирующих органов. Люди любят, когда о них заботится государство.

    По факту и это обман, деньги пойдут прыгать со счёта на счёт, разбиваясь маленькими ручейками. Где и когда их обналичат, искать трудно, да и никому особо не интересно, но главное, под угрозой расстрела навеки запретить клиенту указывать «цель перевода», а то банк живо начнёт подозревать в вас незарегистрированного самозанятого и докопается до ваших доходов. Вам оно надо? Лично мне нет.

    «Глухая, слепая матушка Ефросиада оказывает помощь онлайн. Никакой рекламы. Она разрешила назвать её имя непосвящённым, начинающим, адептам, нуждающимся, страждущим, Ступающим в Поисках, Пастырям, Высоким, Тем Кто Ведает, Белым, Иным, Ищущим Истину, Стражам, Начинающим Путь, Отвергнутым, Посконным, Древним, также девицам в беде, Атласным, Не мешающим Кровь, скрытым, в отчаянии, Алым, людям Радуги, а всем другим — нет. Не корысти ради, а возвращения к Истокам! Ватсап, Вайбер, Телеграмм, Тик-Ток, электронная почта, Вконтакте, Инстаграм, Одноклассники — не работают! Кому надо, тот и так знает. А кто не знает, тому и не надо знать сокровенное…»

    Хм, а вот это заставляло задуматься. Демон прав, даже беглый взгляд быстро вычленил несколько нужных слов. Тот, кто прислал мне это послание, чётко знал о девушке в моём доме. И хотел, чтоб я её вернул! Но маги не любят ничего возвращать, в особенности чужого. Крышка захлопнулась с лязгом тюремных засовов, сияющая пентаграмма погасла, как кривая улыбка Бафомёта. Разберёмся со всем этим чуть позднее, но в этом столетии.

    Когда я вернулся на кухню, Нонна и Гэндальф уже непринуждённо и весело болтали, как самые закадычные друзья-товарищи. На виски он её, разумеется, не склонил, но в искусстве расположения к себе старый греховодник не знал равных.

    — О дочь северных земель, воистину вера твоя сильна и достойна уважения. Но увы, назгулы не знают слов божественной любви, высокие чувства им чужды.

    — Не божественной любви, а любви к Богу!

    — Дорога может извиваться меж высоких гор и глубоких пещер, но путь ведёт к цели.

    — Путь к Богу всегда прямой, главное, ни на что не отвлекаться — никаких икон, свечей, церквей, храмов, священнослужителей, лучше собираться маленькими группами на частной территории и там петь…

    — Обожаю эльфийские песни! Не напомните?

    Чувств и мыслей суетность оставь,
    Всеблагие небеса представь,
    С сердцем и вниманием не спеша
    Помолись, как требует душа-а… —

    распевным речитативом начала Нонна, прикрыв глаза и чуть раскачиваясь из стороны в сторону.

    — Ярослав, это фуфел, — подчёркнуто медленно обернулся ко мне призрак, спокойно переходя на нормальную речь. — Она такая же иеговистка, как я фанат Акунина.

    — То есть? — одновременно вытаращились мы с Девушкой.

    — Это не иеговистский псалом, да и не псалом вообще. Рифмованный набор дежурных фраз. Те, кто готовил нашу милую Нонну, мало что успели ей преподать. Это не сектанты. Ей промывали мозги совсем другие люди.

    — Чоткий же Сотона…

    Пока гостья ерзала в кресле, как грешник на сковороде, я торжественно отсалютовал Гэндальфу стаканом. Всё-таки старик не теряет хватку, а богатый жизненный опыт может пригодиться человеку и после жизни. Как говорится, нюх не пропьёшь!

    Пока госпожа Бернер лихорадочно вспоминала, что ей следует делать согласно инструкции в случае провала операции, я задумался о другом. Допустим, таинственный некто отправил ко мне зачем-то странную девицу то ли с провалами памяти, то ли искусственно выращенную в лаборатории, с целью э-э-э… даже не представляю… и сделать она должна была… упс! Нет, всё равно ничего не понимаю.

    А если учесть, что почти сразу же её могли вместе со мной взорвать, то кому и с какого перепугу понадобилось срочно присылать за ней двух урфин-джюсовских дуболомов, которые так вдохновились своей задачей, что до сих пор тусуются у нас во дворе? Два раза ничего не понимаю.

    Кому-то важно оставить меня дома? Но я и без того никуда не собирался выходить. Или, наоборот, она должна была меня выманить? Допустим. Если есть желающие проникнуть в мою квартиру во время моего отсутствия, ну-у… Мир праху и земля пухом, как говорится. Фамильяр всегда начеку, а жрёт он всё что кого где попало. Так что я уже в третий раз ничего не понимаю!

    — Наверное, мне стоит уйти, — нерешительно сказала Нонна, пытаясь встать с кресла.

    Я незаметно приподнял левую бровь, и тут же толстый чёрный кот, сладострастно мурлыкая, улёгся у неё на коленях. О-о, гладь меня, детка, гладь меня всего! Перед таким искушением не может устоять ни одна девушка, и наша недалёкая гостья, закусив от восторга нижнюю губу, принялась старательно чесать за ушком кровожадного демона. Обезвредив таким нехитрым образом липовую сектантку как минимум на полчасика, мы с Гэндальфом не спеша прошли в прихожую.

    — Спасибо за помощь. Ты крайне вовремя пролетал мимо.

    — Заклятье правды не поможет в столь тонком деле, — с улыбкой похлопав меня по плечу, предупредил он. — Порой терпение и доверие значить могут более, чем любое колдовство. Не мне учить тебя белой магии, но странным выглядит явление этого чуда…

    — С меня причитается.

    — Позволишь ли мне самому выбрать оплату?

    Догадаться, на что он намекает, было несложно. Отказать другу в столь пустячной просьбе выглядело бы чёрной неблагодарностью. В конце концов, мне это ничего не стоило, а у каждого из нас свои недостатки и пристрастия. Я улыбнулся в ответ и кивнул:

    — Они твои.

    — Орки-и! Я иду за вами-и… — грозно прорычал призрак, исчезая за дверью. Вернее, проплыв сквозь неё, как неодушевлённую преграду.

    Очень надеюсь, что к ребятам уже пришло подкрепление, потому что двух жертв для старика будет явно маловато. После виски он начинает чувствовать себя Гэндальфом Белым, а значит, как в «Двух твердынях», будет драться за десятерых. В иное время я пошёл бы следом, просто полюбоваться, но не оставлять же гостью одну. Хотя…

    — Нонна, у меня закончился кофе и копчёный лосось, не прогуляться ли нам вместе до ближайшего магазинчика?

    Она радостно согласилась, что я предложил ей возможность передать отчёт давно ждущим кураторам этой мутной операции. Ну что ж, вот ты сама мне их и покажешь, детка.

    — Дайте минуту, я быстренько переоденусь. Кстати, забыл спросить: у вас есть маска?

    Ковидные ограничения у нас в городе то вводят, то отменяют, то разрешают толпы на стадионах с Бастой, то запрещают «квартирники» с одной гитарой на десять человек, то шумно празднуют тысячными толпами выпускников приход «Алых парусов», то вслед требуют справки и кода даже на то, чтоб цапнуть чашку дрянного кофе в «Макдаке».

    Высоких питерских чиновников можно понять — как же я родному-то диточке выпускной с корабликом отменю?! Ведь дома истерика будет, ай-ай-ай! Ничего-ничего, мы в другой раз чего-нибудь запретим. И другим, разумеется. Бабло побеждает зло.

    В общем, маски у девушки не было. Что лишний раз подтверждало мои сомнения, поскольку сейчас можно ходить без денег, без паспорта, но не без маски! Я накинул рубашку с коротким рукавом, натянул чёрные джинсы. Смартфон с подключенным Сбером сунул в карман.

    Да, если кто вдруг думает, что вирусы — это вырвавшаяся на свободу чёрная магия, чужое колдовство или месть Таноса, так, увы, нет. Нам, яжмагам, было бы проще остановить любую эпидемию, имей она сама волшебную природу. Но в данном случае развлекались люди и спецслужбы, а не мы. Мы слишком поздно опомнились.

    Скажу больше, трое моих хороших знакомых по шабашам из Нижнего, Владимира и Казани ушли из жизни под аппаратами ИВЛ, когда их лёгкие превратились в жидкое стекло, и никто не хотел бы быть на их месте. Гэндальф тогда едва ли не матом отправил меня вакцинироваться. Я не антипрививочник, я пошёл.

    — Беру две маски! Вы готовы?

    — Да-да, но мы только выйдем вместе, хорошо? — слишком уж торопливо напомнила девушка. — А там я сама пойду, по своим делам, мне пора, меня ждут, мне надо нести свет Слова Божьего!

    — Конечно, само собой разумеется, как вы могли подумать…

    Фамильяр, церемонно помахивая хвостом, проводил нас до двери, отсалютовав мне на манер Дзюбы, и, подпрыгнув, повис чёрным зонтом на вешалке в прихожей. В парадной всё было чисто, а о недавнем саморазнесении вороны на молекулы напоминал разве что едва уловимый запах распада взрывчатых веществ. Спустившись по ступеням, из дома мы вышли чинно, без присущей соседям-москвичам спешки, едва ли не под ручку, как старые, добрые знакомцы, то есть почти что влюблённая парочка.

    На дворе конец августа, вполне ещё уютное время года. Любая одежда от свитера до футболки — считается «по погоде», что в тёплых кроссовках, что «пройдусь босиком по нагретому граниту» в равной мере не вызывает удивления прохожих. Говорят, многих гостей города это дезорганизует, но я-то местный, мне нравится.

    В отличие от многих других городов необъятной матушки-России наши питерские бабушки редко сидят у парадной, они предпочитают обмениваться сплетнями в саду Эрмитажа, скверике Екатерины Великой или на тенистых аллеях Васильевского острова. Так что, тихо шушукаясь за спиной, обзывать меня наркоманом, а Нонну — проституткой было просто некому.

    На булыжной мостовой, напротив выхода из арки, можно было разглядеть подтёртые пятна крови, сломанное лезвие выкидного ножа и размазанные на три метра следы от пачки сигарет. Когда Гэндальф «спасает мир» под ароматами хорошего виски, он реально способен на страшные вещи. Трупы нигде не валялись, значит, он дал им возможность уйти на своих ногах. Этим парням ещё крупно повезло, что наш седобородый призрак был в ударе, когда он не в духе, тогда вообще — кабздец всем фашистским оккупантам…

    Я указал на небольшой магазинчик «Дикси» на углу: не самый лучший товар, признаю, зато близко, буквально в двух шагах. Но моя спутница даже не посмотрела в ту сторону, её взгляд лихорадочно метался справа налево, по нестройным рядам частных автомобилей.

    Вообще-то парковка тут запрещена, но, как говорит наш местный д’Артаньян в зенитовском шарфе — заплатить штраф дешевле, чем искать свободное место. В чём-то он прав и не прав одновременно. Проблема паркования авто в городе стоит жёстко, как и проблема кумовства в рядах полиции. Типа, ну как же мы накажем народного артиста? Пусть он лучше споёт для нас на корпоративе, и забудем про штрафы. Некоторые вещи не выжечь и калёным железом…

    Светлые бровки Нонны обиженно поднялись над переносицей, желанного авто она явно не увидела.

    — Не огорчайтесь, — поспешил утешить я, поскольку бедняжка буквально была готова разрыдаться от такой подставы. — Водитель мог отъехать на минуточку или встать с другой стороны, за поворотом. Пойдёмте посмотрим?

    Разумеется, никаких нужных ей машин с знакомыми номерами она и там нигде не нашла.

    — Раз уж вы пока свободны, помогите мне совершить покупки, крошка? Мм…

    — A-а… я не… ох, мамочки-и…

    Одарив её самым глубоким взглядом, проникающим через радужку вплоть до копчика, я убедился, что девица поплыла и с ней можно делать всё что угодно (на грани приличия!), мы вновь сцепились локотками, после чего, не прерывая визуального контакта, отправились в тот же «Дикси». Как я говорил, идти было буквально два шага — через дорогу, и на месте.

    Ходить впритирку по узким дорожкам между ящиков морковки, картошки и груш очень непросто, зато я отметил ещё один странный момент — казалось, что поход в столь бюджетный сетевой супермаркет явно был для госпожи Бернер в диковинку.

    Она металась взад-вперёд, она нежно гладила все мятые фрукты и даже грязные овощи, её восхищала колбасная нарезка, запаянные треугольники сэндвичей, шампиньоны в пакетах, копчёная курица, плавленый сыр, церковное вино от настоящей «Массандры», стоящее по акции какую-то нелепо смешную сумму.

    Девушка прыгала на одной ножке, визжала едва ли не в голос, хватала всё подряд, тыкая мне под нос удивительные, с её точки зрения, вещи — маленькие пакетики майонеза на двадцать пять грамм, гранёные стаканчики водки и коньяка, шоколад по полкило, салат селёдка под шубой в пластиковой коробке, одноразовые цветы в горшочках, которые живут ровно две недели, Голицынское шампанское из Крыма, произведённое в том же Санкт-Петербурге (южное вино делают на севере, Карл!), и всё такое прочее.

    На определённом этапе я, честно говоря, забодался удивляться. Просто указывал взглядом на нужные предметы, и они быстренько падали в нашу корзину, пока моя спутница хлопала в ладоши в неудержимом восхищении перед запакованным вафельным тортом. Вот же чоткий Сотона, да она ведь едва ли не на колени перед ним бухалась! Разумеется, пришлось купить. Она чуть было меня не поцеловала в неконтролируемом порыве чувств…

    На выходе из магазина у нас двоих было по два большущих пакета, то есть полный флеш-рояль. Нонна уже никак не могла отбрыкаться от того, чтобы вернуться ко мне домой. Хотя буквально на входе в арку, когда я, переложив все пакеты в одну руку, нажимал кнопки на кодовом замке ворот, белая лошадь с дальнего барельефа подняла морду, тревожно раздувая ноздрями. Опасный знак…

    — Что-то случилось?

    — Ещё нет, — задумчиво тормознулся я. — Поднимайтесь наверх без меня. Мне нужно отправить пару сообщений знакомым. Третий этаж, дверь открыта, заходите.

    ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ


    Ты такая красивая и молодая.
    Я бы мог не писать уже больше ни слова.
    Ибо сказано всё, ибо в этом основа
    Нашей жизни, как вечного бега по краю…


    Приятно хотя бы то, что мне не пришлось долго ждать. Ожидание опасности всегда чревато либо скукой, либо паникой. Но если скука расслабляет человека, делая его равнодушным и беспечным, то паника способна заставить проиграть битву ещё до её начала.

    Стоило Нонне, взявшей у меня самый лёгкий пакет, скрыться в парадной, как с верхней части арки плавно спустились две мутные сущности. Голые, бесполые, с самыми малоприятными физиономиями, грязными когтями на кривых ногах и стекающей слюной через нижнюю губу.

    — Отдай!

    — Что?

    — Она не твоя!

    — Тогда, видимо, здесь неприемлемо употребление слова «что». Быть может, уместнее было бы говорить «кого»? Но хорошо, не буду учить вас грамматике. Итак, кто вам от меня нужен?

    — Она.

    — А вот её я вам не отдам. И?

    — Ты не понял, человек…

    — Нет, это вы не поняли. Повторю. Я. Её. Не отдам.

    — Как ты смеешь?!

    — Хм… э-э-э… как… Да легко, яжмаг!

    После чего я развёл руки в стороны, и два кожаных браслета, украшенных скандинавскими рунами, сгорели прямо на моих запястьях. Боль мгновенная, но терпимая. Зато обе слюнявые сущности были разнесены на молекулы, и арка перед нашей парадной стала окрашена в бледно-серый цвет вместо голубовато-коричневого.

    Возможно, кому-то из чисто эстетических соображений хотелось бы, чтоб настырные приставалы имели более яркий оттенок кожи, но тут уж как повезло. Извините, на всех не угодишь, да и по-любому у нас в культурном Санкт-Петербурге предпочитают мягкие, монохромные тона, а то, что яркое, всё равно приглушается снегом, дождём или туманом.

    Я кивком поблагодарил старый барельеф лошади с жеребёнком. Для любого практикующего магические искусства сам город на Неве предоставляет массу возможностей — останавливая, предупреждая, подталкивая, давая подсказки и щедро рассыпая знаки, нужно лишь уметь видеть. Меня учила этому бабушка ещё с шести лет, и всё равно до сих пор какие-то моменты ускользают незамеченными, а это плохо. Яжмаг, вообще, не самая простая профессия, в ней редко кто задерживается надолго.

    Нонна ждала меня у дверей, просто сев на пол. В глазах печалька, губы подрагивают, пакеты с продуктами аккуратно стоят рядом. О-о, женщины…

    Никогда их не понимал, хотя как минимум дважды был в самых серьёзных отношениях. И до сих пор бывает, особенно в серые зимние дни, под коварной магией алкоголя я перебираю в сотовом фото своих бывших, пытаясь выяснить, где они сейчас, счастливы ли, вышли замуж, нарожали детей, развелись, построили карьеру, съехали в ближнее-дальнее зарубежье, спились к бесам собачьим или ещё что? Стыдно-о потом бывает, хоть вешайся…

    — Не огорчайтесь так уж. — Я спокойно сел рядом с девушкой, вытянув ноги. — В конце концов, не бросили же они вас на веки вечные одну в чужом городе, без знакомств, полезных связей, крыши над головой, паспорта и средств к существованию?

    Нонна сокрушённо всхлипнула. Понятно, именно так и бросили.

    — Что ж, это Питер, детка! Его нужно просто принять, не ставя условий и не перекладывая своих надежд на чужие плечи. Как-то так. Прости.

    — За что?

    — Ни за что. Дежурная фраза. Зайдёшь?

    — А мы уже на «ты»?

    — Сударыня, — я резко вскочил на ноги, отвешивая аристократический поклон конца девятнадцатого — начала двадцатого века, — не соблаговолите ли вы осчастливить своим визитом скромное жилище потомка отставного офицера Собственного Его Императорского Величества Конвоя? Да-да, мой прадедушка служил там в гвардии от крымских татар. У меня его профиль, не находите?

    Она вдруг высморкалась прямо в подол (!), встала и подала мне руку.

    — Ночевать я не останусь.

    — А я бы предложил.

    — Нет, это неудобно.

    — Очень удобно, вы ведь не видели моей кровати.

    — Прекратите!

    — Хорошо, но хотя бы присмотритесь к дивану в гостиной. Натуральная кожа, Испания. Таких стройных девиц, как вы, там можно уложить троих в ряд, и ещё останется место.

    Я не стал уточнять, что испанцем был лишь дизайнер этого домашнего чудовища, деревянная основа из муромских лесов, о которых пел ещё Владимир Высоцкий в песенке «Страшно, аж жуть!». Набивка хлопковая из Таджикистана, с таким количеством опиумного мака, что ко мне раз в месяц гарантированно забегают полицейские собаки без хозяев, просто понюхать, от души, пожалуйста, не по-детски, брат!

    А кожа на обивке из двух крупных демонов, нечто среднее между страусиной и козлиной, мягкая, выделанная, и расслабляет, как эротический тайский массаж. Это побочные эффекты, увы, в остальном нормальный диван. Сам я на нём почти и не сплю. Разве что если совершенно вымотан, тогда да, тогда эта штука буквально спасает.

    Нонна нерешительно пожала плечами, но я мог быть вполне уверен, что она согласится. Скромное обаяние яжмагов, железная мужская логика вкупе с мифической уверенностью женщин в своём праве выбора творят чудеса…

    Фамильяр встретил меня в надутом недоумении:

    — Хозяин долго шлялся где-то, а котик заслужил котлету. Что, от напористой девицы так просто не освободиться?

    Я пнул его под хвост, дабы не позволял себе лишнего. Запомните, демонам воли давать нельзя! В особенности самым преданным, вы и не заметите, как они начнут управлять вами, а не наоборот. Фамильяр злорадно ухмыльнулся во всю пасть, демонстративно показывая, что его время ещё придёт, и гордо скрылся на кухне парадным шагом никем не побеждённого кота.

    — Нонна, вы устали и на нервах. Не будет ли чрезмерной вольностью с моей стороны предложить вам отдохнуть в ванной? Халат там есть, шампуни, гели, соли и мыла завались, полотенца свежие, запоры надёжные. Уверяю, вас никто не побеспокоит.

    Ни одна вменяемая петербурженка даже не клюнула бы на столь лакомое предложение. Наши дети с первых двух лет жизни учатся обеспечивать собственную безопасность и не лезть в пряничный домик, но этой наивной мадемуазели впору было брать второе имя — Доверия Чрезмерная!

    И хоть лично у меня даже в планах не было приставать с нереализованными чувствами, но подобная простота казалась слишком уж исключительной, далеко не в лучшем смысле этого слова. Не будь она абсолютно естественной! Настолько, что, если бы эта девушка встретила реального маньяка на пустыре ночью и просто сказала ему «Добрый вечер!», он бы ответил: «Добрый вечер, мисс…» — и ушёл дальше, просветлённый, с чистым сердцем и нежной грустью в душе. Как у неё это получается, кто бы знал…

    Пока из ванной доносился плеск воды и шипение мыльной пены, я вновь вернулся за рабочий стол, к своему планшету. Рогатая серебряная голова одарила меня гнусной козлиной улыбочкой, а на экране вспыхнули самые важные сообщения:

    «Зачисление трёхсот пятидесяти четырёх тысяч рублей. Назначение платежа не указано».

    Это правильно. Как я уже говорил выше, Сбербанку необязательно знать, какие суммы мне платят клиенты и конкретно за что. Будут звонить, скажу, что возврат долга. Я и без того регулярно плачу проценты за каждый перевод денег, а нужные магические ингредиенты в массе своей производятся за пределами нашей страны и стоят порой весьма недёшево.

    А по услугам всё честно, я помог некой даме бальзаковского возраста разоблачить неприлично молодого любовника, за что она и отблагодарила меня деньгами. Хотела натурой, но я крайне вежливо отказал. Облезет! Тем более что, прогнав одного афериста, озабоченная тётка в тот же день завела себе другого, уже из Турции. Брюнета с оленьими глазами, моложе её самой на двадцать четыре года и килограммов на сто полегче. Жаждет любви, женитьбы, совместного имущества и московской прописки, вай мэ-э!

    Что у нас дальше по списку? Заказ на приворот. Дьявол и преисподняя, ПРИВОРОТ?! Да хоть кто-то в двадцать первом веке до сих пор ведётся на подобную ненаучную ересь? Хотя сумма на счёте висела приятная. Увы, но одно это существенно меняет дело. В нашей профессии деньги играют весомую роль, отказываться не всегда разумно. Наученный жизненным опытом, я беру плату вперёд. И уж тем более не возвращаю!

    — К тому же иногда можно как бы… Нет, не схалтурить, но не слишком стараться, — зачем-то пустился оправдываться я. — Чрезмерные усилия всегда чреваты перебором.

    Кому я это говорю, ради кого стараюсь? Фамильяр дремал на кухне, Нонна млела в ванне, не перед самим собой же мне выделываться? Кажется, у меня с утра не заладилось с самооценкой, такое бывает, но редко.

    Что ж, получите, распишитесь — я быстренько набросал магический текст стандартного «древнерусского» приворота. По факту абсолютно пустая, левая хрень, но с надуманными отсылками к христианству, разумеется, иначе в этой стране не прокатывает:

    «Подняться в шесть утра, на ясной зореньке, умыться святой водой, потом встать голой перед раскрытым окном, распустить волосы, намазать грудь мёдом, а низ живота вареньем, держать в левой руке к себе ликом икону Николая-неугодного, чей день наступает раз в четыре года, правой креститься и повторять громко, с выражением, нараспев: «Как мухи да пчёлы на грудь мою, рабы Божьей (имярек), слетаются, так бы и раб Божий пола мужеского (имя, фамилия, отчество полностью!) на естество моё бабское прилип, да от оного не отстал бы ни телом, ни мыслию, ни чужой волею! Засим Николай-неугодник мне в помощь! Аминь, аминь, аминь!» Проводить обряд в течение полугода, каждый месяц по три раза подряд. Если же через полгода приворот по-прежнему не даст результатов, значит, Вы экономили на мёде и варенье или читали недостаточно искренне, без души, неверна сама визуализация объекта желания. В этом случае сделать перерыв на четыре месяца, после чего повторить всё сначала…»

    Как правило, через три-четыре месяца даже самые упёртые женщины начинают резко умнеть и спокойно переключаются на другой тип мужчины. Заранее оплаченная работа честно выполнена, теперь можно немного отдохнуть или…

    — Я всё! — счастливо выдохнула моя гостья, выходя из ванной.

    Румяная, свежая, мокрые волосы отброшены за спину, в тёплом махровом халате с моего плеча, то есть Укутанная от подбородка до пят. Мне на секундочку даже показалось, что она красивая. Ну или, наверное, какая-то абсолютно другая. Не как у нас, не как везде, не той чистой красотой, как принято в современном европейском мире.

    На взгляд юного санкт-петербургского мажора, куда более привлекателен типаж стройной узкобёдрой девицы, с маленькой грудью, оригинальной, полувыбритой причёской с разноцветными прядями, кучей фенечек и прибамбасов, неизменной кнопкой наушника, мечтательно-блуждающей полуулыбкой, фиолетовыми ресницами и всегда загадочным выражением глаз, в которых отражается то ли нежная вечность, то ли свинец туч над Финским заливом, то ли понимание и прощение всего сущего, то ли янтарь невского пива, то ли просто отсутствие головного мозга. Всегда немножечко путаюсь в таких вещах, философия и искусствоведение не моя тема…

    Нонна была не такой. Наверное, самым правильным определением для неё было бы навязшее в зубах слово «естественная». Но что можно было сказать другое? Своим магическим взглядом я не видел в ней ни капли фальши. Вся та ложь о себе, о секте, о миссионерстве выползала наружу, лишь когда она открывала ротик.

    Когда она молчала или говорила на другие темы, то сразу становилась сама собой. И подобных ей по искренности, душевной честности, доброте я просто не встречал. Что же ты за чудо чудное и откуда пришла в наш бесчеловечный мир? Я вдруг подумал, что хотел бы увидеть её без халата, и это была приятная мысль, но вместо этого почему-то сказал:

    — Наверное, вы голодная? Пройдёмте на кухню. Фамильяр у меня отлично готовит и никогда не пытается отравить.

    Она так вытаращила голубущие глаза, что я не смог дальше врать:

    — Шучу, еду привозят из ближайшего ресторана. Доверять моему коту нельзя. То есть вообще и ни в чём! Мне можно, я не он. Э-э-э…

    — Э-э-э? — уточнила она. — Вы говорите так, словно ваш котик какой-то не такой?

    Я окончательно запутался, ни в чём более не уверенный, особенно в своём домашнем демоне. Что ей можно объяснить, если она в упор не видит очевидного?

    Положение спас мой кот, надсадно завывший из прихожей. Таким неприличным образом он реагирует лишь на одного человека. Или не человека, я ещё не разобрался, хотя мы знакомы уже не первый год. Один раз даже оказались голыми в одной кровати, но, по счастью, были такими пьяными, что тупо уснули спиной к спине и, не глядя друг на друга, разбежались под утро. Всё моё дальнейшее общение с Белой Невесточкой складывалось исключительно эпизодически.

    — И самое главное, что я не припомню ни одного случая, чтобы она сама пришла к нам домой, — сообщил я Фамильяру, пожимая плечами.

    — Хозяин симпатичный внешне, но эта странная черкешенка не для него несёт цветы. И цель её — ни я, ни ты.

     

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз