• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Дизельпанк Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война для души информационная безопасность исламизм историософия исторические аборигены история Санкт-Петербурга литература мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание приключения саксофон современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 12
    Пользователей: 0
    Гостей: 12
    Архив новостей
    «    Август 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Август 2022 (430)
    Июль 2022 (1500)
    Июнь 2022 (853)
    Май 2022 (1801)
    Апрель 2022 (1887)
    Март 2022 (2036)
    Алекс Шафф: Бросок Аспида (фрагмент)

     Алекс Шафф

    Бросок Аспида

    Машина неспешно катила по пригородной дороге, петляющей меж крепких стволов сосен и елей. Редкие фонари едва освещали мокрый асфальт.

    Равномерный гул мотора убаюкал Анну, задремавшую на пассажирском сиденье, как в детстве спрятав ладони до самых кончиков пальцев в рукава и укутавшись в куртку. Ей было спокойно и уютно. Девушка невольно улыбнулась, не открывая глаз: даже став взрослой, только с ним она могла расслабиться и не думать ни о чем. Только с отцом.

    А он вел джип, всматриваясь в опускающиеся сумерки. Как всегда сосредоточенный, серьезный. Не глядя протянул руку, поправил сбившийся капюшон куртки дочки.

    Тормоза нехотя заскрипели, подчиняясь воле водителя и останавливая автомобиль.

    Анюта открыла глаза.

    — Что такое? Что-то с машиной?

    Свет фар выхватил из темноты живой комочек, притаившийся у обочины.

    — Смотри-ка, Ань! Он опять тут! — Отец с улыбкой хлопнул себя по колену.

    Ее всегда удивляло его острое зрение. Увидеть в вечерних сумерках маленького зверька не всякому дано. А он заметил.

    Ёжик.

    Быстро выбравшись из джипа, отец осторожно приблизился к лесному жителю, что-то ему говоря. Аня толком не слышала, но догадывалась, что этот обычно суровый и даже грубый военный подбирал сейчас те самые слова, добрые и одновременно успокаивающие, которыми когда-то в детстве уговаривал ее съесть лишнюю ложку каши или заплести непослушные волосы в косички.

    Ёжик замер, увидев рядом человека. Казалось, еще секунда, и он скроется в лесной чаще или свернется в защитный клубок с торчащими во все стороны иголками.

    Но он не убежал. Как загипнотизированный, потянулся носом к протянутым ладоням, обнюхивая их. И позволил взять себя на руки.

    С видом победителя отец развернулся к машине, показывая дочке колючую находку. Та улыбнулась в ответ, кивая.

    Спустя минуту перенесенный через дорогу и отпущенный в траву ёжик на мгновение замер, глядя на внезапно возникшего помощника, и бодро побежал в темноту, быстро перебирая лапками.

    Отец, смеясь, сел на водительское место, захлопнул дверь. Автомобиль тронулся, и они продолжили путь.

    Анюта захлопала в ладоши.

    — Пап, ведь ему, может, и не надо было на другую сторону. Откуда ты знаешь?

    — Мы старые знакомые. Не первый раз уже переношу. Ёж ждал меня.

    — Ждал? Да ладно! Не может быть такого. — Она тихо рассмеялась — Это же просто ёжик, просто дикий зверек. Думаешь, он тебя помнит?

    — Анют, я не знаю, но надеюсь, что помнит. Ты же видела — он даже не испугался, не свернулся. Значит, мы подружились.

    Аня тихонько хихикнула, прикрыв ладонью рот.

    — Конечно, подружились. Кто же еще захочет терять время и останавливаться, чтобы перенести ёжика через дорогу? Только лучший друг.

    Отец покосился на нее с улыбкой.

    — А как же по-другому? В этом и есть смысл дружбы — оказаться в нужное время в нужном месте. Чтобы помочь другу.

    В машине на несколько минут стало тихо, каждый задумался о чем-то своем, а дорога все бежала под колесами, отмеряя километры пролетающими мимо указателями.

    — Теперь понятно, куда и почему ты так часто уезжаешь. В нужные места помогать друзьям. Я знаю, их у тебя много.

    — Друзей много не бывает.

    — А врагов?

    Вздохнув, отец произнес:

    — Анют, врагов считать — неблагодарное дело. Важно быть уверенным в том, что делаешь. И верить в то, что делаешь все правильно.

    И снова тишина.

    — А в Зоне у тебя кого больше — врагов или друзей?

    Лицо отца вдруг помрачнело, а костяшки пальцев, крепко сжавших руль, побелели.

    — В Зоне нет друзей. И не может быть. Есть только временные союзники. — Помолчал, потом добавил уже другим голосом, в который вернулись теплые нотки: — Поспи, Анют. Еще часа два ехать. Я тебя разбужу.

    Аня закрыла глаза, но сон уже не возвращался. Что-то было не так. Не первый раз она провожала отца в очередную командировку, вот только сейчас какое-то тревожное чувство не покидало ее.

    Тогда она не понимала причин своего беспокойства.

    И лишь спустя несколько месяцев, когда ей сообщили плохие новости, Анна восстановила в памяти во всех подробностях этот вечер, дорогу, ёжика… И позже вспоминала еще не раз.

    Последний вечер с отцом, которого Зона все-таки забрала…

    * * *

    «Никогда не говори “никогда”», — повторяла она про себя, лежа на полке плацкартного вагона, пока колеса поезда отстукивали километр за километром.

    Вот уж точно говорят люди. И именно сейчас тот самый момент, когда Анна в очередной раз убеждалась в справедливости этой фразы-формулы.

    Она возвращалась в Зону.

    Через целую вечность. Спустя 20 лет с того дня, когда дала обещание себе и своим близким: «Да никогда!»

    «Никогда не говори “никогда”», — думала она чуть позже, сидя в рыжем пузатом автобусе, который от старости, казалось, вот-вот не только потеряет колеса, но и просто развалится на очередном ухабе.

    «Автобусом к Зоне» звучало как минимум смешно. Увидев такую табличку на лобовом стекле старенького «пазика», стоящего посреди площади железнодорожного вокзала, она даже попыталась себя ущипнуть.

    «Да уж. Все для туриста», — подумала она, сидя на заднем сиденье и подскакивая на ухабах в такт прыгающему автобусу, ловя постоянно пытающийся ускользнуть от нее походный рюкзак и возвращая его на место рядом с собой. Поправила на носу большие очки с темными стеклами, прикрыла глаза, глубоко вздохнула и усмехнулась собственным мыслям: «Собралась туристка в лес, по грибы да ягоды».

    И действительно, это выглядело именно так: очередная сумасшедшая искательница впечатлений, желающая хотя бы одним глазком увидеть кусочек легендарной Зоны отчуждения. Невысокая женщина в вязаной цветной шапочке с помпоном, сером пуховике с карманами на молниях и потертых джинсах идеально соответствовала и этому «пазику», и заранее продуманному и созданному ею образу. Даже те, что были с ней когда-либо близко знакомы, вряд ли узнали бы сейчас майора спецназа Анну Спирину, командира группы Сил Спецопераций с позывным «Аспид». Выдать ее мог только острый взгляд зеленых глаз, под которым в боевую бытность Анны теряли весь свой пыл враги и поднимались в последний бой подчиненные. И поэтому темные очки сейчас были как никогда кстати.

    Попутчиков оказалось немного, четверо мужчин на весь автобус, и никто из них не обращал внимания на одинокую женскую фигуру. Каждый занял место у окна, по разные стороны «пазика», подальше друг от друга. Трое были похожи на местных жителей — в телогрейках, шапках-ушанках, натянутых до бровей, и высоких кирзовых сапогах с пятнами придорожной грязи на голенищах. Один читал газету, двое других спали, опустив голову на грудь.

    А вот четвертый вызвал у Анны интерес. Ей даже показалось, что лицо мужчины, почти до глаз скрытое вязаной черной шапкой, ей знакомо. В новеньком рыбацком комбинезоне, с сумкой и набором удочек в чехле, он пристально всматривался в дорогу перед автобусом, практически не шевелясь и не вертя головой по сторонам. Будто ехал по хорошо знакомым местам и ничто не могло его удивить, но при этом находился в ожидании чего-то впереди на пути.

    Присматриваясь сквозь очки к «рыбаку», Анна вдруг поняла, что в нем ее смущает. Прямая спина. Не рыбацкая. И резкие, четкие движения правой руки, которую он периодически вскидывал, посматривая на циферблат наручных часов.

    «Да ты такой же рыбак, как я туристка», — подумала она, подскакивая на очередной яме.

    И мысль эта начала крутиться в голове, образуя лиану логических цепочек. Кем мог быть этот мужчина? С какой целью ехал он тем же маршрутом, что и она? Случайно ли они оказались в одном автобусе? Если это армеец из Сил охраны, то почему в рыбацком комбинезоне, а не в форме? И главный вопрос — знает ли он ее и, если они знакомы, узнал ли сейчас?

    За этими мыслями Анна не заметила, как они проскочили мимо синего указателя — «Вольный». Замелькали старые обветшалые домики с темными, заколоченными крест-накрест окнами.

    Она отвлеклась от рассуждений о загадочном попутчике, рассматривая унылый пейзаж. Запустение и разруха царили в небольшом поселке, неожиданно ставшем когда-то прикордонным центром сталкерской жизни. Здесь прежде толпились искатели приключений, пытающиеся попасть в Зону и получить гордое прозвище «сталкер», аферисты и уголовники всех мастей, зарабатывающие на безумцах-бродягах, и ученые, жаждущие исследований и открытий во благо человечества или собственного кармана. Воспоминания о приобретенных и потерянных друзьях, бывших противниках и врагах нахлынули на Анну.

    «Пазик» въехал на центральную площадь поселка и замер перед обшарпанной бетонной остановкой, освещаемой одним из немногочисленных уличных фонарей. Двигатель замолчал, двери открылись, и пассажиры неспешно потянулись к выходу, исчезая в вечерней темноте.

    Анна тоже встала и невольно кинула взгляд на «рыбака». Тот резко поднялся, взял наперевес свои удочки и ровным пружинящим шагом направился к дверям. Спрыгнув со ступенек, замер в нескольких шагах от остановки и осмотрелся. Анна сняла рюкзак, открыла и, сделав вид, что укладывает вещи, украдкой стала наблюдать за мужчиной. Тот постоял несколько минут, еще раз сверился с часами и скрылся в сумерках. Пожав плечами и наконец сняв неуместные в это время суток очки, она последней вышла из автобуса.

    Воздух Зоны. Даже тут, в нескольких километрах от Периметра, он проникал в легкие, кровь, сердце… в мозг. Если однажды вдохнешь его, то уже не забудешь, не перепутаешь ни с каким другим — наэлектризованный, насыщенный странными запахами, тревожный.

    Заблудиться в темноте в этом поселке она не боялась: с закрытыми глазами могла бы нарисовать план улиц, расположение домов — даже местонахождение канализационных люков помнила. Сколько операций было проведено тут — не счесть, карта местности отпечаталась в памяти намертво.

    Центральная улица осталась позади, как и свет фонарей. Тишину нарушал лишь лай собак на окраине.

    Миновав несколько полутемных переулков, Анна дошла до нужной двери. Остановилась перед крыльцом, украшенным совсем нелепой, особенно в таком месте и в такую погоду, зеленой елочной гирляндой, которая едва светила и даже иногда пыталась мигать. Подняла взгляд на козырек над дверью. «НА КОРДОНЕ» — гласила надпись, выложенная все той же гирляндой, а ниже болталась на двух цепочках табличка, на которой обычной белой краской было выведено еще одно слово — «БАР». Или у хозяина заведения иссякла креативная мысль, или длины новогоднего украшения не хватило на все буквы.

    Усмехнувшись, Анна поправила рюкзак на плече и толкнула дверь. Несколько ступеней начинались сразу за порогом и вели вниз, в подвал. Спустившись, путешественница задержалась у входа, ожидая, пока глаза привыкнут к полумраку.

    — Вечер добрый. Проходите, сейчас будет посветлее, — раздалось из глубины бара.

    И действительно: через пару секунд зажглись светильники, и Анна увидела перед собой абсолютно пустое просторное помещение с несколькими столиками и барной стойкой у дальней стены.

    — Спасибо. Не стоило беспокоиться, не такой уж важный гость пожаловал, чтобы иллюминацию включать, — улыбнувшись, произнесла она.

    — Для нас каждый посетитель важен. — За стойкой оказался молодой высокий парень в тельняшке. — Время сейчас такое — гости нечасто заходят. Проходите, располагайтесь, где вам удобно. Я сейчас принесу меню.

    Вдруг в разговор вмешался другой голос, на который Спирина тут же повернула голову:

    — Не надо меню, Сережа. Гостью уже ждут. — Мужчина за одним из столиков у левой стены помахал ей, привставая и отодвигая соседний стул. — Проходите, Анна Алексеевна. Я позволил себе занять вам место.

    Анна не любила неожиданностей, особенно тех, которые связаны с людьми, знающими ее имя.

    Но к этой встрече она уже была практически готова — подойдя ближе, признала того самого «рыбака». Недавний попутчик был в комбинезоне, молния которого оказалась расстегнута, открывая взору армейскую футболку с нашивкой Сил Спецназначения.

    «Хоть что-то уже ясно», — подумала Анна, опуская рюкзак на пол у противоположной стороны.

    — Я не люблю принимать приглашения от неизвестных мне мужчин, тем более от тех, которые делают это, называя меня по имени и отчеству. — Сняв пуховик и повесив его на спинку стула, она села, изучая лицо мужчины. Немолодой, с пробивающейся сединой в волосах и цепким взором. Косой шрам над правой бровью его совсем не портил. — Я вас не знаю, но вот голос показался мне очень знакомым.

    Мужчина протянул красную книжечку — удостоверение офицера.

    — Михаил Иванович Шебанов, капитан запаса… — прочитала вслух Анна. — Простите, но я все равно не узнаю вас.

    Тот усмехнулся, пряча в карман документ.

    — Я так и предполагал. Ваше имя я тоже узнал совсем недавно. Скажу даже больше: никогда вас не видел вживую, только однажды на фотоснимке. А вот о группе «Аспид» и ее командире Зона слухами полнилась. Наслышан.

    От последних слов она напряглась, подалась чуть назад от стола, сжавшись как пружина, готовая в любую секунду распрямиться и нанести смертельный удар.

    — И о чем конкретно наслышаны?

    Капитан уловил ее движение, но не пошевелился.

    — Позывной «Шеба», шестой отряд первого батальона Сил Спецназначения — может, это вам о чем-то говорит.

    Анна вновь придвинулась, положив на столешницу обе ладони и пристально смотря на капитана.

    — Я помню этот позывной. И ваш голос помню. Шестой отряд выходил последним из батальона после зачистки. Из него многим не удалось выйти тогда.

    Шебанов сплел пальцы и, не глядя на Анну, добавил:

    — Скорее мало кому удалось. К сожалению, не вашему отцу. Он мог выйти с первым отрядом, но, как настоящий командир, оставался до конца.

    Анна потянулась к шапке, стянула ее с головы. Копна светлых волос упала на плечи.

    Резко повернувшись в сторону барной стойки и пряча от капитана вдруг заблестевшие глаза, крикнула:

    — А можно нам чего-нибудь крепкого, граммов так по пятьдесят?

    — Конечно можно. Мы тут для этого и работаем. Где же еще можно, как не у нас? — приговаривал бармен Сережа, подходя к ним со звенящими на подносе тарелками, рюмками и бутылкой. — Заказ уже давно сделан, просили чуть позже принести — вот я и не спешил.

    В полной тишине он быстро расставлял посуду. Гости следили за его движениями, ожидая, когда смогут продолжить разговор.

    — Спасибо, — первой нарушила молчание Анна.

    Шебанов кивнул возвратившемуся за стойку бармену, потянулся к холодному стеклу бутылки с дорожками стекающих капель, откупорил ее и наполнил рюмки. Поставил одну из них перед женщиной, сидевшей с каменным посеревшим лицом, вторую поднял и тут же залпом выпил содержимое.

    — Капитан, вы же узнали меня в автобусе. Почему решили не подавать вида, не подходить? И почему были уверены, что именно тут, в этом баре, я непременно появлюсь?

    Шебанов откинулся на спинку стула, уставившись на Анну.

    — С недавних пор я не сторонник ностальгических встреч, разговоров о смысле жизни и воспоминаний. Да, узнал, практически сразу, но, судя по одежде, вы не планировали встретить кого-то из знакомых. — Капитан склонился над столом, подавшись к собеседнице, и перешел на шепот: — Кто же знает, для чего вы здесь? У меня свои дела, у вас свои. Зачем же я буду вмешиваться в ваше и отвечать на вопросы про личное?

    Спирина обхватила стоявшую перед ней рюмку, провела по ее краю большим пальцем.

    — Но вы ведь ждали меня тут, капитан.

    — Я, как и вы, Анна Алексеевна, не верю в случайные совпадения. Когда вы были в этом поселке в последний раз? Я, например… — Он задумался. — Лет двадцать назад, если не ошибаюсь. Вы, наверное, не меньше.

    — Девятнадцать лет и семь месяцев, — уточнила она, поднимая глаза на его лицо и пытаясь уловить ход мысли спецназовца.

    Тот присвистнул:

    — Много времени прошло, много воды утекло. И вот мы опять здесь. Я не ждал вас, Анна. Я ждал человека, который прислал мне это сообщение. Если это сообщение от вас, то, значит, мы встретились не случайно.

    Он перевернул лежащий перед ним на столе смартфон, провел несколько раз пальцем по экрану и придвинул его к Анне. Та, взглянув на экран, прочитала текст сообщения, после чего достала из кармана свой гаджет и положила рядом с аппаратом Михаила.

    — Тогда мы ждем одного и того же человека, — ответила она капитану.

    Тот прочитал вслух:

    — «Для Аспида. Жду через три дня, в 22.00. Бар ”На Кордоне”. Срочно, дело важное». — Шебанов задумчиво отодвинулся, забирая свой телефон. — Странно. Время отправки то же самое, что и у моего сообщения. И текст совпадает, кроме позывного. Я бы и не поехал, если бы не армейский позывной. Тем более сообщение пришло на тот номер, которым я никогда ни с кем не делился.

    Анна убрала смартфон и огляделась.

    — По крайней мере мы разобрались в том, что случайности не случайны. Время еще есть, подождем. Мне теперь еще любопытнее узнать, кто же этот неизвестный отправитель. Если это шутник, то он явно знает, с кем решил пошутить. И, надеюсь, догадывается о возможных последствиях таких забав.

    * * *

    Ступеньки на входе заскрипели под тяжелыми шагами.

    Двое мужчин, появившихся в баре, прошли в противоположную от Шебанова и его собеседницы сторону и, с шумом отодвинув стулья, устроились за столиком.

    «Это же автобусные попутчики!» — Анна рассматривала замасленные телогрейки и все так же надвинутые до бровей шапки.

    — Эй, малой! Водки и чего-нибудь пожевать! — прозвучал скрипучий прокуренный голос одного из них.

    Капитан, через плечо изучая парочку в ушанках, прищурил глаза. Спирина заметила это.

    — Знакомые?

    — Чур меня от таких знакомств, — повернувшись к ней, хмыкнул он в ответ. — Нет, я не знаю их. А вот голос почудился знакомым.

    Он налил себе водки, покосился на нетронутую рюмку собеседницы и отставил бутылку в сторонку.

    — Что ж, не будем терять время попусту. Чувствую, что вечер только начинается, поэтому стоило бы хорошенько перекусить.

    Аромат горячего супа и урчание в животе напомнили Анне, что завтрак в вагоне поезда был уже давно, и она решила последовать примеру капитана, который с явным удовольствием уплетал куриный бульон. Принявшись за еду, она каждый раз непроизвольно поднимала взгляд, когда входил очередной посетитель, и быстро осматривала его с головы до ног, подмечая даже самые незначительные детали. Так, на всякий случай.

    «Жива, жива армейская привычка», — подумала она про себя.

    Время ожидания текло неспешно. В баре прибавлялось людей, многие столики заведения уже были заняты разношерстной публикой. Клубы табачного дыма, завивающиеся в спирали галактик, плотно повисли под потолком. Негромкие голоса беседующих посетителей были похожи на гул пчелиного улья, а переплетаясь с музыкой, звучащей из динамиков над барной стойкой, создавали атмосферу спокойствия, которая убаюкивала женщину.

    Рев мотора на улице, глухой звук удара и тонкий резкий голос, срывающийся на истеричные ноты, невольно заставили многих посетителей отложить нехитрое занятие и повернуть головы ко входу.

    — Серый, твою мать! Когда повесишь на лестнице лампочку?! Сколько можно уже повторять! — раздраженная брань разом перекрыла музыку и всех говорящих.

    Следом предстал и сам ворчун — невысокий полноватый мужчина в расстегнутом камуфляжном бушлате поверх спортивного костюма, явно навеселе. Скатившись по ступеням в зал и едва удержавшись на ногах, он продолжал бубнить ругательства себе под нос, пытаясь застегнуть пуговицы.

    «Ух, какой колобок злобный!» — промелькнуло у Анны в голове.

    — Зебр, я уже вешал там светильники, — отозвался бармен, — но воруют. Скручивают лампы или срезают на следующий день. Не твоя ли работа?

    «Злобный колобок» зарычал, не поднимая головы от непослушных пуговиц.

    — Какой я тебе Зебр, сопляк?! — Его голос превратился чуть ли не в ультразвук, едва переносимый человеческим ухом. — Я для тебя Константин Викторович! Запомнил?!

    Щеки мужичка покраснели до пунцового цвета — то ли от злости, то ли от неудачной борьбы с бушлатом, не желавшим прятать обширное пузо владельца. Он наконец выпрямился, собираясь обрушить еще более витиеватую брань на бармена, однако осекся, заметив, что посетители внимательно и с легкими усмешками следят за ним.

    — Ух ты… Как тут людно сегодня. Вечер добрый, господа! — «Колобок» попытался изобразить реверанс и едва не упал. — Прошу прощения за беспокойство.

    Запахнув полы бушлата и придерживая их, толстячок неверным шагом прошел к стойке и сел, повернувшись спиной к залу.

    Бармен поставил перед ним бутылку и рюмку, однако тот отодвинул от себя и то и другое.

    — Налей-ка мне кофе, да покрепче.

    Получив желаемое, Зебр склонился над чашкой, отпил глоток и затих, подперев подбородок руками.

    Быстро потеряв интерес к подвыпившему мужичку, невольные зрители этого мини-спектакля вернулись к своим делам, хотя от внимания Анны не ускользнула странная реакция одного из посетителей, что сидел за столиком у двери. Тот, сжимая в кулаках нож и вилку и будто бы забыв об их основном предназначении, сверлил спину Зебра горящими глазами из-под капюшона, надвинутого почти до переносицы. Если бы взором можно было убивать, то, наверное, «колобок» бы уже корчился на полу в предсмертных судорогах.

    «Да тут, судя по всему, кто-то кому-то конкретно насолил», — подумала женщина.

    Она потянулась к Шебанову и тронула за рукав, кивнув в сторону вошедшего высокого мужчины в длинном пальто, который, пересекая зал, уверенно направлялся к стойке.

    — Капитан, а этот человек вам случайно не знаком?

    Шебанов повернул голову и проводил взглядом посетителя, а затем ответил:

    — Охо-хо, Анна Алексеевна. Я же говорил, что самое интересное еще только начинается. Монстр случайно нигде не появляется.

    — Монстр? — Она с легким удивлением осматривала элегантно одетого, абсолютно седого мужчину.

    — Леша Нестеров, он же Монстр. Когда-то упоминание его имени наводило страх на всю Зону. Вольных сталкеров приравнивал к бандитам, а уж про «вольновцев» и говорить нечего, — продолжил капитан. — При нем клан «Честь» по струнке ходил, ни одной провальной операции на счету не было. И людей своих этот парень всегда берег, за что многие ему благодарны.

    Нестеров подошел к бармену, что-то сказал ему почти на ухо и, расстегнув пальто, сел за ближайший столик. Чашка кофе, поставленная перед ним через минуту, дополнила образ городского модника, случайно попавшего в придорожную забегаловку.

    «Какой холеный», — отметила про себя Анна.

    Если о плохо сидящей на ком-то одежде говорят «как на корове седло», то сейчас наоборот: шикарным «седлом» казался этот человек, а бар был той самой деревенской «коровой». Именно настолько весь его презентабельный вид — строгий черный костюм с аккуратным узлом галстука под воротником белоснежной рубашки — не сочетался с подвальным заведением, а озвученное капитаном прозвище и вовсе ему не шло. И только след от ожога на правой части лица, пересекающий щеку и уходящий по мускулистой шее вниз, мог натолкнуть на ассоциацию с монстром.

    Шебанов отвлек женщину от ее мыслей:

    — Если нас не разыгрывают, неизвестный друг должен уже скоро появиться.

    Она сверилась с экраном смартфона, лежащего перед ней на столе: 21.45.

    — Кто знает… — откликнулась она задумчиво. — Возможно, этот «друг» уже здесь.

    — Это вряд ли, — покачал головой Шебанов. — Я уверен, что вы, Анна Алексеевна, и сами заметили, что пока никто из присутствующих не обратил на нас внимания. Знакомых я не вижу, и уж тем более вряд ли здесь появятся те, кто знаком со мной. По крайней мере настолько, чтобы знать мои армейские позывные. И этот факт меня очень интересует и тревожит — кто мог меня сюда пригласить таким способом?

    — А как же Нестеров? Судя по вашему рассказу, вы его неплохо знаете. Возможно, и он многое знает про вас?

    — Монстра помнят многие военные из спецбатальона, — возразил Михаил, — а вот он вряд ли кого-то помнит.

    — Я никогда не слышала о нем.

    — Анна Алексеевна, вы попали в Зону намного позже, когда самый жаркий период уже миновал. Тогда Нестеров уже был эвакуирован на Большую землю. При вашем отце это случилось. Именно он, полковник Спирин, отправил наш отряд на подмогу отряду Монстра. «Честных» тогда крепко прижали «вольновцы». — Капитан поднял рюмку и опрокинул ее содержимое в рот. — Помню, как пришли мы в Лиманск, а там в огне всё. И трупы на улицах — вперемешку все лежат, не разобрать, кто из какой группировки. И пожар бушует, времени в обрез — искать надо было уцелевших. Там Нестеров шрам и заработал. Наши ребята из отряда вывозили его за Периметр. Думали тогда, что уже труп везут, а он — вот, живехонький. — Капитан вновь осмотрел Нестерова с ног до головы, будто проверяя, не подводят ли его глаза, и покачал головой. — Память только у Леши короткая. Не помнит он, кому обязан жизнью. Или нарочно забыл. Хотя это и неудивительно, девизом Монстра всегда было «прощаю всех, кому я должен».

    — В каком смысле?

    — После больнички место теплое ему досталось, по знакомству: он нынче начальник охраны банка. Но никого из бывших армейских он никогда на работу не брал. Принцип у него такой появился — не связываться с отставными военными.

    * * *

    — Вы — Анна? — услышала женщина голос за спиной.

    Она повернула голову и увидела того самого «колобка», так эффектно появившегося в баре.

    — А вы проницательны, с первого раза — и сразу угадали. Да, я Анна. Впрочем, в этом баре вряд ли кому-то еще подойдет женское имя, — ответила она, разворачиваясь всем корпусом. — А вы, видимо, Константин Викторович?

    — Зебров Константин Викторович. — Кивнув, мужчина протянул раскрытую ладонь. — Но проще и привычнее — Зебр. Или Костя.

    Спирина пожала его руку, удивившись, что сейчас не замечает в этом человеке никаких намеков на былое явное подпитие. Острый взгляд, четкие движения. И даже непослушный бушлат, с которым давеча боролся его владелец, был аккуратно застегнут на все пуговицы.

    — Константин, так чем же вызван ваш интерес к угадыванию моего имени? Или сие ваше вечернее хобби — знакомиться с Аннами в этом баре? Тогда прошу прощения: я не участвую в подобных экспериментах, и вы ошиблись.

    — Даже если бы этот бар был заполнен только девушками и все они были Аннами, то и тогда я не ошибся бы. — Он протянул смартфон, разворачивая его экраном к собеседнице. — Вы совсем не изменились, товарищ майор.

    Снимок, сделанный неизвестным фотографом, напомнил Анне тот день, когда она, подав рапорт об увольнении и выйдя из здания штаба бригады, долго сидела на лавочке у входа, куря одну сигарету за другой. И эта полевая форма с вышитыми майорскими звездами на плечах висит до сих пор в дальнем углу ее шкафа. Кто мог ее тогда сфотографировать на территории закрытого военного городка, для Анны так и осталось загадкой.

    — Спрашивать, откуда у вас эта фотография, я пока не буду, — задумчиво проговорила она. — Но, судя по всему, это не случайность. Сомневаюсь, что вы подошли за автографом, поэтому я вас внимательно слушаю.

    Зебр замялся, кинув взгляд на Шебанова, затем покрутил головой, оценивая наполненность бара, и наклонился к уху женщины.

    — Анна Алексеевна, я предпочел бы сменить этот зал на более подходящее для разговора место.

    Уловив в этой фразе намек, капитан хмыкнул и начал приподниматься:

    — Я не гордый, могу и пересесть.

    — А мне казалось, товарищ капитан, что вы с товарищем майором ждете одного и того же человека. — Зебр потянулся через стол и с металлическим звоном положил перед Шебановым армейский жетон, к лицевой стороне которого был приклеен обрывок желтого канцелярского стикера с рядом цифр на нем. — Это, видимо, ваше?

    Офицер замер, медленно опустился обратно на стул, не сводя расширившихся зрачков с желтой бумажки. Потом протянул руку и аккуратно, будто боясь обжечь пальцы, поднял пластину. Сорвав и спрятав бумажку в карман куртки, Шебанов медленно перевернул жетон, провел пальцем по исцарапанному металлу.

    — Откуда это у тебя? — не поднимая глаз от жетона, спросил он. А через секунду капитан уже бешено смотрел на Зебра, перейдя на яростное шипение: — Кто дал тебе этот жетон? Как узнал мой номер? Только не ври мне!

    Казалось, еще мгновение — и Шебанов вцепится в горло незадачливого «колобка». Но самообладанием, судя по всему, тот не был обделен — держа руки в карманах бушлата, спокойно покачивался на каблуках сапог, глядя на капитана.

    — Меня предупреждали, что у вас обоих возникнут вопросы. — Зебр буквально навис над ними, положив ладони на столешницу. — Нужны ответы? Тогда попрошу за мной.

    Он подошел к бармену, поманил его пальцем, и когда тот перегнулся через стойку, шепнул что-то на ухо. Кивнув в ответ, парень достал связку ключей и протянул их Константину Викторовичу.

    Зебр обернулся к ним, сделал приглашающий жест и скрылся за узкой, едва заметной дверью подле стойки.

    Шебанов встал с места, закинул на плечо удочки и сумку и твердым шагом проследовал за Зебровым. Анна подняла с пола рюкзак, быстро проверила столики и, убедившись, что никто из посетителей не проявил к ним интереса, вышла из зала следом за капитаном.

    За дверью обнаружилась небольшая комната, оборудованная под склад; смонтированные в центре стеллажи, полки которых были заставлены разнообразными коробками, бутылками и банками, доставали до самого потолка и занимали большую часть пространства.

    Обойдя остановившегося перед ними капитана, Спирина указала на полоску света на дальней стене. Перешагивая коробки и ящики, разбросанные на полу, она прошла в ту сторону и потянула ручку двери.

    «Неплохо придумано, сразу и не заметить», — отметила Анна про себя.

    Войдя первой, она на секунду зажмурилась от яркого света.

    — Аккуратно, горячие. — Зебр сидел в конце длинного прямоугольного стола с полированной поверхностью. Предупреждение было своевременным — прямо перед лицом Анны качалась на проводе пузатая лампа, одна из целого ряда таких же, норовя коснуться ее лба. Спирина, наклонившись, миновала это подвесное препятствие. Прошла вдоль стола и, придвинув один из стульев, села. Шебанов, ввалившись следом за ней и не успев увернуться от коварной лампочки, отпрянул, потирая обожженную скулу, но тут же ударился макушкой о потолок.

    — И, кстати, потолок тут низковат, товарищ капитан, — добавил «колобок», наблюдая за раздосадованным Шебановым.

    — Это я уже понял, — пробурчал тот, пригибая голову. Поставил стул рядом с Анной, сел, облокотившись. — Так что там с ответами?

    Костя скосился на циферблат наручных часов.

    — Нужно немного подождать. Но сразу скажу, что не на все ваши вопросы я смогу ответить — сам мало что знаю.

    — Это ваше сообщение? — Анна повернула к нему экран своего смартфона.

    — Да, мое. И то, что я отправил капитану, тоже мое. И не только вам двоим. Еще несколько человек получили приглашения. Сережа-бармен предупрежден, он направит их сюда.

    Шебанов насторожился, оглядываясь на дверь склада.

    — Еще несколько? И кого же конкретно мы ждем? — Рука офицера скользнула под молнию комбинезона.

    — Капитан, не надо торопиться с выводами и сразу хвататься за пистолет. — Зебр положил ладони перед собой. — Я уверен, что стрелять вы умеете, и неплохо. Однако я бы посоветовал просто подождать.

    — Не люблю сюрпризов. Пока только предупреждаю, — отозвался Шебанов.

    В дверном проеме появился тот самый высокий седой мужчина в черном пальто, на которого Спирина обратила внимание в баре. Пригнув голову, он вошел в комнату, отодвинул пальцем провод лампы, в свете которой шрам на его лице отливал белизной.

    — Господин Нестеров, добрый вечер! — Зебр жестом поприветствовал вошедшего. — Выбирайте удобное место, присаживайтесь.

    Монстр прошел вдоль противоположной от сидящих Анны и Шебанова стороны стола и, приблизившись к Зебру, протянул ладонь.

    — Здравствуй, Костик. Давно же мы не виделись.

    Зебр приподнялся, с явной неохотой отвечая на рукопожатие.

    — Не скажу, что мечтал об этом, — тихо сквозь зубы процедил он. — Была б моя воля — еще столько же не виделись бы. Но вот пришлось.

    Нестеров хищно улыбнулся, с силой стиснув пальцы собеседника.

    — Ты меня позвал, а не я тебя. Захотел бы я тебя найти — давно бы нашел. — Монстр разжал ладонь и обернулся. — Добрый вечер. Будем знакомы: Алексей. — Он переводил глаза с майора на капитана и обратно. — С кем имею честь?

    — Анна. Судя по всему, сегодня вечер внезапных встреч старых друзей?

    Нестеров снова улыбнулся.

    — А по-моему, приятнее заводить новых. Не так ли, капитан Шебанов? Пистолет-то оставь в покое; думаю, мы тут не за этим собрались. К тому же не помню я, чтобы мы дорогу друг другу переходили.

    Нестеров широко распахнул полы пальто, демонстрируя шикарный пиджак с уголком платка, торчащего из нагрудного кармана.

    Хмыкнув, капитан вытащил руку из-под куртки, а Монстр сел, откинувшись на спинку и закидывая ногу на ногу.

    — И тебе доброго вечера. Я уж думал, не признаешь. — Шебанов, подражая ему, так же вольготно расположился на стуле. — Смотрю, весь цветешь, жизни радуешься.

    — Как же ей не радоваться, если по самому лезвию прошел? — Нестеров рассмеялся, доставая пачку сигарет. — Второго шанса никто не даст. Кому как не тебе это знать, капитан.

    Он щелкнул крышкой позолоченной зажигалки, поднес огонек к сигарете, затянулся и выпустил в потолок струйку дыма. Терпкий аромат дорогого табака поплыл по комнате.

    — Так зачем звал, Зебр? Не разговоры же вести о том, кто чем на хлеб с маслом зарабатывает? — Он провел подушечками пальцев, держащих фильтр сигареты, по шраму на щеке. — Можно, конечно, и об этом поговорить, вспомнить былое.

    Из темного склада в дверь вошел невысокий мужчина в армейском бушлате с рюкзаком на плече, придержал висящую лампу, и тень от собственной ладони практически скрыла его лицо. Остановившись, он поочередно осмотрел собравшихся в комнате.

    — И что тут за посиделки? — поправив лямку рюкзака, спросил он.

    — А вот и еще гости! — Казалось, Зебр был рад, что неприятный разговор прерван. — Проходите, тут все свои.

    Мужчина секунду помедлил, но таки сделал несколько шагов к ближайшему стулу у стены. Большая борода с проседью, скрывающая половину лица, придавала ее владельцу добродушный вид, однако жесткие льдисто-серые глаза развеивали это впечатление.

    — Хотелось бы сразу знать, кто из вас меня искал? — Бородач сел, положив рюкзак перед собой между ног. — Не люблю игры втемную.

    Нестеров, с любопытством изучив новоприбывшего, отправил вверх очередную порцию дыма.

    — Судя по всему, искал тот же, кто и всех нас. — Он указал сигаретой в сторону Зеброва. — Все вопросы туда. Только в очередь, пожалуйста.

    Поймав на себе требовательный взгляд вошедшего, Костик кашлянул и в очередной раз сфокусировался на часах.

    — Еще не время отвечать на вопросы, господа. Наберитесь терпения.

    — Писали мне, что тут какое-то важное, прибыльное, а главное — срочное дело, — недовольно пробасил владелец бороды, выбивая папиросу из картонной пачки и исподлобья оценивая остальных. — И вот я тут, а дела не вижу, да и срочности, получается, никакой. Зато вижу много лишних глаз и ушей.

    Нестеров опередил готового вспылить Шебанова и, уставившись в пол перед собой, тихо проговорил:

    — Если бы не мое хорошее настроение, я бы подумал, что гость нас пытается оскорбить. Быть может, мне это только показалось и, говоря о лишних, он имел в виду что-то другое, не касающееся никого из присутствующих.

    Встряхнув коробок спичек, бородач вынул одну, чиркнул ею. Поднеся вспыхнувший огонек к папиросе, зажатой в зубах, глубоко затянулся и шумно выпустил дым.

    — Монстр, ты как был слащавым тугодумом, так им и остался. Тебя я и подразумевал в первую очередь. — Бородач оскалил желтые от никотина зубы в подобии улыбки. — Сколько бы лет ни прошло, люди не меняются. А с «Честью» дела иметь — себе дороже.

    Нестеров молниеносно вскочил, в его кулаке блеснуло тонкое лезвие ножа.

    — Придержи язык, Ворон! — прошипел он. — Иначе я тебе помогу.

    Он сделал стремительный шаг в сторону бородача, но тут же замер, глядя на ствол, направленный ему в грудь из-под полы бушлата.

    — Тихо, Леша, тихо. Не шуми. — Ворон глубоко затянулся и, не вынимая папиросу изо рта, пыхнул клубами дыма. — Это ты в банке своем можешь кому-то приказывать. И ты меня сейчас совсем не удивил, такой же бестолковый. Подзабыл, что сперва надо думать, а уж потом за нож хвататься. Ну-ну. Я-то тебя знаю.

    — Не тебе меня судить, Ворон! — Лицо Монстра побагровело. Он стоял не шевелясь, не отрывая глаз от пистолета, и яростно цедил слова сквозь зубы: — А ты всё так же таскаешь ствол с собой, куда бы ни шел. Боишься до сих пор собственной тени?

    Анна молча следила за происходящим. Она быстро опустила ладонь на колено Шебанова, сжав пальцы, когда краем глаза заметила движение его руки, снова потянувшейся под молнию комбинезона. Появление в такой момент еще одного источника угрозы было совершенно ни к чему. Кто знает, какие счеты у этих двух мужчин друг к другу? Влезать в их дела ей совсем не хотелось. По крайней мере пока.

    — Если кто-то забыл, то я напомню: Прикордонье всегда было и остается нейтральной территорией. — Зебр повысил голос, придавая словам жесткости. — И с меня будет спрос, если тут кто-то нарушит нейтралитет, а мне проблемы совсем не нужны. Поэтому было бы хорошо, если бы обоюдные претензии друг к другу вы отложили на более подходящее время.

    Сделав шаг назад, Нестеров поднял руки, показывая пустые ладони бородачу, одернул полы пальто, поправил узел галстука.

    Анну удивило, как быстро этот человек меняется: секунда — и от негодования не осталось и следа. Только холодное безразличие.

    — Зебр, ты знаешь, я всегда был и остаюсь на стороне закона. — Говоря это, он вновь уселся. — А вот Воронова надо бы спросить, какого черта он за языком не следит и оружием размахивает. Хотя какой с него спрос — у «Воли» весьма-а-а оригинальные понятия о чести и законе.

    — Ты посмотри, Федя! Мы, как всегда, вовремя! — Моложавый хриплый голос отвлек на себя внимание и тем самым несколько разрядил обстановку.

    В комнате один за другим появились двое мужчин, остановились в проеме.

    «Опять эта парочка “телогреечных” из автобуса». — Под светом лампы Анна всматривалась в их щетинистые лица. В иной обстановке она могла бы принять их за отца и сына — уж больно много имелось у них сходных черт.

    — Мне послышалось или тут в натуре о законе и чести байда? — Не вынимая рук из карманов, тот, что постарше, подошел вплотную к столу. — Что ж никто не предупредил, что волыны нужно брать с собой? Мы-то по наивности решили, что тут сердечный базар будет, абдастами хвастать не планировали. Или мы не вовремя, Зебр?

    — Вовремя, Федор, — жестом пригласил Зебров «телогреечных» занять свободные места. — Еще не все собрались, чтобы дела обсуждать.

    — Становится все интереснее. Какие такие у нас могут быть общие дела с бандюганами? — Нестеров раскачивался на задних ножках стула.

    Парочка села рядом с Шебановым.

    — Бандюганы, как вы выражаетесь, остались где-то за «колючкой», — расстегнув пуговицы на груди, отозвался старший из них, с ежиком седых волос на голове. — А здесь мы все — деловые люди. Уважаемые бизнесмены, ёктыть. А у вас тут встреча давних приятелей, как я погляжу? Мы не в претензиях, подождем, послушаем, встревать не будем.

    — Давних-то давних… — отозвался Воронов. — Но вот насчет приятелей — очень сомневаюсь.

    — Отчего же сомневаешься? — вмешался Монстр. — Вы как раз компании правильные умеете выбирать. Ты еще расскажи про то, за сколько «зеленых» вас бандюги выбили из Мутной долины. Но ведь то преданья давно минувших дней, верно? Понимаю.

    — Вот это уж точно не твое дело, — зло фыркнул бородач.

    — Ворон, ёктыть, ты тоже тут, что ли? — приветственно махнул Федор. — Не признал, богатым будешь.

    Тот кивнул в ответ:

    — И тебе не хворать, Обрез. Богатым мне не быть, раз ты тут, а вот пожить еще охота. Смотрю, ты Левака так и таскаешь за собой? Или он сам таскается? Отпустил бы ты его, Федор, а то грустный он какой-то.

    Напарник Федора стянул ушанку с абсолютно лысой головы, покопался в отворотах шапки и извлек из ее глубины сигарету.

    — Ты бы поаккуратнее выражался, Ворон, — откликнулся он, прикуривая. — Подумал бы сначала за тот вариант, что волына так-то не только у тебя имеется.

    — Лева идет, куда ему хочется, и делает то, что ему хочется. — Обрез похлопал лысого по плечу. — Вот захочется ему тебе дырку сделать посреди лба — он ее и сделает. И не посмотрит на то, что у нас с тобой добрые отношения.

    Хмыкнув, Воронов поменял позу, демонстративно приоткрыв полы бушлата и обнажая торчащую из наплечной кобуры рукоять пистолета.

    — Помню я, что он еще тот снайпер. Ну пусть рискнет, если успеет.

    Обрез удержал порывающегося вскочить Левака за плечо.

    — Не дергайся, Лева, не время еще. — И, сверля глазами Ворона, добавил: — Язык у тебя всегда был подвешен хорошо, это я помню. И как тебе его до сих пор не укоротили?

    Тот разгладил бороду, усмехнулся:

    — Ты же знаешь, Обрез, что стрелять я научился раньше, чем говорить.

    Тихо присвистнув, Нестеров привстал от удивления, уставившись на дверь.

    — Какие люди нас посетили! Привет, Горняк! Не чаял тебя увидеть!

    * * *

    Замерший в дверном проеме плечистый мужчина в широких армейских брюках явно не был готов к такой встрече.

    — И тебе привет, Монстр. — Едва заметно кивнув, Горняк обвел взглядом присутствующих. — Добрый вечер. Зебр, ты, что ли, компанию эту собрал? Не многовато ли народа?

    — Проходи, Степан. Компания теплая, приятели все давние. — Хищно улыбаясь, Нестеров придвинул пустой стул, поставил его рядом с собой. — Я тебе даже место занял. Как знал, что появишься.

    — А я еще не решил, нужна ли мне такая теплая компания, — пожал плечами вошедший. — Мне как-то проще одному: сам себе хозяин.

    Из темноты над плечом Степана-Горняка вынырнула рука, сжимавшая нож, и в тот же миг блестящее лезвие коснулось его горла. Следом показалось немолодое щетинистое лицо, испещренное мелкими белесыми шрамами.

    — Ну здравствуй, Степа! — прорычал обладатель ножа и шрамов на ухо Горняку. — Давно же я тебя искал. Вынул из карманов, быстро!

    Горняк стоял не шевелясь, потихоньку разводя руки в стороны.

    — Ты бы поаккуратнее с ножичком, мужик! — прохрипел он тихо, скосив глаза и пытаясь заглянуть себе за плечо, чтобы рассмотреть лицо напавшего. — Ты кто? Чего хочешь от меня?

    Зебров вскочил на ноги одновременно с Нестеровым и Вороновым.

    Анна застыла, отодвинувшись от стола.

    — Спокойно, капитан, — прошептала она Шебанову, готовому в любой момент выхватить оружие.

    «Они же тут все друг друга поубивают в конце концов!» — пронеслась мысль у нее в голове.

    Только Обрез с Леваком безучастно смотрели на происходящее.

    — Брод, ты, что ли? — Краем глаза бородатый Ворон следил за седым Монстром, который уже потянулся к карманам пальто. — Уж больно голос знакомый.

    — И тебе привет, Ворон, — прорычал Брод, на мгновение переведя на него взгляд. Быстро оценил обстановку в комнате, все так же прижимая лезвие ножа к пульсирующей вене на горле Горняка, при этом запястье его нервно подрагивало. — Давно не виделись. А ты с «Честью» уже спелся? Не ожидал от тебя такого, совсем не ожидал.

    — Не гони и не зарывайся! — гневно выкрикнул Воронов. — Сейчас совсем не время счеты сводить. И не место.

    — Послушал бы ты тех, кто поумнее, браток. — Руки Нестерова были все ближе к карманам.

    — Я тебе не браток! — огрызнулся Брод в ответ и зашипел над ухом Горняка: — Давно я искал тебя, Степан Подгорный. А тут такая удача, что я даже глазам не поверил!

    — Я тебя не знаю, мужик! — Горняк недоуменно крутил зрачками, пытаясь сообразить, чем он заслужил такую участь, и чувствуя, как металл начинает врезаться в кожу.

    Вдруг Брод замер.

    — Аккуратно брось нож на стол, чтобы я его видел, если не хочешь получить пулю, — скомандовал откуда-то из темноты склада уверенный голос.

    «Всё это было бы смешно, — подумалось Анне, — когда бы не было так печально. Честное слово, если бы увидела такой эпизод в сериале — ухохоталась бы от нелепости и недостоверности! А вот поди ж ты, оказывается, и в жизни подобное происходит. Как это было в той старой советской киношке? “Власть переменилась! Скидай сапоги!” И так раз пять подряд! Бред какой-то…»

    Секунда раздумий — и тихий, нутряной рык братка. Нож с металлическим звоном ударился о столешницу, отскочил от нее и упал на пол. Почувствовав свободу, Горняк отпрыгнул к стене. Брод же поднял руки и, подчиняясь толчку в спину, сделал шаг вперед, пригнулся под висящей лампой, остановился у края стола.

    Пришедший в себя Степан резко развернулся, потирая ладонью горло, и дернул вниз молнию камуфлированной куртки.

    — Да я сейчас тебя!..

    Но пистолетный ствол, показавшийся из темноты, тут же развернулся в его сторону и заставил замереть.

    — И ты тоже махалки давай поднимай! — Вышедший из темноты низенький мужчина в капюшоне остановился за спиной Брода и указал оружием на место рядом с седовласым Монстром, явно решив пресечь любые попытки развить конфликт. — Тебе вроде бы предложили присесть, так что шагай.

    С поднятыми руками, чертыхаясь вполголоса, Горняк отступил спиной к Нестерову, плюхнулся задницей, куда повелели.

    — Да и ты бы, мужик, успокоился и присел. — Похлопав по плечу Брода, коротышка подтолкнул его к стулу рядом с бородатым Вороновым, который уже опустился на свое место. — Вот и приятель твой того же мнения, правильно же я говорю? — Дождавшись, когда Брод, все еще держащий руки поднятыми, усядется, новый участник собрания оперся плечом на дверной косяк, холодным взглядом из-под капюшона обшарил комнату и продолжил: — Вот и славно. Будем считать инцидент временно исчерпанным.

    — Может, пушку уберешь уже? — Нестеров вальяжно закинул ногу на ногу. — Мне она как бы не мешает, но ты нервируешь людей.

    «Так ты не только ножом и вилкой умело владеешь!» — Анна, всмотревшись в новоприбывшего, вспомнила то злобное выражение лица, с каким тот сверлил спину Зеброва в баре.

    А Зебр, до сих пор молчавший, кашлянул, обращая на себя внимание.

    — Знакомьтесь — Семен Догнич, — кивнул он в сторону коротышки. — И пистолет он уже убирает. Так ведь, Дог?

    — Может, уберу. А может, и нет. — Дог сплюнул на пол сквозь зубы, прикрыл за собой дверь и опустил оружие. Он снова осматривал собравшихся в комнате, перемещая глаза от одного к другому и на секунду задерживаясь на каждом. — Что же ты, Зебр, за порядком не следишь? Мне говорили, что ты тут смотрящим оставлен был, а по Прикордонью люди бродят кто с пером, кто с волыной, да еще и размахивают ими где попало.

    — Тебе-то откуда знать? — подхватился «колобок». — Сколько лет тебя не слышно и не видно было? Напомнить? Когда зачистка началась, столько дерьма полезло, что и вспоминать тошно. А я разгребал! — Он обиженно стукнул себя в грудь кулаком. — Я помогал пацанам, выводил тропами, денег давал за просто так. А ты где был? Правильно, собрался и по-тихому свалил. А теперь решил меня уму-разуму учить?

    Ухмыльнувшись, Дог направил пистолет в лицо раздосадованному Зебру. Тот затих, губы его задрожали, и «колобок» медленно опустился обратно.

    — Нервный ты стал, Зебр. И болтливый. Свалил я, говоришь? А тебе, бедному и несчастному, пришлось порядок тут наводить? Какая занятная история нарисовалась.

    — Давай, стреляй. Думаешь, ты первый, кто мне стволом в лицо тычет? Убьешь меня — многим сделаешь приятное. Мне терять нечего, но люди тут собрались кое-что обсудить. Да и тебя я позвал не счеты старые сводить, а для дела. Так что или стреляй, не тяни время, или убирай уже ствол — и сядем поговорим.

    Тишина повисла в комнате.

    — Пух! — прицелившись в лоб Зебру, произнес Догнич и опустил руку. — Я бы и не пришел к тебе сюда счеты сводить, об этом мы с тобой потом как-нибудь вдвоем потолкуем. — Откинув капюшон, он заткнул оружие за пояс и продолжил: — Я уже увидел, как тут люди кое-что обсуждают — с ножом у горла. В таких делах я не помощник.

    — Знать бы еще, за что он на меня набросился! — все еще потирая горло, возмутился сидящий рядом с Нестеровым Горняк. — Мужик, я тебя даже не знаю, а ты ко мне с предъявами!

    — А тебе и незачем меня знать. — Поникший и сгорбленный Брод говорил тихо, будто сам с собой. — Ты и тогда не знал, когда с отрядом своим расстреливал вольных на Мусорке. Девять нас было, раненые прятались под плитами. А как потом вы гранатами закидывали выживших — этого тоже не помнишь? А я вот выжил, один выжил. И выполз спустя сутки. Там на плитах Ворон с пацанами меня и подобрали. Я тогда поклялся, пока тащили они меня к доктору своему, что отомщу за ребят, только не знал кому. А потом добрые люди шепнули, что отряд Степы Подгорного тогда на Мусорке был.

    — Ты рехнулся, что ли? Не было меня там! И отряда моего там не было! — Степан вскочил на ноги. — Никогда такого не было, чтобы Горняк вольных сталкеров отстреливал, слышишь!

    Нестеров потянул его за рукав.

    — Сядь, Степан, успокойся. Мало ли что кому-то взбредет в голову. Могут во всех смертных грехах обвинить за спиной.

    Догнич хмыкнул:

    — Ого, какие тут страсти. Я бы, наверное, тоже с ножичком кинулся, будь у меня такие воспоминания. Хотя нет. Ножичек — это примитивно и хлопотно. Просто пулю в лоб пустить — и вся недолга. Ведь так, Зебр, вопросы решаются обычно?

    — Не тот ли ты сталкер Дог, про которого слухи ходили по Зоне? — раздался голос бородача. — Дескать, был такой вольный бродяга, Догом звался. И набрел этот сталкер на хабар «искупленцев». Жадность его тут же обуяла. Набрал он полный рюкзак артов на радостях да понес их через болото. Но сил не рассчитал парень — и сгинул. Где-то там, на болотах, и сгинул. Вместе с хабаром.

    Дружный смех сотряс стены комнаты.

    Догнич, смахивая выступившую от смеха слезу, качал головой:

    — Не-е, это точно не про меня.

    — Ворон, так ведь если тот сгинул, то этот Дог — явно не тот! — Монстр хлопал себя ладонями по коленям. — А я и не думал, что ты в такие сказки веришь. Вроде бы серьезный мужик!

    Анна тоже улыбнулась своим мыслям, рассматривая собравшуюся разношерстную компанию.

    «Клубок змей по сравнению с обществом всех этих ребят — самое безопасное в мире место».

    — Господин Зебров, хотелось бы уже знать, чего мы ждем и все ли, по вашему замыслу, уже собрались? — громко спросила она, решив, что сейчас самое время наконец-то вникнуть в смысл сей нежной встречи.

    Смешки в комнате стихли, девять пар глаз были направлены на восседающего во главе стола.

    — Еще несколько минут, Анна Алексеевна. — Зебр в очередной раз посмотрел на часы. — Есть опаздывающие, но они уже совсем рядом.

    Глухой стук прервал разговор. Тук-тук-тук. Через секунду снова.

    Спирина взглянула на дверь — та была приоткрыта наполовину. Стучать в открытую дверь?

    Но звук шел откуда-то из-за спины Зебра.

    Он быстро встал, толкнул часть стены позади себя, которая на удивление легко отъехала в сторону, открывая доступ к еще одной двери. Щелкнул язычок замка, створка распахнулась, и повеяло прохладным ночным воздухом. Следом за порывом ветра в комнату, пригнув головы, вошли два человека, и в первый момент Анне показалось, что у нее двоится в глазах: идентичные тонкие черты, одинаково короткие светлые волосы. Черные кожаные куртки с поднятыми воротниками сводили на нет любые попытки отличить братьев друг от друга.

    «Двое из ларца», — мелькнуло в голове у женщины.

    Сделав несколько шагов, близнецы практически синхронно остановились. В ярком свете их лица казались зеркальным отражением друг друга. Два холодных безучастных взгляда, пройдясь по комнате, остановились на Зеброве.

    Воронов издал удивленный возглас, увидев вошедших.

    — Ого! И «Монумент» тут!

    «Колобок» закрыл за опоздавшими дверь и вернул фальшивую стену на место.

    — Нам куда? — ровным и равнодушным голосом спросил один из братьев.

    — Места много, выбирайте сами. — Зебр устроился на стуле. — Вы задержались, господа.

    Близнецы устроились слева от него, сосредоточенно смотря перед собой и абсолютно игнорируя собравшихся.

    — Мы всегда точны, — откликнулся «монументовец», — и приходим в нужное нам время.

    — Ага, еще бы уходить вовремя научились, — буркнул Ворон, однако братья не подали вида, что услышали его слова.

    Прищурившись, Федя внимательно изучал принесенных ночным ветром.

    — Господа, а мы с вами раньше не встречались? — спросил наконец Обрез, в упор изучая их и потирая щетинистый подбородок. — Никак не припомню, откуда мне знакомы ваши лица.

    — Обрез, ты, наверное, хотел сказать «лицо»? — фыркнул Монстр.

    Оба брата одновременно, как по команде, повернули головы в сторону Федора, одарив того ледяными взорами.

    — Мы запоминающиеся, — без тени улыбки констатировал один из них.

    — Если бы встречались, ты вряд ли забыл бы, — продолжил фразу второй близнец.

    — Итак, время пришло раскрыть карты, — начал Зебр, вставая. — Некоторое время назад ко мне обратился неизвестный господин с просьбой собрать тех людей, которых он укажет. Увидев фамилии, я, конечно, предупредил его, что с некоторыми из вас знаком и могут возникнуть проблемы, но господин этот был достаточно убедителен, передавая список ваших контактов и некоторые вещи, которые, по его словам, вызовут вашу заинтересованность в участии.

    Костя прохаживался туда-сюда, иногда поглядывая на слушателей.

    — Мне и самому было бы проще найти тех людей, которые с легкостью выполнят любой заказ. Здесь, в Зоне, или еще где-то. Но господин этот настаивал, что будет работать только с теми, кого он указал в своем списке, и даже готов увеличить сумму вознаграждения. — Зебров вновь сел. — Вы все здесь, как и планировалось. Пока это вся информация, которая мне известна и которую я могу сообщить в настоящий момент.

    Повисшая в помещении тишина нарушалась только скрипом ножек стула, на котором снова раскачивался Нестеров.

    — Костик, зная тебя, даже не сомневаюсь, что обещанная сумма была более чем достойная, раз ты решился на это, — ухмыльнулся Монстр. — Что дальше, Зебр?

    — Я не знаю. — Зебров пожал плечами. — От меня требовалось вас всех собрать к этому времени — вы здесь. Близнецы были последними из списка.

    — Кто этот неизвестный? Почему именно мы? — голос Воронова был встревоженным. — Если это ловушка, то я лично прострелю тебе голову. Если успею, конечно.

    «А ведь действительно, чего проще? — подумалось Анне. — Собрать в одном помещении в одно и то же время неугодных, насоливших, предавших или причинивших зло, а под полом в этот момент дотлевает фитилек… И вот так одним махом убрать всех своих врагов — это ж элементарно! И как мы вообще повелись на эту замануху?! Ну ладно, положим, у меня были свои резоны… А остальные — настолько наивны? Тот же Зебр — неужели обещанная сумма была настолько велика, что мигом отшибла всю соображалку? Как можно было звать сюда этих… лидеров? Да еще и к определенному часу? И не задумываться, что по чьей-то воле собственноручно готовишь приманку?»

    Звуки вибрации и трелей оповещений заполнили комнату. Как гомон стаи налетевших птиц, мессенджеры всех собравшихся одновременно ожили, привлекая внимание владельцев.

    — Хм, неожиданно… — осмотрев компанию, сказал Монстр, доставая из внутреннего кармана смартфон.

    Анна опустила глаза к экрану своего гаджета.

    Сообщение. Номер скрыт.

    «Вы в деле. Ждите подробной информации».

    — Что это значит, Зебр? — Стоящий в дверях Догнич перевел глаза с личного телефона на аппарат Зеброва.

    — Откуда мне знать? Говорю же — я выложил все, что имел.

    — Что значит «в деле»? В каком деле? — Ворон явно нервничал и терял самообладание.

    Федя-Обрез швырнул «трубу» на стол.

    — Зебр, что за подстава? Я пока еще ни на что не подписывался! Опять твои шутки? Что за?!.

    — Да погоди ты, Обрез! Я уже сказал, что сам не в курсе! — Константин не отрывался от экрана. — Видишь же, написано: «Ждите».

    Как оказалось, ждать пришлось совсем недолго.

    Вдруг задрожал смартфон в руках Анны.

    Одно за другим летели изображения, текстовые и аудиосообщения. Спирина не успевала их открывать, только следила за пополняющимся списком оповещений.

    Наконец вибрация прекратилась.

    «Тут вся информация. Ознакомьте с ней коллег», — прочла Анна последнее.

    Она подняла голову и увидела одиннадцать обращенных к ней недоуменных взглядов.

    — Анна Алексеевна, теперь все вопросы к вам, — проговорил Зебров.

    «Ловко ты отделался от любопытствующих, Костя», — подумала женщина.

    — Минуту, — проговорила она. — Дайте разобраться, здесь очень много информации.

    Она быстро начала открывать пришедшие сообщения, пробегая по тексту глазами и тут же закрывая.

    Две маршрутные карты, схемы расположения военных постов, текущие дислокации группировок, границы зараженных территорий, скопления аномалий, места массового появления мутантов и известные логова.

    — Кто-то основательно подготовился… — произнесла она под нос, открывая один файл за другим. Изучая их, Анна бессознательно чувствовала, как какое-то давно забытое чувство просыпается в ней.

    Азарт, жажда действий.

    Мозг мобилизовал затихшие на время резервы, давал команды органам, вбрасывая в кровь адреналин. Распрямляя плечи, посылая импульс спящим мышцам, заставляя дышать полной грудью. Так гоночные машины прогревают перед стартом.

    Читая карту, она ощутила, что встала на маршрут. Чувство Зоны возвращалось. Тропы, аномалии, скопления мутантов, гнезда чудовищ и тайные берлоги упырей — постороннему человеку это ни о чем не говорило. Новичку все это могло показаться веселым приключением.

    Но не ей. И не тем, кто сейчас собрался в этой комнате.

    И Спириной стало понятно, почему именно эти люди сейчас здесь.

    Не бывает бывших сталкеров. Эти одиннадцать человек знали Зону не понаслышке.

    Они уже там, они уже «в деле». Внешне это, может быть, не так заметно, но внутри каждого взводится пружина. Тело подчиняется сознанию, готовится к действию. И все меняется, предчувствуя приближение опасности.

    Так же, как сейчас менялось в Анне.

    Анна Алексеевна Спирина, совсем недавно вошедшая в бар, в эти минуты исчезла.

    Уступая место Аспиду — майору спецотряда, командиру группы военных сталкеров, одному из ветеранов Зоны.

    * * *

    Анна выбрала в списке сообщений присланный аудиофайл, нажала на пуск и положила смартфон на стол, увеличив громкость динамика до полной.

    Мужской голос, зазвучавший в комнате, был по-деловому спокоен и размерен.

    — Вы меня не знаете, однако я знаю про всех вас. И мне этого достаточно. У каждого есть персональные причины быть сейчас здесь. Разбираться в личных мотивах нет ни времени, ни желания. Но раз вы собрались, это значит, что я в вас не ошибся. Теперь о том, что нужно мне — мне нужна команда, способная выполнить порученную задачу. Гарантированно, вовремя, без лишних вопросов. И тогда каждый из вас получит то, что заслуживает.

    Голос смолк. В комнате на несколько секунд повисла тишина. Послышался приглушенный кашель. Затем мужчина продолжил уже четко, по-военному:

    — Группу возглавит Аспид. Завтра утром отряд должен войти в Зону. Информация о выполняемой задаче передана старшему. Порядок выполнения задачи определяет старший. На выполнение дается трое суток. В случае успеха вознаграждение составит один миллион долларов каждому члену группы, оно будет выплачено в конечной точке маршрута. Аванс поступит на ваши счета после получения мною подтвержденного списка участников и активации переданных вам браслетов-маячков. Отсчет времени на выполнение задачи начинается с момента получения аванса. На этом все. Удачи.

    И вновь тишина.

    Но на этот раз пауза затянулась дольше.

    Анна взяла гаджет.

    — Это все? — первым нарушил тишину Воронов.

    — Пока все, — подтвердила она, листая полученные файлы.

    — Миллион… — Федя-Обрез закурил, глубоко затягиваясь. — Нехилый куш. Что же надо сделать за такие деньги?

    Догнич, стоящий в дверях, хмыкнул.

    — Революцию в небольшой стране можно устроить, например. Но меня больше интересует другой вопрос. — Он обвел взглядом сидящих в комнате. — Аспид — это кто? Я слышал этот позывной когда-то — группа Аспида, из военсталов, выводила вольных через болото за Периметр во время зачистки. Слышал, что многих бродяг они тогда спасли от тюрьмы. Я бы пожал ему руку от души и с благодарностью.

    — Что-то совсем не верится, чтобы военные забесплатно простых сталкеров спасали, — осклабился Левак, пожимая плечами. — Сказки все это. Ушлые «зеленые» своего никогда не упускали.

    Лицо Анны вспыхнуло.

    — Мы выводили раненых и больных, — сквозь зубы проговорила она. — Они приходили к нам без оружия. Именно это являлось главным условием, которое было поставлено мною для вольных.

    И погрузилась в изучение документов в смартфоне.

    Лицо Дога вытянулось от удивления.

    — Аспид — женщина?! Аспид — это вы?! И вы — старшая в нашем, так сказать, отряде?!

    Смех Нестерова заглушил его дальнейшие удивленные возгласы, там же потонули возмущения Забродина и Подгорного, вторивших Догничу.

    — Вот это поворот! — Монстр продолжал смеяться, утирая выступившие слезы. — Не успели познакомиться, а я уже ее подчиненный. Мадам, я в полном вашем распоряжении! Или вы мадмуазель?

    — Мало я встречал сталкеров-женщин, хотя, в принципе, не удивлен. — До сих пор сохраняющий невозмутимый вид Воронов сплюнул себе под ноги. — Но вот чтобы женщина Вороном командовала — такого я пока еще не допускал. Однако учитывая солидность предложения… — Он замолчал на секунду, затем хлопнул себя по колену. — Была не была! Только хотелось бы знать подробности.

    Шебанов, до этого молча сидевший рядом с Анной, повернул голову к «колобку».

    — Зебр, а ты что молчишь?

    Тот пожал плечами, вперившись глазами в гладкую полированную поверхность.

    — А что я должен говорить? Я подписался на это задолго до того, как вы все тут собрались. Так что я в любом случае иду до конца. И я согласен с Вороном — хотелось бы знать подробности.

    — Я не об этом. — Капитан в упор смотрел на Костю. — Почему это неизвестный заказчик выбрал Анну старшей? Кто он?

    — Мне-то откуда знать? — развел руками Зебров. — Я его, заказчика этого, и не видел толком. Подошел ко мне в баре, назвал сумму, дату, место, дал список, фотографию, жетон. И все, дальше с ним связь была исключительно по мобильнику, вот такими же сообщениями, как сейчас. Ах да, еще это…

    Он прошел к двери склада, у которой так и торчал задумчиво молчащий Догнич. Дог сделал шаг в сторону, пропуская Костика, и тот скрылся в темноте, но спустя несколько секунд вернулся. Подойдя к Анне, «колобок» положил перед ней небольшую черную коробочку.

    — Что это? — Она с опаской отодвинулась от пластикового контейнера.

    Зебров склонился над столом, недолго поколдовал над крышкой; щелкнули скрытые зажимы — и высыпалось содержимое.

    Спириной в первую секунду показалось, что перед ней старинные радиодетали. Она помнила, как в детстве копалась в ящиках с транзисторами, конденсаторами и еще какими-то паукообразными штучками. Их была целая куча, ощетинившаяся проволочными лапками-ножками! А отец, сидя за верстаком с окутанным клубами едкого дыма паяльником в руке, выбирал из этого хаоса нужную финтифлюшку и находил ей место в очередной своей радиолюбительской поделке.

    Именно что-то подобное лежало сейчас перед ней — связка шариков-деталек с длинными металлическими хвостами, на конце каждого из которых имелся маленький зажим-замочек, напоминающий карабин из снаряжения альпинистов.

    Все молча смотрели на стол. Видя недоумение в глазах Анны и присутствующих, Зебр закатал рукав куртки. Его запястье обвивала тонкая металлическая полоска, такая же, как хвосты у лежащих перед ними деталек. Концы этого хвоста сходились в шарике, плотно прижатом к внутренней стороне запястья.

    — Браслет. — Он повел рукой, давая всем рассмотреть диковинное устройство с мигающим зеленым индикатором. — Тот, о котором говорилось. Когда я согласился взяться за это дело, я и на браслеты согласился. Не знаю, как он работает, но это было жесткое условие.

    — Никогда таких штуковин не видел. — Шебанов склонился над связкой браслетов. — И кто же этот странный тип, которому некуда девать деньги?

    Нестеров тоже поднялся, прошелся вдоль стола, задумчиво покачивая полами пальто.

    — Да какая разница, кто он, заказчик этот. Мне абсолютно все равно, кто платит, если речь идет о такой сумме.

    — Мне тоже нет разницы, кто платит. И за что платят, тоже нет разницы. — Догнич стукнул кулаком по двери склада. — Но почему она будет командовать?!

    — Ёктыть, а кто должен командовать, по-твоему, Дог? — Зажав в зубах сигарету, Обрез выпустил струйку дыма в потолок. — Уж не ты ли?

    — Да хоть кто! Если надо, могу и я! А так — вон, Монстр или Ворон. У них опыта-то побольше будет. Сгинем же все! Почему она?!

    — Потому что она — Спирина. Анна Алексеевна. Дочь полковника Спирина. — Ледяной голос, произнесший эту фразу, заставил спорщиков затихнуть. Все повернулись на звук, в сторону братьев-близнецов, затем к Анне, которая быстрыми движениями пальцев водила по экрану смартфона, абсолютно не обращая внимания на разговоры окружавших ее мужчин.

    — Разгром «Монумента» — это его, полковника, работа, — продолжал говорить один из братьев. — Это он готовил отряды военных сталкеров. Они, военсталы Спирина, нас и брали тогда, после зачистки реактора. Живыми брали. Больше никто не мог. А эти взяли. И он был с ними. Таким не стыдно было сдаться.

    «Монументовец» замолчал, и все в комнате ненадолго погрузились в собственные мысли и воспоминания.

    Догнич уже было набрал воздуха, чтобы задать вопрос близнецу, но, видимо, передумал: все знали, что спрашивать «монументовца» о чем-то — это как с камнем разговаривать. Бессмысленное занятие.

    Однако второй брат будто бы услышал немой вопрос Дога и добавил:

    — Полковник говорил о ней, о дочери. И за ней мы, пожалуй, пойдем.

    Анна подняла голову от смартфона.

    — Закончили болтовню? Все вопросы решили между собой? Теперь мне уже можно говорить? — Майор встала, отложив гаджет. — Вот и хорошо, что разобрались. А если вопросы у кого-то и остались, советую отложить их на потом.

    Она подошла к Зебру, сидевшему во главе стола. Тот встал, уступая ей место, но Спирина осталась стоять, оглядывая слушателей.

    — Знакомиться с каждым сейчас у меня нет времени, — продолжила женщина. — Я не сомневаюсь, что любой из вас мог бы в одиночку сделать то, что от нас требуется. Каждый имеет персональный опыт и собственные мотивы. Но мы идем командой, а значит, личное — на потом. И если мне руководить группой, то

    так тому и быть. Поверьте, радости от этой новости я не испытываю. Три дня — и разойдемся. После этого забудем все, как страшный сон, зато расстанемся с удовлетворением от финансового благополучия.

    — Мы до сих пор не услышали конкретики, — задумчиво произнес Шебанов. — Анна Алексеевна, хотелось бы знать, на что нам даются эти три дня. Озвученная сумма, конечно, впечатляет, но все же.

    — Михаил Иванович, конкретика будет. — Она видела, что большинство собравшихся находятся в некотором замешательстве. — Вот только ее, конкретику, я должна довести до сведения лишь тех, кто согласится на участие в деле. И это не моя прихоть, сами понимаете.

    Анна села, подняла запястье к глазам, сверилась с часами.

    — У нас пятнадцать минут. Есть время подумать. Кто не готов или сомневается — советую покинуть нас прямо сейчас.

    Проведя пальцем по экрану смартфона, женщина пробежала глазами по заголовкам в списке пришедших сообщений, ткнула пальцем в «Подтверждение участников». Высветились имена всех двенадцати человек, находящихся в комнате, с квадратиком-чекбоксом напротив каждого. Коснувшись «своего» квадратика, где тут же появилась отметка, Спирина вытянула из связки браслет, поднесла к запястью, обвила металлический хвост маячка вокруг руки и застегнула замок. Загорелся зеленый огонек, браслет сжался, прижимая шарик плотнее к коже.

    — Анна «Аспид» в деле, — громко, словно бросая клич, произнесла она и продемонстрировала мигающий датчик браслета.

    Ее рука еще не успела опуститься, как в комнате раздался голос одного из близнецов-«монументовцев».

    — Братья Возняк, позывные «Ива» и «Ис», в деле.

    Анна отметила их в списке, повернулась к братьям, протянула им два маячка и коротко кивнула. Защелкнув по очереди браслеты, близнецы, как всегда безучастные и погруженные в себя, показали мигающие огоньки.

    «В этих я не сомневалась, — усмехнулась про себя майор. — Зебр уже в команде. Капитан, думаю, тоже пойдет. Хоть кому-то можно будет доверять. Нестеров и Ворон тоже согласились — и это неплохо. С ними, конечно, будет больше всего проблем, но и пользы немало. Вот что с остальными — вопрос. Да еще и бандиты эти. Совсем не радует, когда за твоей спиной будут такие личности. Могут взбрыкнуть в любой момент».

    — Мне терять нечего, и раз я тут, то, почитай, уже согласился, — уставившись в пол, Воронов пригладил бороду, поднялся с места, надел браслет и показал Анне мигающий шарик. — Ворон в деле.

    Галочка напротив его фамилии тут же появилась в списке.

    Нестеров вынул руку из кармана пальто и поднял ее, широко улыбнувшись и демонстрируя белизну зубов.

    — Командуйте, Анна! Монстр в отряде. Обожаю прогулки вслепую! — Женщина коснулась очередного квадратика в списке. Монстр защелкнул браслет, кивнул седой головой, постучал пальцем по огоньку датчика. — Симпатичная безделушка. Главное, чтобы эта штуковина не взорвалась вдруг. — Он хихикнул собственной шутке и взмахнул кистью, указывая на Обреза. — А может, не стоит бандюганов брать с собой? Хлопот же с ними…

    Вскочивший из-за стола Лева злобно зашипел на него:

    — Ты не понял, что ли? Тебе же уже сказали: где ты бандюганов видишь?! Если тебе мало на личике шрамов, то могу добавить еще, чтобы до тебя уж точно доперло!

    — Погоди, Лева! — Федор так резко и сильно дернул напарника за карман телогрейки, что ткань не выдержала и с треском лопнула.

    Нестеров засмеялся и уселся на стуле, широко расставив ноги.

    — Какой страшный Лев! Федя, ты его научил бы, на кого лаять можно, а на кого лучше не стоит.

    — Монстр, ёктыть, я же не всегда с Левой рядом буду. А ты не всегда будешь к нему лицом. — И, повернувшись к Анне, Обрез отрицательно покачал головой: — При всем уважении, но подписываться втемную на дело — не наше это…

    Надевая ушанку, Левак сверкнул глазами в сторону Нестерова и резким движением провел ладонью по шее, глядя тому в глаза. Монстр показал в ответ кулак с поднятым вверх большим пальцем.

    — Не наше, конечно, но… — продолжил Обрез, постукивая зажигалкой о столешницу. Медленно и с явной неохотой поднял руку, как делают отличники, совсем не желающие отвечать, но вынужденные спасать класс. — Федор «Обрез» Середа и Лев «Левак» Семенов в деле.

    И он потянул к себе по полировке два маячка.

    Левак, уже собирающийся двинуться к выходу, развернулся, растерянно таращась на напарника.

    — Какого?.. Федор! На кой оно нам надо?!

    — Надо! Садись! — рыкнул Обрез и, шлепнув ладонью по столу, повернулся к Леваку. — Скажу тебе один раз — либо ты со мной, либо сам по себе! Решай сейчас!

    Задрав рукав телогрейки до локтя, Обрез приладил маячок к татуировкам на предплечье, застегнул замок. Через секунду датчик замигал.

    Второй браслет он положил перед Левой.

    Левак в замешательстве переводил гневный взор с Обреза на улыбающегося Нестерова и обратно. Сорвав шапку с головы, сел, бросил ушанку перед собой и прицепил браслет на руку.

    — Без комментариев, — прыснул Монстр.

    Не обращая внимания на его смех, Анна поставила еще две зеленые птички в списке — Федор Середа и Лев Семенов.

    — Я тоже иду, — распрямив спину, высказался Брод, сидящий рядом с Вороновым. — Или как там правильно надо сказать? Коля «Брод» Забродин в деле.

    Браслет замигал на его запястье. Повернувшись к Броду, Ворон протянул раскрытую ладонь, коротко кивнул, и «вольновцы» обменялись крепким рукопожатием.

    Еще одна галочка появилась в списке.

    Майор посмотрела на Шебанова. Тот сидел потупившись, сжимая и разжимая сомкнутые в замок пальцы.

    «Неужто я ошиблась в капитане? Без него сложно будет, конечно. Но не впервой, прорвемся».

    — Зебр, а что с оружием, снаряжением, питанием? — Голос Догнича, до сих пор стоявшего у дверей, казался уже скорее заинтересованным, чем встревоженным.

    — На этот счет не стоит беспокоиться — оружие и снабжение предоставит заказчик, — поспешила ответить Анна вместо «колобка». — Но еще раз повторю — все подробности будут озвучены позже. На Зеброве только обеспечение прохода группы за Периметр.

    Костя кивнул, подтверждая ее слова, и перевел взгляд на Дога.

    — Я что-то не слышал, чтобы ты подтвердил участие, — ухмыльнулся Догнич. — Зная тебя, готового в любой момент соскочить, хочется быть уверенным, что такого в этот раз не случится.

    — Персонально для тебя, Дог, я, конечно, повторю: Костя «Зебр» в деле. Надеюсь, ты тоже составишь нам компанию?

    — Конечно, Костик! Как же я могу пропустить такое развлечение! Особенно когда плачу за все не я, а платят мне. — Догнич пошарил в карманах куртки, достал пригоршню семечек и принялся щелкать их, с демонстративным безразличием выплевывая шелуху на пол перед собой. — Компания, конечно, так себе. Да еще и женщина-командир. Что ж, пусть. Деньги-то немалые, мне не помешают. Тем более сейчас я на мели. Так что… — Он закинул в рот очередную семечку, сделал шаг и поднял кулак с зажатым в пальцах браслетом над головой. — Семен «Дог» в деле. Грех упускать такую возможность подзаработать.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз