• ,
    Лента новостей
    16:12  ЕДА
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. борь Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Вайманы великаны. Внешний долг России Военная авиация Вооружение России Восточный Газпром. Прибалтика. Геополитика ГМО Гравитационные волны грядущая война Евразийство Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество информационная безопасность Информационные войны исламизм историософия Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. Малороссия мгновенное перемещение в пространстве Мегалиты международные отношенияufo Металлы и минералы МН -17 многомирие Мозг Народная медицина Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру нло нло (ufo) Новороссия общественное сознание Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. социальная фантастика СССР Старообрядчество США Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС фантастическая литература фашизм физика философия футурология христианство Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек черный рыцарь Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток юмор
    Архив новостей
    «    Сентябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Владимир Поселягин: Рунный маг (фрагмент книги)

    Владимир Поселягин

    Рунный маг

    Пролог

    Бежалось легко, хотя и нехоженая тайга вокруг. Ха, а что мне двадцать вёрст отмахать не останавливаясь? У меня утренняя пробежка пять вёрст каждый день, с малых лет, сколько я себя помню. Да с грузом зачастую, как сейчас. Верста, напомню, поболее километра будет. Ненамного, что там шестьдесят метров, но всё же. На миг замерев, я весь обратился в слух. Настырные какие, собачий лай и не думал стихать. Осмотревшись, поправил тяжёлый рюкзак за спиной, общий вес четырнадцать килограммов, сколько и мне лет. Будет… Через два месяца будет. Вот так, осмотревшись, я рванул дальше. А ведь наверняка деревенских охотников организовали, именно они за мной шли, остальные давно бы отстали. Самые опытные, дед Михей и дядя Гоша. Только они могли идти по моим следам не отставая, опытные, черти, и немало мне дали знаний выживания в тайге. Я уже большую часть своих заготовок использовал, даже мочу волчицы. Сбить собак со следа так и не удалось. А-а, всё равно уйду, я особо об этом не переживал.

    Не стоит думать, что я какой террорист, за мной и полиция гонится, и охотники. Ничего подобного. Просто три дня назад я схоронил своего единственного родственника и близкого человека. Моего прадеда. Я стал сиротой, вот и соответствующие социальные службы решили, что я почему-то должен жить в детском доме. Прадед, обучая, ко всему прочему, сформировал мой характер, вложив в меня полную уверенность в том, что единственное правильное мнение может быть только одно — моё. А в детский дом я не хотел, поэтому просто решил уйти в тайгу, да вот сели мне на хвост, никак не сброшу. Они, видимо, думали, что за ребёнком гонятся, вот только я так не думал, так как считал себя взрослым. Поэтому после похорон стал готовиться, а когда получил известие, что за мной приехали, просто ушёл. Как оказалось, выйти на мой след преследователи всё же смогли. Ничего, до гор доберёмся, я там как рыба в воде, там уже и распрощаюсь.

    Думаю, прежде чем продолжать, а сейчас я бегу в куче брызг по мелководью ручья, стоит пояснить, кто я вообще такой и что происходит. Кое-что я сказал, причины да следствие, теперь стоит описать начало. Отца я не помнил, как и мать, меня всю жизнь воспитывал прадед. Я бы мог предположить, что тот и не родной мне вовсе, но если посмотреть на нас, сразу становилось ясно — родственники. Посмотришь на прадеда — и станет понятно, как я буду выглядеть в старости. Мы родные друг другу, и это ни у кого не вызывало сомнения. Сам прадед был стар. Он начинал воевать ещё в Финскую, разведчиком был, по специальности снайпером, да за годы Отечественной войны заимел ещё немало умений, но так и прошёл войну в разведке. Подполковником её закончил с большим количеством наград. Что после окончания войны было, прадед не рассказывал, не хотел, я случайно узнал, что тот около двадцати лет прослужил в секретной части. ГРУ, похоже, инструктором был, учил выживать в разных местах. Чувствовался опыт в обучении, на своей шее ощутил. У прадеда сын был, мой дед, у него две дочери, младшая моя мама, так что по матери мне родственник.

    Сам прадед сибиряк. Дом имел крепкий, на высоком каменном фундаменте. В срубе все стволы такой толщины, обеими руками не обхватишь. Жаль, дом сгорел четыре года назад, явно от поджога, хотя мы и не печалились. Сколько мы в нём жили? Да мало, так, забегали по пути иногда раз в три, а то и четыре года, поэтому ничего не изменилось в нашей жизни. Тем более всё ценное, а это дедовы награды и документы, прикопано было в огороде. Я их забрал, на память, в рюкзаке у меня лежат. А так нет, ничего не изменилось. А жили мы так. Я с малых лет жил в тайге, в джунглях, в песках пустынь с бедуинами и в других странах и на континентах. Мы были на Тибете, у нас хорошие отношения с монахами и местными жителями. Бывали в средней полосе России, в Европе, в джунглях Амазонки или в африканской пустыне. Ну и на Аляске. Мы весь мир обходили. Исключительно пешком или на морском транспорте. В большинстве своем «зайцами». Да, если честно, границ для нас не существовало. Они не для нас. Я с малых лет учился обустраивать лагерь, кашеварить, добывать пищу, охотиться. Как за зверем, так и за человеком. Я как-то другой жизни и не знал. Школа? А что школа, ноут и безлимитный интернет через спутниковую сеть, вот моя школа. Вечерами делал уроки, да и прадед учил, образованным он был. У нас в деревне, где дом стоял, учительница время от времени через «скайп» принимала у меня экзамены. Говорила, что я очень башковитый, с опережением сверстников иду. Так что не стоит меня дикарём считать. Многие на этом обжигались.

    О моих родителях прадед не сразу рассказал, только когда посчитал это нужным. Мне одиннадцать исполнилось, и прадед решил, что я стал взрослым. Я тоже так считал. В общем, беспредельные девяностые. Семья молодого бизнесмена в Москве попала под пресс рэкетиров. Отца запытали утюгом, мать в психушку попала, она всё видела. Да и её тоже не пожалели, всё тело в шрамах и ожогах. Я уже у неё в животе был, хотя та на тот момент об этом и не подозревала, второй месяц. Так я и родился, в психиатрической больнице в начале двухтысячных. В Москве прадед и нашёл меня, в доме малютки. Мать после родов умерла. Кстати, дед тех ушлёпков, что с отцом разбирались, нашёл. В подробностях описал, как те умирали. Очень сожалел, что до одного руки его не дотянулись. Раньше на тот свет отправился в одной из криминальных разборок. Так что сейчас две тысячи четырнадцатый год, середина лета, очень тепло, и я убегаю от преследования. Но я об этом уже говорил.

    Прадед прекрасно понимал, что моё воспитание в таком ключе может отразиться на мне. То есть я должен бывать среди сверстников, учиться общаться с ними. Тут прадед ошибся, я, как и он, по характеру был таким же бирюком и людей особо не любил, особенно когда их много. В восемь лет тот отправил меня в дорогой частный молодёжный лагерь. Зря это он сделал, даже в этом возрасте я многое умел. Да я в пять лет впервые убил человека из своей мелкокалиберной винтовки. Дело там такое было, случайно на схрон наркоторговцев мы наткнулись, точнее на их поля, вот те и всполошились. Пришлось уходить с шумом. Девять трупов мы тогда оставили за спиной и ушли, оставшись при своих. Два трупа из тех были мои. Это случилось в районе Амазонки. Мы там ещё два года потом прожили, дед в джунглях меня учил жить. Да он и сам учился, мы все эти два года прожили в диком племени. Вот те всеми своими секретами и примочками и поделились. Не сразу, пришлось сначала доказать, что мы достойны, вот тогда да, было очень интересно. Экзамены в виде уроков я сдавал на тех самых наркоторговцах. Больше сотни от моих рук отправились к праотцам за два года. От прадеда я и перенёс к ним нелюбовь, а тот их жуть как ненавидел. Дошло до того, когда и патрули и охрана стали исчезать в джунглях, что они вызвали армию. Оказалось, это одно и то же, и армия, и охрана на полях. Повязаны. А нелюбовь прадеда к наркоторговцам проявилась после смерти старшей внучки от передоза. У него же две внучки было, моя мама и вторая. Она старшая была. Умудрилась в свои пятьдесят с хвостиком на иглу сесть. Какие-то там жизненные неурядицы, я не уточнял.

    Да не важно. В детском летнем лагере меня начали задирать, слух, что я в лесу живу с прадедом, быстро разнёсся. От директора лагеря, видимо, больше никто не знал. В общем, оскорбления и шутки пошли повсеместно. Самое безобидное прозвище — дикарь. Я стал изгоем, аутсайдером. Я особо внимания не обращал на это, не цепляло, собака лает — ветер дует. Но когда дошли до силовых методов, были там самые задиристые, неприятные юнцы десяти и одиннадцати лет, дети богатых родителей, вот тогда я ответил. В первый и в последний раз. Дед сразу меня забрал и больше подобных экспериментов не проводил. Лишь серьёзно поговорив и определив, что я был прав, больше к этой теме не возвращался. Да и дело на меня, за инвалидность пятерых детей, заводить не стали, мне восемь тогда было, им-то больше. До сих пор помню расширенные глаза вожатой в лагере, когда та застукала меня, как я монотонно прыгаю на спине одного из этих детишек. «Тёмную» мне решили устроить, твари. С третьего раза только хрустнула, зараза. Крепкий позвоночник оказался. Жестоко? Может быть, но больше никто даже не помышлял пальцем тронуть меня, пока прадед не забрал. И меня сразу из лагеря выпроводили в милицейском «бобике». Из отдела милиции он меня и забрал. Вот такие дела. А то, что нам дом сожгли, я думаю, как раз тот самый привет из прошлого. Кто-то из родителей покалеченных до полной инвалидности деточек постарался. Нас-то отловить не смогли, мы постоянно за границей, хоть тут душу отвели. Я предлагал ему дать ответку за дом, но тот махнул рукой, сказав, что те были в своём праве. Правда, добавил, если не прекратят, тогда навестим. Размен на дом пять детских покалеченных судеб он посчитал вполне адекватным.

    Прадеду девяносто семь лет исполнилось, когда он умер. Как-то сразу. Вроде здоровый, вон дрова наколол у бабы Нюры, у которой мы уже неделю квартировали, а тут лёг на кровать и сказал мне:

    — Всё, Корней, ухожу я. Настало и моё время.

    Так я и просидел у его кровати, пока тот не угас. Ну а дальше хлопоты с похоронами, сами похороны и поминки. Боль от утраты была, но я не показывал её, учили меня так, в себе держал. Горевать можно, но не на виду. И вот тут, так кстати, предупреждение от внучки бабы Нюры, что за мной приехали. В детдом повезут. Ага, сейчас прям. Свободу я ценил куда выше неволи. Быстро собрался и дёрнул. Вот так эти побегушки и начались. Вроде срок жизни у меня немалый, почти четырнадцать лет, а опыт выживания в дикой местности я имею неслабый, но почему-то всё не мог сбросить преследователей с хвоста. Нет, всё же упорные какие. Поскользнувшись на круглом склизком окатыше, я с трудом удержал равновесие, хотя и обрызгался с ног до головы, и рванул дальше. Рюкзак у меня хороший, да сумка с ноутом на боку водонепроницаемая, специально такую подбирал. А одежду высушу, это не страшно. Винтовки не было, двустволку деда брать я не стал, а моя винтовка у кузнеца деревенского осталась, ремонтировал тот её. Да и менять пора, нарезов в стволе почти не осталось за годы активной эксплуатации. Однако я прихватил крупнокалиберную разборную винтовку деда. Трофей из Африки, прадед ею очень дорожил, снял с тела одного венгерского наёмника. Не знаю, где тот её достал, но винтовка эксклюзив, возможно в единственном экземпляре, ничего подобного не в инете, ни на военных сайтах, посвящённых новейшему вооружению, я не нашёл. Ею прадед пользовался редко, да и патронов не так много осталось, едва сотня. Надо будет пополнить при возможности, патрон хоть и не самый распространённый, не натовский стандарт, но заказать вполне можно.

    Заметив возвышенность, я выбежал на открытую местность и побежал к скале, за ней начиналось ущелье, места хорошо знакомые, там точно оторвусь, тем более сомневаюсь, что у преследователей есть альпинистское снаряжение, а у меня оно было. Всё же я смог оторваться и уйти в сторону, сбив собак со следа. Как те так долго шли за мной, я уже понял. Использовали по одной, остальных в тылу держали. Как разные мои домашние заготовки нюх у очередной собаки отбивали, обходили это место и дальше пускали следущую. Действенный метод, надо сказать. Поднявшись на скалу, тут мои старые крюки оставались вбитыми, я снял с себя всю поклажу и, достав из бокового карман рюкзака цифровой бинокль, стал изучать группу преследователей. Не стоит удивляться, откуда у меня столько навороченной электроники. Деньги есть, вон целая пачка в кармане, но ещё есть золотые монеты, вот уж точно универсальное платёжное средство. Двадцать штук в целлофан запаяны, НЗ на крайний случай. А так деньги добывали разными методами, корни женьшеня продавали, трофеи разные, да отчисления на карту прадеда шли. Бандитов по всему миру хватало. Так что было нам на что жить. Мы даже в разных местах планеты схроны организовали, с оружием, деньгами и всем необходимым. От ближайшего меня отрезали, но впереди китайская граница, там ещё два есть, туда я и направлялся. Мы с дедом в одной труднодоступной долине дом отстроили, вот там и проживу ближайшее время, отойду от потери деда. Хотя, может, бродить по миру пойду, так оно вернее поможет изгнать тоску. Бродить я любил, каждый день что-то новое. Хотя и от нового устаёшь, бывает, появляется желание пересидеть в одном месте, просто отдыхая и живя спокойно.

    Увиденное меня удивило. Когда я уходил огородами из деревни, то не стал рассматривать, кто за мной направился, думал фору набрать. Кроме трёх знакомых охотников, это их собаки были, некоторых я по лаю узнавал, имелось шестеро военных. Форма, рюкзаки, оружие. Тут ошибки быть не может, именно армейцы. Ни сотрудников полиции, ни участкового, ни работников социальной службы на виду не имелось. Странно. Надо бы разобраться. Когда те проходили подо мной, семьдесят метров отвесной скалы, попробуй заберись, я свесился и крикнул:

    — Ну, и что вам от меня надо?

    — Корней? — почти сразу откликнулся один из камуфлированных.

    Мне моё имя нравилось, и, несмотря на то что имя мне дали в доме малютки, оно было вполне созвучно с фамилией. Корней Чуковский. Отец не имеет отношения к этому поэту, просто однофамилец, да и по отчеству совпадения нет. Александрович я, а не Иванович.

    — Да, это я.

    — Может, спустишься, поговорим?

    — Мне и здесь хорошо. Так что надо?

    — Поговорить. Сейчас я отошлю лишних, и поболтаем.

    Ждать пришлось минут сорок, осталось нас трое, я и двое камуфлированных внизу. Остальные сопроводили охотников наружу. Если они надеются подняться ко мне в каком другом месте, то зря, единственная возможность это сделать тут, где я забирался. Уж мне-то это хорошо знакомое место, я тут в детстве играл. А когда поднимался, крюки выдёргивал, не помогут они им. Пока было время, подумав, я достал из сумки с ноутом свой спутниковый телефон, другой связи тут всё равно не было, и набрал один нужный номер:

    — Слушаю, — почти сразу ответили с той стороны. Ещё бы, в Москве сейчас самое рабочее время, четверг, полдень.

    — Здравствуйте, Андрей Павлович. Это Корней.

    — Здравствуй, Корней, конечно же я узнал тебя. Что-то случилось?

    — Дед умер. Три дня уже как. Я не звонил, не до того было. Вот что, вы, как наш нотариус, займитесь делами. Позже, возможно, времени не будет позвонить, вот и выкроил минуту. Я за границу ухожу, а паспорт мне уже через несколько месяцев получать. Если появлюсь, загребут в детдом. Оно мне надо? Так вот, у вас же есть связи? Получите на меня паспорт, я ведь в Москве прописан, фото я вам сейчас на «мыло» вышлю, хорошее фото, и перепишите на меня квартиры деда. Ну как только получите официальное извещение о его смерти.

    — С этим могут возникнуть проблемы.

    — Скажит, сколько нужно, я перекину деньги на ваш счёт. Карта деда тоже у меня, проследите, чтобы её не заблокировали. Я на вас надеюсь.

    — Когда тебя примерно ждать?

    — В ближайшие полгода точно не появлюсь, а там посмотрим. Постараюсь быть на связи, но не тревожьтесь, если пропаду. Есть некоторые планы на ближайшее будущее.

    — Хорошо, сделаю всё, что смогу.

    Мы разъединились, я достал ноут и, запустив его, отправил нужные фото нотариусу. Мужик тот хоть и скользкий, но слово держит. Встретились мы с ним случайно, когда тот отдыхал на курорте. От толпы озверевших нациков спасли. Помяли, конечно, его, но хоть жив остался. Так у нас и появился свой нотариус в Москве. Время ещё оставалось, так что я даже успел подкрепиться бутербродами, что сделал ещё в доме бабы Нюры. Да и чай в термосе не остыл, пол-литра легко ушли под вкусные бутерброды. Я как раз убирал пустой термос обратно в рюкзак, когда снизу предложили вернуться к нашей беседе.

    — Дед твой письмо прислал. Описал, кого из тебя сделал. Ты ведь в любой стране что рыба в воде, за своего сойдёшь. Языки знаешь…

    — Не в Африке, — откликнулся я. — Цвет кожи белый.

    — Да и там останешься незаметным. В общем, предложил взять тебя на службу, начав со спецшколы. Письмо при мне, если не веришь.

    — Нет, не верю. Прадед с детства мне внушал неуважение к существующей власти и системе, показывая на примере, что ей доверять нельзя. Он патриот, но Союза, не России, и такое письмо вам отправить не мог. Скорее всего, с кем-то из своих учеников общался, а тот вам меня слил. Поэтому не стоит врать, говорите по существу, что надо. И честнее надо быть, честнее. Доверие вы моё уже потеряли, а его ой как трудно восстановить. Да и не было его, откровенно говоря.

    После моих слов возникла заминка, видимо, офицер, а это был именно офицер, обдумывал, что ответить. Такого твёрдого и вполне обдуманного ответа на своё сообщение он явно не ожидал. Да и я понимал его мысли, отловить и отправить в спецшколу. Это сейчас я настроен к ним враждебно, а после нескольких лет учёбы под присмотром опытных военных психологов я стану их человеком, заставят, есть методики. Прадед мне про них рассказывал. Если долго крутиться в одной среде, среди тех же курсантов, чувствуешь единение с ними, становишься частью системы. А мне этого не надо.

    — Что ж, хочешь ты или нет, но тебя ждёт спецшкола. Побегаем, заодно я своих молодцов потренирую. Не зря же мы слили тебе информацию о прибытии работников приюта в деревню. Хотели посмотреть, чего ты стоишь. Впечатлён, но не изумлён, средние показатели.

    — Угу, — отдвигаясь от края скалы, пробурчал я. Разговаривать нам больше было не о чем.

    Через минуту я уже исчез дальше в узкой расселине, где лишь подросток сможет протиснуться, а взрослый уже нет. Если у того только не сухопарое телосложение. Камуфляжные застрянут точно. Здоровяки все как один. Ещё метров сто, там будет удобный подъём, ведущий на плато, и бег дальше. Хорошей тёплой одежды не было, в рюкзаке ветровка и свитер, а впереди вершины с шапками снегов. Ничего, пройду, не в первый раз. Вот так и двигался, помнится, два года назад, когда я тут был, стены шире были, или это я так плечами раздался? Поди пойми. Держа рюкзак перед собой, больше боком шагал, и почти добрался до места подъёма, когда я кое-что приметил. Замереть меня заставило странное свечение на уровне живота. С некоторым трудом присев, сумка с ноутом задралась, я осмотрел странный светящийся иероглиф, наподобие китайского. И с другой стороны, мало с ним схожий. В прошлый раз его точно не было, я бы заметил. Знак точно рукотворный, а не природный.

    Вдруг этот знак начал мигать. Обернувшись — расселину снаружи заслонила чья-то тень, шустрые, подняться успели, я впечатлён, — встал и, шурша одеждой о камни, двинул дальше. Всё равно я раньше до ущелья доберусь, а там ищи меня свищи, собак-то нет, а следов я постараюсь не оставлять. Однако отойти от светящегося знака я успел недалеко, буквально шагов на пять, как меня накрыла пелена и резко вырубило. Всё, больше и рассказать-то нечего. Был — и не стало.

    * * *

    Когда я очнулся, то первым делом быстро осмотрелся не шевелясь. Кроме какого-то хруста подо мной, никаких последствий от моего движения головой не было. Именно не шевелясь крутил головой, никаких перекатов и чего-то подобного, это может быть опасно. Был такой печальный опыт. К счастью, не у меня. Кстати, с теми самыми венгерскими наемниками, с которыми мы с прадедом схлестнулись. Да и случайно всё вышло, те по тропе шли, а мы к границе Конго двигались, у каждого своё дело и свой путь, вот так и повстречались. Обычно звуки природы дают знать о чужаках, но буквально за несколько минут до этого пролетел на низкой высоте вертолёт, вот животный мир леса и не мог никак успокоиться. Поэтому встреча была неожиданной как для нас, так и для них. Описывать в подробностях сам бой не буду, не было там ничего такого. Мы же не солдаты, чтобы атаковать, лупя очередями от живота. Сбросили поклажу и растворились в джунглях, уходя от заполошных очередей венгров, отстреливая их. Всё же опыт имелся, да и обучали нас кубинские партизаны, большим опытом обзавелись благодаря им. Наёмников пятеро всего было. Это потом уже, изучая трофеи, поняли, что они готовились сделать в лесу закладку с трофеями. Золотые зубы, кольца, монеты, серьги с остатками мочек. Уроды, одним словом. Хорошо мы тогда затрофеились. Потом к дороге вышли, где пикап с треногой пулемёта в кузове стоял, с ещё двумя наёмниками. И этих к праотцам отправили. А от машины через неделю избавились, когда её случайная пулемётная очередь прошила, но там совсем другая история была. Но суть всего рассказа в том, что когда мы отстреливали их, то один, дёрнувшись, получил касательное в голову и, потеряв ориентацию, на рефлексе сделал перекат и плюхнулся в болотце, рядом с которым всё это и происходило. Мы с прадедом, когда закончили, вышли к берегу, посмотрели, как медленно его рука исчезает в трясине. Так что подобные рефлексы не всегда полезны. В том-то и суть.

    В этот раз всё было в норме, безопасно, насколько я вижу. Единственно, я смог понять, что за хруст был подо мной и почему так неудобно лежать. Поэтому я сразу передвинулся в сторону, на свободное место. Выяснилось, что лежал я на скелете. Ладно, не до него пока. Так вот, находился я всё в той же расселине, лежал на крупном песке. В той, да не в той. Эта пошире была, тут двое мужчин в ряд пройдут, не зацепив плечами стены. Быстро ощупывая себя, приняв сидячее положение, понял, что со мной норма. Всё так же сидя на песке вытянув ноги, изучая место, куда я попал, с одной стороны темень, с другой был виден свет, наверху тоже пробивался, мне в глаза бросилось что-то странное. Присмотревшись, я на стене, на уровне живота заметил тот самый знак, что светился, пока меня не вырубило. Тут никакого свечения не было, да и знак я рассмотрел только потому, что он был выжжен на каменной стене ущелья, чем-то вроде кислоты, но не ею, слишком ровно, больше похоже на машинную резку. Встав на ноги, вот теперь знак стал на уровне живота, до этого на уровне головы был, я поднял рюкзак и отнёс поклажу в сторону. Все мои вещи были со мной, сумка с ноутом и разными электронными девайсами всё так же на боку была, а рюкзак рядом лежал. Когда я очнулся, то отпустил ремни, за которые крепко держался.

    Убрав вещи подальше, я, наконец, вернулся к скелету и стал внимательно изучать его. Лохмотья, в которые превратилась одежда, были странными, но в чём странность, я понял не сразу. Только изучив швы, мог с уверенностью сказать, что вся одежда пошита вручную. Даже полусапожки. У нас такие не носят, ковбои если только. Остатки шляпы были и плаща. Хм, чуть в стороне, в голове скелета лежала большая сумка литров на пятнадцать. Подтянув её за ремешок, сначала смотрел снаружи. Кожаная, на вид как будто новая, только пошитая. Вот открыть не смог. Как ни старался, никак. Даже достав нож из ножен на бедре, не смог. Да что там, и поцарапать не смог. Сумка меня жуть как заинтересовала, но пока я её в сторону отложил, потом разберусь с ней. Осмотр расшитого серебром пояса дал мне одну золотую монету, два десятка серебряных и около полусотни медных. Никогда таких не видел, часть имели неплохой оттиск чеканки, другие были более грубыми. Я многие языки знаю, да и понимаю некоторые, но письмена вроде тех, что на монетах, никогда не видел. Ещё были какие-то висюльки, но не ювелирные украшения, не похожи, хотя камни в них вроде настоящие. Пояс со множеством карманчиков, где я это всё нашел, тоже снял и убрал. Тлением от него не пахло, это меня порадовало. Да, как и сумка, тот выглядел как новый, отчего мне и глянулся. Больше на теле ничего интересного я не нашёл. Разве что эфес клинка, вроде рапиры, обломанной у рукоятки, но самого лезвия я так не нашёл, даже песок слегка проверил. Нет, обломал он её явно не тут. На поясе были ножны от рапиры и ножа, но пустые. Эту рукоятку я тоже прихватил. Интересно, сколько он лежит, лет сто? Думаю, да, рапиры в то время и носили, ну и сабли тоже. Ладно, сейчас выберусь отсюда, определюсь на местности, где я. Если не получится визуально, через навигатор по спутнику сделаю.

    Строить догадки я пока не стал, хотя понимал, что меня принесли сюда в бессознательном состоянии. Думаю, бойцы воспользовались свето-шумовой гранатой. Вырубили, ввели какое-нибудь средство и переместили сюда. Решили дать мне возможность проявить себя. Наверняка и маяк на мне где-то есть, сто процентов не один. Нужно вещи проверить, узнать, что забрали и что оставили, но сначала проведу разведку, определюсь на местности. Так вот, подхватив рюкзак и сумку, найденную тут, я направился к выходу. Туда, где виднелся свет. Стены, смыкаясь, уходили вверх, при нужде подняться смогу, как я уже говорил, оттуда тоже свет в расселину попадал, но лучше так, пешком по песочку.

    Долго идти не пришлось, расселина на выходе была слегка завалена крупными валунами. Видимо, камнепады тут частое явление, но выбраться поверху было возможно. Так я и сделал. Поднялся по валунам и выглянул наружу. Оказалось, выход был в красивую, частично поросшую лесом долину, через которую текла небольшая речка. Ширина долины была небольшая, даже километра не было, я дальномером, встроенным в бинокль, проверил. Вот длину не скажу, выглянув, осмотрелся, но не видел ни входа, ни выхода, скрывались за поворотами, изгибами ущелья. Однако я заметил другое, у опушки леса стелилась на удивлении ровная дорога, а по ней кто-то двигался колонной. Далеко пока, но главное явно в мою сторону. В бинокль я даже рассмотрел несколько крытых повозок, что тянули волы, да всадников, что меня несказанно удивило. Редкость в наше время. Что-то меня смущало в этом караване, но что, пока непонятно. Подойдёт поближе, точно определюсь. Скатившись по валунам обратно в свою расселину, я разложил сумки и принялся за инвентаризацию. Сейчас проверим, что армейцы, думаю, они из военной разведки, из ГРУ, оставили мне.

    К моему удивлению, всё лежало так, как я сам собирал, то есть было видно, что к моим вещам никто не притрагивался. Спальный мешок и свёрнутый валик подстилки на месте. Палатку я не брал, лишний вес без прадеда, только кусок тонкой материи для навеса взял. Может, она и была тонкой, но ветром не продувалась, хорошая штука. Верёвка была, шнуры для растяжек. Это для ночёвки. Из посуды армейский котелок, из тех, что верх предназначен для второго, с кружкой внутри. Ложка да перочинный нож. Ещё полулитровый термос и литровая фляга. Вот и всё, больше при мне из посуды ничего не было, этого вполне хватит, общую с дедом посуду я также не брал из-за лишнего веса. Хотя о чём это я, а латунная сковородка? Небольшая, вес тоже не обременительный, поэтому взял. Мы на ней лепёшки пекли, ну или яичницу жарили, если яйца удавалось добыть. Из продовольствия был килограммовый мешок муки, кило крупы, пара банок тушёнки, как НЗ, соль с перцем, вместо сахара банка мёда. Я чай с мёдом пил. Была баночка с кофе и банка с чаем. Чай я сам мешал, у меня был свой отвар, из зверобоя, элеутерококка, бадьяна и иван-чая. Бывало, добавлял алтайские травки или те же мелиссу и мяту. Да, список большой, а запасы у меня приличные. Ещё была пол-литровая банка с сухим молоком. Если я хотел взбодриться, то пил кофе, обязательно с молоком. Поэтому для дальних странствий сухое молоко самое то.

    Из электроники: военный ноут с оснащением, пара раций с гарнитурами и возможностью шифровать переговоры, со встроенными сканерами, спутниковый телефон, цифровой полупрофессиональный фотоаппарат с запасом карт памяти, навигатор да простенькая «Нокиа» для связи. Симки я разные использовал, они тут же находились в непромокаемом пакете. Для разных стран, но было несколько с общим роумингом. На этом всё. Ну разве что к подобным приборам можно отнести мой трофейный бинокль со встроенным дальномером. Ещё имелась солнечная батарея для зарядки всех этих девайсов.

    Из одежды — то, что на мне, это хорошие крепкие джинсы чёрного цвета. Так-то одежда на мне как будто горит, поэтому особо я не комплектую серьёзные запасы. Проще на месте всё по размеру купить. Так вот, джинсы, зелёная футболка, поверх неё я сразу надел лёгкий зелёный свитер с высоким воротником и кожаными заплатами на локтях. В пещере было прохладно. Потом лёгкая серая ветровка с капюшоном. Ещё имелась зимняя пуховая синяя куртка, я в горы собирался, но она одним тюком со спальником поверх рюкзака была приторочена. Там же термобельё. Запас нательного белья имелся, помимо трусов, майки и носков, что на мне были, три комплекта в запасе. Обычно ещё носил шорты да шлёпки для летнего сезона, но я уходил в зиму и ничего этого брать с собой не стал. На ногах были крепкая обувь на высокой шнуровке. Копия армейских берцев. В Штатах навырост купил, недавно разнашивать стал, когда по размеру стали. Ещё были две пары перчаток, вязаные — для гор, и кожаные — для скал, специальные для скалолазов.

    Скалолазное снаряжение тоже имелось, как же без него, для того и брал, чтобы преследователей с хвоста сбросить. Моток альпинистской верёвки в шестьдесят метров длиной, тяжело, но нужно. Ледоруб, молоток скалолаза, альпинистские кошки, разные крепления, спусковые устройства, карабины, скальные крюки, даже система-обвязка. Всё это имелось, всё использованное, мной же, всё в хорошем состоянии и всем этим я умел пользоваться.

    Теперь по оружию. Было всего три единицы огнестрельного. Ножи я не считаю, хотя у меня было шесть метательных, мощный тесак-мачете, обычный охотничий, ну и пара для разных дел. Также имелся небольшой топорик, советский ещё. По оружию скажу так, было два короткоствола и винтовка деда. Начну с пистолета и револьвера. Пистолет у меня находился в боковом кармашке рюкзака, тактическая кобура с «Глок-17». Всё трофейное. К нему в комплекте три штатных запасных магазина и один удлинённый, глушитель и две сотни патронов. Потом был револьвер, тридцать восьмого калибра, полицейский с коротким стволом. Пятизарядный. Если видели в штатовских фильмах, как там детектив целится пальцем в преступника, а на самом деле сжимает рукоятку такого револьвера, то вы поймете, о чём я. Оружие последнего шанса для меня. Недавно я из него хорошо так пострелял, люблю, когда есть возможность потренироваться, поэтому осталось три десятка патронов. Тот в скрытой кобуре находился у меня на поясе под свитером. Я его уже проверил, снаряжён и в порядке. Я так и бежал с ним. Остальное оружие в рюкзаке. Теперь о винтовке. Если кто смотрел фильм «Эволюция Борна», то вначале фильма герой из похожей подстрелил беспилотник. Там только калибр отличался, у меня более крупный. В разобранном состоянии та находилась в кармашках чехла. Только чехол не кожаный, как в фильме, слишком тяжело, а из специальной ткани. Кордура. Сама винтовка довольно проста, магазинная на пять патронов обоймы, имеется оптический прицел. Прадед из неё как-то тигра снял с километра, в продуваемой ветрами долине. Вот с патронами для неё проблема, девяносто семь штук ровно. Сама винтовка крупнокалиберная, явно в Штатах произведена по спецзаказу, хотя патроны имела нестандартные, десять миллиметров. Не скажу, что редкость, во Франции такие патроны выпускаются, но где та Франция?

    По огнестрельному оружию всё. Теперь по несколько другому. А именно по моей рогатке. Не самоделка какая, армейская, спецназ такими пользуется, и я давно оценил это оружие и навострился им пользоваться. Оружие универсальное, можно и арбалетными болтами стрелять, и стальными шариками. У меня то и другое в запасе было. Хорошее тихое оружие, не то, что винтовка. Именно из-за неё я и взял минимум вещей, только то, что осталось как память о прадеде. Ну и все мои и его документы. Но и винтовка пригодится, она всегда нужна, всё же дальнобойное оружие. Немного отвлекусь. Не думайте, что мы были нищими и зарабатывали, как могли. У прадеда была своя квартира в центре Москвы, потом деда, что перешла к нему по наследству, и квартира моих родителей. Всё в Москве, хоть и в разных районах. Все три квартиры сдавались, за этим Андрей Павлович следил, с которым я недавно связывался. Он и проследит за всем, чтобы я и паспорт получил, и недвижимость не потерял. Жук он, конечно, ещё тот, но забоится со мной связываться, знал, что я ему яйца оторву. Я же на его глазах подошёл к тем уродам, что его ногами забивали, и хладнокровно пускал пули им в затылки. Как раз из этого револьвера, что у меня на поясе, обновил его тогда. Троих шлёпнуть успел, остальные как макаки в разные стороны дёрнули. Дед тогда вообще ничего не сделал, торопился за мной. Кто стрелял и кто его спас, тот хорошо помнить должен. Не-е, забоится кидать меня. А так деньги шли на карту деда, код её я знал. Думаю, когда шестнадцать исполнится, вернусь в Россию, заберу у Андрея Павловича паспорт, аттестат зрелости и вступлю в права наследования. Но это так, в планах. Главное, на глаза правоохранителей не попасться, эти быстро в детдом упекут. По-тихому всё сделаем.

    Вернёмся к рогатке. Отличная, с оптическим прицелом. Она у меня особенная, дорогая, сделанная из сверхлёгких металлов. Уверенный бой на семьдесят метров. Не раз нас с прадедом выручала, второй год я ею владею. Вот с болтами не всё так ажурно, всего восемь единиц. Шариков и то больше, под полтинник.

    Осмотрев всё, включая заначку из денег и золота, ну и памятных вещей деда, я всё собрал обратно и отошёл со спутниковым телефоном к выходу. Странно, связи нет. Проверил разными способами, даже радиосканером поработал и понял: глухо. Вполне возможно, мёртвая зона, такое бывает, так что особо я не расстроился. Хотя, конечно, то, что спутников над головой не было, слегка озадачило. Пока я возился, изучал, что при мне есть, караван заметно приблизился, так что, достав из чехла бинокль, я стал его осматривать.

    Увиденное меня изумило. Снаружи наступал вечер, это было заметно, хотя темнеть ещё не начало, поэтому рассмотреть как охрану, так и возниц я смог. Эльфы. Клянусь, эльфы. Все блондины с длинными волосами и в зелёной одежде. У многих плащи имелись, но всего у троих головные уборы навроде шляп с длинными перьями, как у д’Артаньяна. Женщин не рассмотрел, одни мужики, все с луками, и насторожены. Причём больше всего их отвлекал лес, по опушке которого они двигались, а на склон с другой стороны ущелья, где я укрывался, не особо смотрели. Чуть отстав от каравана, метров на двести, двигалось ещё три повозки, вот там на козлах сидели гномы, нормальные такие бородатые гномы. Почитать я любил, качал книги из Интернета и читал, так что тему знал. Шесть гномов по двое на повозке. Что внутри, как и в случае с эльфами, непонятно, крытыми они были. Вот сколько эльфов было, я никак не смог сосчитать, всё время передвигались. Но ничего, справился. Сорок семь.

    — Ха, так тот светящийся знак это портал, и меня закинуло в другой мир?! Если он, конечно, магический… — прозревая, пробормотал я. — А-ахренеть.

    В это время я заметил, что один из всадников с длинными ушами указывает в мою сторону. Хм, он направлял в сторону полузаваленной расселины явно какой-то артефакт, что-то было зажато в его руке, но что-то мелкое. Тут другой эльф, в богатых одеждах, тоже направил в мою сторону руки, и с его ладоней сорвался большой огненный шар, сразу же развеяв все мои сомнения, магический это мир или нет.

    — Твою ж-ж-ж!.. — только и успел я заорать, скатившись с завала вниз и подхватив все свои вещи, рванул вглубь расселины. Волна жара догнала меня уже метров через пятьдесят, за поворотом, швырнув вперёд, на тот же многострадальный скелет. Ладно хоть сознание не потерял, и когда волна огня стихла, проносясь стеной надо мной, стал сбивать пламя с левой штанины.

    Осмотревшись, большая часть огня стеной ушла вверх, откуда виднелся свет, так что мне досталось слабо. Так, подкоптило слегка. Невольно хохотнув, я пробормотал:

    — Не скажу, что этот мир меня встречает с распростёртыми объятиями… Но нужно учесть, что эльфы, сволочи, стреляют во всё подозрительное.

    Встав, я отряхнулся, как мог привёл себя в порядок, нужно будет немного отстираться, и, выглянув из-за поворота расселины на выход, понял, что он полностью завален. Ещё как завален, и там ещё краснели потёки раскаленного камня и поднимался пар. Я только и смог рассмотреть через этот дым и пар красное свечение расплавленной породы. По нему всё и понял. В самой расселине было очень душно, влажно и жарко, ладно хоть приток свежего воздуха сверху был, иначе задохнулся бы тут без него. Если я и смогу отсюда выбраться, то только одним способом, через верх. Кстати, света сверху становилось всё меньше и меньше. Причина банальна. Вечер, темнело.

    Вернувшись к скелету и к своим вещам, что лежали рядом, скинув свитер, жарко было из-за пара, присел и задумался. Есть пока не хотелось, час назад поел ещё в своём мире бутербродов с чаем. Так что пока сыт. Как я понял, разница между обоими мирами шесть часов. У нас было где-то три часа дня. Там плюс-минус. Часы на руке уцелели, секундная стрелка бежала всё так же, наматывая очередной миг. Компас был на другой руке. Вот он как взбесился, стрелка крутилась в разные стороны. Но в горах это нормально, тем более, похоже, расселина находилась в центре выхода железной руды. Нам с прадедом такие места не раз встречались.

    А размышлял я вот о чём. Версия с тем, что меня проверяли, и так была слаба, понятно, что я утеку, не отловишь, а тут совсем развеялась. Другой интересный мир, который можно изучить. Таких, как мы с прадедом, другие люди называли бродягами. В этом слове есть несколько смыслов. В нашем случае только то, что мы любили бродить по миру, получая новые знания и опыт. Очень интересно было, и тут эту практику я оставлять в стороне не хочу. Конечно же меня не могло не взволновать то, что я находился в другом мире, в мире меча и магии. Как её применяли, я видел своими глазами, ну а то, что мечи тут имеются, тоже приметил. На поясах в ножнах видел. Лишь не был свидетелем применения этого оружия, но чую, всё у меня впереди. Хотел ли я вернуться обратно? В принципе да, много идей не реализованных осталось на Земле, но не сейчас, изучу этот мир, тогда можно будет вернуться. Вот только как? Нужен маг, причём специалист по порталам. Сомневаюсь, что они тут на каждом шагу имеются, наверняка штучный товар. К тому же ещё такого мага нужно уговорить добраться до этой расселины и отправить меня домой. Есть и другой выход, пока не ясный. Это я о магии, если у меня есть Дар, попробую сам стать портальщиком, тогда смогу ходить незаметно из мира в мир. Такая идея мне больше нравилась. А пока отложим её, в том смысле, что я не знаю, есть ли у меня способности к магии. А местный язык? Он тут один или у каждой расы свой? Есть ли тут люди? Много препятствий на пути, но надеюсь, я их преодолею.

    Вот так я сидел в полной темноте и размышлял. Спать мне было рано, но я решил привыкать к местным суткам, так что, прикидывая свои дальнейшие шаги так и эдак, быстро раскатал коврик, забрался в спальник и продолжил размышления. Как уснул, сам не заметил, лишь помнил, что успел попить из фляжки, жажда начала мучить. На этом всё.

    Проснулся я сам. Ни шума, ничего такого, просто выспался. Сверху снова лился свет, источник я не видел из-за искривлений расселины, но думаю, если поднимусь метров на пятнадцать, но увижу выход наверху. Завтракать не стал, тут и костёр не на чем развести и НЗ трогать не хотелось. Предпочитаю охотой питаться, но сначала нужно выбраться. Достав альпинистское снаряжение, привязал к верёвке всю поклажу, а дальше стал подниматься. Особого умения тут не требовалось, трещин хватало, есть за что держаться, так что быстро, за пятнадцать минут поднялся наверх. Свет попадал в расселину через провал на том же склоне ущелья, только выше засыпанного, точнее заплавленного. Осмотревшись, дорога была пуста в обе стороны, я закрепился в отверстии и стал поднимать наверх рюкзак с обеими сумками. Бросать сумку мага, а я уверен, что скелет принадлежал магу, возможно даже создателю портала, не в моих привычках. Найду другого мага или сам разберусь, как её открыть. Со временем.

    Спускаться в долину я не стал, а поднявшись по почти отвесным склонам, ушёл в сторону ближайшей вершины. Практически трое суток изучал окрестности, уйдя от дороги километров на сто, когда произошло то, на что я никак не рассчитывал. Этот мир оказался не таким и безопасным, как я думал, и ловушки, против которых у меня пока не было защиты, тут имелись.

    Лагерь свой я разбил под нависающей скалой, удобно, и дождь не мешает, что с утра шёл. В общем, обустроился и жарил тушу кабанчика, когда произошло ЭТО. Причём лагерем в этом месте я находился уже часов пять и ничего такого не замечал, поглядывал по сторонам, чтобы врасплох не застали, не без этого, но тем и неожиданней для меня стало, что я сам встал, выронив нож, и энергичным шагом двинул прямо под стену ливня. Я полностью потерял контроль над своим телом, более того, им кто-то другой управлял, так как шагал я достаточно осмысленно, обходя валуны. Недолго шёл, с полчаса. Правда, подняться пришлось, склон крутой, но проходимый. Дальше некто, что использовал моё тело как марионетку, подвёл меня к тёмному провалу в скалах, дна я не видел, и не задумываясь сделал моими ногами шаг вперёд. Я даже заорать не мог, вообще телом не управлял. А ливень так и шёл.

    Падение длилось уже пятый час. Управление телом вернулось сразу, как я начал падать. Немного поорал с испуга, не без этого, а сейчас уже привык, принял удобную позу, как в гамаке, и спокойно медитировал, размышляя. Верх этой пропасти я видел, метров двести до неё, только тут было что-то вроде испарений или миражей, поэтому плохо было видно, но провал не удалялся. Я успел обсохнуть, пока падал, вроде ливень не прекратился, но до меня он не доставал. Что происходит, мне пока было неизвестно, ясно, что магия поработала, а чтобы не гадать, решил дождаться окончания этого эксперимента надо мной и узнать у хозяев, что происходит. Надеюсь, заклинание не автономное, а работает тут настоящий маг. Хм, может, портальщик? Фиг его знает, я делал множество предположений того, что происходит, и того, что меня ждёт, а угадал или нет, будет видно. Кстати, а часы стояли, секундная стрелка бежала, а те стояли.

    Всё когда-нибудь заканчивается, вот и моё падение прекратилось. Несмотря на то, что это произошло неожиданно, я успел ловко извернуться, поэтому упал на каменный пол не плашмя, а ловким перекатом, без повреждений.

    — Оп-па, ящер, — изумился я, рассмотрев, кто ко мне подходит, при этом наблюдая, как я встаю.

    — Здравствуй, землянин. Не удивляйся, пока ты висел в ловушке, я изучил твою память и теперь знаю, кто ты и что с тобой произошло.

    Неподалёку от меня стоял на задних лапах ящер с коротким, но толстым метровым хвостом, как ящерица, увеличенная до двух с половиной метров. Маленькие передние руки с длинными пальцами, самая обычная морда, но имелся гребень от головы до хвоста. Весь зелёный, в чешуйках. На животе цвет более светлый. Вот, в принципе, и всё, что я мог сказать при том скудном свете вокруг. Находились мы в помещении явно рукотворном, плитка на полу и стенах, четыре двери, но одна была открыта, из неё и вышел ящер.

    Массивная челюсть ящера не двигалась, а его голос на самом обычном русском языке слышался у меня в голове. Вот она, магия. Ящер говорил и говорил. Оказалось, он был воином, причём погибшим воином. Тот, с кем я говорил, был его оболочкой, магически созданной. Как я понял, раса Друзофф пришла на эту планету из космоса, захватчики. Местная магия схлестнулась с магией ящеров. Давно всё это было, несколько тысяч лет назад, и ящеры проиграли, их вышибли из этого мира. Потери с обеих сторон были страшными. Сам ящер был главным инженером дредноута, который местные маги уничтожили в системе. Спасся тот в спасательной капсуле и жил, скрываясь несколько лет, в горах. Других ящеров нашли и убили местные. Инженер, имя у него непроизносимое было, перед тем как выйти на последний бой, корабль, чтобы покинуть планету, он достроить не успел, оставил после себя хитрую магическую закладку. Это по военной профессии он был корабельным инженером, а по гражданской имел ещё одну, рунный маг-универсал. Вот он и собирался передать мне свои знания. То есть ещё тогда, перед смертью, для него потерять все наработки, всё, что он собирал, разрабатывал и создавал, это всё равно что серпом по яй… В общем, неприемлемо. Происходило бы всё на его родной планете, проблем бы не было, родственников множество, а тут другой мир, другие расы. Заряд заклинания тратился с каждым годом, а подходящего клиента для передачи всего багажа знаний не было. Тот так хитро и умно сделал копию всей своей памяти, что создал магическую копию себя, фактически самостоятельно мыслящую и решающую. Однако, как я говорил, как тот ни накапливал ману, но тратилось всё же больше, и все запасы начали подходить к концу. Вот эта копия ящера и решила, что передаст все знания первому же встречному, имеющему магические способности. До меня за эти три тысячи лет тут было семнадцать чужаков, не все были людьми, большинство гномами, но способностей к магии ни у кого из них не было. Думаю, решение эта копия ящера приняла уже с отчаянья, а тут как раз я появился в зоне действия магических следящих конструктов, вот тот смог взять меня под управление и привести в свои пенаты. В ловушке изучил память и вышел сам, решив сделать такое предложение, от которого я не смогу отказаться. Я не идиот, конечно, не откажусь. Лишь уточнил, подходит ли мне эта магия и как тот будет меня учить. Тот детально всё прояснил и пригласил в ближайшую дверь, ту самую открытую, первым направившись к ней, при этом заложив передние лапы за спину. И гребень ведь не мешал, видно, что это привычная ему поза неторопливого шествования. Перед уходом я посмотрел на провал в потолке, от него до пола было метра три. Так и думал, что вокруг меня во время падения был мираж.

    * * *

    Семнадцать лет, семнадцать долбаных лет. Знал бы, что меня ждёт, я бы свалил тогда от ящера быстрее собственного визга. Хотя кого я обманываю, да никуда бы я не делся, но учиться реально было тяжело. Очень тяжело. Ящеры были техномагами, поэтому их специализация, а это рунная магия, тоже была техно. Теперь я был инженером, а инженер это всё, фактически сам корабль, тот дредноут, построил именно ящер, я его Яшей прозвал, самое близкое укороченное к его длинному зубодробительному имени. Построив дредноут, тот исполнял обязанности члена команды, хотя мог обойтись и без неё, правда, существенно занизив боевые возможности корабля. Так что я теперь теоретически мог построить себе корабль. Любой, меня этому учили, не то что учили, вбивали знания в память, теперь их калёным железом не выжечь оттуда. Также я стал рунным техномагом. Широкая специализация деятельности, надо сказать. От строителя до боевика. Причём ящеры не могли, как тот эльф, кидаться фаерболами, немного другое направление, как я уже говорил — техно. То есть магия у них была только в созданных ими артефактах и амулетах. Тот же дредноут, огромный, но всё же магический артефакт. Драться на саблях или шпагах он меня не учил, сам не умел, их оружие магические бластеры и пушки. Может, из-за этого и проиграли, у противника защита существеннее была.

    Тогда, семнадцать лет назад, а я вёл счёт дням, сначала мне провели инициацию Дара и помогли удержать Силу. А вот дальше так и потекло время. Вот только что странно, я за эти семнадцать лет не ел и не пил, даже не спал. Понимаете, как это тяжело, не физически, как раз физическую усталость я не чувствовал, больше моральная была. Но через пару лет окончательно привык, человек ко всему привыкает. Подробно описывать, как меня учили, не буду, скажу лишь, что первый год меня учили языку ящеров, и учили обычным способом, как на Земле, на примерах и на зубрёжке. Потом дали отлично работающую систему усовершенствования памяти, теперь я всё помнил, натренировал её. Когда выучил язык и письменность, перешли к другим направлениям, уже к самой магии. Рунный алфавит ящеров страшное дело, одиннадцать тысяч рун, и всё нужно знать и знать, какие с кем не совместимы или, наоборот, отлично работают. Учил без отдыха, без перекуров, но мы сделали это. Тот всё передал мне из того, что знал. И как только Яша это произнёс, подтвердив окончание обучения, то миг — и всё исчезло. Я упал на песок, который устилал пещеру, и осмотрелся. Всё пропало, пещера осталась, а помещения исчезли, они были магическими, как и плитка на полу. Всё мираж, но качественный мираж. Кстати, я тоже теперь так могу, проходил практику. Яша сказал, что это для меня прошло семнадцать лет, для моего сознания, тут же был только один миг.

    Встав, я низко поклонился, благодаря за всё. В стене таяло, исчезая, само рунное плетение заклинания, ранее бывшее Яшей. Тот знал, что умирает, я предлагал зарядить его, влить новую жизнь, но Яша отказался, пришло его время. Не оглядываясь, я направился к выходу. Всё, что нужно, я получил. А ливень снаружи всё ещё шёл. Добежав до грота, туша кабана сгореть не успела, так, соскрёб часть углей с бока и стал жарить дальше. Но не смог долго это делать. Снял с огня, забрался в спальник и почти сразу уснул. Я об этом мечтал семнадцать лет. Ё-ё-ё, мечты сбываются.

    Утром, сразу после завтрака, я наконец-то свёл свои разрозненные мысли вместе. То, что вчера произошло, пусть для этого мира это заняло мгновение, а для меня куда больше времени, но я теперь маг, как ни крути. Пусть без личного опыта, только теория, да и то поданная мне в замедленном времени, но она была. Жаль, Яша ничем с порталом мне помочь не мог, не его тема, вообще не их, порталами они не баловались, это прерогатива только местных, да и не знал он это точно. Получается, магом я стал, однако каким-то однобоким — техно, но ничего о местном мире как не знал, так и не знаю, о магии тоже. Ладно хоть инициированным стал. Местные языки тоже не знаю. Однако теперь я был более уверен в себе, ещё бы, рунный маг это не хухры-мухры, а серьёзная сила. Особенно если у него на руках имеются магические техноамулеты и артефакты. Кстати, а не попробовать что-нибудь создать? Простенькое, просто для проверки своих сил.

    Тут стоит чуть более полно описать возможности техномагов. Не стоит думать, что те раз и всё делают из воздуха. По сути техномаги — производственники. То есть он, конечно, может взять скалу, выдолбить в ней переходы, и вроде бы корабль готов. Но где реактор? Где двигатели, их вот так просто из мусора, лежавшего под ногами, не сделаешь. Поэтому если нужно построить корабль, сначала требуется создать магопроизводство, и только с помощью этих магических предприятий выпускать всё, что нужно. На этих магических станках, что выпускают разное оснащение, конечно же, работает их создатель, тот самый техномаг. Его одного вполне хватает на всё, процесс постройки корабля чуть затянется, но не так и сильно, главное, толпы рабочих непотребны, в этом и плюс техномагии. Хватает одного опытного техномага. Для примера… Да возьмём обычный морской корабль, да тот же миноносец. Я недавно читал книгу про попаданца в русско-японскую войну, интересно было читать, вот и вспомнилось. Взять один такой двухтрубный миноносец и дать задание техномагу построить его. Можно даже точную копию, со всеми машинами. С чего тот начнёт дело? Да с железной руды, все производства обычно находятся рядом с ними, если, конечно, нет удобной доставки и её добычи. Дальше тот закладывает шахту и добывает руду, которую, в небольшом магическом горне, перерабатывает в слитки. Не сам добывает, големы-шахтёры. Что-то я издалека начал. Так в том и суть производства. Нужны горны, нужны обрабатывающие станки для слитков. А ведь есть ещё копировальные станки.

    Ладно, добыл, пару дней и металла хватает на миноносец. Сначала закапываются стапели, обычно из того же металла, под конец постройки те всё равно частично превратятся в миноносец. Рядом со стапелями парк станков. Что удобно, привозить их не надо, техномаг создаёт их на месте из тех же слитков и других материалов, что найдёт там. Это миноносец, значит восемь или десять станков. Сейчас посчитаем. Один станок для прокатки брони, шпангоутов, да и вообще для корпуса миноносца. Для создания двигателя, тут паровых котлов, чтобы те крутили винты, нужно три станка, каждый производит свой комплект деталей для них. Потом станок на винты, валы и все такое. Пару станков для систем управления. И одного станка хватит для производства вооружения. Хотя миноносец же, ещё и торпеды нужны. Значит, тоже два станка, для вооружения и боеприпасов для пушек. Торпеды производятся на том же станке, что и снаряды для пушек. Там размеры неважны. Оснащение для всего жилого, для кубриков и кают, для камбуза, это ещё один станок. Подсчитаем? Как раз восемь станков. Это на один миноносец, полную копию. Причём опытный техномаг сможет, начав с добычи руды до спуска на воду готового корабля, закончить с заказом за шесть дней. Каково? Тяжёлый крейсер или броненосец? Да на пару дней больше провозится и всё, количество станков то же самое. Сам тот силовые работы не проводит, специально созданные строительные големы занимаются сборкой под присмотром мага. Там их целый штат. Многие называют техномагов копиистами. Это у них не отнять, скопировать те могут действительно всё, однако называть их так это не совсем правильно, много что у них и своего было. Я бы даже сказал, большинство, и копирование, да вроде того миноносца, это просто одно из направлений их магии, да и то не главное. Миноносцы можно строить, как это я описал, а можно скопировать. Берётся такой корабль, помещается в копировальный станок, размером тот может быть любым, и делается копия. Главное, чтобы металла хватало, час и полная копия готова. За сутки двадцать четыре миноносца. Каково? Вот и я впечатлён, что теперь всё это могу.

    Это миноносец, а теперь перейдём к космическому кораблю. Фактически то же самое, разве что материалы корпуса и оснащение другое, и станков для производства не восемь, а тридцать девять. Именно столько понадобилось Яше, когда он строил свой дредноут. Вот его скопировать не получится, размеры не позволяли. По частям если только. Для кораблей поменьше станков и производств понадобится не намного меньше, это просто мой ящер-учитель любил гигантизм, вот и построил монстра. Для местных магов тот оказался лишь большой целью, недолго продержался. Кстати, копия Яши, раз она была самостоятельной личностью, за три тысячи лет много думала об усовершенствовании защиты и остального. Тот мне эту информацию дал, я её усвоил и сам проводил расчёты. Тот был прав, тогда боевой корабль станет сильнее.

    Это по постройке космических или морских кораблей. Если что нужно построить, то разницы у техномагов нет, сначала производства, потом строительство, то есть создание. Местные маги имеют совершенно другие направления в магии, хотя амулеты тоже используют. Даже свой рунный алфавит имеют. Не стоит думать, что ящеры этого не могут, в минимуме, но да, смогут. Просто не учат их этому. Могут, только называется всё это детской магий, то есть магия для детей. Себя ящеры считали более подкованными и продвинутыми, и что их направление ушло далеко вперёд, оставив других магов позади. Правда, война показала, кто прав, а кто нет. Хотя я считаю оба направления перспективными, техномагию и местную. Правда, тут тоже нужно поближе посмотреть, чтобы сравнить. Если техномагия стала для меня чуть ли не родной, то местная пока неизвестна. Изучить ещё надо.

    Вернёмся к детской магии, то есть к амулетам, сделанным на коленке и без станков. Да, так учат одарённых детей у ящеров, но и взрослые их используют. Например, сбили, пилот истребителя, если он маг, а это вполне возможно, пусть слабенький, но всё же, то спасредства он изготавливает сам за пару минут из подручных средств. Берёт то, что валяется под ногами, внедряет плетения, и готово, можно использовать. Конечно, надёжность и мощность смехотворна, но бывает, помогает и спасает. Да и лучше хоть что-то, чем совсем ничего. Этому все военные у ящеров обучены, ситуации разные бывают. Поэтому если и попробовать создавать что-то магическое, то именно детские поделки. Производственные магостанки будут, но позже, мне пока не до них. Проверить себя и на детских поделках можно.

    Обычно рунные маги используют специальные заготовки, для создания чего-либо, но сейчас я мудрствовать не стал, мне не на вечность нужно что-либо создать. Хватит камешка или щепки. Конечно, плетения рун долго не продержатся, но как я и говорил, это мне и не нужно. Поступил я так, взял щепку, лежавшую у костра, когда вчера ветви рубил, одна отлетела, мысленно представил три руны перед собой, нужного размера, потом четвёртую руну, чтобы та стабилизировала три первых и быстро не разрушила основу — щепку, и запитал магией. Засияв, щепка стала светить. Простенький фонарик, только раньше на заре обучения я создавал эти светильники под присмотром ящера, а тот за ошибки бил магическим хлыстом и бил больно, до нутра пробирало, а тут сам. Да и самый простенький из того, что я знал, был амулет. Всех детей ящеров учили их создавать. Тех, что имели Дар. Отключив питание, щепка снова на вид стала щепкой, закрепил её на стене грота в трещине. Ночью можно будет пользоваться. Один такой светильник поработает лучше костра. Блин, да я маг. Когда-нибудь я окончательно это осознаю и перестану удивляться. За семнадцать лет привыкнуть не успел. Да и где там, учёба сплошным потоком, как только мозги не сгорели. И ведь не сгорели, и сейчас я всё помнил. Хорошо ящеры передавали свои знания, надёжно.

    Внезапно я засмеялся. С некоторой насторожённостью. Попал сюда с одними только плюшками и без потерь, вот ещё техномагом стал. По закону вероятности, вскоре меня могут ждать неприятности. Это не предположение, а опыт жизни, четырнадцать лет на свете существую, да и прадед опытом делился. Так что всё это не метафора, и стоит подготовиться. Ну не нравится мне, что одни только плюшки сыпаться начали, значит, неприятности будут не менее значимыми, уж поверьте моему опыту.

    У той скалы, где разбил лагерь, я пробыл недолго, два дня. Раньше бы ушёл, но непогода надолго затянула небо. А когда снова показалось солнце, собрался и покинул свой лагерь под скалой. Со скуки сделал себе три артефакта и три амулета. Без использования станков, из подручных средств. То есть используя возможности детской магии. На всё про всё потратил времени около часа. Ничего из своего портить не стал, что принёс на себе в этот мир, из вырезанных камней и веток делал, а я теперь и камни резать мог, сделал шесть заготовок и после недолгой работы создал три бытовых амулета и три боевых артефакта. Один артефакт это магобластер, пусть будет просто бластером, потому как плазменные сгустки, что плавили каменную породу, вылетали из него вполне настоящие. Заряд на сто выстрелов, отлично. Пусть он был деревянным, нет возможности перезарядки, отстрелял и выбросил, и срок службы у него будет не больше года, после чего он рассыплется в пыль, но я и этому рад. Второй боевой артефакт это шлем. Тоже сделанный из дерева, но включал в себя функции наведения бластера, дальности до пяти километров, оптики, дальномера и указателя. Классная штука, я уже испробовал. Третий артефакт защита как от выстрелов бластера, до пятнадцати может выдержать, так и от стрел. Вот с ними похуже. Не больше десяти. Пока хватит. Амулеты были всё же детскими, поэтому особо надеяться на них не стоит. Один встроен в одежду, от жары и мошкары защищал, второй это кухонная переносная походная жаровня, теперь не надо костры разводить, чтобы пищу приготовить. Ну и третий амулет это сканер. Вроде того, что у эльфа был. Им он меня наверняка и засёк. Кстати, в защитном амулете были руны, защищающие от подобного сканирования. Я и это предусмотрел.

    Вот так собравшись, я направился обратно к расселине, в которой и появился в этом мире. Руну я помню, внешний вид, но мне саму её суть рассмотреть хочется, благо теперь магический взгляд мне был вполне доступен. По прибытию я изучил руну. Она была не активна, но сама руна мне была неизвестна, в рунном алфавите ящеров её не было. Ну точно к местным придётся идти. Все вещи я оставил тут же в расселине, вырезал в камне нишу и запечатал их, плёвая работа. Оставил при себе только револьвер, в скрытой кобуре на щиколотке, нож да амулеты. Про возможные будущие неприятности я вполне себе помнил и терять личное имущество не хотел. Монеты взял, те, что на скелете нашёл, но тоже не все, с пяток медных и пару серебряных. Этого хватит. Вот так я сидел у дороги и ждал, когда из-за поворота появится очередной охраняемый караван из трёх десятков повозок. В этот раз тот смешанным был, наконец-то при изучении со стороны и людей увидел. Было несколько троллей-наёмников, трёхметровых громил, ну и снова гномов. Ещё были невысокие живчики, кто это, я без понятия, но больше всего было людей. Поэтому когда из-за поворота появился дозор, я встретил его внимательным взглядом, ожидая неприятности, и они не заставили себя ждать. Один из всадников направил на меня амулет-сканер, но незнакомой мне конструкции и изготовленный не рунным магом, а артефактором, это разные специализации, и почти сразу раздался тревожный крик. Мой защитный амулет защищал от сканирования амулетами ящеров, а тут людская поделка и, видимо, она прошла защиту, даже не заметив её. Я же говорю, разные направления. Из тройки в дозоре один был магом, я видел его полыхающую ауру, подмастерье, слабосилок, но всё же дожидаться, что будет дальше, я не стал. Крик мне не понравился, слишком много в нём азарта было и предвкушения, так что рванул к опушке и вглубь леса. До ближайших деревьев было метров пять от валуна на обочине дороги, на котором я сидел. Я даже успел удалиться метров на сорок, когда вокруг начали падать огненные шары и взрываться. Точно миномётный обстрел. Вот так меня и накрыло. И защита не спасла. Детская, что тут ещё скажешь. А ведь хотел станок по вооружению собрать. Сглупил, теперь это понятно.

    Очнулся я в клетке в том же караване. Судя по солнцу и виду долины, в забытье я пробыл не так и долго, несколько часов, но коротышки, а сидел я в клетке у гномов, успели меня в ней запереть, при этом обыскав. Хорошо обыскали, даже револьвер нашли, кобура тоже отсутствовала. Чёрт, да я голышом лежал в клетке, весь в синяках и ссадинах, хорошо меня взрывной волной на ствол дерева бросило, ладно хоть не поломался, а ссадины заживут. Лишь бросили на меня тряпку, прикрыться, и на этом всё. А в клетке воняло сильно, испражнениями и немного застарелой кровью. Пол был грязный, измазан в дерьме. Похоже, клетку не мыли, да и не собирались этого делать. В общем, не самое приятное место для содержания.

    Почувствовав какое-то неудобство на шее, я нащупал кожаный ошейник, только вот порвать его не смог, хотя приложил все силы. Попробовал магически осмотреться — и не смог, похоже, эта хрень на шее блокировала мои магические способности, отрезав меня от внутреннего источника. Фигово, но не страшно, полагаться на магию я ещё не привык, больше на свои умения и личный опыт.

    Сама клетка была под тентом, поэтому видел я только то, что с кормы было, тут полог был откинут, и я мог видеть четвёрку лошадей следующей повозки и возниц, что там сидели. То, что я очнулся, следующие за повозкой с клеткой гномы сразу заметили и что-то возбуждённо заговорили, перекликаясь, пока я осматривался и прикрывался тряпкой. Караван сразу встал. А-а-а, так они допрос решили провести, вот идиоты. Ну давайте, пытайтесь. На все их вопросы я отвечал длинными своими тирадами. Три мага держали меня на прицеле своих светящихся жезлов, но не мешали общаться. Двадцать минут, я уже стал сомневаться в принадлежности этих людей и гномов к представителям разумного вида, пока они, наконец, не сообразили, что мы говорим на разных языках и друг друга просто не понимаем. Тут один маг пошептался со своими, ушел, но быстро вернулся. Выстрелом той светящейся палки меня обездвижили, твари, как электрошокером отработали, было дело, попадал. После чего приложили к голове явно какой-то магический амулет, тот маг руку через решётку в клетку сунул, и снова меня вырубило под резкую вспышку боли.

    Очнулся я сам, под покачивание повозки, на которой стояла клетка. Что снаружи творится, не ясно, как я уже говорил, та под тентом находилась, но я вдруг обнаружил, что нахожусь теперь в клетке не один. Ха, кто это мне додумался девушку половозрелую сунуть? Я уже давно не девственник, год как, так что это было ошибкой. Ладно, попридержим пока свои инстинкты и осмотрим пленницу более внимательно. Ха, так она же не человек. Девушка была замено крупнее людей, не сильно, и среди нас такие встречаются, но всё же. Чуть зеленоватая кожа, небольшие клычки во рту. Вот и всё. Интересно, к какой местной расе та принадлежит? Я лично терялся в догадках. С неё тоже одежду сняли, небрежно набросив сверху холщовую простыню. Было видно ноги почти до паха и левую крупную грудь с коричневым соском. Судя по не такому крупному ареолу и виду девушки, было понятно, что та совсем молоденькая. Дальше я отсел в сторону и задумался.

    Ничего, поживу тут с год, освоюсь, языки узнаю, дальше видно будет. Как ни странно, несмотря на то что я попал в рабство, на плен это мало походило, именно рабство, я был вполне удовлетворён ситуацией. Главное, я среди местных. Дальше видно будет, выкручусь. Не в первый раз попадаю в такие не самые простые ситуации.

    Сам я полулежал у клетки со стороны возницы, тут было почище, а девушку забросили на то место, которое я раньше занимал, у заднего борта. Видимо, когда её грузили, мою бессознательную тушку просто откинули в сторону. Сколько я находился без сознания, не знаю, но точно в районе суток, может чуть больше. Очень уж в туалет хотелось, хотя под себя сходить, будучи без сознания, вроде не успел. Понятно, что как только я очнулся и зашевелился, осматриваясь, возницы следующей за нами повозки, как я понял, с такой же клеткой, снова подали сигнал. Караван остановился. Наверное, мне стоило бы гордиться, что из-за меня те останавливаются, но как-то не гордилось. Больше занимали другие проблемы. Жаль, что до кустиков добежать не дадут, я вообще сомневаюсь, что меня из клетки до самого конца пути выпустят, состояние пола и отверстие в центре намекало на это, значит, всё под себя делать придётся. Да нормально, ничего такого в этом я не видел. Приходилось жить в замкнутом пространстве. Хм, а то отверстие в полу не для отправления ли естественных надобностей? Судя по следам и вони, это так и есть. Небольшая дырка, в неё ещё попробуй попади.

    Повозка остановилась, и снова вокруг нашей клетки собралось порядочно народу, да и маги были. Даже тент полностью откинули, чтобы все нас видеть могли. Что меня изумило, так это то, что я вполне понимал, на каком языке общаются эти неизвестные. Так значит тем амулетом, который и вырубил меня на такое долгое время, меня обучили местному языку? Это многое меняет, смысла путешествовать с ними дальше я не видел. Что могли, те сделали, дали знание языка, значит, вполне можно бежать не задерживаясь. Как представится такой удобный случай, так сразу и сбегу.

    Представляться мне не стали, один из гномов, степенно оглаживая свою бороду, спросил меня:

    — Кто ты такой? Ты дракон? В тебе есть их кровь?

    — Я человек, — пробурчал я и тут же с оживлением поинтересовался: — А что, у вас тут и драконы есть? Что-то не видел, чтобы они летали в небе.

    — На тебе были артефакты драконов. Откуда они у тебя? — спросил один из магов.

    За семнадцать лет общения с ящером я стал догадываться, что с ним что-то не так, но то что он относится к расе драконов, для меня стало откровением. Я его за ящерицу принимал, а он дракон — величина. Ладно, потом про это всё узнаю, а пока нужно получить хотя бы крохи информации.

    — Я жду! — рявкнул маг.

    — Меня зовут Кристалл. Я из другого мира, убегал и залез в расселину, а тут раз, и я оказался в вашем мире. Три дня бродил, голодал, пока меня не поймал местный маг. Оказалось, что я тоже имею Дар, он пробудил его во мне, но больше ничего сделать не успел, на его пещеру напали какие-то странные люди с длинными ушами. Я смог незаметно сбежать, прихватив часть имущества мага. Долго по горам ходил, силками дичь ловил, а когда нашёл дорогу, обрадовался, думал, честных людей нашёл, а встретились вы.

    — То есть это не ты сделал вот эти поделки драконов? — указал тот мне на часть артефактов, что я сделал.

    Что примечательно, они находились у гномов, что меня везли, там я приметил и рукоятку своего револьвера, и наручный компас. Один из гномов развернул сверток, чтобы показать, что маг имел в виду.

    — Я ничего не умею, мне только Дар пробудили.

    Маг посмотрел на другого мага, который всё это время держал направленный в мою сторону камень, амулет, скорее всего. Тот нет-нет да бросал на него взгляд. Когда я закончил живописание о себе, тот кивнул на вопросительный взгляд мага, который меня допрашивал:

    — Многое не договаривает, но не врёт, — сказал тот, что держал амулет. — Это не его поделки, он действительно их украл у мага, пока тот отбивался от эльфов.

    Обмануть амулет было нетрудно, главное самому верить в то, что я говорю. Оба мага очень походили друг на друга, невысокие, полненькие, этакие колобки с румяными щеками, в просторных одеяниях, в шляпах с плюмажем, в плащах. Хорошо и дорого одеты. Вроде не братья, ничего общего нет, видимо, просто похожи. Жаль, ауры из-за блокирующего ошейника не вижу, тогда бы точно убедился, родственники они или нет. Один был брюнетом, другой шатеном. Вот третий маг, что стоял в стороне и не вмешивался, внимательно слушая, был худым как жердь и высоким. Мне кажется, именно он и был боевиком. Одет попроще, в походные одежды, причем, судя по тому, что у него под курткой была кольчуга, тот не только на магию надеялся. Да и короткий меч на поясе это подтверждал. Ничего подобного у двух других магов не было.

    Видимо, слова этого мага с амулетом в руках многих разочаровали, большая часть слушателей начали расходиться, но мои хозяева-гномы и маги это делать не спешили, остались стоять у заднего борта, опрос ещё не был закончен. У меня пытались уточнить, где пещера мага, использующего драконьи амулеты, судя по их виду, тот их сам сделал, но я ничего не мог вразумительного сказать. Мол, где-то в горах. То, что эльфы победили моего не состоявшегося учителя, я подтвердил, так что ловить там нечего. Почему такой интерес был к нему, я пока не знал, но надеялся узнать. Под конец я подтвердил, что после инициации прошла неделя, и я успел перед нападением на пещеру взять под контроль свою силу. Больше меня не допрашивали, гномы довольно переговаривались, рабы-маги ценились, даже такие необученные, как мы с моей напарницей, та тоже магиней была, я это по ошейнику понял, а маги направились по своим делам. Караван достаточно быстро тронулся и направился дальше.

    Сам я, справив нужду прямо на доски, рядом с отверстием в полу, грязнее от этого не стало, подхватил то, что вышло из меня и, вынув руку наружу, ловко бросил гуано точно в лица обоих гномов, что ехали за нами. Такой взрыв возмущения был, но меня наказывать не стали, моя выходка вызвала изрядное веселье в караване. А что, на мой прямой вопрос отпустят ли меня, те лишь рассмеялись. Это караван работорговцев, мне не повезло встретиться именно с ним. Ну а кого поймали в пути, тот их законная добыча. Меня вот эти гномы отловили, теперь я их добыча, как и девица. Причём ценная добыча, инициированный, хоть и не обученный маг дорого стоит. А катили мы в сторону благословенного Ахшабада, столицы ханства, где были обширные невольничьи рынки. Всё это я подслушал из общения гномов, моих хозяев. Они не особо разговорчивыми были, но всё же кое-какую информацию, держа уши на макушке, я смог получить. А к вечеру и второй раб в нашей клетке очнулся. Нет, всё же работорговцы ещё большие сволочи, эльфы по сравнению с ними душечки. А руки я отмыл чуть позже, после моей выходки, сначала мочой, а потом, когда подали питьевую воду, в миске.

    Кормили, нас как ни странно, как на убой. Вполне сытно и вкусно. На третий день путешествия в клетке, вечером, сидя, я лепёшкой подтирал остатки каши со стенок миски. Не совсем удобно было, но вполне вкусно и сытно. А неудобство заключалось в том, что клетку не открывали, а миска между прутьев не пролезала. А если и пролезала, то боком, из-за чего содержимое могло вывалиться, поэтому мы с напарницей так и ели. Руки снаружи, одной держишь миску, а другой ешь. Все рабы в других клетках так же принимали пищу. Кружек не было, и воду и еду давали в одном и том же, в мисках.

    Да, кормили нас тем же, чем питались сами торговцы и охрана. Из одного котла. Единственно, руками нужно было есть, приборы не давали, даже ложек. Ничего, я лепёшки использовал, черпал кашу ею. За два дня с момента, как в мою клетку попала Наёми, так звали ту орчанку, а она принадлежала к расе орков, я успел получить немало информации. Сначала та дичилась меня, но я смог её разговорить, да и общая беда сплачивает, поэтому смог получить довольно много сведений из того, что та знала. Мир назывался Оклайн, переводится как Озёрный мир. Почему озёрный, та быстро пояснила, историю ей преподавали неплохо, развеяв моё недоумение. Раньше, ещё до последней битвы с драконами, маги могли ходить между мирами, как у себя дома, используя для этого порталы. Когда первые маги давным-давно нашли этот мир, то оказались в долине со множеством озёр, так этот мир и получил своё название. Потом не только в этот, но и в другие миры началось вторжение драконов, они прилетали на своих огромных кораблях и захватывали миры. Где-то им сопутствовала удача, а где и нет. Почти тысячу лет шли бои с переменным успехом. Фактически драконы и маги уничтожили друг друга. С последней битвы прошло что-то около трёх тысяч лет, давно нарушилось сообщение с другими мирами, порталы не работали или были разрушены в ходе сражений, поэтому Озёрный мир с тех пор находился в изоляции. Не все маги погибли, кто-то остался, но деградация в магическом искусстве была заметной, нынешние маги не чета тем, что были ранее. Сейчас, конечно, постепенно опыт и возможности магов растут, но это бледная тень того, что было когда-то.

    Сама Наёми из крупного племени орков, что жили в ханских степях, такие же кочевники, но промышляли в основном наёмничеством. Наёми, когда у неё обнаружили Дар средней силы, стала ученицей шамана. Однако месяц назад в племя пришёл другой шаман, претендующий на должность верховного шамана, и в честной схватке победил учителя Наёми. По отношению к ней самой у того были не совсем учительские планы, а в постель к нему она не хотела, ну и сбежала. Решила отправиться в человеческую Магическую академию. В Озёрном мире была всего одна школа, где обучали магов, в остальных случаях обучение проходили на дому, учитель — ученик. И так и эдак обучение имело свои плюсы и минусы. Наёми же интересовал диплом об окончании этой академии, в Озёрном мире он очень ценился. Самих магов рождалось очень мало, их постоянно не хватало, поэтому рабы-маги очень ценились, даже такие, как мы с Наёми. С нами гномам повезло. Даже странно, что три мага в одном караване, хотя одарённых рождалось не так и много, но потом выяснилось, что был всего один, тот самый худой, два других просто попутчики. Они из ханства были, домой возвращались.

    Конечно же девушка описала, кто находился в караване. Люди, это и так понятно, только те громилы из охраны были не троллями, а ограми. Мелкие человечки оказались гоблинами, ну и гномы, в повозке которых нас везли. Ещё в мире имелись эльфы, орки, вампиры и оборотни. Кстати, среди двух мужчин из людей двое как раз и были оборотнями, Наёми как-то смогла опознать их по внешним признакам. Описала, чего ото всех можно ждать. О гномах Наёми тоже знала. Обычные трудяги-мастеровые, но и среди них встречались вот такие недостойные гномы, позорящие свою расу и род. Так как возничие нас слушали, сидя за пологом, даже вставляли реплики, если ловили Наёми на неточности, а тут заворчали, сказанное им сильно не понравилось. А то, что те в технике разбираются, я понял быстро. Мигом с револьвером и компасом разобрались. Из револьвера сделали случайный выстрел, осмотрели дыру в земле, выковыряли пулю, снова осмотрели, потом откинули барабан и проверили запас патронов. У меня лишь пару моментов уточнили и всё. Очень довольны были оружием, снятым с моего тела, сволочи. Особенно счастливыми стали, когда его маги проверили, ничего магического в нём не было, отчего те совсем обрадовались, даже пляски у костра устроили. Сейчас уже обсуждали, как запустят его производство и как заработают на этом.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз