• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Мировые финансы Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Птах Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Холодная война Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток безопасность борь великаны. грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказки сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература физика философия футурология юмор
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Алексей Верт: Гонки химер (фрагмент книги)

     Алексей Верт

    Гонки химер

    © А. Верт, 2019

    © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

    * * *
    Глава первая

    Химеры выходят на стартовую позицию. Это единственный шанс разглядеть их всех сразу. Оценить многообразие расцветок и видов. Подивиться тому, насколько разной может быть приспособляемость.

    Потом, когда скомандуют старт, силуэты замельтешат, пропадая из виду и вновь появляясь. Защитная расцветка большинства из них сольется с травой, деревьями, землей, лавой, снегом… Мало ли, какие сюрпризы приготовили организаторы на трассе.

    Лишь только несмываемые, нанесенные особым составом номера будут видны. Только поди разгляди их, когда химера несется со скоростью тридцать или сорок километров в час. Хотя говорят, есть зелье, чтобы на время усилить зрение, вот только побочный эффект мешает этому рецепту широко распространиться – на ста метрах муху разглядишь, а человека у себя под носом не увидишь.

    Но вот наконец старт. Химеры срываются с места. Какое-то время держатся рядом, но постепенно цепочка растягивается. Вперед вырывается черная, как ночь, химера, похожая на борзую собаку с вытянутым треугольным носом. Следом за ней серая помесь кенгуру с крылатым динозавром. Двигается огромными прыжками, подмахивая крыльями в воздухе. Третьей идет химера, похожая на жеребца. Толстые крепкие ноги мерно передвигаются. Бежит химера не быстро, но упорно. Кажется, такую скорость она способна поддерживать несколько суток. Да еще и когти на копытах впиваются в землю, помогая сильнее отталкиваться.

    Первый километр разминочный. Нужен для того, чтобы все растянулись и оценили себя и противников. Дальше начинаются препятствия.

    Сначала огненная лава – почти стандарт. Есть везде, но не каждый к ней готовится специально. Рассчитывают преодолеть как получится – может, проиграть здесь, зато отыграть время на остальных участках. Но не всегда этот расчет оправдывается. Вот и сейчас несколько химер безнадежно отстают.

    Затем скалистые ущелья и сильный встречный ветер.

    Подъем в гору. Бег по заснеженным и оледенелым вершинам.

    Почти отвесный спуск, во время которого проходит лавина, так что только половина химер остаются на ногах и добираются до кислотного озера.

    В лидерах по-прежнему все те же трое. Это неудивительно. Они фавориты, и ставки на их победу всегда высоки. Но кто именно из трех – выяснится только ближе к финишу, который уже рядом, за озером.

    Две химеры почти одновременно выбираются на берег – это Лошадь и Борзой. Птер немного отстал – крылья намокли, а прыжки в кислоте мало помогают.

    На берегу Борзой делает несколько прыжков, вырывается вперед, но вдруг останавливается. Качает головой. Рычит в пустоту. Скулит. Ходит по кругу.

    Лошадь опережает ее и все тем же мерным бегом двигается к финишу. Победитель ясен.

    Но нет!

    Борзой взрыкивает, срываясь с места. Нагоняет Лошадь и прыгает. Огромные челюсти с острыми клыками впиваются массивной химере в горло. Та жалобно ржет и встает на дыбы.

    Борзой по-прежнему держит ее за шею.

    Лошадь силится достать противника копытом, но это невозможно. Тогда химера бросается на землю и начинает кататься, пытаясь придавить громадного пса своим весом.

    Эта тактика приносит плоды. Борзой скулит, отпускает челюсти и с трудом выбирается из-под Лошади. Мотает головой и садится рядом с поверженной химерой, которая не может подняться.

    Мимо них спокойно и даже где-то демонстративно пролетает в прыжке Птер, чтобы скрыться в роще впереди. Именно там конец трассы.

    Борзой, пошатываясь, бредет в том же направлении, а Лошадь остается лежать.

    Она так и не пересечет линию финиша. И только вмешательство медиков спасет химеру от смерти. Никогда раньше не было такого, чтобы химеры сходились в бою во время гонки. Даже ставки на подобный исход не принимались.

    Но теперь будут.

    * * *

    Изображение над площадью развеялось сразу после награждения. Клочья тумана разлетелись в стороны, все еще храня часть застывших образов. Можно было выхватить любопытные детали, однако никто не присматривался.

    У людей с высокой трибуны были свои, персональные, парогенераторы, а те, кто смотрел гонки стоя, спешили уйти, пока не началась давка.

    Марко на этот счет не переживал. Пока с ним Тия, бояться нечего. Ему скорее дорогу уступят, чем преградят. Особенно после такой наглядной демонстрации на экране, на что способна химера в гневе.

    Тем не менее Марко решил не ломиться сквозь толпу. Ветер окончательно расчистил небо над площадью. Было солнечно, ярко и совсем не по-осеннему тепло. В такую погоду домой не тянет. От палаток на краю площади доносился запах корицы и карамели. Марко покачался с пяток на носки и обратно, задумавшись. А что? Хороший план: купить пакет кренделей со специями, дойти до Плотинки и сесть на парапет. Болтать ногами над водой, перебивать аппетит перед ужином – по словам мамы, ужасно вредное занятие! – и анализировать сегодняшнюю гонку. Идеальный вечер.

    Тут пальцы на руке закололо будто мелкими иголочками, и в ладонь ткнулась головой Тия.

    – Ой! Ты чего искришь, как шаровая молния?

    Вместо ответа химера фыркнула, подобралась поближе и потерлась лбом о бедро Марко. Может, пойдем отсюда, а?

    – Пошли, – согласился он.

    На площади уже стало свободнее. Зеваки отправились искать новые развлечения, те, кто поставил на победительницу, – за выигрышем, проигравшие – оплакивать неудачу, а самые вдумчивые зрители – рассуждать и анализировать. Почему все-таки Борзой напал на Лошадь?

    Об этом будут еще долго болтать. До следующего состязания – точно.

    – У тебя есть мысли, почему это могло случиться? – Марко погладил химеру по голове. – Можешь представить себя на их месте?

    Тия фыркнула и посмотрела на Марко как на идиота.

    – Интересно, тебя можно изменить так, чтобы ты убивала взглядом? Эй-эй. Не злись, пожалуйста. Я шучу.

    – Опять сам с собой разговариваешь? – донеслось из-за спины.

    Марко медленно обернулся. Сзади переминались двое одноклассников – самые высокие и тупые. Из тех, кто не вылезает из-за последней парты с первого школьного года.

    «Ну, не с вами же разговаривать», – подумал Марко, но промолчал и просто улыбнулся. Он недавно заметил, что если неприятным людям демонстрировать хорошее настроение, то они почему-то начинают беситься, а ты и в самом деле чувствуешь радость.

    Потом кивнул, отвернулся и зашагал дальше.

    – Эй! – Теперь его схватили за плечо. – Ответить не хочешь?

    – Не хочу, – Марко снял потную ладонь с плеча. – А Тия хочет. Я вот уверен, что ей будет очень интересно с вами поболтать… или поболтать вас.

    Химера, словно капля ртути, быстро перетекла с места на место. Мгновение назад она сидела в стороне, не обращая внимания на людей, а теперь подобралась, сгорбилась, стала угловатой и очень опасной на вид. Угольно-черные круглые глазищи вперились в любителя разговоров.

    – Ты бы это… другое что-нибудь… оригинальное придумал, – одноклассники синхронно шагнули назад. – А то все время одно и то же.

    – Зачем изобретать велобричку, если все и так работает?

    – Без химеры слабо пообщаться?

    – Если вам не слабо ее оттащить в сторону.

    – Ты можешь ее отослать.

    Марко рассмеялся в голос, а Тия фыркнула.

    Первый из «нападавших» отвернулся и зашагал прочь, засунув руки в карманы. Его товарищ сплюнул и также последовал прочь.

    Эти двое пришли в класс только в сентябре и все никак не могли привыкнуть к «неприкосновенности» Марко. Как так – все неудачники и заучки посчитаны, поставлены к стенке и напуганы, а этот не желает быть жертвой?

    Хотя, возможно, ничего такого они не думали.

    – Потому что мозг их не рассчитан на логическое мышление, – пробормотал Марко и двинулся дальше. На Плотинку ему расхотелось, значит – домой? Может быть. Или нет. Посмотрим!

    Тия фыркнула и поскакала следом. Марко точно знал, что ей не нравится пугать людей и делать вид «я – машина убийства», но что поделаешь, если нерадивого молодого хозяина приходится то и дело защищать. Не оставлять же его на прокорм злым окружающим.

    Чем дальше от главной площади Цатхеринограда, тем меньше становилось косых взглядов. Люди, не видевшие то, что сейчас произошло в гонке, не обращали на мальчика с химерой никакого внимания. Так, легкие взгляды из любопытства, не более.

    Тия держалась рядом, иной раз умудряясь на бегу сделать так, чтобы рука хозяина погладила ее по шерсти. Иной раз забегала вперед, а затем оборачивалась и призывно шевелила ушами: мол, что ты там задерживаешься? Идти-то всего ничего осталось! Вот еще три перекрестка, а там повернешь – и домой. Неужели заблудился, хозяин?

    Марко дорогу помнил, но погода стояла хорошая, а зуд приключений свербел внутри и призывал к действию. Уж если гонки химер его не удовлетворили, а столкновение с одноклассниками только раззадорило, то оставалось одно проверенное средство – прогуляться по Пешаку.

    Когда он свернул налево, Тия обернулась, поводила носом, а затем, заприметив хозяина, бросилась к нему, лавируя между прохожими. Подбежала, тихонько рыкнула, привлекая к себе внимание, а затем покачала головой.

    – Знаю, знаю, – отмахнулся Марко. – Надо было предупредить. Но ничего ведь страшного, я тут.

    Химера отошла чуть в сторонку, по-прежнему выражая неодобрение, а Марко зашагал по Пешаку. Медленно и степенно, как и положено прогуливаться по этой улице. По левую сторону – меха, одежда, драгоценности, минеральные камни, амулеты всех видов и назначений. По правую – сувениры, расписная посуда и продукты, цена на которые порой превосходила стоимость тарелок, из которых их ели. Даже прохожие здесь изменились. Уже не встретить оборванцев или бедняков – разве что в боковых переулках. Чем дальше от Пешака, тем меньше выбор в лавках, а цены доступней.

    Вот здесь знакомых у Марко и Тии было хоть отбавляй. Круглолицый Илец погладил подбежавшую химеру и подмигнул ее хозяину, а дородная Миряна подкинула Тие спелое яблоко, и та, поймав его на лету, побежала дальше, помахивая хвостом. Есть не ела, но из зубов не выпускала. Яблочный сок пробегал по острым зубам, стекая и капая на брусчатку. Марко представил, как это выглядит со стороны, и улыбнулся. Тия знала, зачем они здесь, и работала на публику превосходно.

    Впрочем, стоило найти подходящую жертву, чтобы весь этот спектакль не прошел даром.

    Марко направился к лавке алхимических амулетов. Большой выбор, множество диковинок, привезенных из дальних краев или сделанных местными алхимиками. Лавка занимала весь первый этаж красивого голубого здания с колоннами и расписными химерами, «охранявшими» водостоки. Каменные звери подпирали окна и невозмутимо взирали на прохожих.

    Сев на лавку, Марко принялся изучать посетителей сквозь прозрачные стекла. Тия, как обычно, устроилась подле хозяина и, склонив голову набок, начала рассматривать расписных химер.

    Торговля, судя по количеству посетителей, шла бойко. После гонок химер так чаще всего и бывало. Насмотревшись на чудо алхимии, зрители намеревались тут же приобрести себе что-нибудь подобное. Пусть не настолько же могущественное, но памятное. К тому же у Деяна имелось разрешение от гоночной гильдии, так что фигурки химер, каждая из которых хранила отражение настоящей, разлетались в мгновение ока.

    Но некоторым казалось, что они должны разлетаться еще быстрей.

    Взгляд Марко приковала молодая девушка, которая бродила среди полок, присматриваясь к фигуркам. Она брала то одну, то другую, внимательно рассматривала, а затем ставила назад на полку и переходила к следующей. Двигалась медленно и вдумчиво. Наконец, выбрав одну из фигурок, девушка резко развернулась, так что сумочка ее едва не снесла половину полки, и двинулась к выходу. Марко положил руку на голову Тие и прошептал:

    – Пора.

    Химера в мгновение ока проглотила яблоко, облизала морду и пружинистой походкой подскочила к хозяину. Сделав несколько шагов, они подошли к крыльцу ровно в тот момент, когда девушка выходила из лавки.

    – Ох! – покупательница отшатнулась и посмотрела по сторонам. – Вы бы поаккуратней! Ходите тут, людей пугаете!

    Марко промолчал. Стоял и молча рассматривал девушку, чуть склонив голову набок. Совсем как Тия, когда изучала нарисованных химер.

    – Чего смотришь? – Девушка оправилась от испуга и теперь разглядывала Марко, поджав губы. – Посторонись, мне надо пройти!

    – Сначала заплатите, – сказал он, почти не разжимая губ.

    – Я уже заплатила! – она взмахнула перед Марко чеком и фигуркой. – Вот, видишь?

    – За эту – заплатили. А за те, которые в сумке?

    – О чем ты говоришь? – Девушка нахмурилась. – В моей сумке только то, что принадлежит мне.

    – И еще десять коллекционных фигурок из лавки Деяна, за которые вы не заплатили.

    Тия чуть слышно рявкнула, и девушка вздрогнула.

    – Простите, одиннадцать. Тия считает лучше меня.

    – Не понимаю…

    – Все нормально? – Деян, заприметив Марко, вышел из лавки, оказавшись за спиной девушки. Та поспешно оглянулась, нахмурилась еще больше и начала стрелять глазами по сторонам.

    – Послушайте! Я буду жаловаться! Позову полицию!

    – Зовите, – Марко улыбнулся. – Хотите, я позову? Полиция!

    – Тшшш, – девушка уже едва не плакала. – Не надо. Вот, заберите. – Она засунула руку в сумку, пошарила на дне, а затем выгребла оттуда фигурки химер и сунула Деяну в руки. – И вот еще вам деньги за беспокойство. Только никого не зовите.

    – Что скажешь, Тия?

    Химера сделала несколько шагов к девушке, та отступила, но уперлась в широкую спину Деяна. Ойкнула и застыла на месте. Тия втянула воздух и тихонько тявкнула.

    – Тия считает, что у вас есть еще шанс исправиться, – сказал Марко.

    Посторонившись, химера освободила путь, и девушка тотчас быстрым шагом отправилась дальше по Пешаку.

    – Неплохо-неплохо, – усмехнулся Деян, поглаживая бороду. – Расскажешь, как она это сделала? Я ведь обрабатываю каждую фигурку особым составом, ну, ты знаешь. Вынести просто так нельзя!

    – Она тоже знала, видимо, – Марко пожал плечами. – Думаю, внутри сумка обработана каким-то другим составом. Она брала одну фигурку, а вторую смахивала рукавом прямо в сумку, дождавшись, пока никто не увидит.

    – Повезло тогда, что ты заметил, – Деян вздохнул. – Замки обработаны, фигурки обработаны, повсюду противоворовские устройства, а все одно – ходят и воруют. На вот, держи. Это не плата, не подумай. Это благодарность.

    Лавочник протянул одну из фигурок – ту самую Лошадь, которую совсем недавно атаковал Борзой. Марко кивнул, сунул фигурку в карман и двинулся в том же направлении, куда совсем недавно скрылась воровка.

    Теперь-то уж точно домой.

    Марко спрятал кулаки в длинные рукава куртки – у него всегда почему-то мерзли ладони и пальцы от волнения, а тут, несмотря на уверенную мину, поволноваться все же пришлось, – и зашагал дальше. На север до крытого рынка, где закручивался людской водоворот и богатая публика мешалась с бродягами, хмурые ученики алхимиков – с нарядными барышнями, а зеваки – с покупателями. Продавцы срывали голос, зазывая народ к себе; их крики взлетали под широкий, будто парящий в воздухе купол и звенели над толпой. На прилавках громоздились горы кускового шоколада, длинные тонкие колбасы, обвалянные в специях, жаренные в меду творожные шарики. И тут же, в соседнем ряду – украшения, покрывала, амулеты, часы, говоруны… Просто глаза разбегались.

    Марко не пошел через рынок напрямик, а прошагал рядом, стараясь как можно меньше внимания обращать на любопытствующих торговцев и покупателей. Он чувствовал: на сегодняшний день достаточно. Достаточно людей, разговоров, расспросов, необходимости отвечать, помогать, высказывать мнение. Марко казалось, что он похож на песочные часы, в которых верхняя емкость почти совсем пуста. Только сквозь воронку утекает не время, а энергия. Слишком много впечатлений. Или нет, не так.

    Одно-единственное впечатление, которое, будто зарубка на мыслях, заставляет возвращаться к себе снова и снова. Как так получилось с химерами? Почему они подрались? Это случайность? Или недоработка команды? Или настоящая диверсия?

    За размышлениями Марко не заметил, как прошел уже большую часть дороги. Впереди между зданиями показалась горка с вышкой метеорологов – от нее до дома рукой подать. Тия бежала впереди, подпрыгивая. Вот уж у кого запас сил остался тот же, что и с утра. Будто они не бродили весь день по городу.

    В подъезд они зашли чинно и благородно, бок о бок – это если умолчать про кучу-малу, которую Тия ухитрилась устроить на крыльце из себя, чужого самоката, своего хозяина и хозяина самоката. Последние два, правда, были не столь рады происходящему, но что поделаешь с этими людьми.

    Всю дорогу вверх по лестнице, на четвертый этаж, Тия весело косилась на Марко и подергивала ушами. Мол, ты чего, весело же!

    – Очень весело, – усталым голосом согласился Марко и выудил из кармана связку ключей.

    Мама не жаловала новомодные двери с силовыми запорами. Поэтому на входе в квартиру предстоял традиционный квест: одновременно вставить в две скважины и синхронно провернуть два семигранных ключа с длинными бородками – один болтался на длинном шнурке отдельно от остальных, чтобы можно было орудовать обеими руками. Потом правильно произнести кодовое слово и открыть основной замок. И «на закуску» – два маленьких замочка из сплава с серебром. Марко любил шутить, что их квартира больше похожа на тайный бункер, чем на обычное жилье. Правда, шутил он в основном молча, про себя.

    – Я пришел! – Задвинуть в угол ботинки, быстро снять куртку и вытереть лапы химере специальным полотенцем. Тия ворчала и рвалась на кухню. – Ты тут?

    Никто не ответил. Наверно, пошла в магазин или к соседке. О длинных походах «в свет» мама обычно предупреждала заранее. В отличие от сына, который постоянно задерживался то ли в школе, то ли у друзей, то ли просто шлялся где-то из любопытства.

    Из кухни вкусно пахло. Тия зафыркала и потянула туда Марко.

    – Уже иду, – отозвался он, но по дороге свернул в кабинет. Там не было ничего, кроме старого рассохшегося стола со стулом, нескольких полок и фотографий на стене. Именно к ним Марко всегда подходил после гонки. Мысленно рассказывал отцу о крутом забеге, жаловался ему на навязчивые идеи, которых в последнее время становилось все больше, или же просто смотрел на выцветшие черно-белые прямоугольники. Пожалуй, он не признался бы никому, даже себе, что эти разговоры с бумажными снимками так важны для него. И для Тии.

    – Надеюсь, у тебя все там в порядке и ты скоро к нам вернешься, – сказал Марко тихим голосом, а затем погладил враз присмиревшую химеру и пошел на кухню обедать.

    Глава вторая

    Прозвенел звонок – последний на сегодняшний день. Задвигались парты, зашуршала одежда, учитель со вздохом опустился на стул, прервав лекцию по основам алхимии. Марко покачал головой и принялся собирать тетрадки. Лекция ему нравилась и учитель тоже, но что поделать. Придется дослушать в другой раз. Или прочитать материалы самому.

    Стоило опустить руку вниз, за сумкой, как в ладонь тут же ткнулась Тия.

    – Как будто сама не слышала, что звонок, – проворчал Марко.

    Химера щекотно лизнула ладонь раздвоенным языком и грациозно выбралась из-под стола. Оглядела класс в поисках опасности, повода для страха или еще чего-нибудь, но бесполезно. Все уже давно привыкли, что под столом у Марко химера. Она спит, но если только потянуться к нему, чтобы дернуть за волосы, налить чего-нибудь за шиворот или приклеить бумажку к спине, как тут же Тия подаст голос. И горе тому, кто после такого предупреждения не остановится.

    Хорошо еще, что химера чувствовала, если тянутся с добрыми намерениями. Спросить что-нибудь или предложить. Это случалось редко, но все равно Тия различала настроения одноклассников.

    Впрочем, сегодня никто Марко не трогал. Только двое вчерашних тугодумов, которые встретились на площади, зыркнули пару раз в его сторону, пошептались о чем-то и тут же заржали.

    Тия чуть слышно рыкнула и покосилась на хозяина.

    – Да оставь ты их, – отмахнулся он. – Как будто дел других нет.

    Забросил сумку на плечо и вышел из класса. Коридоры школы промелькнули быстро, и вот он уже на улице. Ручеек школьников разделялся на каждом повороте и мельчал. Вскоре Марко шел лишь только с Тией.

    Химера снова забегала вперед, кувыркалась на месте, возвращалась, заглядывала в глаза и тыкалась в руку. Но все бесполезно. Марко вроде смотрел на нее, но вместо того, чтобы радоваться фокусам Тии, только хмурил брови, поджимал губы и качал головой.

    Наконец не выдержал. Остановился, наклонился и сделал вид, что завязывает шнурок. Тия подбежала и тут же ткнулась хозяину в ухо. Сначала мокрым носом, а потом тонким языком – щекотно!

    – Тихо, – прошептал Марко. – Хватит дурачиться. Как будто не почувствовала, что за нами следят.

    И посмотрел на химеру. А потом сразу устыдился. В глазах Тии отчетливо читалось что-то вроде: «Ну что ты, хозяин, в самом деле? Разумеется, я заметила. Вот и веду себя как беспородная дворняжка, которую первый раз погулять вывели. И даже не подаю вида, что все уже знаю».

    Не дословно, конечно, но явно что-то в этом духе. Марко хмыкнул и, завязав шнурок, подмигнул химере:

    – Ну что, Тия, прогуляемся и поиграем?

    Химера звонко заклекотала и в три прыжка оказалась у поворота. Марко бросился за ней – не угнаться, конечно, но ведь не в том интерес.

    Почти догнал у перекрестка, а затем Тия бросилась через дорогу. Лавировала между машинами, стоящими то тут, то там, и в конце концов привела Марко к Плотинке.

    Вот ведь как – хотел сюда вчера, а попал сегодня. И постоянно так со всем происходит.

    Дальше Тия спустилась в подземный переход, затем поднялась на другой стороне, чтобы тут же нырнуть вниз опять и оказаться совсем рядом с Марко. Но не остановилась, а поскакала дальше. Послышались визги прохожих, кто-то несколько раз потребовал надеть химере намордник, а затем раздался плеск воды.

    Марко что есть силы бросился к парапету, надеясь, что худшего не случилось. За Тию он не переживал, но вот если из-за нее в воду попал кто-нибудь другой, то тут так просто не отделаешься. Полиция, городовые или же сами горожане в один миг выяснят, кто хозяин химеры, и потребуют справедливой кары.

    Однако все обошлось. В Рибаре плавала Тия собственной персоной. Отфыркивалась и двигалась к другому берегу. Марко побежал в том же направлении через плотину и успел одновременно с химерой. Как раз вовремя, чтобы оказаться под градом мелких капель – выбравшись на берег, Тия решила отряхнуться.

    – Ну и что? – спросил Марко, присаживаясь прямо на нагретый солнцем камень Плотинки, пока химера чистила себя от грязи – вода в Рибаре не отличалась чистотой, и купаться там могла только химера. – Отстали?

    Тия фыркнула и склонила голову.

    – Эти двое? Вчерашних? – В ответ химера снова фыркнула, но с другой интонацией. – А кто тогда?

    Ответа не последовало. Вместо этого Тия пододвинулась ближе к Марко и с шумом втянула воздух. Затем посмотрела ему в глаза и повторила жест.

    – Ха-ха! – Марко потрепал химеру по загривку, а потом вытер мокрую ладонь об штанину. – Теперь наш черед поохотиться!

    Если бы на его месте был кто-то другой – тот, кто привык решать проблемы силой, – он бы поступил просто. Что делать, если тебя преследуют? Самому превратиться в преследователя! Это же просто, как зеркальный баланс веществ и сущностей или таблица алхимических элементов, напечатанная на обратной стороне тетрадки. Стань из жертвы охотником, и, возможно, тебе повезет.

    Только вот Марко не устраивало это самое «возможно». Любое начинание должно подкрепляться стопроцентной уверенностью в успехе, иначе ничего и начинать не стоит. Да, именно за это одноклассники называли его занудой, а учителя ценили. К тому же тщательно просчитанные нестандартные решения всегда лучше тех, которые сразу приходят в голову, разве не так?

    Поэтому сперва Марко не стал никого выслеживать и зеркалить чужие действия. Он достал из кармана говорун, сосредоточенно набрал сложную комбинацию клавиш и вызвал маму. Похвастался хорошей оценкой за контрольную, предупредил, что снова будет поздно, «на продленке надо порешать пару сложных задачек» – в случае с Марко звучало правдоподобно. Нажал отбой, встряхнул прибор около уха, будто фокусник – волшебную шкатулку, и уставился на экран.

    Да, все как он и думал. Сигнал пытались перехватить: заранее активированное заклинание вывело на экран несколько цифр и бледную стрелку, которая указывала на юго-запад. Четыре пятерки говорили о том, что преследователь – или тут лучше сказать «подслушиватель»? – пользовался услугами «Медной компании». У них были самые дорогие и надежные подстанции, лучшие подавители помех и пожизненная гарантия на «амулеты мгновенной связи». Стрелка указывала на ближайший алхимический усилитель, с которого пришел сигнал.

    – Нами заинтересовался кто-то серьезный, – пробормотал Марко, ткнув химеру пальцем в бок. Та фыркнула. Мол, не такой уж и серьезный.

    – То, что он не стал прыгать за тобой в воду или бежать за мной по берегу, – ничего не значит. Он и оттуда мог все видеть.

    Химера хмыкнула почти по-человечески. И искоса посмотрела на Марко.

    – Ты видела его на берегу? Покажешь, где он стоял?

    Тия кивнула и степенно затрусила по Плотинке назад, в сторону подземного перехода. Марко не стал ее подгонять – шел, пиная редкие желтые листья, руки в карманах, взгляд мечтательный. Ничуть не похоже, что он кого-то выслеживает.

    Химера дошла до ступеней в переход, прошла несколько и остановилась.

    – Ага, – протянул Марко. – Он очень не хотел наследить.

    На ступенях красовалось свежее граффити – уходя от преследователя, Марко этого даже не заметил сразу. Большая белая черепаха с земным шаром на панцире пыталась нырнуть в подземелье. Краски не пожалели, и она еще не высохла. Поэтому во все стороны от черепахи разбегались цепочки постепенно бледнеющих белых следов.

    – Он успел вовремя остановиться или все-таки…

    Заканчивать вопрос не требовалось. Тия уткнулась носом в черепаший хвостик и зарычала.

    Куда же он потом пошел?

    Задумавшись всего на мгновение, Марко сам себе ответил – на Пешак. Если ты следишь за кем-то, кто не любит ездить домой на общественных машинах, ты, скорее всего, предварительно изучил его любимые маршруты. Например, центральную улицу для прогулок.

    – Там мы его и поймаем. Если повезет.

    Марко и Тия медленно пройдут по улице, заглянут во все витрины, поздороваются со всеми знакомыми, чтобы наверняка быть замеченными. Обойдут рынок и нырнут в знакомый двор, где почти никогда нет людей, зато есть прекрасные гаражи, между которыми можно спрятаться. Как только во дворе покажется человек со следами краски на ботинках, можно считать, что первая часть задачи решена.

    Хороший план, за исключение одного – Марко пока не придумал фразу, чтобы выйти с ней из укрытия. Все эти «не на того напали» или «что это вы следите за нами?» звучали нелепо и по-детски. Пожалуй, без правильной фразы и вовсе не стоило показываться на глаза преследователю. Просто запомнить его и ретироваться со двора. Быстро и решительно. А потом уже спокойно обдумать, как воспользоваться фактами.

    * * *

    Пешак, как обычно, оказался многолюден. На этой улице жизнь не прекращалась ни в выходные, ни в будни. Люди спешили за диковинкам и норовили покрасоваться нарядами, механическими тростями, а то и големами или химерами. Даже ночью здесь повсюду горят огни, в кафе и ресторанах сидят завсегдатаи, а на улицах прогуливаются, горланя песни и читая вслух стихи – поэтов тянуло на Пешак, словно место заговорили, но днем они почему-то редко показывались здесь.

    Пожалуй, ни на одной улице в городе Марко и Тия не смотрелись так органично, как здесь. Даже сейчас они успели заметить еще парочку владельцев химер. Высокий и седой господин шел в компании с таким же умудренным жизнью зверем, который снисходительно взирал на остальных и проигнорировал Тию, когда та подскочила поздороваться. А вот девушку, почти ровесницу Марко, сопровождала игривая и ласковая химера, укутанная переливающимся мехом. Однако стоило Тие подбежать ближе, как чужая химера тут же оскалилась и встала в боевую стойку. И лишь убедившись, что Тия не собирается нападать, вновь приняла миролюбивый вид.

    «Хороший телохранитель», – подумал Марко машинально.

    Он шел по Пешаку неспешно и расслабленно. Даже сдерживать себя не приходилось – после беготни ноги болели и молили о пощаде. Присесть где-нибудь, отдохнуть, купить вкусную булку с корицей, политую еще горячим шоколадом. Съесть большую часть, а меньшей угостить Тию. Потом дойти до питьевого фонтанчика… В другой раз он бы непременно так поступил, но сейчас продолжал идти, разглядывая витрины.

    Интересовали Марко, разумеется, не выставленные там наряды из искусственного меха, драгоценные камни, амулеты или даже стационарные големы – у самого такой, да не из простых! – он посматривал больше на людей, которые шли за ним. Или же провожали его взглядами. Но задача, сначала казавшаяся такой простой, обернулась сложностями.

    На Марко или глазели в открытую, не таясь, или же не обращали внимания вовсе. Модники и богачи. Купцы и покупатели диковинок. Кто из них не видел живой химеры?

    Да еще, как назло, нигде не встречались белые следы. Может, он ошибся? Может, таинственный преследователь и не думает его больше выслеживать? Или он не один? Или обувь поменял? Или… Да что гадать! Надо искать его и думать.

    – Ну, а ты как? – спросил Марко у Тии, когда терпение начало иссякать. – Чуешь?

    Химера с шумом втянула воздух, затем помотала головой и заскулила.

    – Ничего-ничего. Сам нас сейчас найдет.

    Марко закрыл на секунду глаза и воскресил в памяти карту города. Вот он тут, на Пешаке, а вот все боковые ответвления и проулки. Если пойти сначала сюда, потом туда, а затем снова сюда… Да! Так и есть!

    Поманив Тию, он свернул в боковой проулок. Шел спокойно, но старался не оказываться близко к стенам и поворотам: вдруг кто выскочит внезапно? Прошел один проулок, свернул налево, прогулялся по параллельной улице, затем вновь оказался на Пешаке. Повторил тот же маневр с другой стороны.

    Все тщетно! Никто за ними не увязался и даже не пытался смотреть в их сторону.

    Марко вздохнул и посмотрел на Тию. Химера потупила взгляд.

    – Бывает, – пожал плечами Марко. – Нельзя все время выигрывать.

    Уже через минуту он мысленно отставил преследователя на второй план. Захочет – сам появится. А не захочет – ну, жалко, что так ничего и не узнал, но не так обидно, если он потратит несколько дней на поиски и ничего не найдет. Сейчас куда важнее казалось другое. А именно – с каким сиропом съесть булку в уличной кофейне, которая так кстати оказалась рядом. Клубничный был приторно-сладким, кленовый слишком безвкусным, а клюквенный горчил.

    Взвесив все «за» и «против», Марко заказал три булки – с разными сиропами. В конце концов, после такого тяжелого дня он заслужил немного сладостей. Сахар, как известно, полезен для мозгов, хоть и вреден для всего остального. Но если его сочетать со здоровой физической активностью…

    Не успев додумать, Марко потянулся, зевнул и потрепал химеру по шее. Затем вынул из кармана говорун. Оставалось проверить еще один вариант, так почему бы это не сделать, пока ждешь булку?

    Экранчик показывал, что заряд энергии почти на исходе, но на один вызов хватить должно. Марко набрал номер школы и уточнил, нет ли у давешнего учителя по алхимии каких-нибудь дополнительных занятий или просто факультатива. Выяснилось, что нет. Однако, по словам секретаря, Боян Ранджелович порой занимался с учениками, если их надо подтянуть по предмету. Поблагодарив, Марко сбросил звонок и тут же активировал заклинание, надеясь, что заряда хватит и на это.

    Повезло. Хватило. Стрелка быстро вращалась вокруг собственной оси и кричала о пяти пятерках.

    Марко разом стало холодно, будто и не жара на улице. Медленно, под аккомпанемент тихого рычания Тии, он поднял глаза и встретился взглядом с мужчиной за соседним столиком. У того оказались синие пронзительные глаза, борода в половину лица, широкие скулы, потертая синяя одежда и при этом начищенные до блеска ботинки.

    – Здраво! – сказал мужчина, приподнимая чашку в руке. До Марко донесся аромат кофе с кардамоном, а Тия вдруг чихнула и тихонько зарычала.

    – Что вам от меня нужно? – выпалил Марко и тут же пожалел об этом. Серная кислота его побери! Надо было хотя бы выдержать паузу для пущей важности… Что-о-о?

    Тия, вместо того, чтобы принять боевую стойку, подошла к соседнему столику и шумно нюхала блестящий ботинок. Мужчина смотрел на нее с самодовольной улыбкой. Потом перевел взгляд на Марко.

    – Я для них, как почтовый пакет, обогнувший полмира, на котором свободного места не видно за штампами.

    – Для них – это для кого?

    – Для химер, конечно, – голос мужчины потеплел. В его тоне не было ни страха, ни преувеличенного уважения, ни недоверия, с которым отзывались о чудовищах случайные люди. Он произнес слово «химеры» так, будто говорил о любимых внуках. Или рассказывал про обожаемых племянников. – Соглашусь, метафора с почтовым пакетом была красива, но длинновата и не слишком понятна. Я много времени провожу в обществе… хм, зверей, и даже если чистить ботинки по три раза в день, запах все равно сохраняется. Человек его, конечно, не учует, а вот химера будто книгу читает.

    – Вы следили за мной, чтобы прочитать лекцию?

    – Нет, просто предпочитаю монологи диалогам. И ничего с этим не могу поделать. Привычка. – Мужчина усмехнулся и протянул руку для приветствия. – Обрад Левич. Владелец команды «Вихри». Друг… твоего отца.

    Марко даже сначала не понял, что его больше удивило и взволновало. То ли упоминание о папе, то ли собственная невнимательность. Как он только мог не узнать Левича с первого взгляда? Команда «Вихри» то и дело побеждала на крупнейших гонках, у владельцев химер брали интервью, а лицо их начальника было на рекламных досках, на заставках к северным этапам состязаний и даже на банках с элитным кормом «для маленьких монстров». Как Марко мог его не узнать, если он запомнил Левича раньше, чем большинство соседей? «Банки с этим дядей – не для тебя, а для Тии!» – выговаривала мама, когда обнаруживала, что сын жует фиолетовые шарики из миски химеры. На пакетике, из которого шарики высыпались, во весь рот улыбался сегодняшний преследователь.

    – Извините, я вас не узнал, – буркнул Марко и протянул руку. Пальцы дрожали. Почему? Неужели он настолько волнуется? – Я Марко. Но вы, конечно, и так знаете мое имя.

    Обрад кивнул.

    – Так уж случилось.

    – Сейчас будете рассказывать о последней воле моего отца, или передадите от него письмо, или воскликнете «как ты на него похож!»? Я не уверен, что здесь для этого лучшее время и место.

    – Нет, – покачал головой Левич. – Дело не в этом.

    – А в чем?

    Владелец команды «Вихри» недоуменно пожал плечами.

    – Странный вопрос. Ты же видел вчерашнюю гонку?

    – Конечно.

    – И видел, как пострадал Мустанг в драке?

    Мустанг. Точно! Вчерашнюю жертву звали Мустангом.

    – В-видел.

    – Ходить вокруг да около не люблю и не собираюсь. Так что слушай внимательно и взвешивай аргументы «за» и «против». Я хочу предложить Тии стать членом нашей команды. А тебе – превратиться в ее тренера и соратника.

    – Подождите! – Марко сжал бумажный стаканчик так сильно, что недопитый чай выплеснулся и заляпал футболку. На секунду подумалось – мама будет в восторге, да уж. – Так не бывает.

    – Почему? – удивился Обрад.

    – Потому что… – Марко запнулся, подбирая нужные слова. – Потому что только в сказках является джинн, который исполняет желания или отвечает на все вопросы.

    Мужчина преувеличенно внимательно оглядел себя с головы до ног.

    – Я вроде бы не похож на джинна. И на все твои вопросы точно ответить не смогу. Разве что на те, которые касаются гонок или прошлого твоего родителя. Так уж вышло, что мы работали вместе.

    – Мне хочется вам верить. Но я не очень готов. Все слишком странно.

    – Понимаю, – Обрад откусил кусочек булки и быстро прожевал его. Желваки на челюстях двигались так заметно, будто под кожей ползали заводные скарабеи. – Я бы на твоем месте тоже удивлялся. Но все обстоит ровно так, как я говорю. От твоего отца мне известно о Тие – это очень сильная, многообещающая химера, которая при должной подготовке может побеждать. Если ты похож на отца, то мне известно и о твоих качествах – умение просчитывать ситуацию, скрупулезность, осторожность. Как раз то, что требуется в команде поддержки. После того как Мустанг вышел из строя, мне нужно как можно быстрее найти ему замену. Я мог бы отправиться на открытый рынок и приобрести зверя, но кто поручится, что сейчас в продаже есть достаточно сильная и мощная особь? Никто. Поэтому я вынужден обратиться к тебе.

    – Но почему вы сначала за мной следили? – Марко все никак не мог осознать, что происходящее с ним – не сон и не чья-то злая шутка, поэтому разум подкидывал вопросы один за другим. – Почему не пришли к нам домой? Не поговорили сначала с мамой?

    – Мальчик мой, – вздохнул Левич. – Ты когда-нибудь пытался сказать матери, что хочешь забрать ее единственного любимого сына на другой конец света?

    – Не пытался, – Марко скосил глаза и обнаружил, что Тия доедает третью булочку. С кленовым сиропом. Ни одну из них Марко так и не попробовал.

    – О, тогда тебе предстоит еще масса открытий на этом нелегком пути. – Собеседник достал из портфеля свиток и развернул его на столе перед собой. – Потому что именно это я и собираюсь сделать с любимым и единственным сыном твоей матери…

    Глава третья

    – Только через мой труп, – повторила мама и отвернулась к плите. Там в широком сотейнике шипело и щелкало масло. – Никаких гонок. Я не хочу, чтобы ты там убился.

    – Можно подумать, это я буду проходить трассу, – возмутился Марко. – Тия отправится на дистанцию, а я…

    – А ты приходишь ко мне, говоришь, что хочешь бросить школу и уехать куда-то к демону на рога, чтобы заниматься не пойми чем в опасной близости от неизученных и опасных миров, где только химеры и могут нормально существовать!

    Да уж. В устах мамы это звучало сомнительно. Теперь Марко понимал, почему господин Левич сначала поговорил с ним. Ни один здравый аргумент на маму почему-то не действовал.

    – Ты же понимаешь, что для Тии это шанс? Может быть, лучший в ее жизни?

    – Тия – не мой ребенок! – мама стукнула лопаточкой о край сотейника так громко, что звон пошел по всей кухне.

    Химера обиженно заворчала из-под стола.

    – И нечего тут ворчать!

    Марко наклонился к Тие и почесал ей лоб.

    – Прости. Я не хотел, чтобы тебе досталось.

    – Это ей еще не досталось. – Мама обернулась к Марко, и он с каким-то очень неудобным… неуютным чувством заметил, что в глазах у нее блестят слезы. – Что ты будешь делать, если ей достанется во время гонки? Если она потеряет хвост, лапу, голову, в конце концов?

    – Не хочу с тобой спорить, – Марко встал из-за стола.

    – И куда ты пошел?

    – Поищу аргументы, которые смогут тебя убедить.

    – Пока не окончишь школу и не повзрослеешь, ты их вряд ли найдешь.

    «Угу, – пробормотал Марко себе под нос. – Интересно, я успею повзрослеть за те три дня, которые мне дали на размышление?»

    Химера фыркнула и ткнулась носом в бедро хозяину.

    «Вот и я думаю – вряд ли».

    После ссоры с мамой все валилось из рук. За те несколько минут, что Марко собирался в школу, он успел стукнуться о ножку стула мизинцем левой ноги (да так, что искры из глаз посыпались), уронить тетради, куда-то задевать учебник по физике и обнаружить, что говорун совершенно холодный и на команды не реагирует – покормить его энергией никто так и не сподобился. Еще бы, накануне вернулся поздно, лег спать в мечтах о дальних мирах, ворочался без сна до четырех утра, продумывая разговор с мамой. Как оказалось – бесполезно, стоило заикнуться о гонках – и сразу никакого конструктива. «Тебя там убьют», «что ты там забыл?», «что я тут без тебя буду делать?» – вся логика выстроенных аргументов разбивается об эмоциональные предположения.

    И вот как это победить?

    Тия сидела рядом с рюкзаком и шумно сопела. Сочувствовала изо всех химерьих сил.

    – Тебе тоже хочется в гонку? Не боишься потерять хвост?

    Химера коротко зафыркала, будто засмеялась. Скажешь тоже. Кто будет думать о каком-то там хвосте, когда впереди маячат такие приключения?

    * * *

    В кабинет директора Марко попал с третьего раза. В первый раз его не пустила секретарь, потому что «господин Астурис еще не подошел», а во второй – табличка «Обед». Пришлось занять место возле двери, а потом, убедившись, что директор возвращается, шмыгнуть за ним сначала в приемную, а оттуда в кабинет.

    – Ну-ну, – только и сказал господин Астурис, покачав головой.

    Взглядом он указал Марко на стул, а Тие погрозил пальцем. Химера уселась посреди комнаты, потрогала когтем ковер и исподлобья посмотрела на директора. Тот поднял обе руки ладонями вперед, и на морде Тии мелькнуло самодовольное выражение, которое заменяло ей улыбку.

    – И что же вас сюда привело, Алхемчар? – спросил господин Астурис, вздыхая. – Желаете выбить очередную преференцию? Хочу напомнить, что вам позволено приходить на уроки с химерой, не посещать основы домоводства – хотя эти уроки чрезвычайно важны для воспитания достойных граждан, – а кроме того, вы имеете право являться в школу без соответствующего головного убора.

    Господин Астурис говорил в своей обычной манере – мягко и спокойно. И, как всегда, невозможно было понять: ругается он или шутит. Виной тому иноземный акцент, из-за которого мягкие знаки появлялись в речи директора в неожиданных местах, а каждое слово заканчивалось на едва различимую, но все же слышимую «с».

    – Ну-у-у, тут все сложно, – Марко почесал затылок, на котором действительно отсутствовала повязка с зачарованными монетами, которыми ученики защищали голову от посторонних мыслей.

    А потом, решив не усложнять и без того сложную ситуацию, Марко просто рассказал вчерашнюю историю, отредактировав некоторые моменты. А дальше пошли уговоры с упором на то, что это уникальный шанс, что скоро уже зимние каникулы, что никаких экзаменов Марко не сдает, а по всем предметам так или иначе наверстает.

    – Допустим, – господин Астурис кивнул. – Ты действительно можешь наверстать пропущенное. Это и вправду шанс, который редко выпадает ребенку твоего возраста. И я болею за команду «Вихри» уже больше десяти лет!

    Директор улыбнулся, и у Марко сразу потеплело на душе. А Тия от полноты чувств вильнула хвостом, отчего одно из перьев вылетело.

    – Но формальности все же есть. Нужно опросить всех учителей, чтобы точно понять, можно ли тебя отпустить.

    Марко кивнул и потянулся к выпавшему перу, пряча от директора лицо, чтобы тот не увидел, как улыбка постепенно каменеет.

    А что, если он случайно перешел кому-нибудь из учителей дорогу? Вдруг на него точат зуб, а он даже не знает про это? В принципе, так чтобы специально – это вряд ли, но мало ли, кто что про него думает…

    Впрочем, когда через пять минут господин Астурис вызвал преподавателей Марко, выяснилось, что переживал он напрасно. Разумеется, учителя сомневались, что Марко действительно приглашен для участия в гонках химер, но у них будет возможность убедиться в этом собственными глазами при следующей трансляции.

    Вот только полной свободы Марко не дали. За возможность не доучиваться месяц, а посвятить его гонкам химер, следовало заплатить.

    Дневник алхимических наблюдений – это раз. Образцы почвы и грунта – два. Упоминание их школы где-нибудь – это три. Отпечатки лап химер и автографы их хозяев и владельцев команд (в любом количестве, какое получится) – четыре.

    Ну, и официальное письмо от матери о том, что она его отпускает и берет на себя всю ответственность.

    Нет, разумеется, о чем-то подобном учителя обязаны были упомянуть, но Марко почувствовал себя так, будто долго готовился к ритуалу, подбирал все ингредиенты, чертил схему, высчитывал расположение планет и подготовил все, что только возможно, а в самый последний момент тебе говорят: «Только, пожалуйста, сначала получите разрешение на проведение самого ритуала. Да не у кого-нибудь, а у самого главного алхимика».

    И чувствуешь себя совсем обессиленным.

    * * *

    Марко лавировал между людьми, спешащими с работы и по делам. Шел бесцельно и бездумно, даже не отслеживая, что происходит по сторонам. У любого горожанина рано или поздно развивается этот навык перемещения в толпе, когда между тобой и другими людьми всегда есть расстояние, в которое поместится еще один человек. Ну, или химера, которой никто не указ.

    Но даже когда этот навык достигает совершенства, всегда находится тот, кому на это наплевать. Человек, идущий сквозь толпу, как раскаленный нож, разрезающий олово.

    Марко увидел, как в господина перед ним врезался какой-то громила в черном балахоне, в капюшоне, натянутом так низко, что и лица не разглядеть. Мысли медленно, словно с трудом переходя на другую шестерню, закрутились. Мелькнуло что-то вроде «Даже не извинился!», и этот же громила врезался уже в Марко.

    Плечом в плечо. Так сильно, что с трудом удалось устоять на ногах. Марко обернулся, уткнулся взглядом в спину обидчику и успокаивающе придержал Тию, готовую наказать того, кто посмел причинить боль хозяину.

    И тут же пронзительный визг раздался почти над ухом:

    – Держите вора! Вы посмотрите на него – думает, химера есть, так никто против него и слова не скажет!

    Вот тут мысли забегали с утроенной силой!

    Марко провел рукой по карманам – так и есть, что-то лежит с правой стороны в жилете. Нет времени разбираться, что именно, сейчас важно другое.

    – Быстрей! Схвати его! – приказ едва успел сорваться с губ, как Тия черной молнией бросилась в толпу.

    – Господин! Господин! Остановитесь! Проверьте свои карманы! – продолжал надрываться голос, который казался смутно знакомым.

    Марко обернулся.

    Господин, которого толкнул громила в балахоне, шарил по карманам. Рядом с ним зеваки уже начали сбиваться в подобие стаи – и если большинство смотрели с любопытством, то у части из собравшихся в глазах плясало злорадство, а где-то даже и ненависть. А та самая воровка из магазина Деяна, о которой он уже и думать забыл, стояла совсем рядом и продолжала верещать:

    – Вот посмотрите же на него! Посмотрите! Господин, у вас точно в карманах все на месте?

    – Кажется, нет. – Господин похлопал себя по фраку, а затем по брюкам. – Охранный амулет, чтобы в дом зайти, – его нет…

    – Во-о-от! А я видела, как химера этого мальчишки взяла и стащила у вас что-то из кармана. А потом ему передала! Пусть карманы покажет!

    «Вот и проявляй благородство», – мысленно вздохнул Марко.

    – Молодой человек, я, конечно, извиняюсь, но не могли бы вы показать, что у вас в карманах?

    Господин смотрел чуть в сторону. Мол, я ни при чем, это все люди говорят. Марко на него даже не злился. Ничего не поделаешь, он же не знает всю историю противостояния с этой воровкой.

    И как же своевременно раздался крик боли позади Марко! Он даже не стал оборачиваться, чтобы узнать, что происходит за спиной. Достаточно оказалось взглянуть на лицо воровки – оно разом потеряло всю наглость, а губы скривились, как от кислого яблока.

    Марко жестом фокусника достал из кармана амулет и передал его господину. Толпа зевак разом придвинулась, беря Марко в полукольцо, чтобы никуда не убежал.

    – Эта девушка немного неправильно выразилась, – сказал Марко, глядя в глаза воровке. – Химера и в самом деле вытащила этот амулет. Только не у вас, а у настоящего вора. Я просто взял его на хранение, пока она занималась поимкой.

    Повернувшись, Марко увидел того самого громилу. Капюшон сейчас был откинут, и рябое, покрытое прыщами лицо мелко дрожало. Мужчина боялся. Особенно это было заметно, когда вор косился на Тию, державшую его ладонь в пасти. Клыки химера пока не выпускала, но даже широких жевательных зубов хватало.

    – Это правда? – спросил господин.

    Тия чуть зарычала и, видимо, сильнее прикусила руку грабителю. Тот тонко взвизгнул и прошипел: «Да. Это сделал я».

    – Да кто угодно так скажет, если его за руку схватить! – выкрикнула воровка.

    – Кто угодно? – Марко развернулся. – А у вас есть такой опыт? Мне кажется, что если человеку не в чем признаваться, то и боль тут не повлияет. К тому же все знают, что химеры атакуют только тех, кто сделал что-то плохое их хозяевам.

    Толпа зашумела и загудела одобрительно. Этот закон знали все. Без него химерам никто не позволил бы спокойно гулять по улицам. Часть зевак, поняв, что инцидент исчерпан, поспешила дальше по своим делам. Осталась лишь небольшая горстка любопытных, Марко с Тией, растерянный господин и воровка с грабителем. В этот момент Марко очень жалел, что у Тии только одна пасть – не может схватить двоих сразу.

    – Что вы хотите с ним делать? – спросил он у господина. – Отдадим полиции?

    – Нет, пожалуй, – тот засуетился. – Полиция – это рапорты, это какие-то записки, это время. А у меня дела. Спасибо за помощь!

    Он повернулся и неожиданно быстро затерялся в толпе. И только тогда Марко подумал, что господин тоже мог принимать участие в этом спектакле. По крайней мере, не стоило исключать подобного.

    И сразу ощущение триумфа куда-то испарилось.

    – Вот так и бывает, – пробормотал он. – Отпускаешь их, отпускаешь, а они потом еще и месть какую-то придумывают.

    Марко посмотрел воровке в глаза, та не отступила и только фыркнула.

    – Пойдем, Тия. Брось каку.

    Химера тявкнула еле слышно, надавила напоследок на руку грабителю, а затем бросилась догонять хозяина.

    * * *

    Возвращение домой получилось непонятным. С одной стороны – успешно решил дела со школой и победил грабителей, а с другой – финальное слово все равно будет за мамой, а от победы никакой радости, только досада, будто в грязи измазался. Переступив порог, Марко сразу услышал голоса из кухни – будто сорока стрекочет. Громко, взахлеб. Значит, пришла в гости самая говорливая из соседок, тетушка Вичка, и теперь с мамой ни поздороваться, ни словом перемолвиться – иначе не успеешь оглянуться, как тебе все кости перемоют. Марко терпеть не мог пустых разговоров и сплетен, поэтому, приложил палец к губам, посмотрел на Тию, сделав страшное лицо, и на цыпочках пробрался в свою комнату. Выждать, пока «противник» покинет позиции и можно будет спокойно пойти поужинать. А главное – снова попробовать уговорить маму. Мол, семестр фактически закончил – теперь твоя очередь выполнять обещание.

    Сначала Марко взял с полки толстую книгу о земных элементах и завалился на диван, предвкушая час-другой увлекательного чтения, однако что-то пошло не так. Оказалось, что он взволнован предложением господина Левича и протестом мамы слишком сильно, чтобы сосредоточиться. Даже мистические истории про големов и пещерных червей не могли отвлечь Марко от переживаний. Тия чувствовала его настроение и вместо того, чтобы чинно лежать под столом или спать на своей подстилке в углу, скакала по комнате, высоко вскидывая лапы, будто охотилась на невидимое существо.

    – Ладно, – сказал Марко и отложил книгу в сторону. – Потратим время с пользой, но по-другому.

    Однако уроки оказались тоже не слишком хорошим средством отвлечься. Третий раз переписав одно и то же слово из-за глупой ошибки, Марко закрыл рабочую тетрадь и со всей силы ткнул карандашом в стол. Грифель щелкнул и сломался. Тия тут же сунулась носом под руку, слизнула длинным языком кусочек графита и шумно захрустела – так, будто ей удалось засунуть в рот не крупинку, а кусок, по меньшей мере, размером с кулак. А то и два.

    – Уговорила, – Марко подошел к двери и приоткрыл ее. Из кухни все еще слышались голоса. – Баловаться – так баловаться. Играем в сыщиков!

    И, неслышно ступая, отправился в отцовский кабинет.

    В этот раз он смотрел на фотографии свежим взглядом. Не пытался что-то понять, придумать историю, истолковать прошлое, а искал конкретные детали. Зацепки. Незнакомые лица превратились в элементы задачи, интерьеры – в условия решения, а их сочетание…

    – Он, – пробормотал Марко, вглядываясь в большой общий снимок. – Тия, гляди, и вправду он. Я же не ошибаюсь?

    Химера поднялась на задние лапы, ткнулась носом в фотографию и помотала головой. Не ошибаешься.

    Полтора десятка человек сидели полукругом на лесной поляне вокруг погасшего костра. В плащах, накидках, грязные и помятые – судя по всему, недавно прошел дождь. И все до одного улыбались. Кто-то осторожно, краешком рта, а кто-то хохотал во все зубы. В самом центре, привалившись плечами друг к другу, сидели папа и Обрад Левич.

    Они глядели прямо в объектив, сияли всем своим видом и махали фотографу. А с другой стороны от папы примостилась худенькая девочка с круглыми удивленными глазами и осторожной улыбкой. Казалось, что она не до конца понимала, что происходит и чему так радуются все эти люди.

    – Э-э-э… – протянул Марко. – Мама?

    – Да? – раздалось из коридора. Через секунду мама показалась в дверях. – Тетушка Вичка ушла, но остался пирог. Почему не поздоровался, как пришел?

    – Мама, а почему ты не сказала, что была знакома с Обрадом Левичем? – если не хочешь отвечать на неудобный вопрос, лучшая защита – это нападение. – То есть ты знаешь, что они дружили с папой, и все равно не хочешь меня…

    – Вот именно! – Мама шагнула к Марко так резко, что даже Тия вздрогнула и вздернула уши. – Я знала его и как раз поэтому не отпущу тебя. Хватит. Один раз они уже с отцом сходили… в поход.

    – Что за поход? Ты никогда раньше о нем не рассказывала.

    – И не расскажу. Достаточно того, что Левич один раз запудрил мозги отцу, а теперь и за сына взялся. Думает, что я забыла его фокусы? Не забыла!

    – Так что за фокусы-то? – Марко почувствовал себя пятилетним малышом, которому взрослые запрещают переходить дорогу в неположенном месте, но не объясняют, почему надо соблюдать правила. Мол, слишком мал еще, не поймет. – Может, если ты расскажешь подробнее, я и сам не захочу с ним связываться.

    – Ужин на столе. И разговор закончен.

    – Но мам…

    – Я серьезно!

    Это было сказано таким специальным маминым голосом, по которому было понятно – лучше и вправду не продолжать. То есть придется отложить разговор до завтра. Или послезавтра. И чем ей только насолил этот Левич?

    * * *

    Покидать дом ночью, тайком, пока все спят, – по мнению Марко, этим умением должен владеть каждый уважающий себя мальчишка. В теории все кажется очень простым: встал, оделся тихо и аккуратно прошмыгнул мимо двери маминой спальни, которую она всегда прикрывает на ночь. Вот только на практике все не так просто, потому что есть Тия. Химере, даже пока она была еще маленькой, всегда требовалось знать, где находится хозяин и чем он занят.

    А еще у нее когти, которые противно и громко клацают по паркету.

    – Ты не могла бы их спрятать? – спросил Марко, стоя перед дверью своей комнаты. – Мама же услышит и поймет, что ты тут шастаешь. А раз ты шастаешь, значит, и я наверняка не сплю.

    Тия пододвинулась ближе, хотя шепот хозяина могла расслышать и со своего места. Единственный ответ, который последовал от химеры, – мягкий тычок носом в руку. Мол, я, конечно, не кошка, но раз ты настаиваешь…

    Марко проинспектировал лапы – когтей снаружи не оказалось. Однако он по-прежнему переживал, что в какой-то момент Тия расслабится или ей покажется, что угроза миновала, хотя на самом деле нет. В итоге на каждую лапу химеры Марко натянул по носку. Оранжевые на правую переднюю и левую заднюю, а зеленые на две другие. Не специально в таком порядке, просто торопился.

    Дальше все прошло как и задумывалось, и уже в подъезде Марко избавил Тию от носков, которые химера с любопытством обнюхала.

    – Если очень нравится, могу так оставить.

    Тия фыркнула и быстро сбежала с лестницы, первой выскочив из подъезда. Мало ли что еще взбредет хозяину в голову!

    Путь по ночному городу, освещенному фонарями, казался куда интересней, чем днем. Словно совсем по другим улицам шагаешь. Вот, на улице Первоэлементов тени от фонарей складываются в причудливые узоры алхимических символов. Они чуть искажены, но так даже интересней – можно идти и отгадывать, где какой. А вот проходишь мимо памятника солнцу на Ртутной площади, и оказывается, что у него диковинная подсветка, которая сделана таким образом, будто солнце встает из-за горизонта. Еще немного вперед, и вступаешь в дендрарий…

    И выясняется, что нужно срочно прятаться за деревом. Потому что тебе прямо навстречу идут те самые двое жуликов, которые сегодня пытались подставить Марко. Идут, обнимаются, ни дать ни взять парочка на отдыхе. Вот только шепчутся они слишком подозрительно для любовных признаний.

    – Хотя, может, они просто стесняются на людях нежности разводить? – пробормотал Марко.

    Дождавшись, когда странная парочка пройдет мимо, он выступил из-за дерева и погладил Тию, которая рвалась следом за жуликами.

    – Не сейчас, – сказал Марко. – Кто его знает, вдруг они чем-нибудь вооружены? Ткнут в тебя каким-нибудь закаленным клинком, и все. И никаких свидетелей. Будут утверждать, что ты сама на них напала.

    Впрочем, стоило пройти буквально пару шагов – даже до выхода из дендрария не добрались! – как навстречу попалась еще одна парочка, которую Марко не хотел бы видеть. Два одноклассника. Тугоумных и наглых. Те, что с задней парты.

    – У них тут встреча какая-то, что ли? – удивляться уже не было сил, а движение – спрятаться за деревом, подтянуть к себе Тию и держать, чтобы молчала, – получилось почти автоматически.

    Марко покачал головой, смотря вслед одноклассникам. Были они чем-то схожи с предыдущей парочкой. Так же шептались, разве что не обнимали друг друга.

    Один раз – случайность. Два – закономерность.

    Стоило ли после случившегося гулять дальше? В планах было найти гостиницу, в которой остановился господин Левич, и покрутиться вокруг – вдруг чего удастся узнать. Но после подобных встреч… словно сама судьба намекала – не ходи по этому пути!

    В судьбу Марко когда верил, а когда – нет. И сегодня хотел бы не верить. Но все эти встречи…

    – Думаешь, стоит дальше идти?

    Тия почти по-человечески вздохнула и потерлась о ногу хозяина. Высунув язык, химера легла и заскулила.

    – Ну, тогда домой, раз ты не одобряешь.

    И хотя до гостиницы оставалась лишь пара перекрестков, Марко на самом деле и сам уже расхотел куда-либо идти. Кто его знает, с кем будет третья встреча. И удастся ли ее так же благополучно избежать.
    Глава четвертая
    Всю ночь Марко ворочался и бесконечно прокручивал в голове навязчивую мысль: «Как попасть на гонку? Если я не могу отпроситься, то как мне туда попасть? Что, если это главный шанс в жизни?» Когда же этот рефрен ненадолго отпускал и удавалось погрузиться в туманное сонное марево, успокоения все равно не было.


    Снилось, что Марко готовится впервые проводить трансформацию. Он наизусть помнит инструкции из учебников, нашел все необходимые ингредиенты, начертил на земле сложную фигуру, а главное – хорошо изучил все препятствия на трассе. Он дрожит от нетерпения и возбуждения: еще немного, и его химера изменится, преобразится в новое и гораздо более выносливое существо, с одной стороны… С другой же, останется внутри все той же веселой и привычной Тией. Эта двойственность кажется одновременно странной и очень притягательной. Марко нетерпеливо машет рукой – мол, становись на пересечение линий, и начнем. Но Тия почему-то медлит. Она переступает с лапы на лапу, не решаясь перешагнуть через границу, прочерченную острым аметистовым ножом. Марко нервничает и начинает злиться.
    Он пытается прикрикнуть на химеру, но только беззвучно открывает рот. Голоса почему-то нет. Тогда он обходит фигуру и шлепает Тию по загривку. Та вздрагивает и обиженно косится на хозяина. Ему одновременно стыдно и досадно.
    Вздохнув, химера все же делает шаг вперед и устраивается в центре октаграммы. Марко начинает торопливо бормотать заклинание – голос как раз возвращается к нему… и тут холодеет, холодеет от ужаса. Он понимает, что неправильно составил формулу, перепутал порядок препятствий, и химера вовсе не напрасно боялась ритуала. Будто чувствовала. Но трансформацию нельзя прерывать просто так, нужно закончить начатое, иначе последствия непредсказуемы. Голос начинает дрожать, подбородок дергается. Алхимик-недоучка Марко Алхемчар-младший смотрит на меняющуюся Тию и понимает, что она может умереть…

    Никогда еще Марко так не радовался звонку будильника. Выдернутый в реальность из кошмара, он лежал в холодном поту на мокрой простыне и несколько минут бездумно смотрел в потолок, тяжело дыша. Как хорошо, что он пока не попал на гонку. Слава первоэлементу, что с Тией ничего не случилось.

    Мама постучала в дверь комнаты:

    – Эй, взрослый и самостоятельный ученик, который готов окончить школу! Ты там не опаздываешь? Опять не успеешь позавтракать!

    – Иду! – Марко перевалился на бок, стащил со спинки кровати часы и уставился на стрелки. После пробуждения он всегда был немного не в ладах со временем.

    Да уж, мама права. До школы придется бежать. Даже если прямо сейчас вскочить и начать собираться со скоростью гоночного болида. А что? Это вызов!

    Марко подскочил на кровати, ловко натянул штаны, всего за полминуты отыскал носки – пусть разного цвета, кому какое дело? – и выудил из корзины с грязным бельем рубашку, которая не выглядела как претендент на срочную стирку. Пыхтя от усердия, застегнул все пуговицы. И только после этого понял, что что-то не так.

    Никто не прыгал вокруг, не задирал лапой и не мешал одеваться. Тия лежала в углу комнаты, свернувшись клубком, и тихо сопела.

    – Эй, ты что, не проснулась?

    Химера приподняла голову и тут же вернула ее обратно на скрещенные лапы.

    – Устала вчера?

    Тия фыркнула и закрыла глаза. Марко подошел к ней и растерянно топтался рядом. Когда привык к хорошему, абсолютно непонятно, что делать, когда наступает плохое.

    – Ты заболела?

    Не открывая глаз, химера медленно поднялась. Она двигалась через силу, будто ранена или истощена, однако взгляд, которым Тия посмотрела на Марко, был полон решимости. Если хозяин собрался в школу, то придется идти вместе с ним, чего бы это ни стоило.

    – Маа-аам! – крикнул было Марко, но тут же осекся.

    – Что-о?

    – Сделай… сделай бутерброд, пожалуйста, я сейчас прибегу!

    Наверняка мама знает, как лечить Тию. Или знает, где и у кого это можно узнать. Но попросить об этом – значит вооружить очередным аргументом против гонок. Марко вовремя представил, как ему выговаривают: «Во-от, а если с химерой там что-нибудь случится? А ты не знаешь, как поступить? Маму на помощь будешь звать?»

    Бррр.

    Нет уж. Он сам разберется. Тия ведь всего лишь заболела, а не лежит при смерти!

    * * *

    К обеду Тие если и стало лучше, то ненамного. Химера по-прежнему выглядела болезненной и сонной. Не скакала вокруг Марко, а плелась следом бледной тенью самой себя. И на уроках не слушала внимательно, будто бы сама учится, а дремала, изредка поскуливая. На последнее очень обижались учителя – замечаний не делали, но смотрели так… с неудовольствием.

    Зато одноклассники не сдерживались. Шуточки так и сыпались со всех сторон. Больше всего, разумеется, напирали двое с последней парты – Марко так и не мог запомнить их имена и для себя окрестил их гомункулами. Для големов мозгов не хватало.

    – Что, заморил зверушку голодом?

    – Это она с тобой нянчиться устала.

    – Небось собираешься переродить ее во что-нибудь мохнатое и крылатое?

    Оскорбления не задевали сами по себе, но переживания за Тию источили терпение Марко, и сдерживаться становилось все трудней. Потому, не выдержав, он вместо обеда отправился в школьную лабораторию. Конечно, ее оснащение не шло ни в какое сравнение с настоящей мастерской алхимика, но ту еще искать надо, а здесь все под рукой.

    Марко, долго путаясь, чертил фигуру в специально отведенном углу.

    Периодически в памяти всплывал ночной кошмар, отчего руки дрожали и линии получались кривые и смазанные. Приходилось стирать их и проводить заново. Но спустя полчаса фигура все же была готова, а ингредиенты заняли свои места по кругу.

    – Тия, зайди, пожалуйста, внутрь, – попросил он.

    И вновь в памяти всплыла картинка из сна. Пришлось что есть силы тряхнуть головой, чтобы выкинуть ее прочь.

    Химера, однако, не возразила. С покорностью и обреченностью прошла внутрь фигуры и тут же улеглась.

    – Подожди, сейчас все будет хорошо, – пробормотал Марко, сдерживая слезы, а затем скрестил пальцы и произнес активирующую фразу.

    Фигура засветилась зеленым, но затем пошла фиолетовыми всполохами. И с каждой секундой они становились все темнее и темнее. Моргнув последний раз, фигура исчезла с громким хлопком, а ингредиенты, обуглившись, развеялись прахом.

    – Так-так-так, – сказал лаборант Ненад, появляясь из своего кабинета. – Балуемся? Казенные ингредиенты без спроса пользуем? Еще и мусорим?

    – Я как раз собирался убрать, – пробурчал Марко, беря в руку стоявшую в углу метлу. – А ингредиентов я мало взял. Ты же знаешь, я обычно на занятиях экономлю.

    Ненад в ответ лишь улыбнулся, поняв намек. Свое испытание на подтверждение статуса алхимика он нес с честью. С детьми никогда не грубил, только подшучивал. А то, что сэкономленные ингредиенты использовал для личных исследований, – так это ничего страшного. Все равно их школа каждый месяц в одинаковых количествах закупала, даже не спрашивая, сколько еще осталось.

    – Ну, допустим, – лаборант покопался в карманах и достал оттуда резинку. Секунда понадобилась ему, чтобы убрать волосы в хвостик. – А что случилось-то? Чего без спросу? Я бы разрешил, тебе тем более. Ты же знаешь!

    Марко, подумав секунду, рассказал о состоянии Тии.

    – Волновался я сильно, вот и забыл спросить, – подытожил он. – И не зря волновался. Кто-то ее отравил. Аура показывает, что там инородное влияние.

    Ненад посмотрел на Тию и покачал головой:

    – И кому, интересно, понадобилось? А самое главное – как она не почуяла? Она же у тебя запахи различает идеально! Сушеную мандрагору от дурмана отличить умеет.

    – И в самом деле, как? – спросил Марко.

    Тия подошла ближе и ткнулась хозяину в ногу, а затем осторожно прикусила руку, лишь чуть касаясь зубами. Подождала пару секунд, отошла в сторону и посмотрела Марко в глаза. Со значением!

    – Ну конечно! – вскричал Марко. – Вот гады!

    – Что такое?

    – Да вчера… случай был один. Подставить меня хотели. Я попросил Тию вора поймать, а она его за руку и привела.

    – И что же, не почувствовала?

    – Видимо, почувствовала, – Марко вздохнул. – Только я ведь сказал: поймать и привести. Она и послушалась.

    Наклонившись к Тие, Марко нежно погладил ее. Химера вильнула хвостом и понимающе моргнула.

    – Прости, я не знал…

    – Та-а-ак, – протянул Ненад. – Это становится интересно, а значит – мне требуется кое-что сделать.

    Быстро вытянув из склянок какой-то ингредиент – Марко даже не успел рассмотреть, какой именно, – лаборант присел перед химерой, растер сухой листок в пальцах и быстро сложил их сначала в кулак, затем в подобие козы, а после оставил лишь оттопыренный мизинец.

    Почти тут же над химерой высветилось ее призрачное подобие. Марко едва удержался, чтобы не взвыть от зависти. Он почти час угробил, чтобы провести ритуал, а Ненад просто взял и за минуту все сделал. Да, конечно, он без пяти минут алхимик, если последнее испытание сдаст, но все-таки завидно, когда люди вокруг делают вещи, которые тебе недоступны.

    – Так-так… так-так, – Ненад заставил призрачное подобие повращаться вокруг своей оси, затем остановил и сосредоточился на темном фиолетовом пятнышке в районе горла. – Спешу тебя обрадовать – это не опасно. Сейчас, конечно, Тия не в форме и еще пару дней будет приходить в себя, но затем ей станет лучше. Никаких побочных эффектов – яд рассосется. Не знаю, сколько они его намазали, вот только у тебя чрезвычайно сильная химера. Просто сейчас все эти силы направлены на то, чтобы переработать отраву. Покой и еще раз покой, и больная пойдет на поправку.

    Лаборант прищелкнул пальцами, и призрачное подобие растворилось в воздухе. Затем эти же самые пальцы потрепали химеру за ухом.

    – Здорово, – протянул Марко. – Спасибо, Ненад!

    – Не благодари. Лучше пообещай, что как-нибудь зайдешь проведать Тима.

    – Конечно. Как у него успехи?

    – Ну… он освоил сложение и вычитание. Сейчас мы работаем над делением. Думаю, через полгода он уже будет готов вести подготовительные дошкольные курсы. Конечно, для сдачи экзамена мне надо дорастить его до уровня учителя младших классов, но пока и это сойдет. Большой путь начинается с малых шагов.

    – Хорошо, мы обязательно навестим его, – Марко подмигнул Тие, а затем пожал руку Ненаду и двинулся из лаборатории.

    Напоминание о Тиме – гомункулусе, которого выращивал Ненад, – подействовало отрезвляюще. Нет, конечно, прекрасно, что можно выучиться на алхимика и творить все эти чудесные вещи практически мановением руки, но вот цена… сначала шесть лет постигаешь все в теории, а затем десять долгих лет горбатишься над выпускным проектом. И если завалишь его – тебе даже диплома никакого не дадут. Только бумажку о том, что ты не смог пройти последнее испытание.

    Тысячу раз подумаешь, прежде чем показать кому-то такую!

    * * *

    Когда Марко вышел из школы, солнце уже висело над горизонтом довольно низко, намекая, что обеденное время прошло – и дело к ужину. В животе тут же заурчало – мол, хозяин, что же ты не положил в меня еду вовремя?

    – Сейчас-сейчас, – пробормотал Марко, обращаясь то ли к желудку, то ли к Тие, которая тоже оставалась голодной все это время.

    Обычно Марко держал себя в руках и по пути домой даже не глядел в сторону переулка, из которого упоительно пахло жареными колбасками, чесночным соусом и паприкой. К тому же, что зря деньги тратить? Однако сегодня для посещения этого заманчивого места имелся весомый повод.

    – Будешь картошку с паприкой? И вишневый сок с гвоздикой? – спросил Марко Тию.

    Та кивнула и начала мелко-мелко перебирать лапами, будто копила энергию, чтобы рвануть прямиком к еде. Химере очень нравились специи в еде, чем больше, тем лучше, а мама не питала любви к слишком острым или пряным продуктам. Мол, от них желудок испортиться может. Зато на улицах торговали закусками, от которых уже за десять шагов пахло специями.

    – По-моему, ты заслужила угощение, – согласился Марко и двинулся к переулку. Против обыкновения, Тия не скакала впереди, а чинно шла сбоку. С другой стороны, химера заметно приободрилась по сравнению с утренним состоянием. К тому же Ненад сказал, что ничего страшного нет и Тия вскоре поправится. Так что можно пока по этому поводу не волноваться.

    Конечно, тут же нашелся другой. Вот уже второй из трех данных на размышление дней подходил к концу, а Марко так и не придумал, как попасть на гонку, если мама не отпускает.

    Логические аргументы не подействовали. Что еще оставалось? Надавить на жалость? Марко поморщился. Мало того что противно, так еще и абсолютно бесполезно. Это только маленькие дети думают, что, если притвориться бедненьким-несчастненьким, родители сразу все разрешат. Угу, как же. Просто лишний повод для мамы считать, что ребенок еще не повзрослел, а значит, и отпускать его от юбки не стоит.

    Обратиться к господину Левичу за помощью? Хорошая идея, если не считать того, что мама его на дух не переносит. К тому же зачем ему в команде человек, который чуть что бежит за подмогой?

    Марко не сомневался, что решение этой задачи существует, вот только требуется время, чтобы его найти. Оно так всегда бывает: начинаешь прикладывать формулы, раскладывать известные компоненты по полочкам, строить схемы, и все становится гораздо понятнее. Вот только времени-то почти не осталось, да еще и постоянно кто-то или что-то мешает.

    – Эй, куда лезешь? Слепой, что ли?

    Марко вздрогнул и шагнул назад. Надо же, задумался и чуть не влез в полицейскую схему. На перекрестке столкнулись велобричка и большой пассажирский мобиль. Вокруг них уже прочертили контур для взгляда в прошлое, а Марко чуть не шагнул внутрь его. Неудивительно, что полицейский кричал. Работаешь и работаешь себе, а потом одно неосторожное движение зазевавшегося пешехода, и начинай все сначала.

    – Извините, – сказал Марко и начал обходить место происшествия по широкой дуге. Тия осторожно ступала следом, недовольно глядя на полицейского. Ишь, вздумал кричать на хозяина. Пусть и служитель закона, но все равно нельзя же так.

    Из-за аварии ближайший вход в переулок, где прятались прилавки с едой, оказался почти перекрыт. Оставался только узкий проход между углом дома и пандусом полицейского мобиля, на котором выстроились склянки и ингредиенты алхимика-законознатца. В другой ситуации Марко предпочел бы не идти напрямик и обойти препятствие за квартал, но сейчас его терзали голод, волнение и недовольство собственной невнимательностью.

    – Тия, иди след в след, – сказал он и направился к узкому проходу. Надо всего-то повернуться боком, втянуть живот и приставным шагом проскользнуть в переулок. Раз-два, и готово.

    Сказать оказалось проще, чем сделать.

    Марко успел сделать всего пару шагов, когда стена позади внезапно стала такой крутой, что толкнула его в спину. Марко полетел прямо на заградительную линию, успев лишь скрестить руки, закрывая лицо. А дальше все произошло мгновенно.

    Звук разбитых склянок.

    Какая-то дрянь, моментально пропитывающая одежду.

    Коленка взрывается болью.

    Ругань полицейского и глухое рычание Тии.

    Какая-то порошковая гадость, которая летит сверху, попадая в уши, глаза, рот, ноздри. Все чешется, кожа жжется, хочется чихать и кашлять.

    – Быстро вставай!

    Полицейский в защитных очках рывком поднял Марко на ноги. Глаза щипало, но все же удалось рассмотреть Тию, растерянно стоящую рядом, хотя и за чертой круга. Несколько выстроившихся неподалеку зевак, среди которых мелькнули знакомые лица…

    Вот только понять, что это означает, Марко не успел. Тут же алхимик снова подхватил баллончик и продолжил опрыскивать парня порошком. С ног до головы, не пощадив волосы, и даже прыснул под одежду.

    – Все, – алхимик вздохнул. – Кажется, реакцию удалось остановить.

    Марко сглотнул и едва не задрожал. Те самые склянки с зельями алхимика, чтобы заглянуть в память устройств и увидеть, как и в каком порядке они деформировались. Выяснить, кто же первым из столкнувшихся нарушил правила, какой силы был удар и откуда пришел. Все эти зелья вырвались на свободу, когда склянки разбились. Да еще внутри уже начертанного круга преобразований…

    – Спасибо! – пробормотал Марко. Потянулся к коленке, но тут же отдернул руку – боль оказалась такой нестерпимой, что даже стоять получалось с трудом.

    – Спасибо?! – алхимик рывком стянул очки, бросил их под ноги, схватил Марко за футболку и подтянул к себе – Тия зарычала, но полицейский не обратил на нее внимания. – Ты вообще понимаешь, что сделал? Ты разбил все склянки! Уничтожил все ингредиенты! Сломал алхимический круг! Помешал полицейскому при исполнении обязанностей! Теперь мне придется сообщать, чтобы доставили новые зелья, чертить новый круг, а время – уходит! Еще час, и уже ничего нельзя будет понять! И ты говоришь мне спасибо?!

    – Извините, – пробормотал Марко, отворачиваясь в сторону. Уши горели от стыда. И даже оправдание, что стена неведомым образом толкнула его в спину, не помогало. В конце концов, он ведь мог и обойти это все. Понимал, какой риск грозит. – Мне стыдно. Если я чем-то могу помочь…

    – Чем ты можешь помочь? Единственное, что ты сейчас можешь, так это встать вот здесь и дождаться, пока не приедет мой сменщик с зельями. И тогда я заберу тебя в отделение, чтобы хорошенько побеседовать.

    Марко сглотнул. В отделение? Побеседовать? Это ведь совсем не то, что требовалось. После отделения его обязательно возьмут на карандаш и начнут пристально следить. Забирать его придется маме, а это значит – об участии в гонках и думать нечего. До конца года будет сидеть под домашним арестом. И наверняка же сообщат в школу, а там сразу по-другому отнесутся к тому, что он собирался отправиться в путешествие. Никто не поверит, что это была настоящая, а не выдуманная цель. И отношение учителей изменится – не всех, но кто-то наверняка поверит, что Марко все это сделал специально…

    Ужас потихоньку пробирался из глубин сознания, захватывая по очереди сердце, мозг и душу. Марко начало потряхивать.

    – Может быть, я помогу исправить ситуацию? – сказал знакомый голос.

    Скосив глаза в сторону, Марко увидел господина Левича, который деловито осматривал место происшествия.

    – Вы? – полицейский посмотрел на него. – Чем вы можете помочь? Садитесь в свою велобричку и ждите, когда я закончу выяснять, кто из вас прав, а кто виноват. Нечего тут вмешиваться.

    – Но я немного знаю этого мальчика…

    – Послушайте! – теперь полицейский был не просто разъярен. В глазах уже виднелась настоящая ненависть. – Еще одно слово, и я подумаю, что вы позвали этого мальчугана затем, чтобы он тут мне все испортил. Потому что именно вы виноваты в произошедшем!

    – Я лишь пассажир велобрички. У нее был водитель.

    – Которого вы могли подговорить гнать так, как здесь не положено!

    Единственным положительным в появлении господина Левича оказалось то, что полицейский чуть отпустил Марко. По-прежнему держал за ворот футболки, но сейчас хотя бы не пытался поднять над землей.

    – Послушайте, офицер, вы не могли бы отпустить мальчика?

    – Это еще зачем? Чтобы он удрал, пока вы заговариваете мне зубы?

    – Мне нужно кое-что вам сказать. Важная информация, которую не стоит доверять посторонним ушам. Касается того, что на самом деле произошло на этом перекрестке.

    Полицейский посмотрел на Марко, а затем на господина Левича. Чуть-чуть подождал и резко отпустил футболку.

    – Демон вас раздери! Пойдемте. Надеюсь, это не какая-то чушь! И учтите, вы отвечаете за все головой! Вы-то у меня никуда не денетесь. Я номер вашего удостоверения переписал!

    Левич и полицейский отошли в сторону, а Марко остался один. Облитый зельями. Обсыпанный порошком. С разорванной штаниной и стонущей от боли коленкой.

    И вдобавок урчание в желудке никуда не делось. Казалось бы, после подобного происшествия голод должен пропасть, но нет. Есть хотелось даже сильнее, чем раньше. Живот словно выворачивало наизнанку.

    – Вот мы с тобой попали, да? – прошептал Марко химере.

    Тия тихонько взвизгнула, но приближаться к хозяину не спешила. Даже с учетом того, что все реагенты уже «обезвредили», на химер подобные штуки действовали подчас очень странно.

    Через минуту ожидания, которое Марко потратил на то, чтобы стряхнуть с себя порошок и не встретиться взглядом ни с кем из толпы, подошел господин Левич.

    Присел рядом с Марко и тихонько сказал:

    – Сейчас я их отвлеку, а ты – беги.

    – Что?!

    – Тише ты. Тише. Не надо так кричать на всю улицу. Мне удалось договориться, что полицейский закроет глаза на твой побег. Конечно, составит рапорт за порчу казенного имущества, заведет дело, объявит в розыск, но через пару месяцев, если тебя не найдут, дело закроют. И ты сможешь спокойно вернуться.

    – Но… Но тут же куча народа все это увидит.

    – Их я беру на себя.

    – А что, если я останусь? Мне не хочется превращаться в беглеца. И Тия…

    – Ты уже преступник, – господин Левич вздохнул. – Это очень туполобый полицейский. И ему как-то все равно надо оправдаться за разбитые склянки. Сказать, что разбил сам, он не может – слишком много свидетелей. Но с этим вот побегом и закрытием дела – это он предложил. Так ему удастся сохранить лицо. Но если ты хочешь почувствовать себя преступником, то можешь оставаться. Он будет только рад – ему никакого дела раскрывать не понадобится.

    Почувствовать себя преступником? Коленка заболела еще сильней, а следом за ней голова. Каким преступником? За разбитые склянки? О… отличный денек, ничего не скажешь…

    – Ну, так что? Ты решился?

    – Если я останусь, то меня посадят в тюрьму?

    – Нет. Думаю, дело закончится штрафом и исправительными работами. Но запись об этом останется в твоем деле. И когда ты окончишь школу и будешь выбирать себе академию, то обязательно столкнешься с этим. Через пять лет из дела все уберут, но многие эту деталь запомнят. И никогда не знаешь, где и как это может всплыть.

    Марко посмотрел на толпу зевак, на стоящего в отдалении полицейского, на Тию… к горлу подступил ком, а на глазах – вот ведь стыдоба! – едва не выступили слезы.

    Кругом царила одна несправедливость! Как ни поступи, в какую сторону ни посмотри. Он не так уж и виноват в том, в чем его обвиняли, а тут подталкивают совершить еще более серьезное преступление – сбежать, чтобы после остаться чистым и получить надежду на новую жизнь…

    И Марко все никак не знал, что именно выбрать.

    Источник - fantasy-worlds.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз