• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Птах Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Холодная война Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток безопасность борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны мгновенное перемещение в пространстве международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература фашизм физика философия юмор
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Сергей Лукьяненко Порог (фрагмент книги)

     Сергей Лукьяненко

    Порог

    От автора

    Писатель, рассказывающий о нашем мире, как правило, обходится словами, существующими в нашем языке. Писатель, который рассказывает о других мирах или будущем, неизбежно сталкивается с проблемой — как назвать то, чему нет точного аналога?

    Поскольку в этой книге действие происходит в будущем и в нескольких мирах, я был вынужден адаптировать бо́льшую часть незнакомых терминов, приведя их к знакомому виду. Однако надо учитывать, что отличия имеются практически всегда. Ряд терминов вообще пришлось оставить в грубой транскрипции — меры длины на Неваре не имеют точных аналогов среди земных языков, и автор счел нужным сохранить их в первозданном виде. В то же время основные меры расстояния Соргоса крайне близки к человеческим (98 сантиметров и 1011 метров), поэтому автор решил использовать термины «метр» и «километр».


    Вот примеры нескольких слов и терминов для любознательного читателя:

    Земля

    1. Книга, книжка — практически всегда имеется в виду электронная книга, выглядящая как прямоугольный лист мягкой ткани. При включении книга обретает твердость и становится похожей на лист плотного картона со сменяющимся изображением. В книге может быть записано огромное количество текстовой информации, но в отличие от планшета она не предназначена для показа видео, игровой или сетевой активности. Любопытная деталь — книга, разрезанная на несколько частей, превращается в несколько книг, каждая из которых полностью функциональна. Поэтому фразы «дай почитать», «поделишься книжкой», как правило, означают просьбу разорвать или разрезать книгу на части. Если речь идет о бумажной книге, которая является в большей мере предметом искусства и коллекционирования, то всегда уточняется: «бумажная книга».

    2. Внешний английский — основной язык международного общения, официальный язык Космофлота. Базируется на классическом английском языке с сильно упрощенной грамматикой и значительными заимствованиями из других языков, в первую очередь китайского, испанского и русского. Считается деловым и техническим, писатели и поэты для творчества, как правило, используют национальные языки. Большей частью персонажи общаются именно на внешнем английском, в тех случаях когда они переходят на другие языки и это нужно для понимания ситуации или по соображениям приличия, их речь дается в оригинале.

    3. Аудио-ксено — язык звукового общения, разработанный Ракс и принятый как стандарт для цивилизаций Соглашения, наряду с графити-ксено (письменная речь) и код-ксено (языком программирования и обмена машинной информацией). Обязателен для всех офицеров Космофлота. Очень прост по структуре и удобен для произношения всеми разумными видами. Еще более плохо приспособлен к передаче «избыточной информации», то есть художественных текстов, хотя отдельные энтузиасты разных видов предпринимают попытки адаптировать его для творчества.

    4. Космофлот. Несмотря на совершенно явное происхождение от ВВС, ВМФ и прочих армейских структур различных стран, Космофлот не является в полной мере военной организацией, его офицеры представляют собой что-то среднее между офицерами ВМФ и моряками современного торгового флота. Связано это в первую очередь с тем, что существующие доктрины Соглашения вообще не предусматривают сколько-нибудь масштабных военных действий. Единственным членом экипажа, максимально приближенным к понятию «военного», можно назвать офицера специальных (то есть боевых) систем корабля. Впрочем, военную подготовку все офицеры проходят в полной мере. Как дань традиции. И на всякий случай.

    5. Шеврон. В земном Космофлоте принято обозначение должности и звания посредством нарукавных шевронов (по образу Советской армии времен Великой Отечественной войны или американской армии ХХ века). Цвет шеврона определяет, является ли офицер штабным, допущенным к полетам, находящимся в резерве и т. д. Число полосок на шевроне определяет звание, цвет — выслугу лет и особые заслуги. Погоны используются лишь в парадной форме.

    Соргос

    6. Семья. Неварская семья отличается от земной. Как правило, это не брачное партнерство мужской и женской особей. В семье могут быть от двух особей до нескольких десятков, сексуальные отношения в семье также могут принимать разные формы — моногамные, полигамные, групповые. Возможны семьи, в которых секс внутри семьи вообще не практикуется, хотя это достаточно редкий случай. По сути, семьей называется группа особей, ведущих общее хозяйство и связанных той или иной целью, секс вторичен. Выделяют следующие группы семей: Младшая, или родительская, в которой особь растет; Средняя, или подростковая, молодежная, куда, как правило, уходит повзрослевший ребенок. Старшая, или материнская, которую создают для рождения собственных детей и совместного хозяйствования. Разумеется, что для одного — родительская семья, то для другого — материнская… Изредка возникают Почтенные, или старческие, семьи, куда уходят самые старые или одинокие особи. Впрочем, кризис традиционной семьи коснулся и Соргоса: многие особи вообще не создают семей или пропускают какой-либо этап.

    Невар

    7. Меры длины Невара отражают специфику дуальной цивилизации. Достаточно упомянуть, что «чи» (приблизительно полтора сантиметра) — это размер полового члена взрослого гуманоида, а «глан» (около восьмидесяти шести сантиметров) — это средняя длина хвоста женской кошачьей особи.

    8. «Тра» — термин кошачьих Невара, слово в «невероятном будущем времени», в современности используется для обозначения лишь двух вещей: 1) объекта любви, секс или брачный союз с которым исключен по причине физиологии, возраста, пола или иных обстоятельств непреодолимой силы. Любопытно, что употребляется лишь термин «тра-жена»; «тра-муж» звучит, с точки зрения кошачьих Невара, очень смешно и нелепо; 2) неопределенно долгой и счастливой жизни, блаженства и покоя.

    Феол

    9. «Лучшая часть меня» — термин, которым гуманоидная особь Феол называет мозгового червя, с которым находится в симбиозе. Гуманоиды Феол практически лишены эмоций, но обладают развитым интеллектом. Червеобразный симбионт, эволюционно приспособленный для жизни в их организме, сам по себе практически не разумен, но дает эмоциональную составляющую общей личности. В принципе буквальное наименование симбионта должно переводиться как «совесть», но подобный перевод несколько запутал бы читателя.

    Классификация разумных миров, принятая в Соглашении

    1-й уровень — цивилизация до-технического уровня.


    (Примечание Феол — «термин “до-технического” идентичен термину “до-селекционного”».)


    2-й уровень — цивилизация начального технического уровня, до преодоления притяжения материнской планеты и выхода в космос.


    (Примечание Человечества — «выходом в космос является достижение скорости убегания применительно к материнской планете».)


    3-й уровень — цивилизация, вышедшая в космическое пространство и совершающая полеты в пределах своей звездной системы.


    (Примечание Ауран — «перемещение с поверхности планеты в космическое пространство посредством устройств типа “космический лифт”, “катапульта” или “пушка” также считается полетом».

    Примечание Феол — «перемещение с поверхности планеты в космическое пространство внутри природных или искусственно созданных живых организмов считается полетом».

    Примечание Ракс — «перемещением считается смена положения с поверхности планеты на положение вовне».)


    4-й уровень — цивилизация, имеющая постоянные и самодостаточные поселения вне материнской планеты, но в пределах своей звездной системы.


    (Примечание Халл‐3 — «самодостаточность поселения определяется решением его жителей, а не решением жителей материнского мира».

    Примечание Халл — «единая и неделимая цивилизация Халл оставляет за собой право выборочно толковать данный пункт».)

    5-й уровень — цивилизация, достигшая любой иной звездной системы.


    (Примечание Ракс — «под достижением иной звездной системы понимается как пилотируемая, так и непилотируемая экспедиция».

    Примечание Халл — «под экспедицией понимается перемещение из одной звездной системы в другую материальных тел, способных к передаче информации и (или) осуществлению какой-либо полезной работы».

    Примечание Ауран — «иная звездная система должна находиться на расстоянии не менее трех с половиной световых месяцев от материнской звезды и на расстоянии, сводящем гравитационное взаимодействие звезд к ничтожно малым величинам».

    Примечание Человечества — «достижение иной звездной системы неисправным зондом или кораблем с мертвым экипажем засчитывается, если причина гибели экспедиции не носила системного характера и может быть названа случайной».)


    Миры, достигшие 5-го уровня, приглашаются к участию в Соглашении.

    Контакты с цивилизациями первого — четвертого уровней строго ограничены.

    Решение о контакте или вмешательстве, выходящем за границы научного и (или) локального, может быть принято только общим консенсусом цивилизаций Соглашения.

    Каждая цивилизация Соглашения несет ответственность за цивилизации первого — четвертого уровней в своей зоне влияния.

    Каждая цивилизация Соглашения вправе контролировать соблюдение правил иными цивилизациями Соглашения.


    Халл

    Ауран

    Феол

    Ракс

    Человечество

    Халл‐3

    Экипаж научного корабля «Твен»

    Валентин Горчаков, человек, капитан второго ранга, 34 года. Командир корабля.

    Матиас Хофмайстер, человек, капитан третьего ранга, 34 года. Старший помощник.

    Анна Мегер, человек, 47 лет. Мастер-пилот.

    Гюнтер Вальц, человек, 30 лет. Оператор специальных систем корабля.

    Лев Соколовский, человек, 78 лет. Врач.

    Теодор Сквад, человек, кадет, 16 лет. Системный администратор, специалист по ИИ.

    Алекс Йохансон, человек-плюс, кадет, 17 лет. Навигатор.

    Лючия Д’Амико, человек, кадет, 17 лет. Специалист систем жизнеобеспечения.

    Искин корабля «Твен»

    Марк, квантовый компьютер 6-го поколения, Искусственный интеллект — искин, 70-й цикл ядра. Синтетическая личность.

    Научная группа корабля «Твен»

    Бэзил Годфри Николсон, человек, 48 лет. Доктор наук, специалист по дуальной цивилизации Невар.

    Мэйли Ван, человек, 41 год. Профессор, доктор наук, специалист по фелиноидам системы Невар.

    Ксения. Ракс. 0 лет. Третья-вовне. Наблюдатель.

    Уолр. Халл‐3. 71 год. Специалист по гуманоидным формам жизни.

    Станция наблюдения Невар

    Прима. Ракс. 2 года. Первая-вовне. Наблюдатель.

    Двести шесть — пять / Толла. Феол. 82 года / 6 лет. Созерцатель агрессии.

    Система Невар, планета Кехгар (Земля), или Желанная

    Анге. Гуманоид. 27 лет. Инженер. Офицер третьей ступени Небесной Стражи поста 109–74.

    Латта. Гуманоид. 27 лет. Военнослужащая. Офицер второй ступени Небесной Стражи поста 109–74.

    Система Невар, планета Ласковая

    Линге. Киса. 19 лет. Брачный партнер (временная жена) Криди.

    «Дружба» — первый межзвездный корабль дуальной цивилизации Невар

    Криди. Кот. 36 лет. Инженер. Начальник инженерной группы.

    Анге. Гуманоид. 27 лет. Инженер. Тра-жена Криди.

    Норти. Капитан от кис. 57 лет.

    Лерии. Капитан от гуманоидов. 48 лет.

    Казвар. Гуманоид. 51 год. Геолог.

    Система Соргос, планета Соргос

    Ян. Черный. 33 года. Инженер, военнослужащий, учитель.

    Адиан. Черная. 31 год. Социолог, экономический и политический аналитик.

    Сарк. Черный. 42 года. Старший лейтенант ракетных войск.

    Рыж. Рыжий. 16 лет. Подросток.

    Лан. Черная. 16 лет. Подросток.

    Часть первая

    Глава первая

    Сопло ракеты было отполировано до зеркального блеска. В гладком металле Ян видел свое искаженное отражение — слишком большая голова, слишком узкие плечи, торчащие как лопухи уши, растрепанная грива черных волос. Налобный фонарик горел яркой разлапистой звездой.

    Комната смеха с кривыми зеркалами, а не пусковая установка.

    — Температура плюс три! — скомандовал офицер пуска. — Втулка четыре!

    В руку Яна легла тяжелая бронзовая втулка. На всякий случай он глянул: убедился, что номер правильный, — и стал аккуратно, чтобы не сбить резьбу, вкручивать втулку внутрь сопла.

    «Гром» был новой моделью баллистических ракет с улучшенной точностью попадания. Но давалось это непросто. Мало того что пусковая установка должна была устанавливаться с немыслимой точностью, так еще и сама ракета настраивалась в зависимости от массы параметров: скорости ветра, температуры, срока, прошедшего с момента изготовления топлива. Шашки пороховых двигателей со временем меняли параметры горения, и это тоже надо было учитывать.

    — Снять чехлы со спецБЧ! — приказал офицер, и рука Яна дрогнула. К счастью, втулка уже легла на резьбу. Если с особой БЧ снимают теплые кожухи со встроенными спиралями подогрева, значит дело идет к пуску.

    Ян докрутил втулку, прихватил ее специнструментом и дожал до конца. По инструкции полагалось использовать инструмент с самого начала, но в войсках давно убедились, что на практике это неудобно. Даже контролирующие с завода молча закрывали на это глаза: переписать инструкции и согласовать их было сложнее, чем позволить ракетчикам следовать здравому смыслу.

    Ян выбрался из сопла, куда забрался почти до пояса, спрыгнул с пускового комплекса на истоптанный грязный снег. Дивизион «Громов» стоял в ложбине, укрытый от противника густым лесом. Несколько ламп, прикрытых маскировочными абажурами, высвечивали агрегаты ракеты, с которыми еще шла работа.

    — Готовность двадцать! — скомандовал офицер. — Завершить наводку! Проверить укрытие!

    Сердце гулко застучало в груди. Ян вопросительно посмотрел на старшего лейтенанта Сарка, тот встретил его взгляд, слегка кивнул. Офицер боялся. Радист, сидящий на раскладном стульчике рядом с офицером, боялся тоже. Но ему хотя бы было чем заняться — всходило Солнце, ионосферу забивали помехи от магнитных бурь, и он безуспешно пытался от них отстроиться. Суетящиеся солдаты, складывающие брезентовые чехлы БЧ, боялись не меньше, но и у них было дело. А Ян свою работу закончил.

    Наверное — последнюю в жизни работу.

    Войны между Западом и Востоком случались нередко. Менялись страны и союзы, в них участвующие. Менялись поводы каждого конфликта. Причина, конечно, была всегда одна.

    Но каждая война рано или поздно заканчивалась. Ни одна из сторон не могла уничтожить или завоевать другую, и с этим приходилось мириться.

    Теперь все изменилось. Теперь у каждой стороны было ядерное оружие. Одиннадцать лет, с момента первого взрыва на пустынном северном полигоне, обе стороны работали над атомными проектами. Этому было подчинено все — начиная от запуска спутников фоторазведки и заканчивая строительством убежищ в городах.

    Теперь настал момент истины.

    Больше ни от кого и ничего не зависело. Все знали, что война будет. Разве что сам Господь мог ее остановить.

    Ян отошел от ракетной установки, у которой остались одни лишь наводчики, до последнего подкручивающие верньеры, вымеряющие угол возвышения ракеты, делающие поправки на ветер. Крыльчатка анемометра, раскрашенная кем-то в яркие цвета наподобие детской игрушки, крутилась на вкопанной в землю штанге. Интересно, дойдет ли сюда ветер, когда детонирует особая БЧ? Ян прикинул расстояние, рельеф, мощность БЧ (которую вообще-то ему знать не полагалось — он отвечал лишь за двигательную установку). Дойдет. Впрочем, бояться стоит не этой БЧ, а той, что прилетит в ответ. Что там, у противника? Оперативное соединение «Дивов», шесть крылатых ракет. Хватит для ответного удара. Ян глянул на укрытие — вырытый в мерзлой земле окоп полного профиля. Покачал головой. Несерьезно. Другие ракетчики тоже стояли рядом, не торопясь забираться в окоп.

    — Снять предохранители с БЧ! — приказал офицер пуска.

    Яну вдруг отчаянно захотелось жить — вместе с ясным пониманием того, что жить осталось недолго.

    Он порылся в карманах, достал картонную пачку, заглянул внутрь. Пусто. Кто-то из стоящих рядом молча протянул ему свою, Ян кивнул, вежливо отломил маленький кусочек прессованной травы, на полжвачки. На него глянули насмешливо, и он перестал стесняться, оторвал себе полную порцию. Трава была главной армейской валютой, просто так ею не делились, пайки все время урезали, но теперь это уже было не важно.

    Бросив в рот кусок маслянистой сечки, Ян разжевал ее, прикрыл глаза. Соленая горечь защипала язык, небо слегка онемело. Ян попытался вспомнить слова уместной в такие минуты молитвы, но все они ускользали, мелькало лишь с детства затверженное: «Ангел Господний, укрой мир крылами от бед…»

    Что ж, ничем не хуже любой другой молитвы. Эту знали и дети, и взрослые. И восточные, и западные, и черные, и рыжие.

    Ян открыл глаза, посмотрел в светлеющее небо. Только самые яркие звезды еще мерцали над головой. Ян прошептал одними губами:

    — Ангел Господний…

    В небе вспыхнула яркая звезда.

    Мгновение Ян ждал, что звезда разгорится, превратится в шар ядерного взрыва, как в учебных фильмах. Им говорили, что противник может осуществить стратосферный взрыв с целью заглушения каналов связи, — хотя зачем это на рассвете, когда радио и так не работает?

    Но звезда не разгоралась. Она вытягивалась — точка превратилась в луч, протянувшийся на полнеба…

    Ян почувствовал, что челюсть отвисает и куски едва разжеванной травы выпадают под ноги. Этого не могло быть! Нет, нет, не так же буквально, он инженер, он современный человек, он верит в Господа и Ангела Его, но описанное в старых духовных книгах надо понимать иносказательно…

    Звезда превратилась в сияющую линию, а потом раскинула два огромных, каждое на полнеба, радужных крыла. Это немного походило на небесное сияние, только его не бывает так далеко на юге, на исходе ночи, и оно не принимает форму исполинских крыльев…

    Ян упал на колени. Из глаз сами собой потекли слезы.

    Невозможно. Немыслимо.

    Но это случилось.

    Описанное в священных книгах, дважды случавшееся, — повторилось снова.

    Господь предельно ясно выразил свое отношение к происходящему.

    — Вставить предохранители в БЧ! — выкрикнул старший лейтенант Сарк, и в голосе его было облегчение. — Ждем распоряжений из штаба!

    * * *

    Письменный стол был старый, с истертой под локтями поверхностью, за столом располагалось обшарпанное неэргономичное кресло; для посетителей имелись два кресла поновее, но столь же не располагающие к комфорту. Валентин несколько секунд ерзал, пытаясь усесться удобнее, потом смирился. Стол медленно выкатывал из прорези принтера листы служебного предписания, ощутимо тормозя в тех местах, где требовалось сформировать активные печати. Иногда принтер издавал всхлипывающие звуки, похожие на горестные человеческие вздохи. То ли барахлила помпа, то ли кончался картридж пластиката. Хозяин кабинета — такой же немолодой, неспешный и потертый, как мебель в кабинете, — аккуратно складывал листы в стопку. Китель на нем был расстегнут, рубашка помята, волосы длинноваты для уставной стрижки.

    Впрочем, и сам Валентин не выглядел эталонным офицером Космофлота. Форма была сшита на заказ — но сидела как-то неловко, будто не по размеру, безукоризненно короткие светлые волосы ухитрялись топорщиться, черты лица у него были правильны и даже красивы — по отдельности, но все вместе складывались в совершенно обычное, незапоминающееся лицо. Он был довольно высок и достаточно широкоплеч, но все равно хотелось добавить ему либо роста, либо комплекции. Так порой выглядят подростки, но они быстро перерастают свой неловкий возраст. Валентину было около тридцати, со своей нескладностью он уже смирился, но все еще надеялся с годами обрести положенную командиру корабля внушительность.

    Конечно, если он останется командиром корабля.

    Валентин посмотрел в окно. Точнее — в экран с умиротворяющим вечерним видом на лесное озерцо. Спросил:

    — Финляндия?

    Хозяин кабинета повернул голову, без интереса глянул на экран.

    — Да, вероятно.

    Он достал очередной лист, присоединил его к пачке. Посмотрел на Валентина. На его лице отразилась тень любопытства.

    — Знакомое место?

    Валентин на миг заколебался:

    — Если позволите… капитан третьего ранга.

    — Разумеется, капитан второго ранга, — кивнул хозяин кабинета.

    В этом месте разница в звании не играла никакой роли, должность была важнее. Пожилой капитан третьего ранга, засидевшийся на своей должности в штабе Флота, был начальником, Валентин — подчиненным. Одним из многих самоуверенных, амбициозных, еще не пережеванных жизнью офицеров. К тому же — проштрафившимся.

    — Место незнакомое, — признался Валентин. — Но это и не важно, и не интересно.


    Принтер принялся натужно печатать последнюю страницу, на которой было слишком много активных печатей.

    — А что интересно и важно? — спросил капитан третьего ранга, держа руку у выползающего листка.

    — Если позволите…

    — Я уже дал разрешение.

    — Интересно и важно то, что у вас в кабинете нет никаких личных вещей. Фотографии, сувениры, таблички с названиями кораблей, где вы служили…

    — Возможно, я не служил в космосе, — сказал капитан третьего ранга, постукивая пальцами по листку, будто пытаясь его поторопить.

    Валентин вежливо улыбнулся.

    — И вдобавок — видеоокно с не знакомым вам пейзажем! Скажу честно, не встречал людей, которые работают в таких стерильных помещениях.

    — Люди порой ведут себя странно, — сказал капитан третьего ранга. Листок выполз из принтера и упал на стол, но хозяин кабинета не спешил его подбирать. — Например, успешный молодой командир, которому прочат хорошую карьеру, включает отражатель Лавуа, находясь в ста тысячах километров от планеты раннего третьего уровня. Странно, не находите?

    Валентин виновато кивнул:

    — Вы правы. Но это оплошность, не странность. Я не учел активность звезды, а в нормальных условиях раннекосмические технологии не позволяют обнаружить отражающее поле.

    — Ну да, — саркастически сказал капитан третьего ранга. — А вот при солнечной буре отражатель создает замечательную картину даже для невооруженного глаза. Как это называют на Соргосе? Крылья ангела?


    — Совершенно верно, — подтвердил Валентин. — «Два огромных крыла распускаются в небе, осеняя мир…»

    — «Призывая к смирению и покаянию», — кивнул капитан третьего ранга. — Вам повезло, Валентин, что именно к смирению. Если бы ваша иллюминация не остановила войну, а развязала, вы пошли бы под трибунал… — Он сделал паузу и вдруг произнес с воодушевлением, будто эта мысль только что пришла ему в голову: — А может быть, вы знали суеверия Соргоса? А?

    — В этом не было бы ничего удивительного, в конце концов, мы находились в миссии почти месяц, — признал Валентин. — Но знаете, что на самом деле удивительно?

    Капитан третьего ранга вопросительно посмотрел на него.

    — Удивительно то, что вы знаете проповедь блаженного Эвслана. Это заставляет задуматься.

    — И к какому выводу вы приходите? — заинтересовался капитан третьего ранга.

    Валентин еще раз обвел взглядом кабинет. Пан или пропал…

    * * *

    Примерно через полчаса Валентин вышел из кабинета. Постоял несколько мгновений, глядя на лифт в конце длинного пустынного коридора. Пробормотал:

    — Нет, какого черта…

    Повернулся и открыл дверь снова.

    За дверью была просторная комната с панорамным окном, выходящим на Балтийский залив. В помещении было шесть столов, сейчас пустовавших — у окна с хохотом общались шесть женщин средних лет с бокалами в руках. Открытая бутылка вина стояла на подоконнике, еще одна, пустая, — на полу. Судя по одежде, это были гражданские сотрудницы.

    — Товарищ капитан второго ранга, отдел кадров на этаж выше! — окинув его любопытным взглядом, сказала одна из женщин.

    — Но вы можете смело заходить! — кокетливо добавила самая пожилая из женщин. — У меня день рождения!

    — Поздравляю, — пробормотал Валентин. Посмотрел на служебное предписание, которое держал в руке, вздохнул, закрыл дверь — вызвав взрыв хохота и чью-то реплику: «Вика, ты напугала мальчика!»

    Валентин прошел к лифту, который словно поджидал его на этаже, и сказал:

    — Вестибюль.

    Лифт пошел вниз.

    — Даже не буду пытаться понять, — сказал Валентин в пространство, на случай если за ним наблюдают.

    Через три минуты он вышел из башни европейского отделения Космофлота. Был жаркий день из тех, что порой случаются в середине прибалтийского лета, только где-то высоко над заливом плыли белые облачка. Стеклянная пирамида регионального штаба была здесь единственным высотным зданием, стоящим посреди уютного городка в старонемецком стиле — от фахверка до неоготики. Все — новодел, но выглядел он вполне правдоподобно, хотя мрачноватый собор с горгульями, по мнению Валентина, был тут все-таки излишним.


    Еще через пять минут Валентин подошел к ресторанчику «Повод», одному из тех, где традиционно встречались офицеры Космофлота. У кого-то всегда был повод праздновать, у кого-то печалиться. Относительно себя Валентин пока не определился.

    На открытой веранде сидел с бокалом пива подтянутый капитан третьего ранга. Он был ровесником Валентина, но в отличие от него выглядел космонавтом с рекламного плаката — красивый, улыбчивый, весь какой-то соразмерный и самодостаточный. Мундир на нем сидел ладно, кожа была загорелая, светлые волосы казались длиннее, чем были.

    Пожалуй, он лучше всего смотрелся именно здесь, в подчеркнуто гражданской обстановке. Скафандры, корабли, космос — все это было бы уже лишним и только отвлекало внимание. Парень беседовал с официанткой, улыбающейся ему куда более искренне, чем требовала профессия. Впрочем, индикатор эмоций, сережку которого девушка вызывающе носила в левом ухе, мерцал зеленым и розовым совсем уж откровенно.

    Валентина девушка удостоила лишь дежурной улыбки.

    — Мне того же, — сказал Валентин, садясь напротив капитана третьего ранга.

    Девушка с явной неохотой ушла. Валентин сидел на плетеном стуле, заложив ногу за ногу и глядя на капитана третьего ранга. При его появлении тот явно занервничал. Глотнул пива. Картинно оглянулся вслед официантке. Потом не выдержал:

    — Ну что, командир?

    — Ты о чем, старпом? — добродушно спросил Валентин.

    — На какое корыто нас загнали?

    — Нас? — Валентин сделал паузу. — Ах да. Виноват же я. Прости, Матиас. Запамятовал.

    Матиас заерзал на стуле.

    — Валя, я же хотел написать рапорт…

    — Я командир, — сказал Валентин. — Я отвечаю за все. В том числе и за включение отражателя. Не лезь мне через голову.

    Лицо Матиаса стало тверже, а взгляд жестче.

    — Валентин, может, я и сломал нашу карьеру… твою карьеру… но мы спасли миллионы жизней.

    — Скорее сотни миллионов, — рассеянно поправил Валентин. — Ладно, не парься. Все не так плохо.

    — Нас оставили на «Енисее»? — поразился Матиас.

    — Нет. Меня назначили на корвет «Твен», серия АС.

    Матиас нахмурился. Потом сказал:

    — Подожди… Эй-си… ну так он почти такой же, как «Енисей». Только новее!

    — Ну да. За счет этого легче, и экипаж всего восемь человек.

    Матиас торжествующе рассмеялся.

    — Ага! То есть формально выглядит как наказание, тебе дали корабль поменьше! Все-таки в штабе остались внятные мужики… Варианты какие-то были?

    — Да так, ерунда, предлагали старпомом на корабль побольше… — отмахнулся Валентин. — Я отказался, конечно.

    Официантка принесла ему бокал пива, бросила взгляд на Матиаса и ушла.

    — Значит, на «Твена»… — Матиас помрачнел.

    — А вдруг тебя назначат командиром «Енисея»? — спросил Валентин.

    — Я не гожусь, — неожиданно твердо сказал Матиас. — Пока не гожусь. Я это знаю, и ты это знаешь. И даже в штабе, полагаю, знают, что мое место — второе.

    — Тогда я беру тебя старпомом на «Твена». — Валентин сдвинул бокал с бокалом Матиаса.

    — Кэп…

    — Проехали, — сказал Валентин. — Не благодари. В конце концов, мы же спасли миллионы жизней. Впрочем, к чему мелочиться? Миллиард жизней. Уйдем вместе.

    Матиас медлил, потом поставил кружку.

    — Валя, мы с тобой сколько дружим?

    — С первого курса, с шестнадцати, — ответил Валентин. Нахмурился. — Пятнадцать лет.

    — Кто из нас окончил училище с золотым дипломом?

    — Ты. — Валентин пожал плечами.

    — Кто лучший пилот?

    — Ты. — Валентин улыбнулся, но уже с легким раздражением.

    — Кто знал все соргосские суеверия и придумал, как остановить войну?

    — Ты, блин! Матиас, что сказать-то хочешь?

    Матиас вновь взял кружку и осушил одним глотком. Подался через стол к Валентину.

    — Валька, мы друзья. С юности, можно сказать. В одной комнате жили, на одном курсе учились, на «Гранде» практику проходили, на один корабль распределились. Все вместе. Только я всегда был лучше. Немного, но лучше.

    — Матиас, я с этим не спорю…

    — Кто из нас был старостой группы?

    — Я, — ответил Валентин.

    — Кто руководил курсантами на «Гранде»?

    — Я.

    — Кто через месяц стал помощником командира на «Шпрее»?

    — Я.

    — Кого перевели на «Енисей» с назначением старпомом?

    — Меня.

    Матиас удовлетворенно кивнул.

    — Ну, так ты меня понял?

    — Нет! — упрямо сказал Валентин.

    Матиас рассмеялся. Официантка с надеждой посмотрела на него от стойки.

    — Валька, ты лидер. Я могу быть лучше тебя в чем угодно, но если мы служим вместе — ты всегда будешь меня опережать. Командир корабля из меня получится хороший, но только если тебя рядом нет.

    — Зато все девчонки твои.

    — А корабли — твои. Валя, мы друзья. Но пора выбрать разные дороги.

    Валентин покосился на официантку. Та отвернулась. Сережка в ее ухе светилась нейтральным белым светом.

    — Матиас, ты мне нужен.

    — С какой стати? Найдешь хорошего старпома.

    Все было бы гораздо проще, если бы Валентин мог объяснить, в чем дело. Но он не мог.

    — Матиас, хотя бы один полет. Сработаться с кораблем, командой…

    — Валька, ну не втягивай меня…

    — Мати, полет интересный. Система Невар, две цивилизации…

    — Две цивилизации и пять обитаемых планет в системе! — Тон Матиаса сразу изменился, глаза загорелись. — Любопытный мир, я про него многое читал. Рейс к Невару?


    — Я же говорю. Везем туда группу ученых. Неужели не интересно?

    — Валя, сволочь ты все-таки!

    Валентин покорно кивнул.

    — Один рейс, — решился Матиас. — Только один, слышишь? А потом подписываешь мне такую восторженную характеристику, какую сочиняют только для покойников. И даже не пробуешь удержать!

    Валентин поднял руки вверх и кивнул.

    — Только потому, что мне интересна эта система, — сказал Матиас. — Повезло тебе… черт, как всегда, повезло.

    — Мати, я не пойму, зачем ты пошел во флот? — спросил Валентин. — Если так интересны чужие — надо было идти в науку, в ксенопсихологию или экзобиологию.

    — Дурак был, — самокритично признал Матиас. — Не понимал, что космонавты только возят ученых, а романтики в нашей работе не больше, чем у дальнобойщика.

    Валентин кивнул и достал телефон.

    — Расскажи мне про Невар. А я пока закажу места на челноке.

    — Вот прямо так, сразу? — Матиас вздохнул. — Невар… очень своеобразный мир. Пять обитаемых планет. На одной развилась гуманоидная цивилизация. Симпатичные такие аборигены, только ростом повыше. Бабы все будто манекенщицы, ноги от плеч, стройные, глазища — во! На другой… ну, условно говоря — фелиноиды, хотя и прямоходящие. Обе расы кислорододышащие, гравитационный и температурный диапазон тоже близки. Контакт между собой они установили еще на втором уровне. Чистая жюльверновщина! Там были световые телеграфы из огромных зеркал в пустынях и попытки забросить капсулы с почтой при помощи гигантских пушек. Вроде как пару раз это даже получилось. Потом был и первый контакт в космосе, вполне дружественный. Обмен технологиями. Посольства на материнских мирах. И совместная программа освоения трех пригодных для жизни планет. Одна — так вообще конфетка, ее кисы себе забрали. Две другие похуже, но в целом тоже неплохо, как Марс после терраформирования. Они достались гуманоидам. Гуманоидов мы традиционно называем людьми, хотя самоназвание по смыслу значит что-то вроде «дети солнца», а фелиноидов — кисами, это наиболее близко к тому, как их называют гуманоиды.

    — Кисы? — удивился Валентин.

    — Именно. На планете гуманоидов есть несколько видов одомашненных кошачьих, они использовали их ласковое название для обозначения соседей по системе. Те не против, поскольку у них не было общего наименования для своего вида.

    — Как так?

    Матиас пожал плечами.

    — А кто их знает? Кошки! Сейчас обе расы строят межзвездный корабль. Собираются лететь к ближайшей звезде, где обнаружили планету земного типа, правда, колонизировать ее им не удастся, потому что это…

    — Соргос, — кивнул Валентин.

    — Правильно. Соргос, планета занята, но они пока этого не знают. Техническое развитие Невара находится на уровне середины двадцать первого века.

    — Ты ходячая энциклопедия, — сказал Валентин.

    — Просто мне это интересно.

    Валентин спрятал телефон, кивнул:

    — Через полчаса придет машина. Едем в порт, через три часа на орбиту. Будем знакомиться с кораблем. Он в Звездном порту.

    — Есть время на кружку пива, — решил Матиас. Вроде бы даже не сделал никакого жеста, даже головы не повернул, но официантка уже шла к ним.


    — И мне закажи, — вздохнул Валентин. — А скажи, конфликты у этих гуманоидов и фелиноидов случаются?

    — Вот что особенно поразительно в сложившейся дуальной цивилизации Невара, — с явным удовольствием, будто лекцию читая, произнес Матиас, — что их нет и никогда не было.

    Глава вторая

    Титановый волновод диаметром был чуть меньше тридцати чи, а вот длиной превышал сто сорок глан. При этом он трижды обвивал корпус генератора, был изнутри покрыт тонким слоем серебра и имел двенадцать отводов в резонирующие полости, закрытые прочными, но хрупкими керамическими мембранами.

    В общем — запускать внутрь кибера или дрона было очень плохой идеей. Результатом скорее всего стала бы необходимость полной разборки, дефектоскопии и повторной полировки внутреннего канала.

    Анге сидела у входного отверстия волновода и прислушивалась. В волноводе шелестело, пыхтело и временами грязно и сдавленно ругалось. Не выдержав, Анге достала фонарик, подалась вперед и посветила внутрь. Сверкнули два зеленовато-желтых узких зрачка — Криди был уже в паре глан от нее.

    — Дочь обезьяны, выключи! — едва разборчиво донеслось из волновода.

    Анге торопливо убрала фонарик.

    Ну зачем, зачем стапели с кораблем вращались? Если бы не центробежная сила, создающая подобие тяготения, ничего бы не случилось. В невесомости мусор не падает…

    Еще несколько мгновений — и голова Криди показалась из отверстия. Мягкая рыжая шерсть была будто прилизана от стосорокагланового путешествия. Уши прижаты к голове и вывернуты. Глаза были одновременно злыми и восторженными. В оскаленных клыках кисы был крепко сжат пластиковый хомутик.

    — Держи! — прошипел Криди.

    Анге дрожащей рукой забрала из пасти хомутик, спрятала в мешок с инструментами. Попыталась помочь Криди, но тот уже выпростал из волновода передние лапы с втянутыми когтями, извивающимся движением подался вперед — и выпал из отверстия. Криди был абсолютно голым, хотя на людях кисы обычно носили шорты или юбку. Хвост нервно бил по рифленой стали палубы.

    — Криди… — прошептала Анге. — Криди, спасибо…

    — Дура, бестолочь, лысая обезьяна! — Кот поднялся на задние лапы. — Отвернись, мне надо привести себя в порядок.

    Анге послушно отвернулась. В своем кругу кисы не стеснялись вылизываться даже в самых интимных местах. Но в человеческом обществе они предпочитали этого не делать. Тем более — при существах противоположного пола.

    — Трудно было? — спросила она.

    — Что тут трудного, — с сарказмом произнес Криди. — Я же киса. Что мне стоит проползти сто сорок глан по узкой холодной извитой трубе, выискивая мусор, который ты уронила? Ты ползала сто сорок глан со втянутыми когтями?

    — У нас ногти вообще не втягиваются, — глупо ответила Анге.

    — Да что ты говоришь… — с сарказмом произнес Криди. — Ладно, помолчи, я занят.

    Некоторое время Анге молчала, глядя в темный зев волновода. Потом спросила:

    — Ничего не повреждено? Не поцарапано?

    — Нет, — ответил Криди после короткой паузы. — Спасибо, что не уронила болт.

    Анге пристыженно замолчала. Потом подняла с палубы вакуумный шланг с переходником. Аккуратно закрепила переходник на отверстии волновода. Сказала:

    — Спасибо, Криди. Для меня было честью работать с тобой.

    — Эй, глупая женщина, зачем ты прощаешься?

    Криди подошел к ней — уже в шортах, на задних лапах, как кисы обычно делали при личном разговоре с людьми.

    — Ну, под трибунал я теперь не попаду. Наверное. — Анге улыбнулась. — Но и в экипаж меня никто не возьмет.

    — Почему? — удивился Криди.

    — Ну… — Анге запнулась. К чему грузить кота человеческими проблемами? — Я едва не загубила двигатель, который собирали два года.

    — Но ты же ничего не загубила.

    — Но я могла. Я уронила хомут…

    — Какой хомут? — Криди повел мордой из стороны в сторону. Заглянул в волновод. Потом картинно показал на прозрачный мешок с мусором и воскликнул: — Эй, человеческая женщина! Вот твой крепеж.

    — Но ведь это ты…

    — Что я? — Криди уставился на нее янтарными узкими глазами. — Ты пришла подготовить волновод к продувке, и, как я вижу, он готов. Я даже был настолько придирчив, что забрался в него и прополз насквозь. Я ведь славлюсь своей недоверчивостью. Давай наряд, я подпишу.

    — Криди… — Анге смотрела ему в глаза. Сейчас, когда она сидела на корточках, а Криди стоял на задних лапах, они были почти одного роста. — Но… у нас так не принято.

    Криди возмущенно заурчал:

    — Вы странные, странные существа. Вы наказываете друг друга за ошибки, которые были исправлены и не имели последствий. Наш вид так не поступает. Если нет последствий, то нет и ошибки.

    — Но ты рисковал.

    — Я все равно хотел проверить волновод. — Криди протянул переднюю лапу, положил ей на плечо. — Ты хороший техник. Если меня назначат главой ремонтной группы, я потребую тебя в помощники.

    Анге кивнула, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

    — Ты же завтра проголосуешь за меня? — небрежно поинтересовался Криди.

    Анге на миг остолбенела, потом невольно рассмеялась:

    — Никогда я вас не пойму, кисы… Да, проголосую.

    — Что понимать-то? — Криди усмехнулся, стегнув по палубе хвостом. — Вы стайные. Мы одиночки.

    — Вам проще.

    На миг глаза Криди вдруг расширились, взгляд стал жестче.

    — Нет, человеческая женщина. Не скажи.

    * * *

    Теодор Сквад был удивительно собранным и целеустремленным для своего возраста. В шестнадцать лет даже кадеты астроколледжа в большей степени дети, чем астронавты.

    Теодор свою жизнь четко распланировал еще с шести лет — и не отклонялся от планов ни на шаг. Минимальным возрастом, в котором кадет теоретически мог рассчитывать на участие в межзвездной экспедиции, было шестнадцать лет. Разумеется, в случае прекрасной физической формы, блистательной учебы и совершенно недетской организованности.


    Шестилетний Тедди, единственный родной сын преуспевающей триадной семьи техасских фермеров, сидел в домике на дереве и сосредоточенно смотрел в книжку. Был жаркий безветренный день. Домик у Тедди был фиговый, то, что в России называют «из соплей и палок»; единственными, кого домик выдерживал, были Тедди и его пятилетняя сестренка, но зато он построил его сам, не позволив отцам вбить хотя бы один гвоздь.

    — Тедди! — позвала из дома мать. Тедди слышал ее голос, но ничего не ответил. Мать знала, где он, отвечать было лишней тратой времени. Надо было принять решение.

    Маленький Тедди посмотрел в безоблачное, белесое от жары небо. Сверкающая паутина Космосити как раз сейчас проплывала над головой. Звездный порт сиял в центре паутины, будто паук в своих сетях. Но Космосити — ерунда. До него немногим больше тысячи километров.

    Настоящий космос ужасно далеко, до него световые годы, парсеки и мегапарсеки. Там скользили огромные корабли Халл, шныряли таинственные зонды Ауран, перемещались из точки в точку корабли Ракс. Там жили тысячи и миллионы удивительных инопланетян. До этого космоса было десять лет жизни. И ни днем больше — Тедди решил это твердо.

    Тедди скомкал книжку и засунул ее в кармашек шорт. Сейчас придется объяснять матери, что осенью он уедет учиться в астроколледж. Потом спорить с отцами — их убедить будет труднее. Но Тедди был уверен, что справится…


    Он и справился. Он прошел первый этап обучения и добился редчайшей награды для шестнадцатилетнего кадета — полной практики на не учебном космическом корабле. Красавец «Техас» — пассажирский большетоннажный корабль — шел в рейс на Халл‐3 с заходом на восемь обитаемых планет. Полгода в космосе. «Техас» часто использовали для прохождения курсантами выпускной практики — уж слишком показательным был маршрут.

    В шестнадцать лет Тедди рассчитывал оказаться в настоящем космосе.

    И все это сейчас полетело к чертям.

    — К чертям! — выругался Тедди и мысленно укорил себя за ругань. Его родители были очень набожными, и такие слова из уст сына их бы неизбежно расстроили.

    — Тедди, да придумают что-нибудь, — сказал Алекс Йохансон. Ему было семнадцать, что тоже весьма неплохо для первой галактической практики. Вся тройка кадетов были парни не промах, включая единственную девушку.

    — Тедди, я очень виновата, — извиняющимся тоном сказала Лючия Д’Амико. — Но я искала эти туфли…

    — Зачем тебе туфли в космосе? — не выдержал Тедди. — Ну зачем, Лючия?

    — Я бы их надела на ужин с командиром. Девушкам разрешено выходить к торжественным ужинам в гражданском. Это улучшает психологический климат.

    Тедди смерил Лючию негодующим взглядом. Она была самой старшей и действительно выглядела уже не девочкой, а девушкой — высокая, большеглазая, да еще и светловолосая, что для итальянок редкость. По мнению Тедди, лучшее применение этой внешности нашлось бы на Земле. Космос — он не для романтики или секса. Космос — для приключений.

    — И в результате мы опоздали на перестыковку. И «Техас» ушел.

    — За нами пошлют шлюпку, у них еще два часа до разгона, — примиряюще сказал Алекс. — Мегера их уговорит.

    — Никто их не уговорит, — горько сказал Тедди. — За кадетами, которые опаздывают, шлюпок не посылают. Это непедагогично.

    Повисло тягостное молчание.

    Все пошло наперекосяк. Все! «Техас» отправили в рейс раньше — какую-то вакцину надо было срочно развезти по колониям. Они могли бы успеть, но в гражданском секторе космопорта Лючия увидела в витрине какие-то очень-очень-очень редкие туфли, за которыми гонялась всю прошлую неделю. Туфли! Тедди был готов орать и биться головой об стену. Зачем нужны туфли в космосе? И самое обидное, Мегера, то есть на самом деле — Анна Мегер, их куратор из колледжа, женщина суровая и несгибаемая, вдруг тоже дала слабину! Они вместе кинулись покупать туфли. Еще и мерять стали! А космопорт внезапно ушел в пятнадцатиминутный цикл перестыковки — отсеки переключались на резервное питание, перемещались относительно друг друга, конфигурировались для ведомых лишь дирекции задач. Оповещение на их коммуникаторы не пришло, они оказались заперты — и «Техас» не стал дожидаться нерадивых кадетов. Вот он, висит в десяти километрах от космопорта. Рядом — и бесконечно далеко.

    Кадеты стояли в помещении главного гермодока. В полностью развернутом состоянии гермодок был размером с мичиганский стадион, сейчас он был раскрыт максимум на четверть, но все равно казался немыслимо огромным. Рядом с доком был пристыкован какой-то мелкий научный корвет, судя по обилию трубопроводов и кабелей — в цикле предстартовой заправки. Персонала в доке почти не было — ремонтники возле старого челнока, в котором меняли маневровые двигатели, да два офицера на эстакаде, протянувшейся на высоте пятиэтажного дома. Офицеры что-то разглядывали в своих планшетах. Тедди смотрел на них с завистью.


    — Какая фактура, — сказала Лючия. Она тоже заметила офицеров. — Тот, светловолосый, наверняка командир корабля. Такие красавчики должны быть главными на корабле. Если бы я попала на его корабль, он бы в меня влюбился.

    — Если бы он в тебя влюбился, то вылетел бы из Космофлота с волчьим билетом, — веско ответил Алекс. — Во-первых, ты кадет. Во-вторых, несовершеннолетняя. В-третьих, влюбись лучше в меня, я не хуже.

    Лючия насмешливо посмотрела на Алекса. В общем-то тот был прав. Он выглядел как младший брат подтянутого блондина в офицерской форме — такой же высокий, светловолосый, симпатичный. Но он был ровесником и сокурсником, с которым Лючия десять лет училась вместе, мылась в одной душевой и пила регенерированную воду на тренировках. Влюбиться в Алекса было все равно что влюбиться в брата.

    — Получи корабль — я подумаю, — сказала девушка.

    — Получу корабль — я еще сам подумаю, — немедленно ответил Алекс. — Потому что вокруг меня будут виться самые красивые девчонки со всего Космофлота.

    Тедди посмотрел на друзей с ужасом. Как они могли вести эти идиотские разговоры, когда их практика сгорела, будто неперерабатываемый мусор в атмосфере?

    — Если мы останемся на Земле… — начал он. Но Алекс вдруг подтянулся, глядя через плечо Тедди и прошептал:

    — Идет!

    Анна Мегер, куратор кадетской школы, подошла к ним с таким невозмутимым видом, будто трое ее подопечных не попали в ужасающую, немыслимую, позорную ситуацию — причем и по ее вине! Тедди почувствовал, что готов завопить от возмущения.

    — Успокоились? — миролюбиво спросила Мегер.

    Алекс кивнул, Лючия что-то пробормотала, а Тедди, проклиная себя за слабоволие, по-уставному отчеканил:

    — Так точно!

    — «Техас» за нами шлюпку не вышлет, — сказала Мегер. В голосе ее были легкое смущение и растерянность, отказ командира «Техаса» подобрать на борт кадетов Мегер, похоже, удивил. — Но это не значит, что вам удастся отвертеться от практики! Следуйте за мной.

    Тедди с облегчением выдохнул.

    * * *

    Яна демобилизовали, точнее — просто вместе с другими призванными разрешили идти домой. Вместе с дивизионом «Громов» он доехал до ближайшего крупного города, где попрощался с бойцами и покинул поезд. Монорельс двинулся к столице, а Ян, постояв у вокзала и пожевав сечку, отправился на поиски еды, работы и ночлега. Город был ничуть не хуже того, где он раньше жил, да и старое рабочее место было уже занято, и Ян решил не возвращаться.

    Война не началась, но мир, осененный Крылами, стал другим. Казалось, что большинство прекратили работать. По улицам ходили ошарашенные люди, сбивались в случайные кучки, начинавшие жаркие дебаты, чтобы через несколько минут вновь разбрестись в разные стороны. На площадях, на вечно пустовавших трибунах Высокой Речи, теперь были толпы слушателей и очереди философов и проповедников, стремящихся обсудить случившееся и сообщить всем свое мнение. Весна вступила в свои права, снег сошел, казалось, что природа вместе с людьми радовалась несостоявшейся войне. Пока еще было прохладно, небо хмурилось, часто накрапывал дождик, но это никого не смущало.

    Ян встал рядом с приглянувшейся ему таверной, где на деревянной табуретке сидел мальчишка-чистильщик. Бросил мелкую монетку, мальчишка принялся энергично орудовать щетками. Ян стоял, с удовольствием ощущая частый гребень, проходящийся по шерсти, и слушал очередного выступающего. Это был седой старикашка с комично полысевшими от возраста и скитаний ногами. Вначале старичок с энтузиазмом описывал восторг блаженного Эвслана, при котором Ангел впервые распростер над Соргосом крылья. Говорил старичок так цветисто и с такой массой подробностей, будто сам при этом присутствовал, что, конечно же, было невозможно. Толпа внимала, заслушался и Ян. Мальчишка-чистильщик сменил частый гребень на мелкий, потом, не задавая вопросов, стал натирать шерсть на ноге восковой мазью. Ян решил, что даст пареньку еще одну монетку. Тот явно покинул младшую семью лишь недавно и еще не прибился к средней, нелегко ему приходится. Да и черные волосы у мальчишки предательски рыжели у корней — паренек был рыжий, смешанных кровей, таким сейчас нелегко. Во время войны мальчишка красился, а сейчас перестал. Зря, пожалуй. Сколько бы ни говорили власти, что деление пролегает между государствами, а не между черно- и рыжеволосыми, предрассудки у толпы оставались.

    Старичок, вначале овладевший вниманием аудитории, выдохся и принялся нести какой-то вздор. Он внезапно заявил, что Крыла могут быть явлением не трансцендентным и теологическим, а неизвестным природным феноменом наподобие северного сияния, а то и следствием каких-либо научных экспериментов. Если вначале Ян принял старичка за странствующего монаха, то теперь стало понятно, что это бродячий философ.


    — Чушь, — сказал Ян. — Природный феномен, который трижды останавливал войны. Очень разумный феномен!

    — Так войны всегда есть, — неожиданно сказал чистильщик ломающимся голоском. — Война никогда не кончается.

    Ян усмехнулся. Право средней семьи — дерзить старшим. Он поставил перед мальчишкой вторую ногу. Старичка уже согнали с трибуны, вместо него вышел молодой священник, принятый публикой с восторженными криками. Видимо, не в первый раз выступает.

    Эта речь была поинтереснее, но она встревожила Яна. Священник поставил под сомнение то, что Крыла действительно призывали прекратить военные действия. Ссылаясь на ряд толкований, он очень осторожно предположил, что Ангел, напротив, призывал к войне до победного конца, которая и положит конец всем последующим войнам.

    — Готово, дяденька, — сказал чистильщик.

    Ян бросил ему еще монетку, поменьше, и посоветовал:

    — Быстрее найди себе среднюю семью, парень. Времена смутные, одному тяжело.

    Парнишка кивнул. Спросил:

    — Не хотите чехлы на ноги? В городах грязно, многие носят. Даже бургомистр надевает.

    Ян поморщился, глядя на пластиковые корытца с завязками, которые мальчуган предложил ему закрепить на ногах. Прогресс прогрессом, но у всего должны быть границы!

    — Нет, парень, спасибо. Это не по моей части.

    С чистыми и навощенными ногами, чувствуя себя гораздо лучше, Ян вошел в таверну. Бо́льшая часть людей стояла у буфетной стойки, по-быстрому перекусывая силосом из общей чаши. Но после двух месяцев в войсках Яну хотелось комфорта. Он сел за отдельный столик, полистал меню и заказал рубленых овощей в личиночьем креме.

    — Солдат, как думаешь, войны больше не будет?

    Ян посмотрел на женщину, подсевшую за его столик. Аристократическая грива длинных белых волос. Вряд ли, конечно, женщина высокого происхождения. Обесцвечиваться «под знать» последнее время полюбили пацифисты, демонстрируя презрение к древнему племенному делению. Чуть раскосые глаза, вызывающе выставленные напоказ непроколотые уши. Бессемейная, хотя давно бы пора войти в материнскую семью. Ян встречал таких бунтарок, они всегда казались ему привлекательными, но он ни разу не решился познакомиться и первым завязать разговор.

    — Я думаю, будет, — сказал он. — Все-таки будет. Хочешь рубленые овощи?


    — Не могу отказать мужчине, который даже в такую погоду ходит с чистыми ногами, — усмехнулась женщина. — Буду, солдат.

    * * *

    «Твен» внешне был стандартным корветом, на беглый взгляд не отличимым от «Енисея», корвета класса «Эй-би». Ничего удивительного в этом не было, корпус в серии «Эй-си» использовался тот же самый: титановый каркас, покрытый керамической броней, сигара длиной более ста семидесяти метров и диаметром около двадцати пяти. В герметичный док его заводить не стали: процедура эта была сложная и крайне редко необходимая. Сейчас «Твен» висел рядом с космопортом, пришвартованный в трех точках и соединенный со станцией двумя шлюзами и заправочными рукавами.

    — Они пушку добавили! — с неожиданным энтузиазмом сказал Матиас. — Гляди, два порта на виду! Мы теперь трехпушечные!

    Валентин, мысленно порадовавшись этому «мы», спросил:

    — Хочешь повоевать?

    — Да было бы с кем, — поскучнел Матиас. — Так что там еще наворотили…

    Они стояли на эстакаде, тянущейся над главным гермодоком. Отсюда был самый лучший реальный вид на корабль — по традиции гигантские створки главного шлюза делались из прозрачной керамики. В самом шлюзе было пустынно, только возле полуразобранного челнока возились с десяток ремонтников, за которыми, раскрыв рты, наблюдали какие-то салаги в форме хьюстонского космоколледжа. До командира и старпома, пришедших поглазеть на свой новый корабль, никому дела не было.

    Матиас порылся в планшете, выводя и укрупняя отдельные чертежи. Валентин попытался заглянуть через плечо другу, но на схемах стоял гриф секретности, и экран был поляризован строго под взгляд хозяина. Валентину пришлось достать свой и включить схемы корабля.

    — Вроде как ничего принципиально нового, — пробормотал тем временем Матиас. — Три пушки вместо двух, четыре бота вместо трех… Двигатели те же! Только экипаж сократили. Корабль с довеском?

    — Нет. — Валентин покачал головой. — Весь экипаж набираем сами.

    — Заводские?

    — Войдем на борт — сдатчики сразу отчалят. Претензий к кораблю никаких нет.

    Матиас нахмурился.

    — Ну прям такая красота, что и не бывает…

    Он вывел на планшет штатное расписание, Валентин сделал то же самое.

    — Оружейник. Здесь всего один. Гюнтер или Роланд?

    — Гюнтер.

    — Почему он? — невинно поинтересовался Матиас.

    — Немец-оружейник — это достояние корабля.

    — Я тоже немец, — обиделся Матиас. — И тоже люблю пушки.

    — Но ты не оружейник.

    — Ладно, его уговорю, — кивнул Матиас. — Лишняя пушка, щиты посильнее, Гюнтеру понравится… Но все-таки почему не Роланд?

    — Потому что Роланд больше занят своей внешностью, чем кораблем.

    Матиас покачал головой.

    — Все-таки, Валя, вы, русские, сплошь гомофобы.

    — А вот и нет, — возмутился Валентин. — Если верить старым записям в соцсетях, то бо́льшую часть истории у нас в правоохранительные органы, в руководство спортивных команд и даже во власть набирали исключительно геев. Ты почитай!

    Матиас посмотрел на Валентина с подозрением, но на лице командира не было ни тени улыбки.

    — Ну… если в самом деле так… — с сомнением сказал он. — В то время это имело определенный смысл, особенно во власти. Меньше протекционизма к отпрыскам… Это как на Востоке, где визирями назначали евнухов… Но я этого не знал. Извини за шутку.

    Валентин махнул рукой.

    — Гюнтер, — отметил у себя в планшете Матиас. — Так… Ну, командир и старпом — понятно… Врач?

    — Уговоришь Льва?

    Матиас крякнул:

    — Попробую… ну, допустим, попробую, но ему же два года до отставки, в этом возрасте менять корабли не любят…

    — Вот и походит напоследок на новом корвете с небольшой командой. Синекура!

    — Логично. — Матиас сделал пометку. — Переходим к более серьезным вопросам. Мастер-пилот. Александр?

    Валентин покачал головой.

    — Согласен, пусть Александр работает на «Енисее», — легко согласился Матиас. — Сколько у нас времени на поиск?

    — Через два дня вылет.

    Вот теперь старпом опустил планшет и с подозрением уставился на командира.

    — Ты серьезно? Вот так с места в карьер?

    Валентин кивнул.

    Матиас оглянулся и, понизив голос, спросил:

    — Какое-то особое задание? Спешное?

    Врать Валентин не любил, но и ответить честно не мог.

    — Знаешь, мне кажется, меня хотят побыстрее услать от Земли. Чтобы не попал под горячую руку ревнителям Соглашения.

    — Похоже на истину, — успокоился Матиас. — Но жалко. Значит, права привлекать лучших специалистов у тебя нет.

    — Нет, — кивнул Валентин.

    Это он уже проверил. Никаких особых полномочий ему действительно не дали, и причины были ему понятны.

    — Тогда пошли на рынок, — со вздохом сказал Матиас.

    Они одновременно открыли флотскую базу временно выведенных за штат офицеров. Первым вздохнул Матиас. Вторым Валентин.

    Хорошие пилоты на Земле не засиживаются. За ними охотятся, их обхаживают, к ним подбирают всевозможные ключики. Матиас клялся, что на одной его знакомой, талантливом мастер-пилоте, амбициозный командир женился — и не по любви, а чтобы добиться перевода на свой корабль.

    Так что в списке, появившемся на экране, было три десятка фамилий — и все они принадлежали новичкам, едва отбывшим практику и сменившим курсантские нашивки на офицерские погоны. Разумеется, никто из них не мог блистать талантами, за перспективными курсантами охотились еще с академии.

    — Печалька, — сказал Матиас. — Может, все-таки…

    — Александр хороший пилот, но у меня с ним не сложились отношения, — отрезал Валентин. — Я предпочту взять амбициозного салагу.

    — Предпочти. — Матиас демонстративно опустил планшет. — Твой выбор, командир.

    Валентин напряженно уставился в список. Конечно, плохих пилотов тут не было и быть не могло. Плохие не получили бы звание мастер-пилота. Может быть, кто-то из них со временем даже блеснет способностями.

    Со временем — вот в чем вся проблема.

    — Подбираете экипаж, командир?

    Валентин вскинул голову. Высокая темнокожая женщина с коротко стриженными волосами приветливо улыбалась ему. Она была одета в черно-серебристую форму хьюстонского космоколледжа, но на рукаве был шеврон действующего состава Космофлота. За женщиной стояли трое подростков в такой же форме, с кадетскими нашивками. Один — совсем еще мальчишка, невысокий, но коренастый, другой парень постарше и ростом с Валентина, третья — симпатичная светловолосая девушка. Разумеется, все, включая девушку, были коротко стрижены. Стояли подростки по стойке «смирно», демонстрируя бравую выправку, в руках держали стандартные боксы для вещей. Единственное, что портило впечатление, — пакеты из дьюти-фри. У мальчишек в пакетах были какие-то сладости, у девушки, похоже, туфли в дорогой картонной коробке.

    — Совершенно верно… — Валентин всмотрелся в шеврон женщины. «Ах ты ж, копать-колотить…» — Совершенно верно, капитан первого ранга.


    — Анна Мегер. — Женщина протянула ладонь для рукопожатия, переводя разговор в неформальный.

    — Валентин Горчаков. — Он пожал ей руку и еще раз всмотрелся в лицо. — Простите, вы Анна Мегер с «Афины»?

    Женщина кивнула.

    — Очень приятно познакомиться, — искренне сказал Валентин. — Наслышан.

    — Дело давнее. — Мегер с любопытством изучала его. — А вы командир этого корвета?

    — Технически — еще нет. — Валентин позволил себе улыбнуться. — Еще не вступал на борт.

    Мегер кивнула.

    — Поздравляю. Это хорошая серия. Алекс?

    Паренек постарше вскинул голову и выпалил:

    — Корветы серии «Эй-си», результат глубокой модернизации серии «Эй-би». Строятся на окололунных верфях США. В строю четыре модели, названные в честь величайших писателей — «Хайнлайн», «Хемингуэй», «Твен» и «Брэдбери». Строятся «Кинг» и «Харпер Ли». Перечислить основные отличия от серии «Эй-би»?

    — Вольно, кадет, — сказал Валентин. — Молодец. Экскурсия для лучших учеников, мисс Мегер?


    — Можно сказать и так. — Мегер вздохнула. — Вообще-то мы должны были смотреть на ваш корабль с другого борта. Вон оттуда…

    — С «Техаса»? — Валентин проследил ее жест. — Он отстыковался почти час назад.

    — Мы опоздали, — пояснила Мегер.

    За спиной Валентина Матиас едва слышно прошептал:

    — У меня появилось нехорошее предчувствие…

    Мегер улыбнулась. И от этой улыбки, несмотря на все ее дружелюбие, Валентину стало нехорошо.

    — Командир «Техаса» отказался выслать за нами шлюпку, — продолжала Мегер. — Он сказал, что при всем уважении к славной истории хьюстонского космоколледжа послать шлюпку за опоздавшими кадетами не сможет, поскольку занят мытьем палубы и чисткой гальюна.

    — С пониманием, — кивнул Валентин. — Я могу чем-то вам помочь?

    — Вы укомплектовали экипаж?

    — Частично.

    — Кто еще вам нужен, командир?

    Матиас начал что-то мурлыкать себе под нос. Валентин с содроганием узнал старинную русскую песню про крейсер «Варяг», которую Матиас ценил как проявление загадочной славянской души, превращающей поражение в победу.

    — Пока у нас есть старший помощник, врач и оружейник. И командир, конечно же.

    — Значит, не хватает еще четверых, — вкрадчиво сказала Мегер. — Вам нужны мастер-пилот, навигатор, системщик и кок.

    — Специалист по системам жизнеобеспечения, — поправил Валентин.

    — Пусть будет так. — Мегер посмотрела на свою команду. — Лючия! В системах жизнеобеспечения она хороша. А кок — просто гениальный. Вы же понимаете — итальянская кухня! Алекс — прирожденный навигатор.

    — Я модифицирован генетически, — с готовностью сообщил высокий юноша.

    — Ну а Тедди — системщик, — закончила Мегер. — Очень хороший. Лучший.

    — Они дети, — сказал Валентин.

    — Неверно. Они кадеты. Они имеют право занимать места по штатному расписанию любого корабля в штатном полете.

    — У нас… — Валентин замялся.

    — Нештатный полет?

    — Нет, обычная миссия по доставке научной группы в систему Невар. Но у нас очень маленький экипаж.

    — Я знаю. Допускается замещение курсантами и кадетами до сорока процентов должностей по штатному расписанию.

    Валентин покачал головой.

    — Вам же нужен мастер-пилот? — вкрадчиво спросила женщина.

    — Мисс Мегер, я знаю вашу репутацию и не пожелал бы другого пилота, — искренне сказал Валентин. — Но у нас маленький экипаж…


    — Могу я попросить вас на два слова, капитан второго ранга? — спросила Мегер.

    Валентин молча отошел вместе с ней. Матиас остался, вежливо заговорив с кадетами. Юная Лючия, похоже, отважно с ним кокетничала.

    — Командир, я бы не хотела апеллировать к высшим инстанциям, — сказала Мегер. — Черт… я буду с вами откровенна. В опоздании виновата я.

    Валентин вопросительно посмотрел на нее.

    — У меня репутация суровой наставницы. Я работала с психологом, она посоветовала проявить заинтересованность в жизни ребят, чтобы наладить эмоциональный контакт перед совместным полетом. Я попыталась, и в результате мы опоздали. Если нам придется задержаться на станции или вернуться на Землю — история всплывет, и я буду выглядеть очень нелепо. Но если мы улетим сейчас, то все более-менее уладится.

    — Мисс Мегер, вы уверены в своих детишках? — спросил Валентин.

    — Профессионально они готовы к выполнению своих обязанностей. Эмоционально… ну нет, конечно же. Они же дети.

    — Честно, — кивнул Валентин.

    — Но я буду руководить железной рукой.

    Валентин еще раз покосился на троицу отроков. Генетически модифицированный навигатор — это действительно хорошо. Честно говоря, они все были моложе двадцати лет, раньше биоконструирование в этой области не применялось. Жизнеобеспечение… скажем прямо, на новом, но уже серийном корабле проблем с этим не будет. Если откровенно, то основная функция «жизнедела» — улучшать психологический климат на корабле. Красивая девушка, но при этом слишком юная, чтобы за ней начали всерьез ухаживать, — это великолепный кандидат. Вот мальчик-системщик внушал сомнения, он был самым юным, похоже, ему от силы шестнадцать. Но для того, чтобы работать с искусственным интеллектом корабля, надо иметь очень своеобразный склад мышления. Подростковой дури там места нет, там своя дурь, нечеловеческая.

    Наверное.

    — В каком возрасте вы отправились в первый учебный полет? — спросила Мегер.

    — Восемнадцать. Нет, восемнадцать с половиной. Но я был курсант, а не кадет, и это был учебный корабль, рейс длился всего месяц… — Валентин посмотрел Анне в глаза. — Если бы не вы! Мне нужен мастер-пилот. Хороший.

    — Я просто лучшая, — без тени улыбки ответила Мегер.

    — Еще один момент, — сказал Валентин, помедлив.

    — Субординация, — кивнула Мегер. — Понимаю. Вы командир. Вы второй после Бога на корабле, а поскольку я атеист — вы первый. Звание на это не влияет.

    Она помедлила и добавила:

    — Но если вам потребуется какая-то помощь при подготовке корабля — я могу поговорить с командующим портом. Мы вместе были на «Гепарде».

    Мысленно Валентин отметил, что это был очень деликатный способ намекнуть, что на корабль американские кадеты попадут в любом случае.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз