• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Птах Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Холодная война Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказки социальная фантастика фальсификация истории фантастическая литература фашизм физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Сентябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Прашкевич Геннадий "Упячка-25"
    Гуларян А.Б.
    Все-таки мне кажется, что Геннадий Мартович Прашкевич переоценивает современного читателя. Вряд ли нынешнее поколение российской интеллигенции расшифрует половину смыслов и отсылок, рассыпанных автором по тексту его повести под странным названием «Упячка-25». Ибо чтобы их понять, нужно либо принадлежать к более зрелым поколениям и иметь привычку держать руку «на пульсе эпохи», либо родиться в небольшой деревеньке Красноярского края, вырасти при железнодорожной станции, учиться в Томске и Новосибирске, помотаться по геологическим и палеонтологическим экспедициям.
     
    Короче, быть Геннадием Матровичем Прашкевичем. Ибо его новый герой – талантливый художник Кривосудов-Трегубов – просто очередное alter ego самого писателя. Как и другие его герои – майор Саплин, ищущий Серебряную гору по приказу Петра Великого, или казак Свешников, ищущий в Сибири мамонта по приказу Алексея Михайловича. Только раньше Прашкевич отправлял своих героев в экспедиции по пространству
    географическому, а теперь решил отправить в путешествие по пространству психологическому, внутреннему.
     
    Отправляя своего героя в путешествие по внутреннему пространству, Прашкевич делает его аутистом, человеком на грани гениальности и помешательства. Даже девственность герой теряет в довольно зрелом возрасте, да и то потому, что искусствовед Галина Борисовна не захотела терять источник своего богатства и влияния… На самом деле таких людей довольно много в нашей ушибленной собственной историей стране. Тут Геннадий Мартович жизненен и точен: веришь автору, что такой человек действительно может жить и существовать в своей отдельной вселенной параллельно нашей реальности. Аутиста критиковали за формализм, а он, сосредоточенный на творчестве и своём внутреннем мире, продолжал рисовать, совершенствуя и шлифуя собственный монохромный стиль. И внезапно мир «прогибается» под главного героя: Первый секретарь, только что гонявший в Москве «пидарасов-абстракционистов» влюбляется в выставленную художником на вернисаже в Новосибирске под названием «Солнце земное» коровью лепешку на картоне, восхищается художественной смелостью, а также именем художника («Не Эрнст какой-нибудь»), и провозглашает Кривосудова-Трегубова великим художником.
     
    Так Кривосудов-Трегубов, сам того не зная, получает славу и влияние (все его премии и награды в столицах собирает Галина Борисовна). Его считают своим и власть, и кухонные диссиденты; и западные либеральные критики, и отечественная милиция (а чтобы понять столь странное сопоставление в моём пассаже, прочитайте всё-таки повесть Прашкевича). И вот он уже стоит перед Генеральным секретарем, который листает книгу «Малая земля» с собственным двуглавым позолоченным изображением на обложке. Исполненным, разумеется, Пантелеем Кривосудовым-Трегубовым… Поверхностный читатель может воспринять это как чудачество автора или особый прием подачи злой карикатуры на власть предержащих: ведь все знают, что Первый действительно отличался полной непредсказуемостью, и мог за одно и тоже одного человека разругать, а другого расхвалить. И Генеральный, трижды перепрашивающий у художника: «А ты хто?» вгоняет читателя в оторопь своей правдоподобностью. Безусловно, узнается и оставшийся анонимным артист, проснувшийся однажды на даче у Генерального, и раскланявшийся с парадным портретом, который оказывается самим Генеральным. Все это не выходит за рамки представлений среднестатистического российского интеллигента об истории собственной страны.
     
    Но не даром Геннадий Мартович выбрал такого своеобразного главного героя, и так жизненно его выписал. Чем отличается аутист? Он не боится. У него нет социальных страхов, ибо он не различает социальную норму и девиацию. Он гениально творит, потому что не задумывается о последствиях. Вернее задумывается, но твердо верит в сентенцию своего первого художественного критика, заезжего лектора, упрекавшего его еще подростком: «из-за тебя, мол, Кривосудов, или как там тебя... Трегубов... из-за тебя люди будущего будут думать, что на железнодорожной станции Тайга в пятидесятых годах ХХ века водились синие гуси...» И вот мы видим, как социальные нормы в окружающем Кривосудова-Трегубова мире начинают дрожать и расплываться. Поначалу читатель думает, что это такая игра писательская – мол, каков главный герой, таков и описываемый им мир…
     
    Начинается фантасмагория. Фантасмагория, добротно сработанная из жизненных впечатлений самого писателя. Определенным образом подобранные и преломлённые, они и рождают впечатления фантасмагории. Вот два безымянных художника в Певеке ставят художественные эксперименты над собственными картинами. Один из них, правда, нормальный, и подвергает свои картины действию сырости от бытовой безысходности. То есть только изображает аутиста. Но второй – сознательно скармливает свои картины тараканам, прежде чем выставить на всеобщее обозрение. И все восхищаются – «Как вы добиваетесь таких поразительных живописных эффектов?» Галина Борисовна, еще до начала Восхождения, стоящая перед комиссией, отбирающей молодых девушек то ли для службы в армии, то ли вообще в КГБ, говорит: «Есть друг-художник, но он практически вылечился»… Этой фразы нельзя придумать, это подсмотрено автором у самой жизни.
     
    А интеллигенты из «реанимации» в Академгородке в Новосибирске? Их речи на первый взгляд фантасмагоричны. Но стоп. Не защитивший диссертацию историк рассуждает о засоленном бурятском ламе в лиственной бочке, который обязан воскреснуть и открыть советским вождям секрет бессмертия. И неожиданно понимаешь, что это шарж на Валентина Сидорова, который во времена перестройки первым написал о Рерихе и восточных оккультных практиках. А интеллигент, похожий на целлулоидного пупса с бешенными глазами, заявляющий, что князь Игорь, боровшийся с половцами – сам половец… Да это же мысль из книги «Аз и я» казахского писателя Олджаса Сулейманова, озвученная как раз во время «пятилетки пышных похорон»  (Галину Борисовну и художника-тараканофила я расшифровать не берусь, хотя ясно, что и эти персонажи присутствуют в книге не случайно, но здесь – не мой хлеб, художественную среду я не знаю). И вот нормы и правила социального порядка становятся зыбкими и непрочными уже не в глазах героя-аутиста, но и в реальном мире, и мир летит в тартарары…
     
    Перестройка…
    Пантелей Кривосудов-Трегубов сидит на верхней террасе бара «News», смотрит, как танки Таманской дивизии разносят из пушек Белый дом России, и беседует с молодым прозаиком С. Я могу предположить (но это только предположение!) что этот важный диалог о цели творчества, о цене успеха действительно мог происходить между Геннадием Мартовичем Прашкевичем и Александром Кабаковым, скрытым под псевдонимом «прозаик С.» во время приснопамятных событий 1993 года.
     
    В этом последнем диалоге выясняется поразительная вещь. Склонный к аутизму Кривосудов-Трегубов, в своем творчестве не различающий социальную норму и девиацию, в своих исканиях честен, ибо все-таки имеет внутреннюю систему норм и правил… В отличие от нормального, собственно, человека, прозаика С., который прекрасно различает норму и отклонение, но цинично пренебрегает правилами и нормами.

    Главный герой помнит: «как напишешь окружающий мир, таким люди его и запомнят». И все его работы – и синий гусь со станции Тайга, и монохромный товарищ Первый на стене дворца культуры в Певеке, и великий двуглавый Генеральный на обложке книги, и даже «Солнце земное» ‑ это памятники эпохи. А нашумевшая повесть прозаика С. – лишь способ заработать на коллективных страхах страны и обеспечить собственное безбедное существование, которое он с таким вкусом описывает.
     
    Повесть в очередной раз выворачивается наизнанку. Не вполне нормальный художник оказывается самым нормальным в дезориентированной перестройкой, утратившей нормы и правила стране.
     
    Один честный человек, декларировавший в разговоре с циником свою честность.
     
    И это повод для оптимизма.

    Источник - http://fantlab.ru/work361113.


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз