• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война для души информационная безопасность исламизм историософия исторические аборигены история Санкт-Петербурга литература мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание попаданцы приключения саксофон современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 11
    Пользователей: 0
    Гостей: 11
    Архив новостей
    «    Август 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Август 2022 (427)
    Июль 2022 (1500)
    Июнь 2022 (853)
    Май 2022 (1801)
    Апрель 2022 (1887)
    Март 2022 (2036)
    Георгий Лопатин: Князь Рус (фрагмент)

     Георгий Лопатин

    Князь Рус

    Пролог

    Есть на севере загадочные, выложенные из камней, круги-лабиринты. Хотя к классическим лабиринтам с тупиками они не имеют никакого отношения, просто ведущая к центру специфически изогнутая дорожка без ответвлений. Кто их сделал, когда, а главное каким целям они служили, доподлинно ныне неизвестно. То ли площадка для шаманских камланий, каких-то социальных обрядов вроде свадебных, то ли вообще похоронных, для перехода душ усопших в иной мир, а может еще для чего-то…

    Но еще до того, как о них стало хорошо известно широкой общественности благодаря газетам, телевизионным передачам, а потом и интернету, в одно из таких мест с кругом диаметром в тридцать метров с начала восьмидесятых годов любила приезжать на выходные семья Орловых, Василий Васильевич и Полина Викторовна, благо имелась собственная машина, старенькая двадцать первая «волга», но в хорошем состоянии, так как у главы семейства руки росли откуда надо и ремонт производился качественно.

    Рыбачили, жарили шашлыки, собирали ягоду и грибы, иногда охотились на мелкую живность, в общем устраивали классический пикник на природе. Ездили даже зимой, хоть и реже чем летом, но раз в месяц в хорошую погоду, обязательно вырывались из шумного и вонючего города Петра творенья, что навевал своим унылым серым видом, да еще в столь непростое время для страны чувство даже не тоски, а какой-то беспросветной обреченности, ведь наступили лихие девяностые…

    Здесь на природе, оставив суетную цивилизацию за спиной, плохие мысли постепенно уходили, хандра слетала и становилось легче дышать. Даже больше, появлялся заряд бодрости.

    Брали с собой и своего малолетнего сына Василия (была в их семье такая традиция всем первенцам давать имя Василий), для которого эти поездки стали самым желанным событием. Во время этих поездок он был по-настоящему счастлив.

    Став чуть взрослее Василий понял, что его родители слегка… нестандартные, по крайней мере по сравнению с родителями своих одноклассников. Нет, не психи и даже не сектанты какие, но… определенно несколько хиппонутые, разве что дурью не увлекаются, более того даже не курили и спиртное употребляли только по большим праздникам и то очень в меру. Опять же на ставшую модной в стране эзотерику подсели, йогой занялись, про всякие там чакры с аурами читают, третий глаз открывают, и прочую ересь изучают типа феншуя, хиромантии, да гороскопы.

    Василий естественно тоже не избежал этого поветрия, и немудрено, ведь родители все равно вольно или невольно становятся объектом для подражания. Но как ему казалось, он изучал более практичные вещи, а именно гипноз и самогипноз. Последняя дисциплина давалась ему особенно хорошо, так что однажды, несколько увлекшись изучением и оттачиванием одной методики, чуть в кататоническое состояние не впал. Хорошо не усидел и свалился на пол со стула, больно стукнувшись плечом.

    Но занятия не бросил. Васе казалось, что это помогает ему в учебе лучше запоминать материал. Учился он и впрямь неплохо, отличником не был (математика и все, что связано с цифрами почему-то плохо поддавалось подобному способу изучения, даже даты исторических событий усваивал с трудом), но и троек тоже не имел. Особенно хорошо шли гуманитарные предметы, литература, история и иностранные языки, так что он довольно легко освоил школьные курсы английского и немецкого, самостоятельно изучил французский, и даже нацелился на итальянский…

    Шло время, и Василий Орлов стал ездить один пытаясь подзарядиться и сбросить накопившуюся эмоциональную тяжесть, чтобы пережить очередную тяжелую рабочую неделю… Увы, пока служил в армии обычным мотострелком, родители возвращаясь из очередного вояжа «подзарядки» попали в автомобильную аварию. На встречку вылетел джип «мерседес» с мажорчиком под кайфом…

    Мажорчик выжил, и даже пострадал не сильно, спасла подушка безопасности. И от ответственности в итоге увернулся. Вроде как ни в одном глазу, а что машина вылетела, так это из-за технической неисправности — руль заклинило. Типа несчастный случай, никто не виноват.

    Так что продолжил этот мажорчик и дальше веселиться по клубам бегать да с девками гулять, как ни в чем ни бывало. Правда не долго… случилась у него передозировка сильная. Поудивлялись конечно знающие люди, ведь дозы у него были все отмерены в специальных патетиках, а тут отчего-то сразу десять доз себе в вену вкатил, но разбираться не стали. Чего с нарком возиться, когда других дел выше крыши? Насильники, маньяки да убийцы бегают табунами. А нарки эти пусть хоть все сторчатся.

    Какое-то время Василий пытался приохотить к поездкам жену, но она не проявила большого энтузиазма, предпочитая ночные клубы. А потом и вовсе семейный корабль налетел на подводные рифы жизни… когда он обнаружил, что ему надо лечиться от одной специфической болячки передающейся половым путем. Не повезло. Бывает. Гормоны, то да се… не разглядел в общем. Хорошо хоть не СПИД.

    Да и поначалу была такой правильной… И гипнотизировать-программировать ее «на верность» Василий посчитал неэтичным, нечестным (иначе это ведь все равно что с живым роботом жить, с чем-то ненатуральным, подделкой, кому-то может и в кайф было бы сделать себе полностью послушную куклу исполняющую все его прихоти, но не ему), потому вообще в личных отношениях никогда не пользовался гипнозом (разве что на работе чуть-чуть, для установление доброжелательного настроя в коллективе), вот и аукнулось ему его чистоплюйство.

    Василий невольно скривился, сбрасывая негативные воспоминания личной неудачи, что нет-нет, да накатывали болезненной волной внося в душу раздрай, и включил радио. Как раз шла метеосводка. На севере да еще в прибрежной зоне погода меняется резко, вот вроде тихо все, а через десять минут — шторм, так что послушать обновленный прогноз погоды не мешало.

    Но ничего не поменялось, все те же двадцать пять тепла, что для середины сентября было весьма хорошо, разве что на данной волне сообщили о мощной солнечной вспышке случившейся аккурат три дня назад, а значит поток заряженных частиц вот-вот должен был достигнуть Земли и рекомендовали сердечникам и прочим метеочувствительным людям держать необходимые лекарства под рукой и особо физически и психологически не напрягаться.

    — …Так что мы с вами, дорогие радиослушатели, в ближайшие часы можем стать свидетелями такого интересного и красивейшего явления, как северное сияние…

    Василий выключил радио и снова скривился из-за очередного плохого воспоминания. Жена не оценила тогда небесного зрелища. Холодно ей видите ли было, комары понимаешь, дескать видела уже… по телевизору.

    Сорок лет… в этот день должно было исполниться. И вот навалилась какая-то зеленая тоска. Знакомые говорили про кризис среднего возраста… дескать надо стиснуть зубы и перетерпеть, только не пускаться во всякие безумства, что иногда случается с людьми в такой непростой период жизни. И он сам прекрасно зная об этом, терпел, но не вытерпел и прямо в обеденный перерыв посреди рабочей недели сорвался на «свое место», для чего взял отгул, благо был у начальства на хорошем счету… что немудрено с его-то способностями.

    Он все-таки решил забить на странную традицию и от метить свой день рождения, пусть и в одиночестве. Ну а то, что эту дату не празднуют, видимо в память о хазарских каганах, коих в сорок лет ритуально удавливали, ему было наплевать.

    Пить правда не стал, не приучен, тем более в одиночку. Просто разбил палатку и пошел рыбачить, постепенно чувствуя, как его отпускает и все проблемы становятся каким-то далекими и несущественными.

    Было ли это самовнушением, в котором он так хорошо продвинулся? Василий не знал. Но так ли это важно, если помогает? Так что он не собирался заниматься самоанализом. Увлекаться самокопанием тоже не стоит.

    Подступил вечер, стало темнеть, и Василий запек улов, коим и поужинал, открыв-таки прихваченную бутылку белого вина. Почему-то именно в этот день, как никогда остро захотелось вернуться назад в свое беззаботное и счастливое детство…

    Странно, но в этот раз уснуть Орлов почему-то долго не мог. Выбрался из палатки и долго сидел в раскладном кресле наблюдая за птицами и провожая взглядом проходящие вдалеке корабли. А потом стало не до сна, началось обещанное радиоведущим северное сияние. Величественное и завораживающее зрелище. Он не раз и не два наблюдал это явление, но каждый раз оно для него было, как в первый раз. Но сейчас было особенно хорошо, тело наполнила необычайная легкость…

    Василий, очень долго не отрываясь смотрел на светящиеся зеленые переливы в небесах, да так, что сам не заметил, как вошел в сомнамбулическое состояние и не отдавая себе отчета в собственных действиях, встал и словно лунатик подошел к каменному лабиринту, а потом двинулся по тропе, чего он давно не делал. С далекого детства не делал. Лишь где-то на грани сознания пульсировала одна мысль-желание, вернуться в прошлое и изменить свою как-то криво сложившуюся на удивление серую жизнь…

    Вот он дошел до центра и встал на центральный камень. В следующий момент Василий ощутил себя невесомым, а потом его словно начало высасывать из тела. Мгновение и Василий Васильевич Орлов рухнул, как подкошенный.

    1

    Василий Орлов открыл глаза и медленно осмотрелся.

    Обстановка, мягко говоря, его несколько удивила да и в целом не понимал что произошло и где он.

    Было сумрачно. В качестве единственного источника света выступало небольшое квадратное окошко над низкой дверью, настолько низкой, что в окно можно было посмотреть встав напротив него.

    Ну как окошко? Просто отверстие без намека на остекление, так что при желании еще и голову можно высунуть для лучшего обзора. При нужде его можно закрыть ставней изнутри.

    Да и за окном тем похоже наступил вечер или просто установилась пасмурная погода из-за темных грозовых туч затянувших все небо.

    — Или все вместе… — пробормотал он. — Пожалуй что пасмурный вечер.

    Почему такой вывод? Ну так пахло сыростью и свежестью, как бывает после дождя. А после дождя облачный покров все-таки как правило хоть частично, но рассеивается…

    — Так это что, я минимум сутки тут валяюсь?.. — дошла до него ситуация.

    Глаза адаптировались к сумраку и Василий, еще раз обведя взором вокруг, наконец смог определить, что помещение довольное большое, квадратов на двадцать, прямоугольное. Стены бревенчатые, но сложенные не классическим срубом, а стоят вертикально, вкопанные в землю.

    Вдоль стен широкие лавки, под которыми стоят плетеные корзины и ящики-сундуки, при этом он сам почему-то лежит не на одной из них, а по центру на по всей видимости столе.

    Было не слишком мягко. Матрац тонкий, по ощущению набит травой вперемешку с шерстью. На нем шкура, на которой он собственно и возлегал и укрыт шкурой же неясного происхождения, не то овчина, не то медвежья, не то еще какая…

    По углам помещения на небольших полочках находились глиняные лампадки а-ля лампа Алладина.

    Справа от двери увидел очаг из камня-плитняка, примерно полметра на метр и полметра высотой. Без трубы, а значит отопление шло по-черному. Так что окошко это надо думать выполняло роль дымохода…

    Потолок отсутствовал, вместо него сразу виднелась сильно закопченная пологая двускатная крыша из жердей.

    Взгляд продолжил скользить по третьему кругу отмечая все новые детали.

    На стенах висят связки различных трав, какие-то веревки… на полках стояло множество глиняных горшков самых разных форм и размеров. Все изрядно подкопченные, а значит ими регулярно пользовались ставя на огонь и что-то в них готовя и не факт, что еду… Имелись чистые кувшинчики.

    Запах в помещении стоял не самый приятный, ну или скорее непривычный. Это конечно же запах застарелого дыма. Его разбавляли флюиды свежего гербария, еще не успевшего прокоптиться. Дальше нос учуял что-то прокисшее, к этому запаху добавлялся аромат мочевины и чего-то еще…

    Василий постарался отрешиться от запахов. Сейчас это не самое важное. Важно совсем другое…

    — Где это я?..

    Все говорило в пользу того, что в доме… или даже скорее полуземлянке… знахаря.

    — Мрак… Это каким же надо быть апологетом староверчества, чтобы вот в такой исконно-посконной старине жить? Но что-то я не слышал о таких сектантах в наших краях…

    Так что мысль о староверах он отбросил сразу, они обитают где-то далеко за Уралом, тем более такие упоротые на старине.

    — Может реконструкторы?

    Это было уже реальнее.

    — Старославянское или викинги…

    Орлов и сам не являлся новичком реконструкторского движения, причем стоял у самых его истоков еще в СССР. В конце восьмидесятых в начале девяностых стало популярно «индейское движение», в котором состояли еще его родители, то есть одевались как индейцы, делали украшения своими руками, даже национальную индейскую избу собирали… фигвам называется.

    Это уже потом пошли все эти викинги с рыцарями, римские легионеры, а так же наполеоновская тема, ну и конечно Вторая мировая.

    Василий по инерции везде успел поучаствовать, даже на слеты толкиенистов пару раз заносило с этими эльфями и гномями, пока движения не встали окончательно на коммерческие рельсы, а как известно, куда приходят деньги, оттуда уходит душа. Ну и просто из возраста вышел, хотя таких старичков как он там хватало с избытком.

    — Не понял…

    Его, как говорится, начали терзать смутные сомнения…

    Во-первых, острота зрения. К своим сорока оно у него было не ахти. Приходилось уже носить очки чтобы видеть вдали. Сейчас же со зрением не было никаких проблем несмотря на сумерки, он видел все ясно и четко.

    А во-вторых — ощущение во рту… не поганый привкус имевший место быть, а именно тактильные чувства. В общем язык давал четко понять, что у него идеально ровный прикус, словно после хорошей такой работы дантиста с установкой «фарфоровой голливудской улыбки». А ведь имелись в этом плане проблемы… в общем неровные у него были зубы.

    Орлов, осознав неправильность, быстро проверил остальные зубы кончиком языка. И он подтвердил, что зубы определенно не его… ни одной пломбы.

    Рефлекторно дернул рукой, но до рта, чтобы проверить уже все пальцами, не донес. Рука принадлежала явно не ему.

    Это рука была крепкая, грубая и натруженная, о чем свидетельствовали специфические мозолистые уплотнения на коже. Его собственные руки были куда как «аристократичнее», то бишь классические длани офисного планктона, что только и делали как отбивали пальцами кнопки на клавиатуре, да иногда брали ручку, чтобы поставить подпись.

    Посмотрел на вторую руку. Зачем-то сравнил их между собой. Затем пропальпировал лицо. Хотя это было лишним, ибо на ощупь он и свое бы лицо не опознал. Хотя это тоже подтвердило пришедший ему в голову вывод, так как бороды он не носил, а сейчас она имела место быть и волосы до плеч, при его-то коротком ежике.

    «Оп-па-на… приплыли…» — тягуче проползла тяжелая мысль.

    — Я попал…

    «Мечты, что называется сбываются… — горько и даже несколько истерично подумал Орлов. — Хотел попасть в прошлое? Ну так ты попал… Ну а то, что хотел в собственное детство и своем теле очутиться, а в итоге улетел несколько дальше по времени и в чужую тушку угодил, ну так что ж… накладочка вышла у мироздания, бывает…»

    Василий закрыл глаза и глубоко задышал, пытаясь унять дрожь, что начала колотить его тело.

    Шок. От него никуда не деться.

    Оставалось только радоваться, что лежит в доме-полуземлянке в одиночестве и еще никто не зашел внутрь и не заметил, что он очнулся. Василию требовалось некоторое время для принятия самого факта попадания, ну и как-то сориентироваться в ситуации, выстроить какую-то линию поведения.

    С последним было хуже всего, ведь он ничего не знал о реципиенте. Какого-то присутствия хозяина тела он тоже не ощущал. Не была доступна и память реципиента, но ему очень хотелось верить, что это все же временно и доступ к информации он все же получит, потому как без инфы ему кирдык.

    О том, чтобы признаться, что он вселенец из будущего, даже мысли у Орлова не возникло. Ничего хорошего его в таком случае не ждало. На костре может и не сожгут, хотя совсем не факт, все зависит от эпохи, но и на свободе не оставят, запрут в монастыре на хлебе и воде и начнут изгонять беса, а уж какими методами, так это даже лучше не знать.

    Василий пошарил у себя, теперь уже у себя на груди и нащупал нечто на шее, но по форме явно не крестик. Кружок типа монетка.

    — Ага, все-таки времена викингов…

    В руке болтался оберег выполненный из темного металла, пока неясного какого. Он его узнал сразу, все-таки в теме, а именно знак Перуна в виде руны «П». На другой стороне медальона находился знак «Секира Перуна».

    «Отыгрывать беспамятного? — лихорадочно размышлял он. — А с чего бы я эту память вдруг потерял? Голова вроде целая, значит никто мне по тыковке не засветил…»

    Вариант был крайне слабым, еще и потому, что если бы реципиент реально потерял память, то говорить он все равно стал бы как раньше, или вообще превратился бы в немого, да еще пускающего слюни дурачка, а Орлов местного наречия не разумеет.

    «Разве что еще и немым до кучи прикинуться да язык со временем выучить? Благо у меня с этим проблем не возникнет, пара месяцев и буду записным аборигеном… — мелькнула дополнительная спасительная идея. — Нет, это вообще уже ни в какие ворота не лезет. Окончательно запишут в помешанные и тогда придется валить из родных мест, далеко и быстро. Все бы ничего, но не имея никого за спиной по жизни ничего не добиться, ни в мои времена, ни тем более сейчас. А сейчас судя по всему у меня неплохой стартовый капитал, даже если я простой воин, глупо его потерять и все начинать с нуля. Так что даже с памятью нужно извратиться, но вывернуться!»

    — Стоп… без паники… — сказал он себе. — Попробуем кое-что из ментальных техник… Авось поможет?..

    Орлов, усилием воли подавив в себе стремительно прогрессирующую душевную сумятицу, вспомнил о самогипнозе, что его по жизни раньше хорошо выручал.

    «И что в конечном итоге закинул меня сюда… — пробурчал он мысленно. — Хотя без этого долбанного круга, да еще в сочетании с северным сиянием явно не обошлось…»

    Василий невольно задумался о том, что можно попытаться вернуться.

    «Если есть куда… — резонно засомневался он в такой возможности. — Вдруг я там умер? В лучшем случае попаду в другое тело. Вот только, кто сказал, что следующий вариант окажется лучше нынешнего? Это тело хоть молодое, здоровое и сильное, а могу попасть в дряхлого калеку старика-шамана, да еще в более глубокую эпоху, в каменный век в какого-нибудь неандера. Оно мне надо? Оно мне сто раз не надо… разве что совсем припрет».

    Выбросив лишние мысли из головы, Василий начал мысленно зачитывать мантру впадая в состояние отрешения, но с фиксацией задания на раскрытие памяти тела.

    Несмотря на все с ним произошедшее, а так же тревожную окружающую обстановку из-за опасения, что его в любой момент могут попроведать и сбить с настроя, самогипноз у Орлова на удивление получился как по маслу, так легко и быстро, как в прежней жизни не всегда получалось даже в идеальных условиях и внешних вспомогательных факторах (специальная музыка и медиатор-концентратор в качестве которого у гипнотизеров выступает какой-то предмет на котором концентрируется внимание «жертвы»).

    «Кто я? Чье тело занял?» — вопрошал себя Василий Орлов на каком-то ином слое сознания.

    В голове что-то забрезжило, заворочалось… как бывает, когда пытаешься вспомнить что-то давно забытое ухватывая ассоциативные ниточки.

    А в следующий момент в голове словно взорвалась сверхновая и вместе со вспышкой всепоглощающей боли ответ был получен, причем в полном объеме.

    2

    — А-а-а!!! — в голос заорал Василий, обхватывая и с силой сжимая голову руками, словно боясь, что ее сейчас разорвет на несколько частей.

    Хлынувшая бурным потоком информация — память реципиента, чуть не раздавила его подселившуюся сущность. Но не раздавила и он в одну секунду воспринял ее и узнал, кем является его реципиент, его чувства и желания.

    А тело и впрямь попалось непростое. Уж точно не простого воина.

    Как-никак сын славянского вождя. Даже не так, а верховного славянского вождя — кагана по имени Пан, а самого его теперь зовут Рус.

    «Похоже этот лабиринт перебрасывает не только во времени, но еще и в пространстве», — подумал Василий.

    Ну да, он теперь находится не на берегах Балтийского моря под Питером, а на самом что ни на есть Черном, где-то в районе Одессы.

    Что до его теперешнего отца, надо привыкать называть его именно так, то Пана можно назвать первым славянским императором ибо он действительно является формальным правителем всех причерноморских славян, союза из дюжины союзов славянских племен известных сейчас как роксоланы, они же склавины.

    Ядром, что объединило вокруг себя славян являлось крупнейшее славянское племя антов (точнее союз племен).

    Его держава раскинулась от берегов Днепра на востоке до берегов Дуная на западе, ограничиваясь на северо-западе рекой Муреш (впадающая в Тиссу — притоку Дуная), а на северо-востоке доходя до района Киева и от него на юго-запад до истока той самой Муреши.

    Хотя конечно, власть его была не столь всеобъемлюща как у классического императора, если не сказать сильнее. Скорее, как у короля, когда король лишь первый среди равных — военный вождь и третейский судья в гражданских вопросах, разбирая конфликты между племенными союзами. И это неудивительно, ведь Пан первым добился такого положения вещей объединив союзы славянских племен (в том числе силой) закрепив свой статус кагана через морганатические браки, то есть являлся классическим многоженцем.

    Но у него ничего не получилось если бы часть вождей племен и главы племенных союзов, в основном восточных, не увидели в этом объединении для себя насущной необходимости. Враги лезли со всех сторон, то внешние — кочевники, то внутренние, когда племя шло на племя в споре за лучшие земельные наделы, и чтобы от них отбиться, требовалось объединяться с соседями.

    Так что державу его в данный период правильнее назвать конфедерацией, где главным органом являлось вече, ибо по большому счету все племена, а точнее союзы племен были себе на уме, и если Пан им даст какой-то приказ, что им не понравится, посчитают не выгодным ли излишне опасным, то его просто-напросто пошлют куда подальше и это в любой момент грозит перерасти в цепную реакцию по принципу домино.

    Чем-то это напоминало польскую вольницу в самом ее неприглядном виде…

    И для того, чтобы кто-то что-то сделал, надо не приказывать, а просить на долгих переговорах. И это неудивительно, потому как положение вождей союзов и даже чисто племенных вождей было немногим лучше, чем у кагана, потому как всем заправляли старейшины родов и чуть что не по их, могли запросто скинуть неугодного им вождя на низовом вече глав родов. Ну а тех в свою очередь могли попросить на выход простые люди уже на своем сборище… Такая вот сложная система сдержек и противовесов направленная на смещение с должностей охреневших от власти людей.

    А посему если дело касается одного племени, собирать племенное вече из глав родов, если дело касается союза племен — собиралось вече из вождей племен, а если дело касается всей державы, то нужно собирать вече из глав союза племен и особо влиятельных вождей племен ибо в каждом союзе имели свои центры силы, то бишь оппозиция, кою тоже следовало ублажать дабы не совали палки в колеса общего дела.

    В общем мороки просто до хрена и больше. В итоге структура управления была крайне тяжеловесная и громоздкая. Но пока худо-бедно работала, ибо еще не подвергалась по-настоящему серьезным испытаниям и как она себя проявит во время сильного кризиса было пока неясно.

    «Но зато истинная демократия, аж трехпалатная, ептыть…» — мысленно хмыкнул Орлов.

    Василий пока не понимал только одного, как Пан собирается передавать власть для сохранения хоть какого-то единоначалия, чтобы его труды не пошли прахом и его держава не рухнула сразу после его смерти ибо наследников он наплодил… немало.

    Кому? Союзы племен более-менее равны по статусу, силе и богатству. Завещаешь власть одному, так это не понравится другим, никто не захочет становиться в подчиненное положение другому если есть возможность, да еще законное, занять главенствующее. Так и до резни всех против всех недолго, на радость врагам.

    Нынешнее положение вожди терпят, ибо сам этот союз был создан Паном постепенно, в течении двух десятилетий включая в него одну формацию за другой комбинируя различные условия воздействия в зависимости от создавшихся факторов. Кому-то надо оказать военную помощь в противостоянии с внешними врагами, кому-то подсобить с внутренней оппозицией придавив ее к ногтю или наоборот помочь оппозиционным силам прийти к власти сметя строптивых и много о себе мнящих, кого-то принудить угрозой применения силы, кого-то тупо купил, ну и конечно же со всеми связал себя родственными узами.

    В общем сеть Пан сплел что твой паук и спутал этой сетью всех по рукам и ногам… но как ясно, эта сеть порвется со смертью «паука».

    «Но видимо какой-то механизм должен быть, — подумал он. — Раз он смог добиться объединения всех славян под своей рукой, то не может не понимать опасности развала и наверняка этот старый интриган сейчас активно работает над проблемой устраняя противников и возвышая сторонников. Ведь осталось ему не так долго, шестьдесят с лишним лет человеку, для раннего средневековья это очень приличный возраст, редко кто доживает до пятидесяти».

    3

    С мыслей об «отце» перешел на «себя».

    Итак, звать его теперь Рус по прозвищу Огонь (тут и волосы золотистые, ну и характером вспыльчивый), средний сын Пана, от его жены, что являлась дочерью вождя словен, возглавлявший один из племенных союзов.

    Есть младший девятнадцатилетний Славян и старший двадцатичетырехлетний Беловод. А так же несколько сестер среди которых в памяти особенно отмечена Ильмера. Сестер было еще несколько, и старшие и младшие, но в отличии от семнадцатилетней Ильмеры, этакой пацанки, остальные были выданы замуж в различные племена и в памяти остались этакими блеклыми пятнами.

    Ильмера же на данный момент наотрез отказывалась становиться чьей-то женой, решив стать воительницей. Порядки нынче были далеки от Домостроя, женщины тоже имели определенные права, так что надавить на нее было почти нечем.

    «Так, что-то не сходится…» — подумал Рус.

    Василий Орлов решил, что теперь даже мысленно надо отождествлять себя с реципиентом, чтобы не проколоться на какой-нибудь мелочи, а то позовут его по имени, а он не отреагирует.

    Что касается его статуса, то конечно же он не мог не вспомнить легенду о предводителях кои привели словен в нынешнюю Ленинградскую область, по легенде став основателями таких городов как Русса (ставшего Старой Руссой) и Словенска (ставшего Великим Новгородом), ну и озеро было поименовано в честь сестры.

    «В легенде никакого Беловода не было, — стал он вспоминать. — Там другие братья отмечены, Чех и Лех. Вот эти есть… Хотя есть легенда о беловодье…»

    Что до Леха и Чеха, то да есть такие братья от разных жен Пана являвшимися представительницами племен ляхов и чехов соответственно. Правда у них от своих матерей тоже хватало иных братьев, как старших, так и младших, а так же сестер. Пан в производстве потомства старался, что называется не за страх, а на совесть… в общей сложности наплодив больше сотни отпрысков, это с учетом детей от наложниц, коих у него тоже хватало.

    Так что наличие других братьев, что младших, что старших от одной матери еще ни о чем не говорило. Тут одно из двух, либо они по каким-то причинам не прияли участие в исходе, либо… погибли. Ну или часть погибла по той или иной причине, а часть остались на месте. Далеко не все племена стали переселяться, как впрочем и переселялись племена не в полном составе.

    «Хм-м… кажется я понял на что рассчитывает Пан в плане передачи власти, — осенило Руса догадкой. — Он хочет использовать эффект ночной кукушки. То есть, отдает дочерей за сыновей племенных вождей и те должны будут напевать своим мужьям о необходимости сохранения единства и признания лидером того, кого выберет Пан. А кого он выберет? А вот тут уже он видимо в конечном итоге хочет разыграть карту под названием «воля богов». Так он давая своим сыновьям разные задания, смотрит на результат, проверят умственный уровень, сообразительность, смелость, в целом оценивает поведение (не псих ли упивающийся кровью и властью над нижестоящими) и выбрав тех, кто по его мнению достоит стать каганом, бросит жребий и устроит между претендентами поединок по олимпийской системе. Не факт, что при схватке за власть выживут все, не говоря уже о том, что все сохранят здоровье, но времена нынче суровые… Ну что сказать, суров батька, но что-то в этом определенно есть, дескать победит лучший».

    На этом фоне, неудивительно, что отношения между братьями были далеки от… братских. Конкуренты. Да чего уж там говорить, были и откровенные враги. Например Коман и Истр, представлявших племена волынян и древлян. Спиной к ним лучше было не поворачиваться. В общем не самая здоровая атмосфера…

    Среди многих прочих имен братьев и сестер мелькнуло в памяти из будущего еще одно знакомое и легендарное имя — Кий. Сын Пана от дочери главы племени полян.

    «Оп-па, совпадение или тот самый? — изумился Рус. — Хотя города Киева еще нет, в лучшем случае стоит деревушка, при том не факт, что славянская, а не балтов каких, но может не успел основать? Сколько ему сейчас? Лет двадцать пять, плюс минус… С датой основания города все очень запутанно, но по одной из версий основан он именно во второй половине шестого века… Так что вполне может быть и он. Точно он! Вот и братья у него есть с именами Щек и Хорив, а так же в числе прочих сестра Лыбель».

    Рус, с некоторым волевым усилием отмахнувшись от второстепенной информации про братьев и сестер (хотя она тоже требовала крайне детального и вдумчивого анализа, потому как тут тоже все было очень непросто), вернулся к себе, требовалось окончательно упорядочить данные про себя.

    Но с этим никаких сложностей не имелось, не так уж и много важных данных. Так ему только что исполнился двадцать один год, здоров как бык…

    «Тогда чего я тут разлегся? — обеспокоился он. — Это явно не мой дом, более того, эта полуземлянка, своеобразная гостевая комната, принадлежит жрецу Сварога — Ведомиру».

    Но и на этот вопрос имелся ответ.

    — Ага… проводился обряд, что должен был ознаменовать мое полное взросление, перехода из отроков в полноценные мужи, ну и одновременно очищения…

    Рус вспомнил, что подобный обряд с изменением возрастного статуса с «очищением» чакр и прочих аур проходит каждый в день своего рождения с периодичностью в семь лет.

    Собственно, в семь лет давалось тайное имя. В четырнадцать лет — первое совершеннолетие, официальное детское имя данное при рождении (скажем числительные Первуша, Вторуша, Третьяка или там Ждана с Нежданом) менялось на взрослое официальное, а в двадцать один год — второе и полное совершеннолетие, могли добавить официальное прозвище даваемое в зависимости от личных качеств (как у того же Рюрика было прозвище Рарог). И происходит этот обряд в уже знакомых ему кругах-псевдолабиринтах, что оказывается имелись на берегах Черного моря.

    — Вот только в этот раз накладочка вышла, произошло вселение моего сознания.

    Рус припомнил, что незадолго до обряда у стариков отмечалась головная боль, да и сам Ведомир был не в лучшем состоянии, явно с сердцем проблема обострилась. Можно конечно списать на смену погоды, тем более что дождь как раз прошел, а можно сделать вывод, что изменение погоды совпало с сильной магнитной бурей… как тогда в его время, только здесь на юге северного сияния нет, а вот на севере наверняка ночью все положенные световые эффекты в атмосфере наличествуют.

    «Так с этим разобрались… осталось понять, как объяснять остальным мое состояние», — с некоторой тревогой подумал Рус.

    Получить славу падучего это совсем не айс. Сейчас такое время, что за слабаками никто не пойдет, будь он хоть трижды сыном вождя, тем более что этих сыновей у него еще вагон и маленькая тележка, выбор есть. Так что существует риск упасть на самое дно и лишиться уже имеющейся дружины…

    «Да, у меня же есть своя дружина в тридцать голов… — осознал Рус. — Как раз экипаж на одну боевую ладью…»

    В общем дружина могла от него сбежать, рассосавшись по дружинам остальных братьев.

    — Да вот хотя бы к Славяну, что пока ходит со мной и ему скоро предстоит набирать своих людей.

    Допускать этого конечно же не следовало, потому как нет власти у того, у кого она не подкреплена силой.

    Правда пока неясно зачем ему эта самая власть, но и отказываться от нее вот так просто тоже глупо, ведь что ни говори, а быть хоть мелким да начальником все лучше, чем стать… ну кем может стать сын вождя со славой падучего? По сути, никем. Разве что в ремесленники или там в торговцы податься… но это позорище.

    Как бы там ни было, это тоже в общем-то вариант если свалить куда-нибудь подальше, да хоть в тот же Крым… в этих направлениях тоже можно хорошо развернуться, благо кое-какие знания и умения имеются. Можно… в любое другое время, но не конкретно в этот промежуток времени, если исходить из предположения, что легенда с исходом славян правдива. А она судя по всему все-таки правдива.

    Так что власть политическую и военную, чтобы поступать так как нужно ему, а не так как скажет кто-то другой, нужно удержать в руках.

    — С другой стороны, а оно мне надо? Может действительно лучше перебраться в Крым? Заделаться купцом или ремесленником… ту же бумагу стану делать. Стану богатым как не знаю кто… если не прирежут раньше за это богатство с целью завладеть технологией. Курорт опять же, море то да се… К чему мне этот геморрой с переселением? Это же просто песец какой-то… придется пройти сотни и тысячи километров рвя жилы, терпеть лишения: голод, холод, болезни, стычки и весь путь усеян трупами. А спокойствия в Крыму на мой век хватит… наверное.

    Рус тяжело вздохнул. Чувствовать себя дезертиром не хотелось, тем более чувствуя, что может улучшить для людей условия похода, а это значит, что к месту финиша при его участии сможет добраться в разы больше людей, а это уже значительно лучшие стартовые условия для развития народа на новом месте… что в свою очередь может самым кардинальным образом изменить историю Руси.

    Знать, что можешь и даже не попытаться?

    Рус понял, что это отравит его жизнь. Сопьется на хрен в считанные годы.

    — Значит решено, никакого Крыма… тем более что он еще не наш, хе-хе…

    Да и было у него сильное сомнение, что удастся раскрутиться — сомнут. Он ведь станет одиночкой, а одиночки в эти времена, решившие прыгнуть выше головы, не выживают, шею ломают только так. За спиной всегда должна быть сила в виде клана…

    4

    Мысли вернулись к легендированию своего состояния.

    «Надо приплести к моему состоянию некое божественное вмешательство, — стал развивать один из вариантов выхода из сложившейся кризисной ситуации Рус, отмечая краем сознания, что кризис не только опасность, но и возможность для возвышения. — Это не только объяснит мою потерю сознания, но еще и повысит немного авторитет. Осталось только придумать, что сказать…»

    Вот с тем, что именно сказать и возникли некоторые трудности. Ведь надо не просто что-то брякнуть с загадочным видом, но чтобы это еще и сбылось.

    «А что я собственно знаю-помню об этом времени?» — призадумался Рус.

    Будучи реконструктором он конечно же просмотрел историю более подробно и вдумчиво, чем ее изучат обычный человек, вот только осело в голове все-таки не сильно много, а уж конкретно об этом периоде и вовсе печально мало. Но кое-что все-таки осело. Плюс знания реципиента дополнили информацию и от этого уже можно было плясать.

    Итак, выяснилось, что сейчас на дворе пятьсот пятьдесят третий год от Рождества Христова (оно же — Наша Эра). Середина лета — пятнадцатое июля.

    Откуда такая точность, причем именно в такой датировке — РХ (НЭ)? Тут все просто, славяне достаточно плотно общаются с Восточной римской империей, ведя торговлю и время от времени нанимаясь на службу. Ну и набеги нет-нет да совершат на каких-нибудь римских союзников, а то и на полноценные римские поселения черноморского региона, так что датировку у соседей ведали, а оную в таком формате ввели всего двадцать восемь лет назад, сделал это Дионисий Малый — высокопоставленного священника.

    Из памяти Василия (реципиент об этом был не в курсе) Рус знал о трех мощных извержениях, что послужили причиной так называемого позднеантичного малого ледникового периода. Точные даты Рус не помнил, но знал, что случилось это очень недавно, последнее извержение произошло и вовсе считанные годы назад. Старики постоянно ворчали, что погода в их молодости была куда как более приятной, а ныне с каждым годом все хуже и хуже.

    Прежний Рус к таким речам относился с насмешкой, именно как к старческому брюзжанию, дескать раньше и небо было голубее и трава зеленее и бабы толще. Но в данном случае именно так все и было… в том числе и в том, что касается баб, ибо недоедание никого не красит.

    «Кстати, а что с моим семейным положением?» — заинтересовался Рус и сосредоточился на проверке памяти в этом плане.

    А с этим было как-то странно. Имелись рабыни-наложницы, аж целых три, гепидка, балтка и остготка, от них уже успело народится шесть детей из четырех мальчиков и двух девочек, при этом одна девочка и мальчик успели умереть от болезней, а вот официальной жены почему-то не было. Даже невесты не имелось. Это при том, что вступали в брачный союз тут достаточно рано не только девушки (в четырнадцать лет как правило все уже замужем), но и парни — шестнадцать лет, край восемнадцать.

    Пан почему-то не давал ему согласия на женитьбу. Впрочем, как выяснилось, те только ему, были и другие его сыновья, кои ходили до сих пор холостыми, это при том, что иные давно уже прошли данную процедуру окольцовывания, что старшие (тот же Беловод), что младшие.

    «Стало быть имеет на нас далекоидущие планы, и я все еще в обойме среди претендентов на верховную власть, в то время как женившиеся уже из нее вылетели по разным причинам, — понял он. — А жениться по его задумке мы, точнее победитель в гонке за трон кагана и «державную булаву» заменяющую скипетр, должны не просто так и на абы ком, и уж конечно не по любви, а для скрепления кровными связями различных союзов по его образу и подобию…»

    В общем, как понял Рус, жениться должен сразу на множестве жен, чтобы к моменту объявления наследником не имелось ярко выраженной любимой и старшей жены и соответственно ярко выраженного же взрослого наследника. Все должно быть как у самого Пана, чтобы претенденты на власть от официального наследника имели примерно один возраст, плюс-минус пара лет.

    Ну что сказать, не самый простой способ скрепления славянских племен в одну державу, но на данный момент пожалуй единственно возможный, а главное — всех устраивающий. Компромисс как есть с налетом божественного расположения. Типа все честно, так распорядились боги.

    Разобравшись с вопросом своего семейного положения, Рус вернулся к предыдущей теме — мировых последствий связанных с резким изменением климата.

    Голод во всем мире действительно свирепствовал не по-детски. Численность населения города Рим сократилось до пятнадцати тысяч человек! А уж что в данный момент происходит на севере Китая, так и вовсе ужас — население этого региона сократилось на восемьдесят процентов!!!

    Затронул он и славянские племена. Не мог не затронуть. Постоянные дожди сменяемые засухами (черноморский регион в этом плане колбасило из одной крайности в другую) губили урожай, не давая собрать зерновые, спасались благодаря гороху, бобам и тому подобными злаками, плюс животноводство, кое тоже изрядно просело. Из-за недоедания и вызванными этим болезней, повысилась детская, да и взрослая смертность.

    Ну и конечно же не мог он не вспомнить про один из главнейших факторов сокращения численности — юстиниановой чуме, вспыхнувшей десять-двенадцать лет назад, что тоже была вызвана этим самым изменением климата, голодом и снижением иммунитета из-за ослабления организма.

    В Константинополе умирало до пяти тысяч человек в день, а в пиковый период — до десяти тысяч! В итоге погибло две трети населения Константинополя!!! А в нем до эпидемии жило порядка миллиона человек! И эпидемия эта до сих пор не закончилась, вспыхивая очагами то тут, то там. Не обошла она и славян, особенно прошлась по тем племенам на западе, что вплотную соприкасались с ромеями. Плюс с востока прошла эпидемия оспы.

    По прикидочным расчётам Руса, если исходить из того, что средняя численность населения составляла тридцать человек на квадратную милю, с учетом того, что он видел своими глазами: полностью покинутые поселения и сокращение жителей в оставшихся, общая численность населения причерноморских славян за десять лет сократилась с полутора миллионов до миллиона, плюс-минус сто тысяч.

    Чудовищный удар, какой не всякая война наносит. И что поганее всего, в ближайшие десятилетия лучше не станет.

    «Особенно с учетом вторжения авар, — вспомнил Рус о еще одной напасти, что принесет потери как убитыми в боях, так и угнанными в рабство. — Именно от них собственно и побегут славяне на север в леса и болота».

    — Вот о них и надо рассказать, — подумал он. — Дескать Сварог предупредил о новых гуннах, только еще более многочисленных и жестоких… Вот только когда конкретно они полезут?

    Увы с датами у него всегда было не ахти. Понятно, что скоро уже, но вот когда конкретно? Тут желательно иметь конкретику, а не жреческо-расплывчатое «вот-вот, плюс-минус лапоть».

    — А если вообще пойти по чисто жреческому пути? — задался он вопросом. — Объявить себя избранником Сварога? Стать его гласом, а то и вовсе дланью? На первый взгляд весьма заманчиво…

    «Но все же нет, жрецы сейчас хоть и имеют определенный политический вес, но все же недостаточный, чтобы по-настоящему влиять на решения вождей. … — отказался Рус. — Они сейчас больше ритуалисты, гадатели. Да и позже ситуация тоже не сильно изменится, засядут у себя в чащобах да болотах, что их в конечном итоге и сгубит».

    Ситуацию конечно можно изменить, но это время, много времени, а его как и не осталось почти. Да и вопрос, стоит ли повышать значимость жреческого сословия, до того уровня, что сейчас имеют те же христианские священники, тем самым создавая параллельную структуру управления, что неизбежно схлестнется в ожесточенной схватке за всю полноту власти со светской властью. А кто сказал, что они не пытались хапнуть себе светской власти?

    Природа человеческая такова, что все хотят большего, и они наверняка хотели. Другое дело, что вожди тоже не пальцем деланы и тут обширный пантеон славянских богов им в помощь. Стоит только начать какому-нибудь жрецу много на себя брать, как вождь, тоже кстати имеющий определённый жреческий вес, может под разными предлогами сменить покровителя племени вынося за скобки много возомнивших о себе жрецов. Не потому ли в конечном итоге среди славян возникла такая разобщенность по религиозному признаку? У кого Перун, у кого Велес, у других Ярило и так далее…

    5

    Додумать тему Рус не успел так как резко распахнулась дверь и в проеме появился медведь!

    Рус от неожиданности и инстинктивного страха, чуть не заорал во всю мощь своих легких. И его можно понять, все-таки вот-вот к нему ворвется страшный хищник… Мысли о том, откуда он тут вообще появился даже не возникло. Его всего парализовало…

    К счастью для него опозориться он не успел, «медведь» шагнул внутрь, но немного не рассчитал с высотой и стукнулся носом о перекладину, после чего голова завалилась назад и стало ясно, что это своеобразный головной убор.

    — Рус!!!

    В полуземлянку ворвался златовласый вихрь.

    Понятно девушка, оказавшаяся его сестрой, той самой Ильмерой, среагировала на крик, что вырвался из него в момент обретения памяти реципиента, и тут же поспешила к брату.

    — Братик, что с тобой?!

    Илимера порывисто обняла брата.

    «М-мать! Так ведь и заикой можно стать! — мысленно вопил он. — Чуть не обделался!!!»

    Следом с хмурым выражением лица заглянул Славян. Тоже имевший светлы волосы, но не золотистые, а темно-русые.

    — Все нормально… — чуть заторможено ответил Рус, глотая маты, которые так и рвались с его языка, ибо все никак не мог отойти от шока с явлением медведя.

    — Но что с тобой произошло? — с тревожным напряжением спросил уже брат.

    — А что Ведомир говорит?

    — Ничего… он тоже свалился…

    «Ну, это понятно, находился в непосредственной близости от места силы, ритуал проводил, и его тоже приложило, — предположил Рус. — Вопрос в том, с какими последствиями? Получил ли он какие-то знания от донора или все получил один реципиент, а его своеобразной ударной волной долбануло?»

    — Помоги встать…

    Ильмера помогла брату принять сидячее положение. Голова слегка закружилась, имелась определенная слабость в теле, но все негативные ощущения быстро проходили. А как только все пришло в норму, он тут же почувствовал естественный позыв связанный с переполненным мочевым пузырем.

    — Так Иля, мне нужно сбегать до одного места…

    Девушка понятливо хихикнув помогла спуститься со стола, и достав из под него пояс богато украшенный золотыми бляшками с затейливой чеканкой (из-за чего напоминал пояс римских легионеров имперского периода), с ножнами и ножом в них, протянула брату.

    «Ну да, без воинского пояса за пределами помещения ни шагу, — вспомнил он. — Да и в помещении тоже, снимать его можно только ложась спать».

    Для славян воинский пояс, это больше, чем элемент одеяния, на него много чего завязано, своеобразный паспорт и оберег.

    Опоясавшись, согнувшись пополам и выйдя из полуземлянки Рус понял, что немного ошибся с временем суток, но из-за туч и немудрено, сейчас был не вечер, а утро.

    Перед полуземлянкой обнаружил свою дружину из относительно молодых воинов с парочкой тридцатилетних старичков-десятников и сорокалетним дядькой Огнеславом (что являлся дядькой не только по своему статусу няньки, но и действительно был дядей, братом Пана, но только рожденный не от законной жены, а от наложницы), приставленного присматривать за данными отпрысками. Суровые лица с тревогой смотрели на своего предводителя.

    — Со мной все хорошо… сейчас кое-какие дела сделаю и все расскажу…

    На лицах появились понятливые улыбки, кто-то хохотнул.

    Сбросив излишек жидкости за землянкой, привычного туалета увы не было, Рус вернулся к дружине.

    — Идемте к костру, — кивнул он в сторону огня в отдалении от капища, где дружина разбила лагерь и готовила еду.

    Теперь стало понятно, почему так долго никого не было после его крика. К капищу оказалось не так-то просто пробиться через окружавшие поляну густые колючие кусты. Пришлось им бежать через проход.

    Спорить никто не стал.

    Идя к выходу, заметил вышедшего из полуземлянки жреца его молодого помощника Богумила.

    — Как он? — спросил Рус у Богумила.

    — Говорит с богами…

    «Бредит значит», — перевел Рус.

    Спрашивать, что именно говорит не стал, все равно не скажет, типа тайна, это если жрец вообще говорит членораздельно.

    Дойдя до лагеря, разместились на шкурах вокруг костра и снова дружинники уставились на него в ожидании.

    Рядом с Ильмерой стал крутиться пес с явной примесью волчьей крови. Та его потрепала по загривку.

    Оружие Руса, кстати, оказалось здесь в лагере, короткий меч и лук. Из доспехов кольчуга из крупных клепаных колец и цельный шелом без дополнительных элементов. Не густо в общем.

    Выпив разбавленной вином воды из меха, что подала Ильмера на просьбу промочить горло, он начал говорить, благо пока шел, успел более-менее подготовиться. Зашел, что называются с козырей:

    — Со мной говорил Сварог.

    Утолявший в этот момент жажду Славян, аж поперхнулся и закашлялся.

    — Кха-кха… как?!

    Остальные воины тоже выразили изумление.

    — И что он сказал?! — с жадностью и восторгом спросила Ильмера и даже вцепилась в левую руку Руса, словно собираясь вырвать из него информацию вздумай тот запираться.

    — Он предупредил меня о большой опасности для нашего народа, что движется с востока.

    — Кутригуры собираются напасть? — с некоторым удивлением спросил брат.

    Кутригурами звался союз кочевых племен обитавших за Днепром. Еще дальше на восток севернее Азовского моря по Дону кочевали оногуры, а южнее — утигуры. Все эти гуры вроде как протоболгары, по крайней мере статут ими смешавшись со славянскими племенами живущими на территории будущей Болгарии. Рядом с ними обитали савиры, а на юге в предгорьях Кавказа — аланы.

    Про аваров из славян пока никто ничего не слышал.

    Что до кутригуров, то славяне с ними сосуществовали уже длительное время, понятно, что время от времени конфликтуя ибо кочевники пытались перебраться на правый берег Днепра и расширить свои кочевья ну и за рабами да скотом друг к другу наведывались. Так что некоторое удивление младшего брата Русу было понятно, не та эта информация о которой будет предупреждать сам Сварог. Мягко говоря, не его уровень. Опасность привычная.

    — Не совсем… Там в далеких степях, за землями гуров, на северных берегах Каспийского моря появилось новое сильное племя, и они начинают давить оногуров и утигуров, а те в свою очередь наших соседей — кутригуров. Так что да, на этот раз вторжение кутригуров будет гораздо более напористым. Им просто некуда деваться, кроме как перебраться через Днепр и захватить наши земли под свои пастбища. Ибо наши пастбища сочны из-за избытка дождей, в то время как у них там наоборот многолетняя засуха…

    Воины покивали с суровым видом. Что-то такое до славян доходило с купцами, но без подробностей. По крайней мере простые воины мало что знали, да и не интересовались по большому счету. Это дело Пана и прочих верховых вождей.

    — Но если от кутригуров мы отобьемся, то вслед за ними придут их сородичи оногуры и утигуры. И вот вопрос, сможем ли мы отбиться уже от них?

    — Сможем! — с излишней юношеской горячностью воскликнул Славян. — Мы сильнее и нас больше! Сколько они могут выставить воинов против нас? Две-три тьмы? Пусть пять, если поставят юнцов и стариков. А мы в два, а то и три раз больше! Мы разобьем их и сделаем выживших рабами, а продав их ромеям станем богатыми!

    — Допустим… — кивнул Рус. — Допустим отобьемся и от них. А теперь положа руку на сердце, спросите себя, сможем ли мы отбиться уже от тех, кто гонит гуров на закат, после того как мы понесем потери в сражениях с гурами и даже если отобьемся и от них, то много ли от нас останется?

    — Это если они будут накатывать по очереди, — тихо и рассудительно произнесла Ильмера, — а не объединятся.

    — Вот именно. Опять же постоянно держать огромное войско на восточной границе невозможно ибо нельзя надолго ослаблять границы на западе и севере и вот выбрав удачный момент, они нападут и мы просто не успеем отразить этот натиск. В этом случае товаром на рабских рынках Константинополя станем уже мы. Потому как если мы даже в этом случае справимся с ними… то потери будут такими, что мы станем легкой жертвой для самих ромеев. Сами знаете, нынешний ромейский император Юстиниан весьма воинственен и делает все, чтобы расширить владения своей империи.

    И снова воины согласно кивали головами. Не раз и не два к славянам приходили ромейские агитаторы-наниматели, с целью нанять славянских воинов в ромейскую армию, коей постоянно требовалось пополнение из-за регулярных потерь.

    Рус отметил, как Огнеслав смотрит на него с почти нескрываемым удивлением. Ну да, Рус прямо скажем не блистал стратегическим и даже тактическим мышлением, был лишь немногим более сдержанным, чем младший брат, с прозвищем Барс.

    — А уж прибрать нас ослабевших сам их распятый бог велел. Мы станем переспевшим плодом, что сам упадет ему в руки.

    — И что же тогда делать? — несколько потерянно спросил Славян.

    — Это будет решать наш отец и Верховое вече. Мне надо лишь донести предупреждение Сварога до вождей.

    — А сам Сварог… — начал было брат.

    — Бог нам не нянька, чтобы говорить, как и что делать в той или иной ситуации. Сами должны своей головой думать…

    Рус невольно скривился, вспомнив христианскую модель поведения, все время что-то клянчить у бога, помоги, помоги, дай, дай, спаси… при этом все время креститься да кланяться, кланяться да крестится, вместо того, чтобы время потраченное на молитвы потратить на более полезные дела.

    Особенно убивало религиозное образование, когда правитель наизусть знали библию, но ни черта не понимали в той же экономике, не говоря уже о таких областях, как физика, химия. В той же политологии выезжали по наитию… а иногда и не выезжали и вертели царями кто хотел и как хотел.

    Он мимолетно подумал, что надо сделать все, чтобы не допустить христианизации славян и выстроить так сказать национальную цельную религиозную систему. Как это сделать он правда пока не представлял от слова совсем, но об этом можно подумать чуть позже.

    — Иначе так и останемся слабыми и безвольными, полагающимися только на его присмотр и защиту, — продолжил он. — Достаточно того, что он нас предупредил, хотя если уж на то пошло и этого делать не должен был.

    — То есть? — удивился один из воинов.

    — То есть дав это предупреждение он нам как бы сказал, что мы еще недостаточно взрослые. И это его печалит… как печалило бы вас, если бы ваши дети, разменяв два десятка лет, родив своих детей, жили бы не своим умом, а вашим — родительским, спрашивая у вас совета по каждому даже самому пустяковому вопросу. Порадовало бы это вас?

    Одни воины нахмурились, другие презрительно скривились, что и служило красноречивым ответом.

    — Правильно, так ведут себя дурачки. Вот и богу не нравится, что мы не знаем о возникшей угрозе, а когда узнаем, станет слишком поздно, вот и предупреждает загодя. И если не справимся с угрозой, то и помогать он нам более не станет. Ему не нужны такие дурачки, что не могут постоять за себя сами и вовремя узнать об угрозе.

    — А как о ней узнать? — слегка удивленно спросил Славян. — Да еще такой далекой…

    — На разведку ходить, иметь своих людей в стане врагов.

    — И как же их туда заслать?

    — Кого-то купить можно… но это ненадежно. Гораздо вернее будет отдать замуж специально обученную девицу за какого-нибудь мелкого вождя, что станет слать нам письма о происходящем в степи и других земель.

    — Хм-м…

    Славян невольно посмотрел на сестру.

    — Еще чего! — вспыхнула она, мило при этом запунцовев, подтверждая свое прозвище Уголек. — Так и знай Рус, я на такое не согласна!

    Ильмера под смех дружинников вскочила на ноги, гневно глядя на Руса, при этом часто и глубоко дыша.

    — Я про тебя и не говорю, — так же засмеялся он и взяв за руку, потянул вниз, чтобы села, что она и сделала. — Успокойся. Ты для такой работы действительно не годишься. Да и не собираюсь я тебя отдавать каким-то кривоногим вонючкам или еще кому, и отцу не дадим, только по твоему согласию. А вот подготовить таких девиц можно…

    — Хм-м… — задумалась уже Ильмера.

    Она, вырастя своеобразной феминисткой, мечтала стать воительницей, училась владеть мечом, луком, ножами в чем достигла весьма впечатляющих успехов, но… будучи весьма неглупой, понимала, что в бою может выстоять лишь против полного неумехи. Поняла это уже на спаррингах с прочими обучаемыми на воинов парнями. Любой хоть сколько-то хорошо подготовленный воин-мужчина ее одолеет пусть не на счет раз, ее гибкости и скорости хватало уйти от первых сокрушающих ударов, но на два или даже три, особенно если придется сражаться в строю, где особо не извернешься, но одолеет. Сила с выносливостью все-таки решает многое, а вот этого-то и не хватало девушке. Мощный удар в щит, просто отшвыривал ее в сторону, что в том же строю неприемлемо.

    Опять же посвящение богу Перуну ей было не пройти в силу гендерного фактора. Не посвящают женщин Перуну.

    Но это ее не остановило. Ильмера выбрала себе в качестве покровительницы дочь Перуна — богиню охоты Девану (и фанатично ее косплеила, отсюда эта медвежья шкура с головой в виде головного убора и волкопес, оставалось только радоваться, что не чистокровный волк). Неизвестно чем бы все для нее в итоге закончилось, скорее всего обломали бы и выдал бы ее Пан за какого-нибудь вождя или сынка оного, как прочих дочек, но тут старший брат предлагает достойный выход из создавшегося сложного положения.

    Она сразу осознала перспективы, еще туманно, смутно, но осознала.

    «А учитывая любовь девиц к сплетням… то бишь к сбору информации, ее интуитивному обобщению и анализу, то из этого действительно может получиться что-то годное», — подумал Рус, ибо Ильмера в этом плане ничем от других девиц не отличалась, то есть любила посплетничать как и прочие с подружками, и если под эту любовь к сплетням подвести научную базу подкрепленную хотя бы минимальным финансированием, то перспективы появлялись не слабые не только в плане сбора информации, но и что еще важнее — ее вбросу.

    Вопрос заключался в том, как все это реализовать, то есть пробовать сделать своими силами или через кагана. Рус был уверен, что Пан оценит задумку по достоинству, другое дело, что протянет он недолго и в чьи руки в конечном итоге попадет этот ресурс. А это очень важно, потому как может попасть и в откровенно враждебные руки и тогда задумка обратится против него самого.

    Ну и собственно с финансированием пока не все понятно. Пан конечно отсыпал от своих щедрот на содержание дружины, но без излишеств, и то больше натурпродуктом. Так что если желаешь получить денюжек больше, то крутись сам.

    Вот и крутились кто как мог, как правило рабами пробавлялись, то бишь нападали на земли балтов, гепидов или там остготов и прочих, кто под руку попадется.

    Сам Пан засев районе Одессы контролировал один из важнейших и прибыльных во все времена ресурсов — соль, что добывалась рабами в тех местах, получая за нее как собственно натурпродукт, так и монеты поставляя излишки ромеям, ну и тоже не брезговал время от времени рейдами по захвату пленников.

    Проблема в том, что набеги за рабами не давали таких уж серьезных прибылей, да и не всегда удачными оказывались, бывало и так, что уходили по шерсть, а возвращались стрижеными…

    В общем требовался более надежный источник денег, регулярный и безопасный…

    6

    Завтрак в виде гороховой каши с кусочками солонины прервали истеричные крики на капище. Все тут же вскочили и бросились на звук. При входе на капище остановились, скорее от шока из-за увиденного, чем из-за предупреждения Богумила, ибо верховный жрец Сварога с безумным видом скакал по поляне и размахивал своим посохом, то и дело выкрикивая заклинания, что время от времени перемежались с руганью.

    — Изыдите прочь, проклятые чернобожьи твари!!!

    Со стороны это смотрелось как своеобразный бой с тенью.

    — Что происходит? — спросил Огнеслав у помощника жреца.

    — Сражается с демонами Чернобога… — неуверенно ответил Богумил.

    — Не входите! — закричал им с безумным видом Ведомир, наконец заметив гостей. — Иначе эти мерзкие чернобожьи твари пожрут ваши души!

    «А вот интересно, перед обрядом со мной он случайно никаких веществ расширяющих сознание не принимал? — подумалось Русу. — Хотя могли напоить позже…»

    Он стал догадываться, что именно происходит с жрецом. Но догадку стоило проверить.

    «Или ну все к черту? — засомневался он. — Зачем мне влезать во всю эту мистическую хренотень?»

    Рус посмотрел на Богумила напряженно наблюдавшего за своим шефом и непонятно чего в этом взгляде было больше.

    «С другой стороны стоит наладить более тесные отношения с будущим главным жрецом, — снова подумал Рус, — а для этого нужно повысить свой авторитет в его глазах…»

    Рус шагнул на территорию капища.

    — Стой! — в два голоса крикнули ему Богумил и Огнеслав.

    Даже попытались его схватить за плечи, но Рус вывернулся и дав знать, чтобы ему не мешали, продолжил идти в сторону «бьющегося с демонами» верховным жрецом Сварога.

    — Беги дурак! — закричал ему Ведомир и снова нанес удар по видимой только ему сущности. — Демоны сейчас сожрут тебя!

    — Здесь нет никаких демонов…

    — Да вот же они!!! Один за твоей спиной! Беги! Он сейчас схватит тебя!!!

    — Нет за моей спиной никакого демона, — твердо ответил Рус, даже не собираясь оборачиваться. — Кому, как не тебе знать, что демонам нет хода на священную землю! А это земля самого Сварога! Чернобог играет с тобой! Ты сам являешься проводником для них. Твой разум пострадал в момент моего разговора со Сварогом…

    — Ты разговаривал со Сварогом?.. — изумился Ведомир и забыв о своих галлюцинациях, уставился на Руса.

    — Да. В момент проведения тобой обряда он снизошел до меня…

    — Но почему…

    В голосе жреца отобразилось непонимание и даже обида. Не нужно быть психологом, чтобы понять, что жрец мягко говоря опечалился, что бог говорил не с ним.

    — Пути богов неисповедимы… Так вот, когда бог говорил со мной, то видимо твой разум немного повредился, ведь ты был близко, но не в круге силы и сейчас этим пользуется зловредный Чернобог, посылает тебе видения своих демонов. Соберись, сосредоточься, закрой свой разум, иначе еще немного и ты действительно откроешь путь чернобоговым тварям на священную землю Сварога и произойдет ее осквернение и полчища монстров хлынут из образовавшегося прорыва из нави в мир яви!

    Рус подойдя к жрецу схватил его рукам за плечи и поймав его вновь начавший блуждать по сторонам взгляд больше не отпускал, проведя своеобразный НЛП. Далось это не слишком тяжело, так как Ведомир похоже действительно что-то употребил перед обрядом, а люди с измененным сознанием легче легкого подвергаются внушению.

    — Ты прав…

    Ведомир сел, где стоял и поставил посохох перед собой и ткнувшись об него лбом с закрытыми глазами зашептал молитву.

    Подбежал Богумил и после того, как старший жрец закончил читать мантры по очищению и концентрации сознания, помог Ведомиру добраться до его полуземлянки и усадил на лавку у входа в нее.

    Жрец открыл глаза и осмотрев всех более-менее нормальным взором, отхлебнув что-то, что ему подал помощник, пробормотал:

    — Я видел странные и невозможные вещи… видел как под землей ползают стальные гигантские черви… или змеи из железа и внутри их были люди… а еще… видел летающие по небу железные же птицы… и в них тоже сидели люди… видел железных рыб и тоже с людьми внутри! А маленькие железные птицы с человеком внутри пускали огненные стрелы и те вспухали огнем. А другие большие птицы бросали из своего чрева множество яиц и те тоже вспухали огненными вспышками!!!

    Ведомир стал активно, лихорадочно жестикулировать.

    Богумил бросил на Руса цепкий взгляд.

    Он не сразу понял в чем дело, а потом мысленно чертыхнулся, ибо его поведение не «билось» с поведением остальных слушателей ибо прочие выглядели потрясенными, то он воспринимал сказанное если не с усмешкой, ему все же хватило ума удержаться от усмешки, но вот ошарашенным он не выглядел.

    А Ведомир тем временем распалялся все сильнее вываливая на слушателей все новые и новые откровения на самые разные темы. О том, что Земля это шар, что кружит вокруг Солнца, и так далее и тому подобное, часто перескакивая с темы на тему. Голос его при этом дрожал, да и руки мелко тряслись.

    — Я видел города… столь огромные, что они простирались от горизонта до горизонта! А дома в них столь велики, что могут уместить в себе целое поселение! А еще на нас и внутри нас живут мелкие зверьки! От них все болезни! Они везде! В воде которую мы пьем! В земле!! В воздухе!!!

    Понимая, что жрец сейчас из-за психического превозбуждения снова войдет в неуправляемый режим, Рус подойдя к нему, схватил за шею и нажал пальцами на определенные точки, пережимая вены и ограничивая приток кислорода к мозгу. Опасно вообще-то, но другого способа его успокоить сейчас не было, разве что хорошенько приложиться ему по голове, но это уже чересчур.

    Ведомир непонимающе посмотрел на Руса, после чего его глаза закатились и он обмяк.

    «Все-таки как бы он кукухой не поехал, — с некоторым беспокойством подумал Рус. — И интересно, что за тварей он видел? Чужого или Хищника? Или вовсе их сплав?»

    Именно эти монстры голливудского производства осели в памяти особенно ярко, а они для неподготовленных сознаний могут оказаться слишком… просто слишком.

    — Что ты сделал? — спросил Богумил.

    — Ничего такого… Лучше давай отнесем его внутрь, пусть поспит…

    — Хорошо…

    После того как жреца отнесли в полуземлянку, Богумил требовательно спросил:

    — Ты ведь понял, что произошло?

    — Мне кажется, что да…

    — Скажи.

    Утаивать информацию Рус смысла не видел, а потому решил объяснить, но так, чтобы еще немного добавить себе очков в глазах остальных.

    — Снизойдя до меня во время обряда полного совершеннолетия Сварог поведал о великой опасности, что нам всем угрожает…

    Рус повторил Богумилу, все, что поведал своим брату с сестрой и дружинникам.

    — Почему он не сказал об этом Ведомиру? Ведь он регулярно вопрошал Сварога…

    — Откуда мне знать замыслы богов, Богумил? Значит решил, что у меня лучше получится отразить угрозу или как-то иначе защитить от нее народ. Ведь жрецы в этом сильно ограничены…

    — А его видения? Ты знаешь, о чем он говорил?

    И снова не столько вопрос, сколько утверждение.

    «Вопрос в том, рассказывать или нет?» — задумался Рус.

    В том и другом случае были как свои плюсы, так и минусы. Становиться пророком он желанием не горел, а именно такой статус получит если расскажет все. Молчать и сделать вид, что Сварог сказал ему лишь в части его касающееся? Богумил может не поверить и затаит… он скорее всего будущий верховный жрец. Зачем плодить врагов на ровном месте?

    — Видишь ли… не знаю как вы общаетесь с богом, но со мной Сварог общался больше образами…

    Богумил понятливо кивал.

    — Я так понял, что он дозировал для меня информацию, давая ее словно из меха тонкой струйкой чтобы я успел ее испить и не захлебнулся в потоке. А вот Ведомир… Он окунулся в этот информационное поле, словно попал под мощный поток его наполнило и чуть не разорвало как до предела наполненный мех… он увидел и воспринял информацию кусками и поскольку бог не контролировал для него ее подачу, то понял все несколько в искаженном виде. Как-то так.

    Несмотря на сумбурность речи, Богумил продолжал понятливо кивать.

    — И что это за железные черви-змеи, птицы и рыбы с людьми внутри?

    — Хм-м… Железные червозмеи это повозки, что-то вроде крытых телег соединенные между собой. А ездят они под землей на специальных железных путях… Тоже самое с птицами и рыбами. В далеком будущем так будут передвигаться люди.

    — Кто же их тянет?

    — Этого я не знаю… вроде бы очень сложные машины…

    — А огненные стрелы и эти яйца?

    — Оружие. Яйца я так понимаю что-то вроде больших кувшинов с греческим огнем… а про стрелы я не понял… я вообще понял не очень много, ведь бог обо всем этом поведал лишь мельком, информация о будущем дошла до меня своеобразным эхом…

    Посидев некоторое время и видимо пытаясь все это представить, Богумил тряхнул головой.

    — Не могу это вообразить, — скорбно признался он.

    Остальные выглядели не лучше. Винить их в этом глупо.

    — Зачем вообще передвигаться под землей, по воздуху и под водой?

    — Так быстрее… Под землей больших городов как в Константинополе, во времена его расцвета, с населением под миллион человек, нет пешеходов и мелких повозок, и никто не запрудит движение и люди смогут без помех быстро попасть туда куда им нужно не тратя на это многие часы. По воздуху можно преодолевать большие расстояния, за те же часы перебираясь из одного города в другой минуя неудобства от преодолевая рек, гор, пустынь… Под водой нет штормов, что топит корабли…

    Рус решил не вдаваться в объяснение о военном назначении подводных лодок, а сместить все на погоду и безопасность плавания.

    — Так есть же железные птицы, зачем тогда нужны железные рыбы? — удивилась Ильмера.

    — Не знаю… Может железные рыбы нужны для перевозок большого количества тяжелых грузов, что не поднимут птицы, а не пассажиров?

    — Точно!

    — Удивительно… — прошептал Богумил. — А зверьки?

    — Да, в нас живут зверьки… одни полезны и играют роль защитников вроде тех же собак нападая на врагов. Другие вредны. Когда болит живот и люди исходят поносом, гноятся раны, это работа вредных зверьков…

    Рус еще долго отвечал на различные вопросы, тем более, что к разговору подключились остальные, так что до обеда он удовлетворял их любопытство, а после обеда до самого вечера пришлось долго разговаривать с Ведомиром, что все-таки пришел в себя и теперь не выглядел, как сбежавший из психушки буйный сумасшедший. Ну, почти… какой-то лихорадочный блеск в глазах все-таки имел место быть, так что еще ничего с ним было неясно, особенно если снова примет расширяющие сознание вещества, то вновь может случиться обострение…

    Но оно того стоило в том плане, что у него появилась мощная жреческая поддержка, а она все-таки как ни посмотри не помешает.

    — Удивительно… — прошептал Богумил. — А зверьки?

    — Да, в нас живут зверьки… одни полезны и играют роль защитников вроде тех же собак нападая на врагов. Другие вредны. Когда болит живот и люди исходят поносом, гноятся раны, это работа вредных зверьков…

    Рус еще долго отвечал на различные вопросы, тем более, что к разговору подключились остальные, так что до обеда он удовлетворял их любопытство, а после обеда до самого вечера пришлось долго разговаривать с Ведомиром, что все-таки пришел в себя и теперь не выглядел, как сбежавший из психушки буйный сумасшедший. Ну, почти… какой-то лихорадочный блеск в глазах все-таки имел место быть, так что еще ничего с ним было неясно, особенно если снова примет расширяющие сознание вещества, то вновь может случиться обострение…

    Но оно того стоило в том плане, что у него появилась мощная жреческая поддержка, а она все-таки как ни посмотри не помешает.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз