• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) knz ufo ufo нло АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России ГМО Гравитационные волны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Космология Крым Культура Культура. Археология. МН -17 Мировое правительство Наука Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Песни нашего века Политология Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Украина Украина - Россия Украина и ЕС Человек Юго-восток Украины артефакты Санкт-Петербурга босса-нова будущее джаз для души историософия история Санкт-Петербурга ковид лето музыка нло (ufo) оптимистическое саксофон сказки сказкиПтаха удача фальсификация истории философия черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 117
    Пользователей: 1
    Гостей: 116
    KobySoares521
    Архив новостей
    «    Май 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 
    Май 2024 (878)
    Апрель 2024 (733)
    Март 2024 (960)
    Февраль 2024 (931)
    Январь 2024 (924)
    Декабрь 2023 (762)
    Ерофей Трофимов: Рыцарь дорог: Рыцарь дорог. Войны морей

     Ерофей Трофимов

    Рыцарь дорог

    Кто знает, что ждёт нас или наших детей, когда к власти придут те, для кого чужие боль и страдания только пустой звук…

    Рыцарь дорог

    * * *

    Это всё-таки случилось. Те, кто стоял у рулей и кнопок, сумели развязать самую страшную войну — войну, уничтожившую города и континенты, народы и расы.

    Те, кто смог чудом выжить в этом ядерном аду, приспосабливались — каждый по-своему. Более сильные и агрессивные сбивались в банды, признававшие только силу и оружие. Дикие — так их называли все, кто пытался создать хоть какое-то подобие оседлой жизни.

    Те, кто не мог или не хотел ожесточаться, собирались в большие группы и пытались работать, стараясь прокормить себя и своих близких. Но и те и другие больше всего ценили людей, способных оживить довоенные машины и механизмы, умевших найти общий язык с железом — памятью и останками некогда могучей цивилизации. Любой, сохранивший хоть какую-то крупицу знаний, был почти божеством, ибо и те и другие умели ценить силу и скорость машин — техники, помогавшей пахать и убирать, нападать и защищаться.

    Такие люди жили обособленно, и любой мог прийти к ним за помощью. Их земля, место, где они жили, считалось неприкосновенным, и горе тем, кто нарушит этот запрет: такие уничтожались, как муты, которые во множестве появлялись из зон.

    Зонами назывались радиоактивные очаги — места, по которым были нанесены первые удары, прицельные и самые сильные. Находились смельчаки, ходившие в зоны группами, — копатели. Те, кто готов был рискнуть и постараться добыть что-то ценное, оставшееся после этого кошмара.

    Так, постепенно, выжившие после этого ядерного ада стали делиться на несколько кланов.

    «Железные волки». Самые сильные и жестокие. В основном молодые, они объединялись в банды, доставали оружие и отвоёвывали себе территорию, с которой собирали дань.

    Репоеды. Те, кто хотел просто жить, не ища неприятностей и избегая ссор с волками, промышляя искательством и крестьянством.

    Вольные охотники. Самые отчаянные сорвиголовы. Одиночки, ищущие приключений, но слишком умные и гордые, чтобы примкнуть к волкам. С этими рисковали связываться не всякие: слишком хорошо они умели убивать.

    Кочевники. Люди, сумевшие найти общий язык с животными и кочующие вслед за стадами в поисках новых пастбищ.

    И, наконец, механики. Те, кто знал, как оживить древний механизм, найти воду и изготовить ту или иную запчасть. Механиками называли всех, кто обладал довоенными знаниями.

    Были и другие кланы и сословия, но они были малочисленны и не имели никакой силы.

    Волки враждовали между собой, и их встречи частенько заканчивались кровопролитием. Главной бедой было отсутствие топлива. Железные кони волков — мотоциклы — были очень прожорливы. Поэтому банды постоянно искали бензин. Пригоршня этой пахучей жидкости стоила дороже человеческой жизни.

    * * *

    Через сто тридцать лет после катастрофы, когда самое страшное осталось позади, недалеко от зоны поселился он. Механик, умевший не только чинить, но и собирать новые машины, если можно так назвать эти странные механизмы, стоящие на четырёх колёсах и рычащие на весь белый свет. При внешней неуклюжести и несуразности, эти сборища шестерёнок и валов могли тягаться в скорости с любым мотоциклом, а благодаря особому распределению нагрузки крутились сразу все колёса.

    Попробовав их на ходу, волки моментально расхватали эти машины, уплатив требуемое даже не торгуясь. Полученное за три таких монстра ставило механика в один ряд с самыми богатыми людьми пустыни. Теперь у него было всё: топливо для машин, генератор для электричества, еда, оружие, боеприпасы и рабы — самая обездоленная часть этого общества. Те, кого насильно оторвали от родных, поймали в пустыне без оружия, и те, кто родился уже после катастрофы и был вынужден работать на более сильных.

    Волки ушли, удивляясь про себя странности этого механика. Зачем кормить столько лишних ртов? Но механик назвал цену, и они ему заплатили, а остальное — его дело. Механики все со странностями.

    С тех пор в этом поселении начали твориться странные вещи. Днём оно словно вымирало, невозможно было никого найти из рабов или прислуги, а вечером все палатки в радиусе двухсот метров оказывались забиты людьми. Рабов кормили, и через два часа лагерь замирал, чтобы с первыми лучами солнца снова ожить. Были и другие странности. В поселении не было женщин, а гостей механик принимал в гостевом доме — наспех сколоченной несуразной лачуге, дальше которой никому не было хода.

    Прошло не более полугода, и рабы из поселения странным образом исчезли, а гостей стали допускать к самой мастерской. Здесь же проходили торги и расчёты с клиентами. Среди товаров механика появилось и топливо. Отличного качества, не радиоактивное, с высоким октановым числом, оно заставляло работать все машины в несколько раз лучше.

    Очень скоро слава об этом бензине разнеслась по пустыне. К зоне потянулись покупатели, хотя цена и усилия были очень высоки. Но покупателей это не смущало. Они добирались сюда, зная, что на этом топливе можно работать и воевать.

    Вскоре банда, купившая внедорожники, была уничтожена, и у сектора появился новый хозяин.

    * * *

    В то утро механик был разбужен рёвом нескольких десятков моторов. Вскочив с узкого деревянного топчана, служившего ему постелью, он выглянул в окно.

    Двор и мастерская были окружены цепью мотоциклистов. Во дворе стояли три его машины. Быстро вытащив из-под кровати пулемёт, механик передёрнул затвор и, поправив ленту, толкнул дверь.

    Очевидно, волки ожидали такой реакции. Шум моторов стих, и наступила оглушающая тишина.

    — Не надо так беспокоиться, — раздался густой, грубый голос, и дверь одной из машин открылась.

    На выжженный солнцем и ядерным излучением песок вышел человек, от одного вида которого бросало в дрожь. Огромного роста, с неимоверными мускулами, жёстким, словно вырубленным из камня лицом, практически лишённым всякой мимики, и жуткими, абсолютно бесцветными глазами. Радужка глаз не имела окраски, только зрачок выделялся на ней страшным пятном. Смуглая кожа и жёсткие вьющиеся волосы говорили о смеси разных кровей, но отнести его к какой-то определённой довоенной расе не смог бы никто. Очевидно, когда-то его лицо было сильно обожжено, и черты лица оказались смазанными. Кто и каким образом смог восстановить его, оставалось только гадать.

    Не спеша подойдя к механику, он посмотрел на него сверху вниз и усмехнулся:

    — Серьёзная пушка. Если уметь с ней обращаться, можно наделать бед.

    — Именно поэтому она у меня всегда под рукой, — настороженно ответил механик.

    — Мы пришли не для драки, этого и в пустыне хватает. Я пришёл сюда по другому поводу.

    — Зачем? — чуть опустил ствол хозяин.

    — Во-первых, я хочу представиться. С этого дня сектор мой. А во-вторых, я хочу знать, кто сделал эти машины.

    — Я.

    — Значит, мне сказали правду.

    — О чём?

    — Что ты не просто механик. Многие считают тебя полубогом.

    — Бред. Я механик. Механик, которому повезло, и он смог научиться тому, что было почти утеряно. Но это ненадолго.

    — Почему? Ты болен?

    — Нет. Но мне недолго осталось. Я уже старик. Скоро придёт день, когда я не смогу поднять своего приятеля, и тогда появится кто-то молодой, жадный и глупый, кто ради сиюминутной выгоды просто убьёт меня и, ограбив, отправится в пустыню. И тогда знание — то, что никто не может отнять, — умрёт вместе со мной.

    — Никто не тронет тебя, пока я хозяин сектора. Мы стоим в двух часах езды. Там наш лагерь. Пусти дым, и мы приедем.

    — Не успеете.

    — Тогда поедем с нами. Выбери себе любую девку из рабов, и пусть она родит тебе сына. Передай знание ему.

    — На это у меня уже нет времени. Я могу не дождаться.

    — Чего ты хочешь? Ведь ты не просто так говоришь об этом.

    — А ты действительно вожак. Пойдём, поговорим, — усмехнулся старик.

    Банда тихо ахнула. Случилось небывалое: механик пригласил кого-то в свой дом. Не в мастерскую, а в дом. Святая святых, где не бывал ни один человек.

    Их разговор остался тайной, но с тех пор из каждой новой партии захваченных рабов всех мальчиков старше десяти лет приводили к механику. Поговорив с ними несколько минут, старик досадливо морщился и отправлял их обратно.

    Он искал себе преемника.

    * * *

    Так прошёл ещё год, когда одно событие всколыхнуло всю округу. Объезжая границы сектора, волки нашли странную пару — старика и мальчишку. Они попытались задержать их, но старик умудрился уложить пятерых раньше, чем они взялись за оружие. С ним справились, только когда подошла вся банда.

    Вожак долго смотрел на старика и, усмехнувшись, пророкотал, повернувшись к своим:

    — Вы не волки, а шакалы. Не будь он так измождён, голоден и обезвожен, ни один из вас не пережил бы сегодняшнего дня.

    Бандиты удивлённо переглянулись, а вожак продолжал:

    — Это мастер. Сколько раз я вам повторял: не бросаться в драку, а говорить. Нам нужны не трупы, а покупатели. Только они принесут то, от чего мы получим свою долю. Отвезите их к механику. Он умнее вас, вместе взятых. Пусть решит, как быть.

    Такое решение вопроса было диким, но спорить с вожаком не решился никто. Он недаром стал знаменитостью пустыни. Сила, скорость и хладнокровие делали его идеальным убийцей, а быстрота, с которой он убивал, отбивала охоту спорить даже у самых отчаянных головорезов.

    Старика с мальчишкой бросили в машину и повезли вглубь сектора. Спустя три часа их выволокли на песок и пинками погнали к странному сооружению, из которого доносились рёв мотора и ругань.

    Такое бурное проявление эмоций было вызвано не их появлением, а очередной неудачной попыткой усилить мощность собранного двигателя. Старик что-то не рассчитал, и его детище пошло вразнос, заодно разнеся и станок, на котором стояло.

    Кое-как утихомирив разбушевавшуюся технику, механик соизволил обратить внимание на пришельцев. Увидев плачевное состояние пленников, он велел отвести их в свой дом и, вымыв руки, отправился следом.

    Старик оказался более крепким и, сделав пару глотков воды, принялся хлопотать вокруг своего юного приятеля. Усадив его на табурет, он придерживал голову мальчика и осторожно вливал в разбитые губы воду из старой выщербленной кружки.

    Выслушав рассказ волков, механик покрыл их многоэтажной руганью и выгнал за дверь. Устало опустившись на кровать, он внимательно посмотрел на старика и спросил:

    — Откуда вы?

    — Пришли с западного побережья. Я последний из ордена духа. Это мой ученик. Он сирота. Я подобрал его в пустыне, умирающего от голода. В нём есть кровь мутов. Похоже, за это его бросили умирать в пустыне.

    — Откуда ты знаешь, что он мут?

    — Посмотри сам, — ответил старик, отбрасывая длинные спутанные космы от виска мальчика.

    Механику достаточно было одного взгляда на это по-звериному заострённое ухо, чтобы понять, что старик прав.

    — Надеюсь, ты понимаешь, что это не заразно и не приносит неудачу? — спросил старик.

    — Я механик, а не репоед, — угрюмо пробурчал тот в ответ.

    — Не обижайся. Я специально рассказал всё, чтобы проверить твою реакцию. Мы давно бродим по пустыне, и мне частенько приходилось уходить от воды и крова из-за людской злобы и скудоумия.

    — Знаю. Ты видел вожака местных волков?

    — Да.

    — И что скажешь?

    — Они соплеменники. Странно, что сами волки этого не знают.

    — Тупые уроды. Ничего, кроме злобности и глупости.

    — Это я заметил.

    — Они сказали, что ты справился с патрулём голыми руками. Это так?

    — Не совсем. У меня были посох и мой ученик.

    — Ты отвечаешь честно. Это хорошо. Мне нравятся честные люди.

    — Мой орден завещает говорить правду. Можно обмануть того, кто имеет плохие намерения, во всех остальных случаях лучше говорить правду.

    — Мудро. И как давно ты в дороге?

    — Если ты имеешь в виду мой собственный путь, то почти двадцать лет, а мальчика я подобрал десять лет назад. Тогда ему было года четыре.

    Старый механик задумался. Он смотрел на притихшего мальчишку и думал о чём-то своём. Затем, вздохнув, продолжил расспросы.

    — Ты учишь его?

    — Да, конечно.

    — И что он умеет?

    — Я научил его читать и писать, он знает три языка помимо современных и обладает прекрасной памятью. Ему нравится учиться. Я стараюсь передать ему всё, что знаю сам.

    — Похоже, ты торопишься.

    — Ты прав. Мне недолго осталось. Я болен. Потому и пустился в это путешествие. Хочу умереть там, где родился.

    — Это место сохранилось?

    Старик грустно покачал головой:

    — Нет. Но есть моя память. Она даст мне возможность вернуться туда.

    — Ты уверен, что дойдёшь?

    — Теперь уже нет.

    — Чем ты болен?

    — Радиация.

    — Понятно.

    Они снова замолчали, думая каждый о своём.

    Наконец механик решился:

    — Вы можете остаться здесь. Но не бесплатно.

    — Мне нечего тебе предложить, — усмехнулся старик.

    — Ошибаешься. У тебя есть то, чего я не могу найти уже год.

    — И что же это?

    — Ученик, желающий учиться. Ты позволишь ему учиться у меня, и можете оставаться. Мне ведь тоже немного осталось, — добавил он, грустно улыбнувшись.

    — Я не могу заставить его силой. Знание можно привить только по желанию.

    — Это верно, — согласился механик и, взглянув на мальчика, спросил: — Ну а ты что скажешь, зверёныш? Хочешь научиться строить машины?

    Мальчик неуверенно посмотрел на своего учителя. Тот ласково улыбнулся и чуть заметно кивнул.

    — Я не зверёныш, — глухо проворчал подросток, глянув на механика исподлобья. — Я хочу учиться. Но если будешь драться, убью, — дерзко пригрозил он.

    От неожиданности механик растерялся, но вскоре его растерянность сменилась хохотом неверия.

    — Ты напрасно смеёшься, — осадил его старик. — Один на один он легко справляется со средним мужчиной. Двое из того патруля на его счету.

    Механик замолчал, удивлённо глядя на странную пару. Покачав головой, он проговорил:

    — Этот зверёныш просто находка. Тебе повезло.

    — Да, мне повезло. Его жажда жизни, духовная сила и выносливость таковы, что ставят его на порядок выше обычных людей.

    — Что ж, наверное, будущее за такими, как они, — задумчиво протянул механик.

    — Я рад, что ты понимаешь это. Многих подобное будущее просто страшит, и они пытаются избежать его любыми путями, не гнушаясь даже убийством. Они не понимают, что зло уже вырвалось на свободу, и задача рода людского не бежать от него, а научиться жить рядом с ним, не вытесняя его злобой, а примирившись, с умом и терпением.

    — Это слишком мудро для них, — проворчал механик. — Куда проще прогнать, а то и просто убить. Они хотят сохранить чистоту крови, обрекая себя на медленное вымирание. В таких, как этот зверёныш, есть то, чего им недостаёт, — жизненная сила. Свежая кровь, в которой есть способность приспособиться к этому миру.

    — Всё верно, — кивнул старик, соглашаясь с собеседником.

    — Ну ладно. Разговором сыт не будешь. Пошли, помоетесь с дороги, и перекусим чего-нибудь, а дальше будет видно.

    Проводив гостей в импровизированную ванную, механик принялся хлопотать на кухне. По случаю появления у него ученика он решил устроить праздник и не поскупился на угощение. На столе было всё, даже мясные консервы, которые изредка приносили на рынок копатели из зон.

    Это изобилие произвело огромное впечатление на гостей. Старик изумлённо покачал головой, а мальчишка от удивления открыл рот и тихо охнул.

    Довольный произведённым впечатлением, механик усмехнулся и, проведя мозолистой ладонью по мокрым волосам мальчика, проворчал:

    — Нечего охать. Садись за стол, только не спеши, а то живот разболится. Ешь понемногу.

    Согласно кивнув, парнишка уселся за стол и взглянул на учителя.

    Старик степенно сел и, сложив ладони особым образом, произнёс неожиданно глубоким, сильным голосом:

    — Великие боги, подающие жизнь и отнимающие её, насылающие болезни и дарующие силу, благословите этот дом, и стол, и трапезу нашу! Дайте нам силы и время для воспитания последователей и верующих в вас!

    Он опустил руки и взглянул на хозяина.

    Одобрительно крякнув, механик кивнул головой и глухо проворчал:

    — Спасибо, приятель. Давно я не слышал доброй молитвы перед едой и благословения на мой дом.

    — Твоей добротой этот дом стал и нашим. По крайней мере, для моего ученика.

    — Учитель, ты уходишь? Оставляешь меня? — неожиданно перестал жевать мальчишка.

    — Не сейчас, сынок. Не скоро, но уйду. Уйду туда, куда уходят все. Ты знаешь об этом.

    — Но вы не бросите меня одного?

    — Теперь ты не один. У тебя есть новый учитель. Он научит тебя тому, чего не знаю я. Учись. Это никогда не будет лишним.

    — Это верно, — кивнул головой механик.

    — Но ведь вы ещё столькому должны меня обучить! Я не знаю даже половины того, что знаете вы.

    — Ты опять торопишься с выводами. Подумай.

    Мальчик замолчал, обдумывая услышанное.

    Старый учитель посмотрел на механика, и тот одобрительно кивнул ему головой. Механику всё больше нравился этот маленький зверёныш. Он был приучен думать, рассматривать проблему со всех сторон, не убегая от неё и не отмахиваясь, как это сделал бы на его месте любой другой.

    Когда трапеза подошла к концу, механик поднялся и, хитро усмехнувшись, исчез на крохотной кухне. Вернулся он с большой оплетённой бутылью, в которой булькала странная, напоминающая по цвету кровь жидкость.

    — Отметим знакомство, учитель? — встряхнул он бутыль.

    — С удовольствием. Эта штука располагает к беседе и позволяет выявить истину.

    — А что это? — тут же встрял ученик.

    — Переведи, — приказал старик. — Ин вино веритас.

    — Истина в вине, — чуть помедлив, ответил мальчик.

    — Он знает мёртвый язык? — удивился механик.

    — Как видишь, — отозвался старик, пряча довольную усмешку.

    — Что ж, значит, тебе действительно повезло, — отозвался механик, внимательно глядя на мальчика.

    — Нам обоим очень повезло, — поправил его старик и пригубил вино из кружки.

    — Надеюсь, ты прав, — ответил механик и приложился к своей кружке.

    Они просидели всю ночь, опустошив не одну бутыль. Многое было сказано при ученике, но ещё больше — после того как его отнесли в постель. Мальчишка так и уснул за столом, упрямо отказываясь идти спать.

    Утро следующего дня принесло много удивительного для всех. Когда старый механик выбрался из койки и, кряхтя, направился совершить естественные утренние отправления, во дворе его встретил юный ученик, стоявший в невообразимой позе. Его ещё по-детски угловатая фигура чётким силуэтом выделялась на фоне встающего солнца.

    Забыв обо всех желаниях, старик бесшумно скользнул за угол и замер, внимательно наблюдая за приёмышем. Казалось, что мальчик не замечает ничего вокруг. Он двигался с завораживающей грацией и изяществом. В этих движениях не было угрозы, но любому мало-мальски думающему человеку становилось понятно, это не игра и этот ребёнок может быть опаснее гремучего скорпиона.

    Дождавшись окончания представления, старик справил дело, по которому вышел, и, уже не таясь, направился к новому ученику.

    — Ты сегодня рано.

    — Я всегда так встаю. Люблю заниматься на восходе. Солнце дарит тепло и силу. В этот час оно ласковое, а не смертоносное.

    — Это верно, — согласился старик, с удивлением глядя на подростка. — А что это было?

    — Что именно?

    — То, что ты делал.

    — А, это. Просто упражнения, позволяющие привести в гармонию тело и душу. Я ещё плохо умею двигаться, а вот мастер — он просто скользит, словно парит над землёй.

    — Я смотрю, ты очень привязан к нему.

    — Он вырастил меня. Заботился с самого детства. Учил всему, что знает сам. Я люблю его.

    — Не сомневаюсь, малыш, — кивнул механик, ненадолго задумавшись. — Когда будешь готов, приходи в мастерскую. Пора начинать.

    Молча кивнув, парнишка снова встал в стойку.

    Механик вернулся в комнату и, усевшись на койку, задумчиво уставился на фотографию, висящую на стене. С фотографии на него смотрела молодая женщина, державшая на руках мальчика. Они улыбались. Тогда они ещё могли улыбаться.

    — Прости меня, Салли. Я не успел к вам, — тихо прошептал старик и вытер набежавшую слезу.

    Вздохнув, он медленно встал и вышел на кухню. Выпив кружку чая, направился в мастерскую. Недавний неудавшийся опыт не обескуражил мастера. Взяв ключ, он принялся разбирать опытный образец.

    Механик успел почти полностью раскидать мотор, когда услышал за спиной вопрос, заданный парнишкой:

    — А разве эта штука должна быть такой согнутой?

    Механик оглянулся, собираясь обложить мальчишку за долгое отсутствие, но, увидев, что он держит в руках, проглотил свои слова. Парень показывал ему согнутый шатун. Механик, задумавшись, пропустил бракованную деталь.

    — Как ты определил, что она испорчена? — спросил он подростка.

    — Просто посмотрел на другие. Остальные были ровными, — спокойно ответил мальчик.

    Механик надолго запомнил этот урок. Каждое его слово парнишка запоминал с первого раза. Уже к вечеру он легко отличал одну деталь от другой и ни разу не ошибся, принося именно то, что просил старик. Мальчику и самому нравилась эта игра. С перемазанной машинным маслом рожицы на механика весело смотрели блестящие от удовольствия глаза.

    Дело спорилось. К вечеру они вдвоём успели сделать больше, чем делал механик с двумя помощниками-рабами.

    Сам заинтересованный в результате, механик не удержался и решил запустить новый двигатель. Установленный на специальном станке, мотор взревел, выплюнув облако синего дыма. Уменьшив подачу топлива, механик вывел двигатель на холостые обороты. Рёв сменился ровным урчанием.

    — Работает! — радостно воскликнул подросток.

    — Конечно работает! Куда ему деться? — весело рассмеялся механик.

    Погоняв двигатель на разных режимах, механик заглушил его и, хлопнув парнишку по плечу, радостно заявил:

    — Порядок, парень. Пошли ужинать. Осталось только заставить этого зверя поумерить аппетит и можно ставить его на машину.

    Они дружно ввалились в дом, и мальчик побежал делиться своей радостью с учителем.

    Старый монах лежал в отведённой им комнате, вытянувшись на продавленном топчане. Усталое, больное тело медленно восстанавливало потерянные силы.

    Выслушав ученика, старик ласково улыбнулся и погладил его по щеке.

    — Молодец, сынок. Я рад, что у тебя всё получается. Иди мойся. А то такое впечатление, что ты не руками, а зубами гайки откручивал.

    Рассмеявшись, мальчик исчез за дверью.

    Вздохнув, старик, кряхтя, поднялся и, с трудом выпрямившись, медленно побрёл в общую комнату. Механик уже ловко расставлял посуду и, увидев монаха, сделал приветственный жест.

    — Как самочувствие?

    — Тяжело. Стар я для таких передряг. Извини, что не смог помочь тебе с обедом.

    — Ерунда. Я привык справляться самостоятельно. Лежи. Силы тебе ещё понадобятся.

    — Боюсь, что я уже подошёл к своему рубежу.

    — Перестань. Тебе ещё многое предстоит сделать. Парень талантлив. Мы должны вложить в него всё, что можем.

    — Я рад, что ты так думаешь. Но, к сожалению, мне отпущено очень мало.

    — Тем более не напрягайся. Лучше используй оставшееся время с максимальной пользой.

    — Постараюсь, — улыбнулся монах и тяжело опустился на стул.

    В комнату влетел парнишка, на радостях чуть не сбив механика с ног. От неожиданности тот выронил половник. Моментально изогнувшись, парнишка успел поймать его, не дав упасть на пол.

    Ловкость мальчика вызвала довольную улыбку у монаха и удивлённую мину у механика.

    — Хорошо, сынок. Ты правильно двигался. Только в следующий раз постарайся принять более устойчивую стойку.

    — Зачем, мастер? Я не сражался, а просто ловил большую ложку.

    — Именно такие случаи помогают выработать привычку. Когда придёт пора, тебе не потребуется раздумывать, чтобы правильно встать.

    — Хорошо, мастер. Я запомню, — серьёзно ответил подросток и уселся на своё место.

    Удовлетворённо кивнув, механик принялся раскладывать кашу по тарелкам. Усевшись, он посмотрел на монаха. Кивнув в ответ на его взгляд, монах сложил руки и прочёл молитву, после чего мужчины взялись за ложки. Долгое время в комнате стояла тишина, нарушаемая только стуком ложек по тарелкам.

    После ужина старики остались у стола с кружками в руках, а мальчик, вооружившись одной из книг монаха, пристроился на топчане механика. Он настолько увлёкся чтением, что просто не замечал окружающий мир.

    Старики долго что-то обсуждали, не обращая внимания на подростка. Наконец, отвлёкшись от своей беседы, они обнаружили, что мальчик так и уснул на топчане, с книгой в руках.

    — Любопытный зверёныш, — одобрительно проворчал механик, забирая у него книгу. — Кстати, как его зовут? Не могу же я так звать его и дальше.

    — Я прозвал его Ли.

    — Почему?

    — Не знаю. Просто так получилось. Когда я нашёл его, он почти умирал, а после выздоровления долго не разговаривал. Однажды я услышал, как он, играя, что-то напевал, повторяя этот звук — «ли». Так он и стал Ли.

    — А сам он своего имени не помнит?

    — Нет. Он был слишком мал. Кроме того, его бросили. Не знаю, сколько времени он провёл в пустыне один.

    — Сволочи! — скрипнул зубами механик.

    — Брось, старина. Если бы не они, он не стал бы нашим учеником.

    — Тут ты прав, — усмехнулся механик и предложил: — Давай отдыхать. Завтра много работы. Да, совсем забыл тебе сказать. Ли вскочил сегодня раньше всех. Я нашёл его на улице тренирующимся.

    — Я знаю, — улыбнулся монах. — Он живёт так уже десять лет и не собирается ничего менять. Ему нравится.

    — Это я заметил, — усмехнулся механик.

    * * *

    Утро принесло неожиданности. Едва закончив тренировку, Ли увидел шлейф пыли, и земля передала вибрацию от моторов. Влетев в дом, мальчик растолкал учителей.

    Подхватив пулемёт, механик выскочил на улицу. Монах быстро собрал всё, что можно использовать как оружие, и вышел следом за ним, коротко скомандовав:

    — Останься в доме, Ли. Твоё дело — не дать им войти сюда, пока мы разбираемся с другими.

    Коротко кивнув, мальчик подхватил два обрезка трубы и лихо провернул их в руках. Удовлетворённо кивнув, монах скрылся следом за механиком в мастерской. Из узкого окна уже высовывалось тупое рыло пулемёта, нащупывая сектор обстрела.

    Постепенно нарастающий треск и рёв двигателей стал оглушительным, и во двор влетела банда волков. Останавливаясь, они глушили моторы, и постепенно грохот сменился тишиной. Рассмотреть, кто это, не давала поднятая волками пыль. Дождавшись, когда эта завеса наконец уляжется, механик рассмотрел приехавших. Это были хозяева сектора.

    Вожак медленно вышел из вездехода и, осмотревшись, громко крикнул:

    — Эй, старик! Не волнуйся, это свои!

    — Свои предупреждают о приезде, — проворчал механик, выходя на улицу.

    — Не злись. Я по делу, — усмехнулся вожак.

    — Надеюсь. Не люблю терять время понапрасну.

    — Где твои жильцы?

    — Что тебе от них нужно?

    — Просто поговорить. Так где они?

    — Здесь, — раздался короткий ответ, и на порог вышел монах.

    — Я хочу показать тебе кое-что.

    — И что же это?

    — Сейчас. Сначала отпущу парней. Нам нужно топливо, — повернулся он к механику.

    — Нет проблем, цену ты знаешь.

    — Хорошо, — кивнул вожак и дал знак своим подручным.

    Пока механик занимался делом, взяв в помощники Ли, вожак подошёл к монаху и, попросив его отойти с ним в сторонку, направился за дом. Выйдя на площадку, где по утрам тренировался Ли, вожак снял портупею с оружием и, пройдясь по площадке, повернулся к монаху.

    — Ты тренируешь мальчишку?

    — Да.

    — Я знаю, что ты мастер. Посмотри и скажи, что ты об этом думаешь, — задумчиво произнёс он и медленно начал двигаться.

    Это был танец сосредоточения, один из тех, что изучал Ли. Но эти движения разительно отличались от тех, что выполнял мальчик.

    Закончив, вожак медленно выпрямился и вопросительно посмотрел на монаха.

    — Что скажешь, старик?

    — Тебя учил человек знающий, небесталанный, но знающий только половину. Это был скорее воин, чем монах.

    — Откуда ты знаешь?

    — В обители нам рассказывали, что однажды к старейшим обратились люди, желавшие навести порядок в своей стране. Споров было много. Давать такое оружие людям, не связанным обетом, было опасно. В обители разработали другую систему, исключающую равновесие духа в пользу силы. То, что ты показал, и есть эта система.

    — А если я сам придумал её? — мрачно усмехнулся вожак.

    — Нет. Для непосвящённого это просто ничего не значащие движения. Не зная основ, ты просто запутаешься и потеряешь нить. Эти движения вытекают одно из другого.

    — Значит, придёт время, и твой ученик станет сильнее меня?

    — Это случится в любом случае.

    — Почему?

    — Время. Мы старимся — он растёт. Это обычный ход времени, который ещё никому не удавалось изменить.

    — А если я его убью? Ведь тогда он не станет лучшим?

    — Он — нет. Но вместо него может прийти другой. Мы все стареем. Время — оно немилосердно и неумолимо. Это просто время. Когда-то, ещё до войны, в одной из мировых религий время изображали в виде бредущей по дороге прекрасной девушки с треснувшим кувшином. Она идёт, а из кувшина медленно вытекают капли, падая и растворяясь в пыли. Кала — время.

    — Время, — глухо повторил вожак, сложив на груди могучие руки и задумчиво глядя на старика.

    — Да. Время. Прекрасная синеглазая девушка, вечно идущая куда-то. Ей не избавиться от своей ноши. Этот не пустеющий кувшин — её бремя. Эта дорога, ведущая в никуда, — её путь. Наш путь. Только мы можем решить, куда мы придём.

    — Спасибо, старик. Не беспокойся за своего ученика. Пока я хозяин сектора, он в безопасности.

    — За что ты благодаришь меня?

    — За мудрость. Ты был прав. То, что я умею, — это просто выжимки. Меня учил старый солдат, случайно попавший к нам в зону. Получив дозу радиации, он не мог выйти. Ты знаешь, что бывает с теми, кто нарушает правило.

    — Знаю, — коротко кивнул старик.

    — Он остался. Постепенно от нечего делать он стал учить меня. Я научился владеть оружием, драться, водить всё, что движется. Он умер, и мне пришлось выживать. Теперь я здесь. В тот день, когда мы нашли вас, я, увидев тебя, вспомнил его.

    — Что ж, значит, я должен вознести молитву за его душу. Он смог дать тебе то, чего не хватает большинству нынешних людей, — умение думать, размышлять. Как его звали?

    — Капрал Джордж Браун. Наверно, ты прав. Надеюсь, твоя молитва будет услышана. Помолись за него, старик. От души.

    Круто развернувшись, вожак развернулся и направился к своим людям.

    Заправившись, волки рассчитались с механиком и ждали вожака, сидя в сёдлах. Запрыгнув в свой вездеход, вожак медленно обвёл взглядом свою банду и, махнув рукой, скомандовал:

    — Поехали!

    Моторы взревели, и банда скрылась в клубах дыма и пыли.

    Старики задумчиво смотрели им вслед, думая каждый о своём.

    Ли подошёл к учителю и, осторожно тронув его за рукав, спросил:

    — Мастер, что он хотел от вас?

    — Человечности.

    — Он?

    — Да, сынок. Внешность бывает очень обманчива. Думающему человеку иногда бывает очень нужно просто поговорить. Поговорить, чтобы обменяться мыслями, услышать самого себя. Просто подумать. Никогда не торопись с выводами. Попробуй услышать человека.

    — Но слова — это просто звук. Сказать можно всё что угодно.

    — Нужно не слушать, а слышать. Постарайся понять разницу.

    Мальчик задумчиво посмотрел на мастера, пытаясь осознать сказанное. Но у него в голове не укладывалось, что этот огромный свирепый мужчина, способный одним движением уничтожить целую кучу народа, захотел услышать о человечности.

    Тряхнув головой, словно отгоняя наваждение, Ли развёл руками и, не придя к определённому мнению, подытожил:

    — Мастер, я не сомневаюсь в твоих словах, но не могу поверить в то, что ты сказал. Он — и человечность? По-моему, они несовместимы.

    — Он не всегда был таким, сынок. Когда-то и у него был учитель, которого он до сих пор помнит. Он стал тем, что мы знаем, в силу обстоятельств. В жизни бывает так, что ты должен или выжить, или умереть.

    — Это я знаю, — глухо ответил мальчик.

    — Не забивай себе голову, малыш. Главное, что он на нашей стороне. Остальное неважно, — растрепал механик непокорные вихры мальчика.

    — Может быть, ты и прав, — задумчиво проговорил монах. — Но в любом случае мне хотелось бы побольше узнать о нём.

    — Это невозможно. Он умеет хранить свои тайны.

    — В этом я уже убедился, — кивнул монах.

    Убедившись, что всё в порядке и банда уехала, механик отправился в мастерскую, позвав за собой Ли. Монах ушёл в дом, решив потихоньку приготовить ужин и навести порядок. Все занялись своими делами.

    С появлением Ли старый механик словно обрёл второе дыхание. Работа спорилась, и вскоре новый двигатель был установлен на машину. Оставалось только испытать его на ходу. Это они решили оставить на завтра и, закрыв мастерскую, отправились в дом.

    Старый монах уже успел приготовить ужин и накрыть на стол. Помывшись и приведя себя в порядок, они уселись за стол и, дождавшись, когда монах прочтёт молитву, принялись за еду.

    Проголодавшийся за день мальчик с удовольствием уплетал стряпню монаха. Одобрительно посмотрев на него, механик поднялся и, заглянув в кастрюлю, не задумываясь подкинул мальчику добавки. Удивлённо вскинув глаза, Ли посмотрел на механика. В своей короткой жизни он привык есть то, что дают, и столько, сколько придётся. Ни просить, ни жаловаться он не привык.

    — Ешь, сынок. Тебе нужно расти, — ласково проговорил монах.

    — Это верно. Придётся тебя немного подкормить, а то кожа да кости, — усмехнулся механик.

    — Спасибо, учитель, — тихо проговорил мальчик, глядя на механика.

    Это тихое «учитель» всколыхнуло в душе старика странную волну нежности к этому потерянному зверёнышу, волею судьбы попавшему в хорошие руки. Старый механик вспомнил своего погибшего сына и, усевшись на место, проворчал:

    — Твой учитель — он. А я просто механик.

    — Но ты учишь меня. Значит, ты учитель, — упрямо ответил Ли.

    Старик не был готов к такой чёткой формулировке своих отношений с мальчиком. Поэтому, немного подумав, тряхнул головой и, рассмеявшись, согласился:

    — Учу. Похоже, ты меня переспорил.

    Монах, смотревший на них с доброй улыбкой, перевёл взгляд на механика и подытожил:

    — Так сложилось, что мы все — и учителя, и ученики одновременно.

    — Почему? — насторожился Ли.

    — Ты учишься у нас. А мы — у тебя.

    — Ну, я — это понятно. Но чему я могу научить вас?

    — Многому.

    — Например? — не сдавался мальчик.

    — Свежему взгляду на определённые вещи, непосредственности. Многому.

    — Странно. Я не думал об этом.

    — Всё верно. Ты и не должен задумываться о таких вещах. Ты познаёшь мир. Познаёшь новое.

    — Вспомни, малыш. Ведь это ты нашёл тот испорченный шатун, — улыбнулся механик.

    — Всё, всё, сдаюсь, — в притворном испуге поднял руки мальчик.

    Старики дружно рассмеялись.

    * * *

    Дни летели за днями. Ли не замечал их стремительного бега, увлечённо познавая новую для себя науку. Он уже уверенно собирал двигатели, регулировал и проверял потребление топлива, помогал устанавливать их на рамы. Всё это заставляло его с новой силой осознать всю мощь и величие исчезнувшей цивилизации.

    Очень скоро старый механик стал замечать, что подросток то и дело о чём-то задумывается. Это выглядело бы забавным, если бы он не знал своего ученика. Тот определённо вынашивал какую-то идею.

    Не выдержав, механик напрямик спросил:

    — Ты что задумал, зверёныш?

    Это прозвище частенько звучало в адрес Ли, но произносилось с такой долей тепла, что парень не обижался.

    — Я мечтаю сделать такую машину, которая могла бы домчать нас с мастером до обители очень быстро. Чтобы она не боялась зыбучки, пылевой бури, камней…

    — Такая машина была, — подумав, ответил механик. — Она называлась «вседорожник». Нагрузка была распределена так, что вращались колёса, на которые приходился упор. Днище было плоское и герметичное. Она могла плавать. Правда, скорость зависела от мощности двигателя. А во всех других отношениях это то, о чём ты мечтаешь.

    — А ты знаешь, как сделать такую подвеску?

    — Нет. Но я догадываюсь, где её можно поискать.

    — Где?

    — Этого я тебе не скажу. Там слишком опасно.

    — Учитель! Ну пожалуйста!

    — Нет. Лучше подумай о раме и двигателе. Подвеской я займусь сам, — оборвал механик просьбу ученика. — Ты хочешь бросить учёбу? — подумав, спросил он.

    — Нет, учитель. Я хочу помочь мастеру попасть туда, куда он мечтал. А потом я вернулся бы сюда.

    — Зачем?

    — Я ещё слишком мало знаю. А кроме того, кроме мастера и тебя, у меня никого больше нет. Я сирота.

    — Это я помню, — проворчал старик, отвернувшись, чтобы скрыть довольную улыбку.

    Ему тяжело было подумать, что мальчик хочет уйти. За эти несколько месяцев он успел привязаться к этому сообразительному сорванцу. Ему очень хотелось оставить его рядом с собой, сделав со временем своим преемником.

    Старому механику было что завещать. Он недаром поселился в этих местах. Все его богатства — это знание местоположений старых армейских складов. Война и время пощадили это место, занеся его песком. Именно для этого и требовались рабы: они раскопали проходы к ангарам и ёмкостям с топливом.

    Но не всё было так просто. Эту территорию облюбовали гремучие скорпионы — огромные мутанты размером со взрослого быка. Их клешни легко перекусывали пополам человека — именно так и погибла основная масса рабов.

    Бороться с этими тварями было чрезвычайно тяжело. Хитиновая броня под воздействием радиации превратилась в мощный панцирь, который можно было пробить только из тяжёлого оружия. Пистолетная пуля просто отскакивала от неё. Лучше всего было использовать автоматическое оружие. Скорпионы были слепы, но обладали чувствительными тепловыми сенсорами и очень нежным слухом. Громкий звук заставлял их терять ориентацию. Охотились эти твари по ночам или в темноте. Днём из нор их могли выгнать только голод или присутствие рядом добычи.

    Старик как мог пытался спасти рабов, но обращаться с пулемётом умел только он. Сами рабы боялись даже подойти к оружию. Завидев скорпиона, они просто падали на колени и начинали завывать от страха. Такое поведение не могло не вызывать презрения. Но они жили рабами и умирали ими.

    Немногих оставшихся механик хотел освободить, но они просто не знали, что делать со своей свободой. Привыкшие, что за них думают, худо-бедно кормят, они не умели позаботиться о себе самостоятельно. Они умели только выполнять работу, которая была им поручена. В итоге, махнув рукой на все благие намерения, механик продал их волкам, не заботясь об их дальнейшей судьбе.

    Именно поэтому он и не сказал Ли, где можно найти подвеску для машины его мечты. Он не был уверен, что там есть подобное и не хотел рисковать. Дальнейшие размышления навели его на мысль, что мальчика пора научить владеть стрелковым оружием, о чём он и поведал старому монаху за ужином.

    Отослав Ли спать, они долго обсуждали все за и против, так и не придя к однозначному решению. Проспорив почти до рассвета, старики улеглись спать, недовольные друг другом. Это была их первая серьёзная размолвка с начала совместного проживания.

    Утром Ли, вскочив, как всегда, раньше всех, отправился на тренировку. Старый механик, приготовив на скорую руку завтрак, собирался уже уйти в мастерскую, когда вдруг сообразил, что из комнаты монаха не раздаётся ни звука.

    Быстро войдя в комнату, он негромко окликнул старика. В ответ раздался тихий стон. Присев на край кровати, механик взял старика за руку.

    — Что с тобой, старина?

    — Кажется, я подошёл к самому краю, друг.

    — Брось, старина. Отдохнёшь, и всё будет нормально.

    — Боюсь, что нет. Этого уже не исправишь. Я давно готов к этому, жаль только, что не успел передать мальчику все свои знания. Подай, пожалуйста, мою сумку.

    Механик быстро оглянулся, высматривая требуемое.

    — Под кроватью, — подсказал монах.

    Достав сумку, механик отдал её монаху. Осторожно отбросив кожаный клапан, старик достал свёрнутые в рулон бумаги и, протянув их механику, тихо проговорил:

    — Отдай это ему. Здесь карта и описание, того, что лежит в отмеченных точках. Это поможет ему прожить без особых проблем. У меня была мечта возродить наш орден. Я старался привить ему все качества, присущие монаху. Но я не успел. Теперь всё в твоих руках. И ещё. Вчера, ты был абсолютно прав. Научи его стрелять. Добро должно уметь защитить себя.

    — Обязательно, старина. Но вот это всё ты отдашь ему сам, — выразительно покачал рулоном механик. — Заодно и покажешь, что к чему.

    Быстро встав, старик вышел на улицу. Ли ещё разминался. Подойдя к мальчику, старик положил ему руку на плечо.

    — Пойдём. Он зовёт тебя.

    — Что с ним?

    — Его время пришло. Не тяни.

    Судорожно сглотнув, Ли сорвался с места и бегом кинулся к дому. Влетев в комнату, он с размаху упал на колени перед кроватью и, схватив старика за руку, воскликнул:

    — Мастер, пожалуйста! Не торопись уходить!

    — Подожди кричать, сынок. У нас ещё есть немного времени. Теперь послушай меня. Эти бумаги — всё, что осталось от некогда огромной библиотеки. Я последний, кто знает, где спрятаны книги. Возможно, ты встретишь кого-то из учеников, тоже ищущих эти книги. Постарайся договориться с ними, но это не главное. Главное в том, что я не успел передать тебе самое важное.

    Моей голубой мечтой было возрождение обители. Найдя тебя, я решил, что это дар богов. Я постарался привить тебе все качества монаха. Но моё время пришло. Ничто не даётся даром. Я старался нести людям слово богов, но, наверное, я плохо умею убеждать. Не мне судить об этом. Эта карта — всё, что я могу тебе передать. Пусть то, что ты там найдёшь, принесёт тебе пользу и поможет выжить в этом мире.

    Когда я уйду, внимательно прочти книгу. Она лежит в сумке. Постарайся, чтобы она не попала в плохие руки. Если что-то будет непонятно, не спеши, просто подумай. А теперь посиди тихо. Это будет моя последняя молитва. Я почти на пороге.

    Старик ненадолго замолчал, собираясь с мыслями. Ли сжал руку старика, пытаясь что-то возразить, но монах удержал его, чуть сжав ладонь. Мальчик покорно замолчал.

    Старый механик, стоявший в дверях, осторожно шагнул к кровати и, присев, тихо проговорил:

    — Прости, если что не так, старина. Не беспокойся за него.

    Монах кивнул и тихо ответил:

    — Я знаю. Нас привели сюда боги. Они послали нам обоим утешение на старости лет — в виде этого ребёнка. У нас обоих были потери в жизни, а он восполнил пустоту. Мой орден не дозволяет называть своё настоящее имя, только в особых случаях. Но вы самые близкие для меня люди. Я хочу, чтобы вы знали, кто я. Родители назвали меня Томом.

    Голос старика срывался. Дыхание участилось. Сделав им обоим знак помолчать, он глубоко вздохнул и медленно сложил руки в молитвенном жесте.

    — Великие боги! Примите душу адепта вашего, позвольте ему прикоснуться к великой реке, судите его по делам его, а не по глупым помыслам, ибо человек есть сосуд греховный. Свершите суд справедливый в милосердии вашем. Аминь!

    — Аминь! — хором повторили остальные.

    Руки старика упали, и с последним словом отлетел его последний вздох. Лицо монаха стало удивительно спокойным и одухотворённым, а глаза так и остались открытыми, словно он продолжал смотреть на своего приёмыша.

    Сдерживая слёзы, мальчик медленно поднялся и осторожно закрыл глаза покойному. Потом, сложив ему руки, он отступил и, поклонившись, проговорил:

    — Спасибо тебе, мастер. Спасибо за всё. За спасённую жизнь, за науку, за заботу, за последний дар. Спасибо. Наверное, я был плохим учеником, потому боги и забрали тебя так быстро. Мастер…

    Голос мальчика сорвался, и, не сумев справиться с собой, он заплакал.

    Прижав его лохматую голову к плечу, старый механик замер, чувствуя, как слёзы стекают по щекам. Он и сам успел привязаться к этому удивительному человеку. Его терпение, доброжелательность, умение слушать и понимать вызывали неподдельное уважение.

    Тихо поглаживая мальчика по плечу, механик хрипло проговорил:

    — Плачь, малыш. Это не грех. Такого человека нельзя не оплакивать. Плачь. И я поплачу вместе с тобой. Он действительно был святым. Благодаря ему у меня появился ты. Я мечтал, молился, чтобы боги послали мне толкового ученика. Он привёл тебя. Спасибо тебе, мастер!

    Осторожно отстранив мальчика, старый механик подошёл к кровати и медленно, тожественно поклонился, отдавая дань уважения и благодарности человеку, случайно воплотившему в жизнь его мечту.

    Выпрямившись, он помолчал несколько минут, а затем, повернувшись к Ли, тихо произнёс:

    — Нужно похоронить его, пока не жарко. Если знаешь, как принято хоронить монахов, скажи.

    — Костёр. Огонь очищает всё. Но нужен ещё саван.

    — Это не проблема. Иди готовь дрова. Я найду полотно.

    Кивнув, Ли вышел. Старик направился в свою комнату. Вытянув из-под кровати сундук, он откинул крышку и, присев на край, принялся задумчиво перебирать вещи. Достав с самого низа большой кусок полотна, он отложил его и задумался, глядя на фотографию, прикреплённую к крышке с внутренней стороны.

    — Видишь, как всё сложилось, Салли? Надеюсь, ты поймёшь меня. Ты всегда говорила, что я не умею экономить, всё раздаю друзьям. Ты была права. Вот и в этот раз я хочу разделить с моим другом последнее одеяние. Но ты всё видела сама. Ты не осудишь меня.

    Развернув полотно, старик разорвал его пополам и, сложив одну половину, убрал её в сундук.

    Вернувшись в комнату покойного, он долго стоял перед телом, не решаясь нарушить его покой. Потом, присев на край кровати, старик осторожно погладил холодеющую руку и хрипло проговорил:

    — Вот видишь, старина, боги умеют заставить вернуть долги. Вот только малая часть его, — качнул он сложенное на руке полотно. — Ты поделился со мной учеником, а я с тобой — тем, что станет нашим последним одеянием. Спасибо тебе, старина Том. Ты смог вернуть мне надежду. Теперь мои знания не пропадут. И, кто знает, может быть, он сможет исполнить то, о чём мечтал ты?

    Осторожно, словно боясь причинить монаху боль, он укутал тело в саван и вышел на улицу. Ли уже успел сложить большую поленницу из кривых, словно перекрученные канаты, поленьев. Достав канистру бензина, он осторожно плеснул немного на дрова и хотел убрать оставшееся, но старик остановил его.

    — Вылей всё. Пусть горит. Для него не жалко.

    Кивнув, Ли вылил весь бензин. Вдвоём они попытались вынести тело на улицу вместе с кроватью, но узкие двери сильно мешали. Пока механик с мальчиком мрачно раздумывали, как лучше поступить, в пустыне показался шлейф пыли, быстро приближавшийся к ним.

    Вездеход вожака подлетел к поленнице и, резко затормозив, заглох. Легко выпрыгнув на песок, вожак с ухмылкой шагнул к механику, но, разглядев поленницу, резко насторожился.

    — Что случилось?

    — Монах ушёл от нас, — глухо ответил механик.

    — Когда?

    — Уже час.

    — Так вот почему меня сюда потянуло. Он позвал меня, — тихо пророкотал вожак. — Что нужно сделать? — спросил он, глядя на мальчика. — Я помогу.

    В двух словах механик объяснил ему проблему. Вожак нашёл решение в своём стиле. Подняв тело на руки, он вынес его на улицу и держал, пока механик с учеником устанавливали кровать на поленнице. Потом, осторожно уложив тело на место, вожак медленно отступил.

    Ли вынес из мастерской факел и, посмотрев на стоящих, медленно поднёс его к тлеющим в печке углям. Пропитанная бензином ткань вспыхнула. Мальчик подошёл к костру. Рука, сжимавшая факел, задрожала.

    — Прощай, мастер, — прошептал он.

    — Не тяни, парень. Смерть ещё никто не переспорил, — глухо сказал вожак.

    Ли поднёс факел к поленнице. Облитые бензином дрова занялись, и пламя загудело на ветру.

    Вожак, молчавший до последнего момента, неожиданно сорвал с шеи серебряный крест и, бросив его в костёр, пророкотал:

    — Пусть он напоминает тебе о таком грешнике, как я, мастер.

    Потом, отступив, он повернулся к мальчику.

    — Запомни, парень: если тебе что-то понадобится, только скажи. Пока ты живёшь в моём секторе, никто не посмеет даже косо посмотреть на тебя. Учись. Мне нужен человек, который сохранит любое знание.

    Повернувшись, вожак запрыгнул в машину, и вездеход, взревев мотором, помчался в пустыню. Ученик переглянулся со своим учителем, и они молча отправились в мастерскую. В их жизни любимое дело было единственным, что могло помочь отвлечься от грустных мыслей.

    Молча они принялись собирать очередной механизм. Каждый думал о своём, но мысли их текли в одном направлении. Наконец работа была закончена, а они находили всё новые занятия. Обоим было грустно возвращаться в опустевший дом.

    Наконец, собравшись с духом, старик глухо проворчал:

    — Хватит на сегодня, сынок. Пойдём. Пора поесть и отдохнуть.

    — Я не голоден, учитель, — ответил Ли, пряча мокрые от слёз глаза.

    Молча взяв его за плечи, старик заставил мальчика посмотреть себе в глаза и, осторожно подбирая слова, проговорил:

    — Послушай меня внимательно, сынок. Мастеру не понравилось бы такое нарушение режима. Ты должен жить и тренироваться. Он передал тебе только основное. Теперь только от тебя зависит, увеличится ли твоё мастерство, или ты так и останешься недоучкой. Он надеялся на тебя. Хотел, чтобы ты продолжил его дело. Он оставил тебе книги, по которым ты должен учиться дальше. Если ты сам доведёшь себя до края, он этого не одобрит.

    — Прости, учитель. Мне очень не хочется идти туда. Ещё вчера он встречал нас, накрывал на стол, читал молитву. А сегодня…

    — Я знаю, малыш. Поверь, мне тоже тяжело. Но он ушёл, а мы должны жить дальше. Теперь ты будешь читать молитвы. Ты его наследник, значит, теперь это твоя обязанность.

    Молча кивнув, Ли поплёлся следом за механиком. Проходя по двору, он неожиданно остановился.

    — Что случилось? — обернулся старик, не услышав за спиной знакомых шагов.

    — Нам нужен какой-нибудь сосуд. С крышкой, — взволнованно проговорил Ли.

    — Зачем? — растерянно спросил старик.

    — Пепел. Тогда он всегда будет с нами, — ответил Ли, бросаясь обратно в мастерскую.

    Сообразив, в чём дело, старик бросился следом. Быстро найдя короткий обрезок трубы, он включил сварочный аппарат и надел маску. Приварить кусок железа к торцу трубы было делом одной минуты. Быстро подобрав заглушку к другому концу, он велел Ли нарезать резьбу. Через десять минут завинчивающийся тубус был готов. Приварив к крышке маленькую петлю, механик протянул его мальчику.

    — Давай, сынок. Это твоя идея. Действуй.

    Схватив тубус, Ли выскочил на улицу и бегом бросился к пепелищу. Осторожно собрав пепел в тубус, он крепко закрутил его и бережно понёс в дом. Пристроив тубус на полке в бывшей комнате мастера, он удовлетворённо кивнул и вышел в общую комнату.

    — Порядок? — тихо спросил механик.

    Кивнув, Ли посмотрел на него сухими, чуть повеселевшими глазами и тихо попросил:

    — Мастер, а можно эта комната останется его? Потом я сделаю так, как ему нравилось. Пожалуйста.

    — Конечно. Делай как хочешь, сынок, — чуть улыбнулся старик и неожиданно для самого себя обнял мальчика.

    Прижавшись к старику, Ли замер, и тут сдерживаемое горе наконец прорвало плотину выдержки. Не удержавшись, он заплакал. Заплакал в голос, по-детски, изливая всю боль и обиду, как могут плакать только сильно обиженные дети.

    Прижимая мальчика к себе, старик молча глотал собственные слёзы, стараясь не добавлять ему горя. Успокаивая ученика, он неожиданно для себя подумал, что хотел бы знать, что на его могиле кто-то заплачет так же.

    Выплакавшись, Ли понемногу успокоился и, выпрямившись, обнял старика за плечи.

    — Учитель, теперь мы остались вдвоём.

    — Я знаю, малыш. Но это ничего. Ты, главное, учись. Тренируйся. Завтра я научу тебя стрелять.

    — Спасибо, — глухо ответил мальчик.

    Кое-как накормив ученика и поев сам, механик отправился в свою комнату. Усевшись на узкую койку, старик набил табаком крохотную трубочку и, закурив, откинулся на стену. Табак, как и многое другое, тоже был редкостью, но он иногда позволял себе трубочку.

    Это был тяжёлый день. Старик задумчиво смотрел на старую фотографию, вспоминая молодость, семью, свои надежды и чаяния.

    Сколько всего изменилось! Пропало поселение, в котором он родился. Банда диких волков уничтожила всех, включая его родителей. Его подобрал механик, научивший парня собирать двигатели. Прошла молодость с её радостями и потерями. Он встретил девушку из кочевников. Оставшись с ним, она родила сына.

    Но снова случилась беда. Он был в отъезде, когда снова появились дикари. Они сожгли мастерскую, разорили всё, что смогли, и убили его семью. Он пришёл, когда жена была ещё жива. Дикари бросили её умирать, избитую, растерзанную. Оставили, надругавшись над ней и убив его первенца на её глазах. Он так и похоронил их. Вместе. Даже умирая, она не отпустила сына: найдя в себе силы доползти до него, прижала ребёнка к себе и, отдав свой последний вздох мужу, тихо отошла.

    После этого он стал ужасом пустыни. Имея в своём арсенале знания и умение обращаться с металлом, он устроил настоящую охоту на дикарей. Заведя их в ловушку, он методично расстреливал завязших в зыбучих песках людей. Пощады не было никому.

    Потом наступила пустота. Горе словно выжгло его изнутри.

    И вот после стольких лет в его жизни снова появилась надежда. Он не мечтал о продолжении своего рода, это было глупо, но он хотел сохранить свои знания. Оставить память о себе. Пусть маленький, но след в душе просто хорошего механика, который придёт после него.

    Докурив, он отложил трубку и, улёгшись, с усталым стоном вытянул натруженные ноги. Многое изменилось и, похоже, ещё больше изменится. С появлением этого мальчишки старик словно проснулся. Он вспоминал приёмы, которые не применял в работе много лет, с удовольствием делился знаниями и опытом, словно они давили на него своей тяжестью.

    Уже засыпая, старик вспомнил своё обещание найти подвеску для машины ученика. Тяжело вздохнув, он решил не откладывать этого дела и заняться им при первой же возможности.

    * * *

    Утром, с трудом оторвав тяжёлую голову от подушки, старик выглянул в крохотное окно и тихо выругался. Солнце уже успело подняться довольно высоко, а из мастерской слышались лязг и грохот. Похоже, ученик пытался самостоятельно установить новый двигатель.

    Глотнув остывшего чая, старик отправился в мастерскую. Ему не терпелось увидеть результат самостоятельной работы ученика. Установка считалась самым неприятным моментом работы: отсутствие надёжных подъёмных механизмов превращало её в каторгу.

    Удивлению механика не было предела, когда он увидел висящий над машиной двигатель, опутанный верёвками. Осторожно проворачивая ручку лебёдки, подросток медленно опускал его в моторный отсек.

    Увидев механика, он замер и, смущённо отступив от лебёдки, проворчал:

    — Ты спал, учитель, и я решил сделать всё сам.

    — А чего ты испугался? Работай, а я посмотрю, как у тебя получается, — ответил старик, внимательно осматривая крепление лебёдки и систему блоков и отдавая должное сообразительности ученика.

    Сам он частенько подумывал об использовании блоков, но руки не доходили. Мальчик же собрал два блока, использовав шкивы от старых моторов и куски толстой проволоки.

    Убедившись, что всё закреплено надёжно, старик поднялся и, удовлетворённо кивнув, принялся направлять мотор, оставив мальчику честь самому опустить его на место. Мягко опустив мотор на прикрученные заранее подушки, мальчик принялся распутывать верёвки.

    — Молодец, парень! — весело проворчал механик. — Я до этого не додумался. Честное слово, молодец!

    Чуть покраснев от похвалы, Ли смущённо посмотрел на старика и тихо ответил:

    — Учитель, ты обещал помочь мне сделать новую машину.

    — Я помню. А раз обещал, значит, помогу. — Заговорщицки подмигнув мальчику, он хлопнул его по плечу и добавил: — Соберём. Обязательно. Только не торопись. Спешка для нашего дела самый большой враг.

    — Я запомню, — серьёзно кивнул Ли.

    — На сегодня хватит. Я обещал научить тебя стрелять. Пойдём.

    Закрыв мастерскую, они вышли за территорию двора. Старик установил мишень и протянул Ли револьвер.

    — Запомни. Это наган. Шесть патронов. Ничего не надо взводить и передёргивать. Самое надёжное оружие. Если в автоматическом оружии патрон может перекосить или дать осечку, то здесь это нестрашно. Нажимаешь на курок, и он сам подставит под боёк новый патрон.

    Мальчик внимательно осмотрел пистолет и, качнув его в руке, вопросительно посмотрел на старика.

    — Что?

    — Он не заряжен.

    — Откуда ты знаешь?

    — Я пришёл из пустыни, учитель.

    — Не понял?

    — Дай патроны, — улыбнулся мальчик.

    Заинтригованный донельзя механик протянул подростку пачку патронов. Ловко откинув барабан, Ли зарядил оружие и, вскинув пистолет двумя руками, быстро выпустил всю обойму. Снова откинув барабан, он вытряхнул стреляные гильзы и обернулся к старику.

    С трудом сдерживая нетерпение, старик подошёл к мишени и удивлённо присвистнул: все пули легли около центра мишени.

    Подойдя следом, Ли внимательно осмотрел мишень и задумчиво проговорил:

    — Не пристрелян. Придётся повозиться. — И, достав из кармана напильник, отошёл обратно.

    Зарядив пистолет, он дождался, пока механик заменит мишень и, прицелившись, сделал выстрел. Потом, подойдя к мишени, внимательно присмотрелся и принялся осторожно подпиливать мушку. Сделав ещё несколько выстрелов и что-то подкрутив, Ли заменил мишень и, отойдя, улыбнулся внимательно наблюдавшему за ним старику.

    — Порядок. Теперь можно работать на меткость. — И вскинул пистолет.

    На этот раз все пули Ли умудрился уложить в десятку. Осмотрев мишень, механик только поражённо развёл руками.

    — И где ты этому успел научиться?!

    — Мы много бродили. Однажды нам позволили ехать с кочевниками. Там был вождь, у которого было пять дочерей. Он учил их стрелять. Я тогда не умел, но зато легко справлялся с любым мальчишкой голыми руками. Вождь учил меня стрелять, а я его дочерей — драться.

    — Ну и как, научил?

    — Научил. Когда мы уходили, все мальчишки ходили в синяках.

    — А мастер? Он знал о твоём обмене?

    — Он не спрашивал, куда я хожу, а я не говорил. Он не одобрял оружие, — внезапно погрустнев, проговорил Ли.

    — Я знаю. Но это тоже искусство.

    — Да. Тот кочевник стрелял любой рукой из любого положения. Даже на скаку.

    — Интересно. А какое оружие предпочитал мастер?

    — Посох. Он всегда говорил, что монах не должен носить лишние предметы. То, что можно использовать только для убийства, не должно мешать монаху в дороге. Его оружие — это он сам и то, что при случае может быть использовано для обороны. Посох помогает идти, а при необходимости может стать грозным оружием.

    — Он, конечно, мудрец, но не всегда прав. Бывают моменты, когда одним посохом не отобьёшься. Например, противников слишком много или они закованы в панцирь, как скорпионы.

    — Я знаю. Потому и решил учиться. А скорпионы — они не такие страшные, как кажется. Мастер научил меня управляться с ними.

    — Это как?

    — Их в монастыре учили, что у каждого свой страх. Скорпионы очень боятся резких звуков определённой высоты. У них что-то происходит со слухом, и они разбегаются.

    — Только не говори мне, что ты можешь разогнать гнездо одним криком.

    — Могу, — коротко ответил Ли. — Я это делал.

    — Где? — растерянно спросил старик.

    — В пустыне. Мы ночевали в маленьком оазисе, и ночью появились скорпионы. Мастеру было плохо, и я не стал его будить. Просто сделал, как он учил, и они разбежались.

    — Невероятно! — развёл руками механик.

    — Это правда, — просто сказал Ли.

    В этот момент, словно специально, земля неподалёку от них вспучилась, и на поверхности появилась огромная членистоногая тварь.

    — Вот чёрт! Накликали урода! — закричал старик, выхватывая пистолет.

    — Постой, я тебе покажу, — усмехнулся Ли и просто упал на землю.

    Дальше произошло непонятное. Набрав в лёгкие побольше воздуху, мальчик опустил лицо к самой земле и издал очень высокий, пронзительный визг. Набравший разгон скорпион резко затормозил всеми конечностями и беспокойно заметался из стороны в сторону. Затем, испустив жалобный визг, развернулся и бросился обратно в выкопанный лаз.

    — Вот так и в прошлый раз было. Они почему-то этого боятся, — чуть задыхаясь, проговорил Ли, поднявшись на ноги.

    Его озорная улыбка, произвела на старика неизгладимое впечатление. «Он не боялся», — неожиданно для себя понял механик. Вообще, этого странного мальчишку мало что могло напугать. Он не боялся ни людей, ни скорпионов, не страшился остаться один и не боялся отправиться в дальнее путешествие. Он был сыном своего времени, где нет места слабым. Старому монаху удалось научить его самому главному: не воспринимать этот мир как врага, а принимать его таким, какой он есть, и уметь приспособиться к нему.

    Сделав такое неожиданное для себя открытие, старый механик удивлённо покрутил головой и, достав из кармана ещё пачку патронов, молча отдал её ученику. Затем, повернувшись спиной к мишени, решительно зашагал в мастерскую.

    Что-то не давало ему покоя. Какой-то нюанс, который он выпустил из виду, увлёкшись познанием своего ученика.

    Неожиданно до него дошло. Резко остановившись, он повернулся и бросился бежать к тому месту, откуда вылез скорпион. Недоумённо посмотрев на механика, Ли не раздумывая бросился следом. К полузасыпанному лазу они подбежали одновременно.

    — Что случилось? — спросил Ли, падая на колени рядом с механиком.

    — Скорпион! Они не выходят на поверхность днём. Что-то выгнало его.

    — Но что? — недоумённо спросил Ли.

    — Не знаю. У них почти нет врагов, — пожал плечами старик, заглядывая в провал.

    — Но ведь что-то заставило его вылезти?

    — Верно. Хотел бы я знать, что или кто это. И к чему мне вообще нужно быть готовым.

    Неожиданно Ли насторожился и, припав к земле, сделал старику знак молчать.

    — Странно. Там какой-то гул.

    — Ничего не понимаю. Какой гул?

    — Не знаю, но что-то гудит, словно рвётся на поверхность.

    — Что это может быть?

    — Даже не представляю, — развёл руками Ли. И подумав, добавил: — Нам лучше уйти отсюда. Это место ниже нашего дома. Пошли в мастерскую, оттуда понаблюдаем, что будет дальше.

    Согласно кивнув, старик поднялся, и они дружно направились к своему двору. Подгоняемый неясным предчувствием, Ли всё больше ускорял шаг, старик еле поспевал за ним.

    И вдруг мальчик неожиданно оглянулся назад и скомандовал:

    — Бежим, учитель! Сейчас что-то будет.

    — Что именно? — спросил старик.

    Но Ли, схватив его за руку, рванул вперёд. Решив не спорить с учеником, старик бросился следом.

    Они успели добежать до мастерской и залезть на крышу, когда в месте, где появился скорпион, земля задрожала и в небо вырвался огромный столб воды. Старик изумлённо вскрикнул. Впервые он сам увидел, как вода пробивает себе путь наружу. Благодаря расположению дома, они были в относительной безопасности. Вырвавшись, вода стекала по небольшому склону, скапливаясь в виде озера между холмами.

    — Вот дьявол! Не дай боги, она зальёт склады! — выругался механик.

    — Какие склады? — удивлённо спросил Ли, повернувшись к нему.

    — С той стороны есть небольшой кустарник. Там, прямо посередине, спрятан люк — вход под землю. Здесь, прямо под нами, находятся старые армейские склады. Откуда, по-твоему, у меня столько запчастей и топлива?

    — Не расстраивайся. Скоро всё успокоится, и мы сможем сходить и проверить, — улыбнулся Ли и тут же воскликнул, показывая пальцем: — Смотри!

    Моментально обернувшись, старик увидел, как поток выбросил в воздух тушу скорпиона. Комично перебирая в воздухе лапами, он пролетел метров шесть и с размаху шлёпнулся на камень. Удар был так силён, что прочный панцирь не выдержал. Дёрнувшись несколько раз, скорпион замер.

    Посмотрев на кончину огромного членистоногого, старик разочарованно вздохнул. Он уже прикидывал, как и чем придётся ограждать дом от непрошеных гостей.

    Словно прочтя его мысли, Ли небрежно махнул рукой:

    — Одна ночь. Скорпионы сами приберут за собой.

    — Откуда ты столько о них знаешь?

    — Я вырос в пустыне. Мы с мастером прошли её почти всю. И не захочешь, а всё равно научишься. Особенно, если хочешь жить, — грустно улыбнулся Ли. — Там есть одно место. Не знаю, почему они его так любят, но скорпионов там — собьёшься со счёта. Даже днём выползают. Кочевники обходят это место стороной. По-моему, там зона. Во всяком случае, мы оттуда просто бежали, а эти тараканы гнались за нами.

    — Ничего себе «тараканы»! — усмехнулся старик шутке ученика.

    Фонтан постепенно иссякал. Между холмов уже плескалось небольшое озеро. Оглядывая блестящую поверхность, старик задумчиво почёсывал лоб. Такое количество воды радовало и пугало одновременно. Вода в пустыне была самым большим достоянием, но она могла быть радиоактивной, в ней могли водиться различные мутировавшие хищники, и, наконец, она могла быть просто непригодной для питья. Чтобы определить это, нужно было время.

    Спустившись, старик достал из шкафа дозиметр и отправился к озеру. Качество воды было очень важно, поэтому он решил снять показания немедленно.

    Подойдя к берегу, он осторожно присел у кромки воды и опустил зонд в воду. Внимательно посмотрев на экран, старик весело улыбнулся подошедшему ученику.

    — Не было бы счастья, да несчастье помогло. Вода чистая. Можно и пить, и готовить, и купаться. Только с последним придётся подождать, пока не узнаем, что там может водиться.

    — Скоро узнаем, — усмехнулся Ли, показывая на небольшого муравьеда, медленно плывущего к берегу. Очевидно, вода залила нору животного, и теперь оно было вынуждено спасаться столь непривычным для себя способом.

    Люди замерли, внимательно наблюдая за пловцом. Озеро почти успокоилось, и теперь на поверхности медленно расходились небольшие волны. Муравьед уверенно рассекал воду, стремясь добраться до берега.

    И тут неожиданно вода забурлила, и туловище животного захлестнула пара толстых колец. Маленький пловец не сдавался, и в воде завязалась схватка. Выхватив пистолет, Ли не раздумывая выпустил в водоворот несколько пуль. Вода окрасилась кровью, и на поверхности показалась голова огромной змеи.

    Ли успел всадить в неё ещё пару пуль, прежде чем огромная рептилия ринулась на берег. Вскочив на ноги, старик постарался не отстать от ученика. Пока змея преодолевала разделяющее их пространство, они заметили, что в её шее и голове зияли сквозные дыры. Было удивительно, как она ещё может двигаться, но она рвалась атаковать, и людям пришлось быстро перезаряжать оружие. У самого берега Ли умудрился наконец вышибить ей мозги, и змея, конвульсивно дёрнувшись, в последнем усилии выбросилась на берег, пытаясь дотянуться до людей.

    Подождав несколько минут, они медленно подошли к телу. Осторожно пнув его ногой, старик сплюнул и мрачно выругался:

    — Вот ведь ремень-переросток! И откуда они только берутся?

    — Мутант, — коротко резюмировал Ли.

    Присев на корточки, он ножом раскрыл огромную пасть и оттянул ядовитые зубы, размером больше напоминавшие изогнутые кинжалы. Показывая на небольшие отверстия в зубах, он уверенно сказал:

    — Похоже, она давно не ела. Видишь, яд не сочится. Потому и не ударила муравьеда, а попыталась задавить.

    — Думаешь, она была тут одна?

    — Скорее всего. Змеи — одиночки. Терпят друг друга только по весне.

    — Ну, тебе виднее, знаток мутантов, — усмехнулся старик.

    — Я не знаток, просто у мастера в обители была хорошая библиотека, а у меня хорошая память. Он рассказывал, а я запоминал.

    — Хочешь сказать, он мог определить, какая зверюга из чего выросла?

    — Да. Правда, я этому так и не научился. Нужно видеть исходное, тогда можно определить полученное.

    Согласно кивнув, старик задумчиво проворчал:

    — Как, по-твоему, её можно есть? А то консервы и вяленина уже надоели.

    — Не знаю. Проверь дозиметром. Если ничего не покажет, попробуем зажарить кусочек. В любом случае кожу надо сохранить.

    — Выделывать будешь сам. Я не умею, — развёл руками старик.

    Усмехнувшись, Ли согласно кивнул и, войдя в воду, вытащил на берег хвост чудовища. Пара часов грязной работы, и огромная шкура была скатана в рулон и перевязана крепкой бечёвкой. Взвалив на плечи кожу и огромные куски мяса, люди отправились домой.

    Вскоре мясо весело шкварчало на сковороде, распространяя по двору умопомрачительные запахи. Ли болтался из угла в угол, глотая слюну и с вожделением поглядывая на сковороду. Старик колдовал над жаровней, с хитрым видом поглядывая на ученика. То и дело что-то подсыпая и помешивая, механик лукаво усмехался, глядя на страдания мальчика.

    Наконец мясо поспело, и старик, сняв сковороду, быстро переставил её на стол.

    — Эй, где ты там, зверёныш? Смотри, мясо остынет.

    Он ещё не успел договорить, а Ли уже вонзил в кусок свой нож и, обжигаясь, рвал его зубами.

    — Не торопись, подавишься, — усмехнулся старик, ласково глядя на подростка.

    — Вкусно же! — буквально простонал Ли, впиваясь в следующий кусок.

    Утолив голод, а точнее, объевшись до сонной одури, подросток просто отвалился от стола, с трудом перетащив себя со стула на топчан. Убрав посуду, старик посмотрел на ученика и весело усмехнулся:

    — Поел?

    — Учитель, я сейчас лопну, — отдуваясь, простонал Ли.

    — Не лопнешь. Полежи, пусть утрясётся. Заодно и лишний жирок завяжется, а то ты похож на вяленый канат. Одни кости и жилы.

    — Я всегда таким был, — усмехнулся Ли.

    — Ничего, потихоньку откормлю. Я всё-таки механик. Скоро пойдут кочевники, значит, будет мясо. Теперь у нас есть и вода. Так что мимо никто не пройдёт.

    — Да, с озером нам повезло. Вот только что со складами?

    — Тебя это так беспокоит?

    — Меня беспокоит подвеска, которую ты обещал найти.

    — Не волнуйся. Склады находятся с другой стороны холма. Озеро появилось от подвижки подземных пластов. А склады были на земле. Их просто занесло.

    — Надеюсь, ты прав, учитель, — грустно вздохнул Ли.

    — Ты так хочешь уехать?

    — Нет. Просто я хочу выполнить завещание. Мне потребуется машина. Надёжная, в которой мы оба будем уверены.

    — Оба?

    — Да, учитель, оба. Я бы хотел, чтобы ты поехал со мной.

    — У меня много работы.

    — А когда нет кочевников? Про волков я не говорю, они и без нас легко проживут.

    — Мы вернёмся к этому вопросу, когда придёт время. Пока нам нужно сделать машину, — усмехнулся механик.

    * * *

    Дни летели за днями, складываясь в недели, месяцы и годы. Подросток превратился в высокого стройного юношу с широкими плечами и могучей, прекрасно развитой мускулатурой. Пропала детская угловатость, сменившаяся плавной стремительностью. Он, как некогда и его мастер, не двигался, а грациозно перетекал из одной позы в другую.

    Старик-механик стал ещё суше, а голова его стала белой, словно никогда не имела другого цвета. Не изменился он только в своём отношении к делу, посвящая всё свободное время работе.

    За эти шесть лет он сумел собрать машину, способную преодолеть практически любую пустынную преграду. Этот монстр не боялся ни песка, ни камней, ни пыли. Низкий, приплюснутый, словно черепаха, широкий, он создавал необычное впечатление. Помимо всего в салоне (если так можно назвать чрево этого создания) крепились два пулемёта. Колёса закрывались обтекаемыми крыльями из тонкого железа. За счёт их формы пули рикошетили в сторону, не причиняя особого вреда резине. Два бензобака вместо одного и, наконец, собранный вручную, полностью отрегулированный шестицилиндровый мотор, позволявший развить просто невероятную скорость.

    Ни один из существующих механизмов не мог тягаться в скорости с этим зверем. Старик с гордостью поглядывал на своё детище, когда Ли, вызвав на соревнование один из патрулей волков, просто умчался от них по пустыне, оставляя за собой длинный шлейф пыли.

    Ли, так и не бросивший своих тренировок, понял наконец, что было сказано в книге, оставленной ему монахом. Постепенно он перешёл к тренировкам с оружием. Уговорив механика испортить один рессорный лист, он расплющил его, предварительно нагрев в очаге, кувалдой. Придав ему форму, Ли долго и тщательно обрабатывал клинок на точильном камне, обмотав рукоять куском кожи. Изуродовав не один точильный круг, он добился желаемого. Естественно, закалка и баланс этого оружия оставляли желать лучшего, но Ли не расстраивался. Это было оружие, которое он мог использовать для тренировок, не боясь испортить клинок.

    Вожак сектора долго смеялся над этим мечом, но, встав против Ли, быстро понял, что погорячился. Палаш вожака бессильно рассекал воздух и обиженно звякал, натыкаясь на этот толстый кусок заточенного железа.

    Пропустив несколько красивых ударов юноши, вожак уважительно кивнул и, хлопнув Ли по плечу, раскатисто проворчал:

    — С таким талантом, парень, тебе не машины собирать, а стаей командовать.

    — Нет, это не для меня. Я не люблю убивать.

    — Не расстраивайся, я тоже, — грустно улыбнулся вожак и, помолчав, добавил: — Но иногда приходится это делать. Дам тебе один совет, парень: никогда не оставляй за спиной живых врагов. Благородство не для пустыни. Ты можешь не любить убивать, но это не значит, что ты должен по-дурацки погибнуть. Тот, кого ты пощадишь, может не оценить этого и ударить в спину. Это пустыня, парень. Ты можешь не нападать сам, но, если напали на тебя, не щади. И не увлекайся моральными терзаниями. Поверь, так ты проживёшь дольше.

    — Но ведь можно не убивать, а просто повредить человеку что-то, что выведет его из строя, но при этом не убьёт. Потом он поправится, и всё будет нормально.

    — Какой милый добряк! — расхохотался вожак. — А ты не хочешь подумать о том, что он может просто не дожить до того момента, когда ему помогут? Или что он окажется на пути голодных падальщиков и не сможет сопротивляться? Всё не так просто, парень. Не раздумывай. Если на тебя напали, просто подари быструю смерть. Это будет лучшее, что ты сможешь сделать для человека в этой пустыне.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз