• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Вайманы Внешний долг России Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Два мнения о развитии России Евразийство Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Мировые финансы Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказки сказкиПтаха социальная фантастика фальсификация истории фантастическая литература физика философия футурология христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Август 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Алекс Каменев: Хозяин Замка Бури (фрагмент книги)

     Алекс Каменев

    Анклав Теней: Хозяин Замка Бури

    Серия «Fantasy-world»

    Выпуск 31

    © Алекс Каменев, 2019

    © ООО «Издательство АСТ», 2019

    Пролог

    Палуба под ногами покачивалась в такт накатывающим волнам, из-за борта долетали легкие брызги морской воды.

    Корабль шел ходко под встречным ветром строго на юг. И тем не менее Инара решила еще немного прибавить ему скорости. На горизонте проступали яркие зарницы восходящего солнца, и будет неплохо позавтракать уже на берегу.

    Слегка развести руки в стороны, привычно потянуться к родной стихии, стремясь зачерпнуть у могучего моря немного заемной силы, и вот уже шхуна ощутимо дернулась вперед, получая еще большее ускорение, данное магом воды.

    Рулевой, молодой парнишка в коротких холщовых штанах и куртке-безрукавке, покосился на стоящую неподалеку волшебницу. Налетевший сбоку ветер упруго хлестнул по неподвижной женской фигуре, заставляя тонкую ткань прижаться вплотную, тем самым рельефно выделяя крупную высокую грудь.

    Матрос поневоле облизал губы. На какой-то момент ему показалось, что женщина стоит на юте абсолютно голая, с неестественной синей кожей, как раз под цвет ее платья.

    Инара почувствовала интерес юного морехода, но вместо того чтобы одернуть нахала, слегка прикрыла глаза, позволяя тому без препятствий любоваться своим ухоженным телом. Ей нравилось, когда ей восхищались. Пусть и совершенно посторонние люди.

    Заскрипела лестница, на ют поднялся еще один человек. Чуть постоял, явно тоже глядя на женщину в обтягивающем наряде. Потом прозвучал короткий приказ и быстрый топот босых ног по деревянной палубе, направляющийся вниз.

    – Может, хватит провоцировать мой экипаж? – раздался мужской баритон. – Или кроме бедняги Джека ты намеревалась дать поглазеть на себя кому-то еще?

    Все так же не открывая глаза, волшебница улыбнулась.

    – Я знала, что это ты, мой милый Серж, – сказала она, наконец-то устремляя взгляд на пришедшего на корму капитана. – Твою походку в неизменных подкованных сапогах ни с чем невозможно спутать. А мальчик ничего плохого не сделал. Ему было скучно и одиноко, и я просто захотела его немного развлечь.

    В ту же секунду словно по властному повелению ветер поменял направление, свободные одежды из чистого шелка спали, придавая женщине более благопристойный вид респектабельной леди.

    Брови мужчины в кожаном камзоле слегка приподнялись.

    – Не знал, что маги воды умеют управлять воздушной стихией, – отметил он произошедшие изменения в окружающей среде.

    По алым полным губам Инары скользнула еще одна лукавая улыбка.

    – Я немного сжульничала. Это не ветер стих, а я поставила малый щит, окружив нас магической стеной.

    Капитан сделал два шага вперед, мозолистые пальцы уверенно обхватили потертый штурвал. Женщина тоже не осталась на месте, подойдя почти вплотную к мужчине. Они единственные остались на верхней палубе корабля, лишь внизу на носу скучала тройка дежурных матросов.

    Инара обняла возлюбленного, левая рука мужчины легла на ее стройную талию, скользнула чуть ниже и задержалась на приятной на ощупь округлости.

    – Ты почти не спала. Все еще мучают кошмары? – несмотря на показной ровный тон, в голосе Сержа проскользнули тревожные нотки.

    Вот уже на протяжении нескольких дней самый близкий в этом мире для него человек вел себя необычно, тревожно, и это не могло его не беспокоить.

    – Да, – не стала скрывать причины своего плохого настроения волшебница.

    Они уже много лет плавали на «Морском коне» и почти столько же времени были вместе, так что причин что-то таить от любимого у нее не имелось.

    – Опять проклятый Анклав Теней?

    Инара не стала отвечать, лишь молча кивнула, устремив взор куда-то за горизонт. Перед ее глазами вставали неведомые для простых смертных пейзажи мертвых окрестностей разлома в обиталище вечного хаоса.

    – Не понимаю, если ты так волнуешься, то почему не доложишь в Совет? Уверен, магистры…

    – Магистры и затеяли все это, – резко оборвала любовника женщина. – Все происходящее – полностью их затея. Они вознамерились подчинить себе силы, которые невозможно подчинить. Даже великие имперские чародеи не смогли совладать с напастью, всего лишь создали защиту из трех Вуалей. И сейчас, лидеры кланов рушат ее, в бессмысленной погоне за властью.

    На какой-то миг наступила тяжелая тишина. Внезапная вспышка ярости обычно довольно спокойной партнерши слегка смутила капитана.

    – Ну почему – бессмысленной, – с наигранной веселостью возразил он. – Если все получится, то кланы станут сильнейшими магическими…

    – Они уже сильнейшие, – тотчас перебила его Инара. – Никто из одаренных в Фэлроне не осмеливается бросить вызов стихийникам. Они хотят совершенно другого.

    – Чего? – почти шепотом спросил Серж, бросая осторожный взгляд на любимую.

    Много лет назад между ними возникла договоренность, что он не будет пытаться расспрашивать ее о делах клана Воды и вообще лезть в магическую составляющую жизни волшебницы. Но сейчас он просто не мог не задать последнего вопроса. И к его удивлению ответ все же последовал.

    – Остаться единственными. Уничтожить всех остальных. Чернокнижников с Восточного побережья, шаманов Южных степей, лесных кудесников, ансаларцев…

    Последнее слово Инара произнесла едва слышно и сразу же продолжила говорить:

    – Именно из-за них все и началось. Магистры не уверены, что смогут сокрушить обитателей Тэндарийской низины.

    Капитан помолчал.

    – Древняя знать, – тяжело обронил он. – Я понимаю опасения Совета. Лорды-колдуны не кажутся легкой добычей.

    Со стороны магессы прозвучал нервный смешок.

    – Легкой добычей?! О великие боги Фэлрона! Ты даже не представляешь, насколько прав.

    – В смысле?

    Серж поправил курс, посмотрел на все сильнее алеющий горизонт, затем снова взглянул на собеседницу. Она немного помедлила, словно раздумывая, нужно ли продолжать беседу, потом все же негромко сказала:

    – В самом дальнем углу главной библиотеки цитадели Совета, что находится в городе Тир, столице королевства Ландрия, на стене висит полотно, написанное одним из старых художников времен расцвета империи. Знаешь, что на нем изображено?

    Моряк безмолвно покачал головой. Что за глупый вопрос? Как простой капитан среднего купеческого корабля мог попасть в твердыню магических кланов стихий?

    – Там изображен город, один из величайших когда-либо существовавших в Фэлроне – Ансар. Уничтоженная столица древнего Ансалара. От невероятной красоты этого города сердце сжимается, забываешь дышать, глядя на тонкие шпили, уходящие высоко в небеса, и перекинутые между ними невесомые ажурные мостики, будто сотканные из тончайших нитей воздуха. Причудливые особняки Опор Трона, привольно раскинувшиеся у подножия холма, поражают изяществом исполнения. А императорский дворец на самом верху заставляет замереть на месте, не веря, что кто-то из живых способен сотворить подобное чудо. После этой картины, глядя в окна на Тир, ты понимаешь, насколько превосходили нас ансаларцы. Никогда и нигде я не видела более завораживающего зрелища. Все нынешние поделки выглядят нелепыми и нескладными на фоне павшего города.

    Впечатленный коротким рассказом, Серж уважительно покачал головой.

    – Их достижения в искусстве были невероятны, они творили и создавали такое, чего мы и представить себе не можем, не то что повторить в действительности, – приглушенным голосом продолжила Инара. – Павшая империя являлась самым величайшим государством Фэлрона, а его основатели – сильнейшими одаренными в нашем мире.

    – Но они лишились всего этого. Уничтожили себя и свои достижения, разрушили север материка, создали там Пустоши, – спустя небольшую паузу проронил капитан. – Не очень-то умное поведение.

    Лицо волшебницы приняло жесткое, отрешенное выражение.

    – Тщеславие, высокомерие, честолюбие, жажда власти – древнюю знать поразили те же пороки, что и людей. Они развязали гражданскую войну и проиграли, выпустив на волю ужасающие порождения Бездны.

    – Но погибли не все, – заметил мужчина.

    – Не все. К сожалению. До сих пор остается вероятность того, что старые владыки вернут себе власть над Фэлроном. Слишком сильны они были в прошлом, слишком могучими силами повелевали. И магистры это прекрасно понимают. Несмотря на проповедуемые принципы превосходства стихий в современные времена.

    – Поэтому они хотят уничтожить Тэндарийскую низину? Бояться ее обитателей?

    – Да, именно так. Магистры опасаются семь Великих Домов, то, какие секреты и тайны они смогли сохранить до нашего времени с момента падения империи. И потому хотят подчинить себе Тени. Вот только боюсь, что их действия приведут к гораздо худшим последствиям, чем все ожидают.

    – Откуда ты знаешь? – осведомился мужчина.

    – Ниоткуда, – негромко и печально произнесла волшебница. – Просто дурное предчувствие. Оно гложет меня уже много дней, с того самого момента, как в Давар-порте мне поведали последние новости из Анклава Теней.

    Темно-зеленая полоса берега справа постепенно меняла цвет, переходя сначала в темно-серую, состоящую из острых рифов, линию прибоя, а затем в песочную ленту пляжа, изгибающуюся в причудливый овальный узор.

    Подгоняемая магией воды шхуна ходко шла по волнам, совершенно не обращая внимания на сильные порывы ветра, порой дующие в противоположную сторону движения небольшого, но при этом довольно вместительного корабля.

    Солнце понемногу показывалось из-за кромки края мира, знаменуя собой начало нового дня. Редкие пористые облачка, едва виднеющиеся в небесах, говорили о предстоящей хорошей погоде. Впрочем, расслабляться не стоило, осень сдавала свои позиции быстро, приближалась зима, в этих краях проявляясь в образе сезона штормов.

    – Бухта Висельника, – рука Сержа дернулась, указывая на юго-восток. – Мы прибыли.

    – Да, прибыли, – отозвалась Инара, комментируя жест капитана.

    После чего перевела взгляд с мирной, идиллической картины гостеприимного залива на темную громаду, расположенную чуть дальше и значительно выше.

    – А вот тебе еще один наглядный образчик проявления могущества древнего Ансалара, – произнесла она, не отрывая взора от возвышавшейся над морем огромной крепости.

    Капитан посмотрел туда же.

    – Замок Бури? – слегка удивленно переспросил он. – Я всегда считал, что его построили дверги. Слишком уж формы похожи. Фундаментальные, тяжелые, с обилием прямых углов, подчеркнуто уходящие по вертикали и горизонтали на большую длину.

    Стихийница клана Воды отрицательно покачала головой.

    – Безусловно определенное сходство есть, но имперский маг-архитектор всего лишь взял за основу традицию возведения каменных цитаделей, принятую у коротышек, – очень уверенно объяснила она, чуть помедлила и добавила: – А еще я точно знаю, что Замок Бури не строили, а «вырастили» из скал при помощи очень древней магии. И что вот уже пять сотен лет все живые, посмевшие зайти внутрь, никогда уже больше не выходят наружу.

    Серж хотел поинтересоваться о необычно прозвучавшей ремарке о старой крепости, но вынужденно замер на месте, внезапно заметив, как в одинокой башне, стоящей за мощными, идеально ровными стенами, блеснул фиолетовый огонек.

    – Ты так в этом уверена? – со скепсисом осведомился он, кивая на необычные вспышки, зачастившие в узких каменных бойницах. – Кажется, там внутри кто-то явно балуется магией.

    Инара повернулась в указанном направлении и ошеломленно прошептала:

    – Девятеро благословенных! Этого не может быть!

    Капитан шхуны пожал плечами.

    – В любом случае, место встречи в бухте, и нам по-любому придется здесь задержаться. Так что, плывем в бухту Висельника.

    Волшебница кивнула, ее взгляд не отрывался от огромного каменного строения, известно во всем мире под названием Замок Бури.

    Глава 1

    Давно покинутое обиталище одного из аристократических родов Ансаларской империи весьма сильно отличалось от обычных замков классической постройки.

    Замок стоял на скале, далеко выступающей в море от берега. Толстые стены полностью сливались с естественными каменными образованиями, доходившими отвесно до самой воды далеко внизу.

    Периметр имел форму идеально правильного восьмиугольника, ориентированного точно по сторонам света. Внутри ничего не находилось кроме донжона с высокой башней по центру. Хозяйственные, жилые и подсобные помещения, включая конюшни, располагались в самих стенах, чья толщина достигала не меньше пятидесяти, а то и семидесяти метров.

    Главные ворота, сделанные из железа или какого другого металла, стояли нараспашку, преодолеть их не составило большого труда.

    Оставив Бернарда и Дорна в разбитом небольшом лагере на берегу, я вполне спокойно зашел в темный провал коридора, проходящего под стеной.

    То и дело косясь на вертикальные бойницы, откуда во время штурма должны были стрелять арбалетчики или лучники в прорвавшихся внутрь врагов, я шагал вперед, держа правую руку на рукоятке тхасара, а левую в полной готовности завершить магический пас для создания боевого заклятья.

    От темных каменных глыб очень сильно веяло опасностью и чем-то крайне нехорошим, заставляя держаться настороже.

    Перегораживающая решетка на середине пути оказалась поднята и не препятствовала дальнейшему продвижению. Как и вторые ворота на другом конце прямого прохода.

    Выйдя наружу с другой стороны, я рефлекторно закрыл глаза от яркого солнечного света.

    Исследовать родовое гнездо одной из Опор Трона я начал, естественно, ранним утром. По понятным причинам, тащиться в довольно зловещий замок посреди ночи было бы не слишком хорошей идеей. Более чем уверен, тут и без темноты хватает всякой чертовщины, от которой поджилки начинают трястись.

    – Впечатляет, – я остановился, окидывая взглядом, стоящий впереди донжон.

    Главное здание замка имело необычно прямые формы, с острыми краями, без единого намека на плавность и закругленность. Острые грани выступали резкими щипами, тянулись вверх, напоминая небрежно обработанный кусок черного кварца.

    – Мрачноватая избушка, – пробормотал я и неосознанно потянул меч из ножен. – В такой бы Кощею жить.

    Неожиданно сзади послышался приглушенный шум. Рефлексы, полученные от мастеров из экзарц-кристаллов, заставили сделать несколько шагов в сторону, прижаться к стене, ожидая гостей.

    На кончиках пальцев заплясала почти готовая мыслеформа заклятья «Пламя Хаоса», готовая ударить врага по завершающему слову.

    Судя по приближающимся звукам, по каменным плитам бежали двое. И не трудно догадаться, кто в таком месте вдруг захотел заняться пробежкой.

    – Идиоты, – буркнул я недовольно, вставая прямо и понимая, кого увижу в следующий момент.

    И точно, Дорн с Бернардом, мои неизменные спутники показались из темного провала ворот. Начинающий колдун, ищущий знаний, вместе с наемником, пойманным однажды на воровстве, дружно вынырнули из коридора-ловушки, резко затормозили и принялись вертеть головами, на первых порах не замечая меня за створкой открытых ворот.

    – Уже ушел, я же говорил, надо было сразу идти вместе, – прошипел Дорн, с прищуром глядя на видневшийся вдалеке вход в центральное здание.

    – Так ведь милорд приказал не лезть, – возразил ему более острожный Бернард, беспокойно оглядываясь вокруг, держа одноручный стальной меч наготове.

    Именно он обнаружил меня, углядев справа от выхода.

    – Ваша милость, – солдат удачи, крепкий вояка лет сорока, вырученный мною из плена клановых магов, моментально развернулся всем телом ко мне, отвесив некое подобие поклона.

    Его более молодой напарник, один из чернокнижников Восточного побережья, примкнувший к нам после короткой военной кампании под стенами Золотой Гавани, повторил маневр с секундной задержкой.

    – Милорд.

    Мое лицо недовольно скривилось. Я не собирался скрывать, что не слишком рад действиям своих пока что единственных вассалов.

    – Кажется, я приказал ждать снаружи и не лезть сюда, до тех пор, пока сам не выйду.

    С ними надо построже, а то не успеешь опомниться, как сядут на шею, свесят ножки вниз и станут погонять, размышляя о большом жизненном опыте.

    Да, они оба старше меня и на какой-нибудь Земле двадцать первого века, скорее всего, так бы и получилось. Но это Фэлрон, совершенно другой мир и тут совершенно иные порядки. Ведь как ни посмотри, а здесь я их господин.

    Отношения типа сюзерен-вассал здесь были вполне естественными и никого не удивляли. Так что парнишка семнадцати-девятнадцати лет, выходец из высшей аристократии, вполне мог повелевать людьми намного старше его самого.

    А занесло меня не в кого-нибудь, а в самого Готфрида из Великого Дома Эйнар. Чистокровного ансаларского аристократа из древней знати. И вести себя запанибратски с парочкой двух безродных бродяг значило по умолчанию навлекать на себя лишние подозрения. Лорды-колдуны Севера не те, кто спускает невыполнение собственных приказов.

    – Милорд, простите нас, мы сильно беспокоились, – начал оправдываться Бернард, прижимая подбородок к нагруднику.

    Он тоже знал правила и понимал, что совершил серьезный проступок. Феодальные традиции, что тут скажешь. Когда господин говорит, остальные подчиняются, а не своевольничают.

    Дикость, конечно, но куда деваться? За мною и так косяков с незнанием простейших вещей предостаточно. И если их еще можно списать на потерю памяти, то фамильярное поведение с простолюдинами будет уже намного труднее объяснить. Здесь благородных с самого детства обучали вести себя правильно, вбивая манеры на уровень безусловных рефлексов.

    Проще говоря, ни один дворянин не стал бы походить на мещанина, как много бы воспоминаний не потерял. Такой необычный индивид сразу бы привлек к себе чрезмерное внимание. Поэтому мне пришлось соответствовать местным обычаям. Показаться одержимым и попасть на костер к каким-нибудь психам как-то совершенно не улыбалось.

    – Возвращайтесь назад и ждите где сказано, – властно бросил я и направился к главному входу в донжон.

    Беспокоились они видишь ли, не понимают придурки, что следить еще и за ними у меня никаких глаз не хватит. Выскочит какая-нибудь бяка из темного угла и схарчит ротозеев. Что они сделают против темных порождений? Простая добрая сталь здесь не поможет. Нужна ансаларская, из какой сделан чародейский клинок – тхасар.

    Я не оглядывался, знал, что на этот раз маг и наемник не ослушаются. Подождут снаружи в лагере, как и было велено прежде. Уходить навсегда ни Бернард, ни Дорн не хотели. Моя маленькая свита оставалась верной своему юному сюзерену.

    Переступая порог и успев мельком оценить сгнившие куски некогда бывшей крепкой деревянной двойной двери с металлическими заклепками, я ожидал увидеть признаки запустенья и сильной разрухи.

    Однако реальность превзошла все ожидания. Первое встреченное большое помещение – каминный зал напоминало натуральную помойку. Обломки сгоревшей мебели, истлевшие обрывки гобеленов, толстый слой грязи на каменном полу, согнутые держатели факелов, щедро покрытые ржавчиной, везде пыль и труха.

    И запах. Да, воняло здесь тоже знатно. Разложением и упадком, самой что ни на есть последней ступени.

    О боги! Издалека замок выглядел более привлекательно, чем представлял себя внутри на самом деле. Да тут же черт знает, что творится. Понадобится целая бригада мусорщиков, чтобы очистить здесь все.

    Полный кошмар.

    Я осмотрелся. Признаюсь честно, в эти минуты я уже успел позабыть о мрачной славе покинутой крепости.

    Какие еще нафиг порождения черной магии? Да в этом бардаке даже демоны вряд ли захотят жить, не то что кто-то еще.

    Стоило чуть расслабиться и забыть где находишься, как в то же мгновение накатило ощущение острой опасности.

    В отличие от меня, Замок Бури не забывал, чем он являлся в действительности, и не преминул зашедшему гостью это продемонстрировать.

    Это не были какие-то монстры или искусственно выведенные имперскими чародеями твари. Нет, это оказалось нечто другое. Менее материальное и при этом более смертоносное.

    Черный туман. Он вынырнул из темных провалов внутренних коридоров донжона тонкими щупальцами, с бешеной скоростью устремляясь ко мне.

    Заметив движение, я выкрикнул короткое слово активации заклятья:

    – Гердар!

    Вскинутая рука окуталась фиолетовым пламенем. Еще секунду спустя магический огонь устремился навстречу чарам проклятия.

    Схватка за право владением Замком Бури началась.

    Глава 2

    На берег высадились без происшествий. Две шлюпки одновременно уткнулись в песок, и на землю посыпались вооруженные матросы. Каждый член экипажа вполне сносно умел обращаться с оружием. Времена были непросты, в море немало встречалось любителей чужого добра, и умение защищать свой товар являлось обязательным атрибутом для любого купца. Отправляясь на высадку, капитан не волновался за своих людей, знал, что они смогут о себе позаботиться.

    Последними сошли на землю Серж с Инарой. Остановились почти у кромки воды, задумчивыми взглядами окинули сначала видневшуюся в сотне шагов темную полосу леса, после одновременно повернулись к громаде из камня на юге. Фиолетовые огоньки продолжали редко мелькать в узких бойницах единственной башни мрачного замка.

    – Как думаешь, что там все-таки происходит? – поинтересовался капитан, не слишком надеясь на внятный ответ.

    Можно что угодно говорить о магах, но за долгие годы жизни он понял, что они не столь всемогущи и всеведущи, как о них принято говорить в народе. И рассчитывать на четкое и подробное объяснение совершенно точно не стоило.

    Женщина молча покачала головой, голубые глаза смотрели на считавшуюся покинутой цитадель старой эпохи с легким прищуром.

    – Не знаю, – честно ответила она. – Может, туда опять забрели безумцы в поисках запрятанных сокровищ и теперь умирают в страшных муках под действием проклятых чар. А может, происходит что-то иное, совершенно непонятное нам. Я уже говорила: крепость возводили далеко не обычным способом, уверена – там хранится множество неразгаданных тайн и секретов павшей империи.

    Мужчина с любопытством покосился на задумчивую возлюбленную.

    – А ты никогда не хотела их разгадать? – чуть поколебавшись, все же спросил он.

    Впервые в истории их отношений они разговаривали о вещах, относившихся к магии, так обстоятельно. Трудно не удержаться и не попытаться узнать подробности, раньше бывшие запретной темой.

    – Я член клана Воды, – по-простому ответила Инара, не став по привычке замолкать, когда дело касалось волшебства. – Даже если бы что-то удалось обнаружить, мне не под силу использовать полученные знания. Ансаларцы применяли принципиально иной подход в магии. Лорды-колдуны используют энергию Бездны, и никто кроме них не может с ней совладать.

    – Но я слышал, чернокнижники с Восточного побережья… – начал Серж, припоминая кое-какие слухи, ходившие по припортовым кабакам.

    Магия всегда привлекала простой люд. О тех, кто являлся ее носителем, постоянно ходило множество небылиц и преданий. Почти на каждой попойке можно услышать очередную басню о «реальных» похождениях какого-нибудь чародея. Тут уж волей-неволей прислушаешься и запомнишь, интересно ведь. Хотя рассказы зачастую и звучали как бред, рожденный разумом под действием большого количества употребленного алкоголя.

    – Они не используют силу Бездны, – перебила капитана волшебница. – По крайней мере в том смысле этого слова, какой подразумеваешь ты. Всего лишь пытаются собрать крохи для своих жалких потуг. До настоящих ансаларцев им так же далеко, как отсюда до Затерянного материка…

    Неожиданно из-за ближайшего бархана появился один из посланных на разведку матросов, тем самым прерывая беседу. Энергичные взмахи руками показывали, что он с товарищами что-то нашел. Инара с Сержем переглянулись и, ничего не говоря, двинулись в том направлении.

    Перевалив через пару пригорков, то и дело увязая в рыхлом песке, в конечном итоге они вышли на небольшую ровную площадку почти у самого начала каменной дороги, ведущей к распахнутым настежь воротам зловещего замка.

    Огромная глыба древней постройки отсюда казались еще больше. Густая мрачная тень от крепостных стен пролегала по земле, доставая почти до самой полосы прибрежного лесного массива.

    У волшебницы поневоле по спине пробежали волны мурашек. Она только сейчас поняла, насколько далеко в море выходил скальный массив со стоящей на ней имперской твердыней и насколько последняя имела гигантские размеры.

    Внутри легко могли поместиться тысяча воинов, плюс еще столько же обычных людей из числа слуг. Во времена ансаларцев умели строить с размахом.

    На примятой траве в окружении матросов с обнаженными саблями стояло двое мужчин. Один чуть постарше, в кольчуге, с одноручным мечом на бедре, второй помоложе, одетый в свободный балахон черного цвета.

    – Парни сумели к ним незаметно подкрасться, пока те пялились туда, – боцман кивнул на проход внутрь замка.

    Судя по напускной храбрости в голосе, бывалого морехода пугала мрачная громада неподалеку, вызывая беспредметный страх и желание держаться от проклятого места подальше.

    – Кто вы такие и что здесь делаете? – властно спросил Серж, обращаясь к двум пленникам.

    Несмотря на численное превосходство внезапно появившихся матросов, незнакомцы не выглядели испуганными, держались уверенно, чуть ли не нагло.

    Опознать первого не составило большого труда. По виду типичный наемник. Опытный, рассудительный, не стал хвататься за меч, пытаясь изображать из себя героя. Что вполне характерно для человека, воюющего долгие годы исключительно за денежное вознаграждение. Подставляться просто так подобные типы совсем не любили.

    Со вторым уже посложнее. Но и тут гадать не пришлось слишком долго. Темный до пят плащ, слегка презрительный взгляд на обычных смертных, не обладающих даром, осторожное внимание к волшебнице клана Воды – никем другим, кроме как чернокнижником парень лет двадцати пяти оказаться не мог.

    Оставалось выяснить что они тут забыли, находясь поблизости от места, которое предпочитали обходить любые разумные, хоть раз слышавшие о проклятом колдовстве павшей империи.

    – Я жду, – капитан положил ладонь на рукоять сабли.

    Поняв, что говорить все равно придется, рубака за деньги вызывающе усмехнулся.

    – Мы тоже ждем, – ответил он с легкой ленцой. – Своего господина.

    Серж с Инарой непроизвольно посмотрели в сторону замка, где огненная феерия и не думала останавливаться.

    – Его милость лорда Готфрида, сына лорда Седрика, из Великого Дома Эйнар, – пояснил наемник. – В настоящее время он несколько занят, но если вы подождете, то вскоре сможете с ним встретиться лично. Время к обеду, думаю, он скоро выйдет оттуда.

    Последовал кивок в направлении крепости. Тут уж капитан «Морского коня» не выдержал и ругнулся, припоминая всех Девятерых вместе взятых. Связываться с одним из лордов-колдунов Севера категорически не хотелось. Подозревать этих двоих во вранье тоже бессмысленно, какой дурак станет заявлять, что служит одному из древней знати? Аристократы из Тэндарийской низины если чем и отличались среди прочего, то неизменной злопамятностью. Лжеца обязательно бы нашли и примерно наказали, в назидание всем остальным. Причем так страшно, что об этом еще долго будут рассказывать тихим шепотом по углам всех придорожных таверн.

    Нет, эти оба определенно не врут. А значит, действительно являются слугами кого-то из ансаларского Великого Дома.

    Серж вздрогнул. Он вдруг вспомнил, где слышал это имя раньше – Готфрид из рода Эйнар.

    – В таком случае, не смеем вам больше мешать, – как можно более учтиво произнес он, делая знак своим людям отойти назад. – Передайте его милости наши пожелания всего наилучшего.

    Боцман если и удивился странной перемене настроения вожака, то не подал виду. Молча махнул рукой, приказывая матросам перестать окружать подозрительную парочку.

    – Мы уходим, – не обращая внимания на изумление волшебницы, капитан подхватил ее под руку и быстрым шагом направился в обратном направлении, туда, где они оставили шлюпки.

    Скрывшись из вида встреченных незнакомцев, Инара наконец проявила свою женскую суть, резко выдернула локоть из хватки любовника.

    – Может скажешь уже наконец, в чем дело, – гневно осведомилась она. – Я, конечно, ни в коем случае не предлагаю нападать на одного из ансаларских колдунов, но мы могли хотя бы узнать больше от этих двоих. Если кто-то из древней знати вознамерился отвоевать Замок Бури у проклятых чар, об этом нужно выяснить подробнее. Уверена, магистрам клана будет интересно услышать эту новость. Я была бы не прочь пообщаться с этими двумя подольше, особенно с тем юношей в черном плаще. А вместо разговора ты чуть ли не сбежал оттуда. Никогда не думала, что ты можешь быть настолько осторожен. Разве этим славятся послушники из Кенерийского храма Ара?

    Под конец голос магички наполнился неприкрытым сарказмом. Серж со злостью сжал челюсть. Порой любимая выводила его из себя своим пренебрежительным отношением. Все-таки маги оставались магами, особенно стихийники, считая себя намного выше простых людей, не имеющих дара.

    Серж резко остановился и яростно прошептал:

    – Именно поэтому я предпочел уйти. В отличие от тебя, я узнал это имя – Готфрид Эйнар. Полтора года назад мне посчастливилось присутствовать в Зантаре, где я первый и последний раз в жизни видел собственными глазами смерть одного из перворожденных. Небывалое зрелище для Срединных королевств.

    Немного помолчав и чуть поостыв, он уже более спокойным тоном произнес:

    – Альву снес голову молодой ансаларец. И в отличие от большинства присутствующих там зрителей, я смог оценить мастерство сошедшихся в смертельном поединке воинов.

    На лице Инары появилось выражение понимания, она тоже припомнила ту историю.

    – Вижу, ты тоже догадалась, кто сейчас «развлекается» в Замке Бури. И можешь говорить, что угодно, но лично я не горю желанием встречаться лицом к лицу с тем, кого весь Фэлрон знает под прозвищем – Клинок Заката.

    Инара помедлила, принимая разумность сказанного Сержем. Но спустя небольшую паузу все же осведомилась:

    – А как же встреча? Мы не можем ее пропустить.

    Капитан торговой шхуны мрачно взглянул на морской горизонт, они как раз подходили к пляжу, где произошла высадка.

    – Пытаться перехватить фрегат двергов на встречном пути опасно. Любой случайный корабль увидит подозрительную перегрузку ящиков с борта на борт, и команда обязательно об этом растреплется в ближайшем порту. Бухту Висельника выбрали именно из-за наличия естественных укрытий, позволяющих в дальнем конце рукава залива спрятаться от лишних глаз. Но теперь мы здесь не одни.

    – Сомневаюсь, что лорду-колдуну будут интересны наши дела с подгорными коротышками, – заметила волшебница.

    Серж в сердцах сплюнул.

    – Да кто его знает. Эти ансаларцы непредсказуемы, как сама погода. Может, он даже не станет слушать своих слуг, а может, заинтересуется и припрется сюда лично.

    Тут мужчина замолчал, испытывающе взглянул на спутницу.

    – В случае чего ты сможешь с ним справиться?

    Магесса из клана Воды помолчала, тщательно обдумывая вопрос.

    – На суше? Не знаю, вряд ли. Магия Бездны сильна, она изначально ориентирована на разрушение. Силы Хаоса очень могущественны, – медленно проронила она. – С другой стороны, будучи в окружении родной стихии – на борту корабля, я скорее всего сумею ему противостоять. Хотя и не уверена в победе. Как понимаешь, до этого дня мне не приходилось сражаться с одним из представителей древней знати.

    Капитан еще немного помолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию. Тем временем матросы уже принялись споро подготавливать шлюпки к отплытию к стоящей на ближнем рейде шхуне.

    – Ладно, – принял решение Серж. – Бросим якорь там, где планировали изначально. Останемся в бухте. На кону слишком большие деньги, чтобы удирать, так и не попробовав их заработать.

    Инара кивнула и довольно сноровисто полезла в первую шлюпку.

    * * *
    Я устало присел у разведенного костра, бездумно уставился в пламя. В небольшом котелке, подвешенном на условной пирамидке из трех сучковатых палок, закипала похлебка, распространяя по округе ароматные запахи свежеприготовленной пищи.

    – Так значит, они ушли? – уже второй раз поинтересовался я, не глядя на Бернарда и Дорна. – Просто взяли и покинули ваше незабвенное общество, ничего не сделав? Как-то подозрительно выглядит, не находите?

    Наемник пожал плечами, стальные колечки приобретенной в Золотой Гавани кольчуги шевельнулись, издав легкий металлический звук.

    – После того, как услышали, кому мы служим, они резво засобирались обратно.

    – Даже не ограбили, хотя в самом начале их появления я думал, что очень скоро мы расстанемся не только со всем добром, но и с жизнями, – быстро вставил чернокнижник. – Принял их за пиратов, пока не увидел мага Воды.

    – А драться, значит, вы и не подумали, – скептично хмыкнул я. – Герой… вас грабят, а вы стоите с поднятыми руками. Если уж имелись мысли о скорой смерти, вам не пришло в голову подороже продать свою жизнь? Или поведение баранов на бойне вас полностью устраивало?

    Я злился. И не столько на этих двух умников, не придумавших ничего лучшего, чем прикрыться моей репутацией, а точнее репутацией уже мертвого Готфрида Эйнара, непревзойденного воина и чародея, а сколько на фиаско, постигшее меня при вылазке в Замок Бури.

    Поначалу все шло просто прекрасно. «Пламя Хаоса» отлично выполняло свою роль, выжигая в темном подвижном тумане целые проплешины, отгоняя черное колдовство все дальше и дальше.

    Сначала первый этаж, за ним второй, третий. Не заметил, как начал подниматься по винтовой лестнице, зачищая уровень за уровнем возвышавшейся над донжоном башни.

    Враждебные чары безвольно отступали, не пытаясь помешать наглому вторжению в собственные владения. Процесс, как я полагал, очищения продвигался просто отлично. За четыре часа удалось пройти почти на самую вершину.

    И вот там наконец стало понятно, что все это время самоуверенного чародея всего-навсего затягивали в ловушку. А потом каменные плиты перевернулись, и я отправился в самостоятельный полет с высоты нескольких десятков метров и лишь чудом успел зацепиться за какую-то балку.

    Повезло, ничего не скажешь. Сомневаюсь, что удалось бы пережить падение на кучу каменных обломков. Еще немного и конец.

    Пока выбирался из той дыры, успел хорошенько обдумать произошедшее. И довольно быстро сообразил, что совершил фатальную ошибку, сразу же не заметив далеко не обычное поведение проклятых чар.

    Ведь что им обычно нужно? Правильно – энергия. Желательно из живых существ. Почуяв перед собой подходящую пищу, бестелесные порождения Мрака ни за что не станут отступать назад, пусть жертва и оказывает серьезное сопротивление.

    Поведение таких сущностей напоминало голодного зверя без единого признака чувства самосохранения. Они рвались вперед, невзирая на получаемый урон, пока не издыхали или не добирались до живой свежей плоти.

    А тут что? Эта пакость пятилась назад, целенаправленно заводя жертву в расставленную ловушку. Обрадованный близкой победой растяпа падает вниз, ломает кости, теряя возможность передвигаться, заодно испытывая болевой шок от полученых ран, и проклятый туман получает возможность без помех приступить к долгожданной трапезе.

    Стол накрыт, норовистая пища готова к употреблению.

    Весьма толковый подход, если подумать. Четкий, продуманный план, определенно имеющий шанс на успешное исполнение.

    О чем это может говорить? Вариантов конечно же много. Но лично я склонялся к одной, весьма неприятной мысли.

    Чертов Замок Бури имеет собственное сознание.

    Ну или по крайней мере нечто на него похожее. В Ансаларской империи обожали подобные фокусы. И нечто похожее я уже имел удовольствие наблюдать в развалинах, где нашел шкатулку с набором древних ученических кристаллов.

    Создается плетение со сложной самовосстанавливающейся структурой, в него закладываются определенные модели реакции на внешние раздражители, имеющие способности к самообучению.

    Что-то вроде искусственного интеллекта, но выполненного исключительно за счет магических составляющих. Хотя нет, стоп, разумной все-таки такую конструкцию назвать нельзя. Скорее что-то вроде запрограммированного псевдоголема, не имеющего собственного материального тела.

    Отсюда следовал крайне неутешительный вывод: мне противостояли не примитивные чары, пусть и довольно мощные, а высокоорганизованная магическая система. Назвать ее разумной в прямом смысле этого слова, разумеется, невозможно. Однако определенные зачатки интеллекта у нее, несомненно, присутствовали.

    Мда… Блин, нашел себе «домик» пожить… Живой замок, чтоб его…

    – Вина? – Бернард протянул мне кубок с разбавленным вином.

    Ну вот, опять. Многое бы я отдал сейчас за кружечку ароматного свежезаваренного кофе. И душ бы не помешал, а еще лучше горячая ванна. Пока лазил по верхним этажам донжона, успел порядком вспотеть и запачкаться.

    – Эль не остался? – спросил я, впрочем без всякой надежды.

    Кажется, его еще выхлебали на корабле, пока плыли сюда из города-порта Дарцингкской Лиги.

    Мой возможный будущий сенешаль печально покачал головой. Похоже, его тоже уже начало раздражать это пойло. В следующий раз стоило не экономить и взять вино подороже. Простую воду здесь не принято пить, да и временами весьма опасно. Не станешь же каждый раз разводить костер и кипятить, когда появится жажда. И подходящих заклятий для очищения лично я тоже пока что не знал.

    – Когда будет готово? – я облокотился на локоть, приняв полулежачее положение. Расстеленный на земле плащ довольно неплохо выполнял роль удобного покрывала.

    Насчет нежданный пришельцев я пока что не волновался. Сразу же после рассказа об их появлении не поленился, раскинул сигнальную сеть из магических нитей в радиусе доброй сотни шагов. Никто в ближайшее время не подберется к нашему лагерю незаметно.

    – Уже скоро, – бодро отозвался Дорн, помешивая варево в котелке.

    Я понаблюдал за его сноровистыми манипуляциями, мысленно усмехнулся, удивляясь кухонным талантам самого молодого из вассалов.

    – Значит, магичка Воды, – буркнул я. – Сильная? Смог ее просканировать?

    Чернокнижник мрачно покачал головой.

    – К сожалению нет, милорд. У нее стояла слишком мощная для меня защита. Удалось определить только принадлежность к стихии.

    Бернард не сдержался и насмешливо фыркнул.

    – Да тут не надо иметь дар, чтобы понять, из какого она клана. Синие шмотки говорят сами за себя.

    – Воздушники тоже предпочитают накидки похожего цвета, – не замедлил огрызнуться Дорн.

    – Это правда, – я поддержал своего вроде как ученика по искусству. – Плюс, теоретически кто угодно может напялить на себя похожие тряпки. Поди разбери, кто перед тобой – на самом деле маг или просто какой-то дуралей.

    – Ну бабенка точно была не дуралеем. А какие у нее формы, ммм… – наемник причмокнул. – Платье тонкое, свободное, порой облегало фигурку так плотно, что становилось видно каждый изгиб. Клянусь Первым клинком, там есть на что посмотреть.

    Я усмехнулся. Ожидаемая реплика. Сколько времени прошло после Серебряного города, где мы успели неплохо развлечься? Две недели, три? Вроде бы больше. Без женской ласки все же долго не обойтись. Сидеть безвылазно бирюками здесь вряд ли получится. Природа в конце концов возьмет свое. Об этом тоже стоило призадуматься.

    – Кстати, – тут же продолжил Бернард. – Я сразу этого не сказал, но у капитана той шайки на рукоятке сабли виднелась одна неприметная повязка – кожаный ремешок темно-бордовой расцветки с черными сплошными полосками. Насколько я знаю, такие украшения выдают только в одном месте – в Кенерийском святилище.

    Знакомое название. Понятия не имею откуда, но я точно уже где-то слышал это название. Понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, что это еще один привет от кристаллов с памятью мастеров древности. Кто-то из них знал об этом. И не с точки зрения личных воспоминаний, а исключительно как информацию, важную для любого воина.

    – Мастер меча, – уверенно сказал я. – Думаешь он один из послушников обители Ара? Бога войны у Девятерых?

    Наемник пожал плечами. Делать категоричные утверждения он не собирался. Просто сообщал, что увидел нечто необычное у недавних гостей.

    Любопытно. Далеко на востоке моря Чудес, неподалеку от Трисского архипелага, существовал остров с храмом, где поклонялись божеству, отвечающему за воинское искусство. Считалось, что святилище построили в незапамятные времена, еще до расцвета Ансаларской империи, чуть ли не в эпоху Первых людей.

    Там обучали сражаться, если желающий мог в состоянии преподнести щедрое подношение, обычно состоящее из пухлых мешочков с кучей золотых монет. Многие дворяне с удовольствием отправляли туда своих сыновей.

    На первый взгляд вроде ничего особенного, просто еще школа фехтования с привкусом религиозного налета. Но имелась одна отличительная особенность. Так называемые кенерийские источники. По слухам, если купаться в них каждый день, непрерывно тренируясь, то тело изменялось соответствующим образом, становилось крепче, сильнее, приобретало небывалую ловкость.

    Лорды-колдуны равнодушно относились к выходцам из этого подобия монастыря, так как ансаларцы не являлись последователями религии пантеона Девятерых, предпочитая верить в собственное могущество, чем в каких-то небесных созданий. Хотя и отдавали должное мастерству послушников кенерийского храма в умении обращаться с оружием.

    – Странно, что он ушел, – произнес я. – Если предводитель и вправду там обучался, то у вас могли возникнуть серьезные проблемы.

    – У нас они и так имелись в более чем приличном количестве, – ворчливо отозвался Дорн. – Их пришла целая толпа. Сомневаюсь, что мы смогли бы с ними справиться и без всякого мастера меча рядом.

    Что же, разумно. Мне следовало позаботиться о своих вассалах получше. Значит, пришла пора немного заняться артефакторикой.

    Глава 3

    Прежде всего я решил посмотреть на залетных гостей, нарушивших наше скромное уединение.

    Дорога не заняла много времени, прошелся по грунтовой тропинке, перемахнул через пару песчаных барханов и очутился на высоком пригорке, с панорамным видом на берег извилистой бухты.

    Искомый корабль, кажется шхуна по местной классификации, такой предпочитали в основном морские купцы из-за наличия вместительных трюмов, обнаружился чуть дальше где ожидалось, примерно в четверти лиги от берега, в изогнутом кармашке залива.

    Неплохое местечко для стоянки. Со стороны моря корпус корабля скрывала высокая песчаная коса, мачты со спущенными парусами терялись на фоне прибрежного леса.

    Маскировка что надо. Удачно пираты «припарковались». Или все-таки не пираты? Несмотря на отсутствие флага, причислять пришельцев к морским разбойникам сразу, наверно, нельзя. Кто его знает, кого занесло сюда из моря Чудес.

    Возникал естественный вопрос – что делать в этой ситуации нам? Нежданное соседство в принципе не нарушало первоначальных планов. Задумка оставалась все та же – забрать Замок Бури себе.

    Пришельцы не стали драться, буянить, по-тихому уселись в шлюпки, быстренько укатили туда, откуда приплыли. Говорила ли продемонстрированная покладистость о миролюбии? Далеко не факт. За нежеланием идти на прямой конфликт могло скрываться все что угодно.

    Однако и проявления враждебности, как ни крути, все-таки не последовало. Это тоже стоило иметь в виду.

    В любом случае, плыть туда и устраивать абордаж я абсолютно точно не собирался. Других дел по горло. Нас оставили в покое, будет разумным проявить ответную любезность и поступить схожим образом.

    Хотя кое-какие меры предпринять все-таки стоило…

    Возвращался назад я быстрее, по пути сделал небольшой крюк и полюбовался на старую крепость со стороны. Отсюда скалистая дорога к единственным замковым воротам, где довольно свободно могло разъехаться пара телег, выглядела ровным бетонным забором.

    Любопытно, почему строители не захотели обвалить ее часть и соорудить там подъемный мост? По соображению тактики во время осады это на порядок повышало неприступность твердыни.

    А может, проход оставили нарочно? Толпа придурков в железе видит на расстоянии всего трех сотен метров ворота, почти идеально ровное каменное покрытие, ведущее прямиком к ним, радостно орет, потрясает оружием и торопится штурмовать.

    Они бегут, непременно начинается толчея, в то же время защитники принимаются обстреливать это стадо баранов из луков и арбалетов. Как следствие, многие погибают на месте, кто-то сваливается вниз с обрыва – по краям дороги никаких перил или ограждений не заметно.

    В итоге, куча трупов, а осаждающие так и не приблизились на опасное расстояние. Слева и справа от ворот никаких уступов не видать, лишь пустота и рифы с бушующими где-то далеко внизу волнами. Таким образом попасть внутрь можно только в одном месте. Попробуй подойди, пока тебя осыпают градом стрел.

    Зато желание попробовать еще раз никуда не исчезнет. Путь вроде как открыт, никаких непреодолимых разломов нет. Значит, можно еще попытаться пойти на приступ, вдруг в конечном итоге получится.

    И пока нападающие теряют людей в бесплодных попытках захвата ворот, хозяин замка преспокойно бухает в каминном зале донжона, изредка отдавая приказ сменить уставших стрелков…

    Я мысленно хмыкнул. Ничего себе завернул. Честно говоря, черт его знает, чем руководствовались имперские архитекторы не создавая подъемного моста, но лично я был этому очень рад. В противном случае попасть внутрь замка могло оказаться куда как сложнее.

    Ладно, дело прошлое. Сейчас пришла пора заняться кое-чем другим. И для начала неплохо бы вернуться обратно в наш лагерь…

    Что собой представляет магический артефакт? Довольно простой вопрос на первый взгляд. Что может быть проще: артефакт – это волшебный предмет, выполняющий определенные функции, заложенные в него при создании. Все.

    И действительно – все. Кратко, доходчиво, без заумных лишних слов, непонятных большинству человек. Для пользователей более чем достаточно. А что же с созданием артефактов?

    А вот с самим процессом все уже не так просто. По крайней мере для людей из раннего средневековья, считающих магию чем-то особенным и запретным для простых смертных.

    Зато для бывшего жителя Земли двадцать первого века – не слишком.

    Еще в дороге из учебных фолиантов, подаренных мне лордом Вардисом, я почерпнул общие сведения о местных аналогах полезных девайсов. Правда, в книге не приводились детали, лишь общие сведения о принципе работы и классификации по разделам, но мне этого хватило, чтобы понять основные моменты и попробовать себя в роли новичка-артефактора.

    Первое что необходимо – собственно сам материальный объект, на который будет крепиться нужное заклинание. Причем выбор материала напрямую зависел от устойчивости, а также долговечности наложенных чар.

    И эти оба свойства зачастую вполне могли противоречить друг другу. Например, дерево держало лучше волшебную составляющую на себе, но в плане износостойкости, понятное дело, проигрывало железу. Последнее могло прослужить намного дольше, но для него требовалась большая частота обновления рисунка плетения. И так везде. Стекло, уголь, камень, ткани, сталь, серебро, кожаные изделия, даже черепица на крыше домов – каждые имели определенные свойства, свои плюсы и минусы.

    Второе – это само заклинание. Смотря какую цель преследовал заклинатель, он использовал конкретные символы.

    Тут стоит уточнить и объяснить, как работала магия Бездны. Маг произносил вслух формулу заклятья на древнеансаларском, в его разуме появлялся знак, его было нужно удержать, прочувствовать, облечь в мыслеформу, а затем наполнить силой для активации.

    Ничего сложного. Все довольно-таки легко. При этом чем опытнее становился чародей, тем меньше ему требовалось времени для создания чар, вплоть до полного отказа от словесной формулы.

    В общем, вместо активации мыслеформа переносилась на нужный предмет, закреплялась на его поверхности, вплетаясь в верхние уровни структуры.

    Здесь тоже имелся определенный нюанс. Полностью, что называется – «вживить» чары в рядовые вещи никак невозможно. В отличие от ансаларской стали, умеющей превосходно проводить энергию Бездны, физическая составляющая остальных материалов категорически отказывалась по полной взаимодействовать с порождением изначального Хаоса. Они быстро разрушались и приходили в негодность.

    Тот же тхасар еще на стадии ковки подвергался воздействию, заклинания вплетались в саму суть оружия. В отличие от обычных артефактов, где чары накладывали уже на готовые предметы из обихода.

    Та еще морока, если подумать…

    Да и черт с ними. Обойдемся поверхностным взаимодействием. Все равно прятать рисунок нерационально, может, придется его корректировать, перенастраивая должным образом.

    Итак, когда чары наложены и закреплены, настало время напитать их. Имелось два варианта: от внешнего источника – накопителя, или через само плетение.

    В последнем случае время работы артефакта напрямую зависело от плотности энергетических каналов заклинания. Первый являлся более предпочтительным с практической точки зрения, однако не каждый мог себе позволить тратиться на драгоценный камень без изъянов в кристаллической структуре. Одна трещинка – и более чем возможна цепная реакция с неконтролируемым выбросом магической энергии еще на стадии заправки, вплоть до возникновения взрыва. Согласитесь, не самая хорошая перспектива для заклинателя…

    И наконец, когда предыдущие этапы пройдены, наступал момент выбора способа включения арта. Здесь также имелось несколько методов. Но в конечном счете, все они делились на два типа: физическое действие – поворот кольца против часовой стрелки, нажатие на камень в брошке, и магическая манипуляция – спусковой крючок представлял собой невидимую для простых людей частичку чар, напрямую завязанную на управляющий контур.

    У каждого тоже имелись, как свои плюсы, так и минусы. Продавать артефакты с магической кнопкой включения обычному люду бесполезно, значит, рассчитывать на высокую прибыль и большие продажи нельзя.

    С другой стороны, безопасность тоже имела значение, невозможность посторонним использовать твой собственный артефакт, вплоть до полной привязки по крови, весьма ценилась среди чародеев.

    Короче говоря, имелось великое множество моментов и сложностей, делающих артефакторику довольно трудной профессией. С бухты-барахты заделать уберкрутую плюшку было никак невозможно.

    Но ведь я к этому и не стремился. Всего лишь хотел немного помочь своим спутникам в плане защиты. Дать преимущество над врагами, позволив одержать победу там, где без магии они обязательно спасовали бы…

    – Где твоя кираса? – обратился я к Бернарду.

    Обед только что закончился, похлебка Дорна оказалась весьма недурной на вкус, в отличие от зачерствевшей лепешки, напоминающей жуткую помесь старой подошвы истоптанного сапога и кирпича.

    Сделав небольшой глоток разведенного вина из кубка, я с ожиданием уставился на сидящего с другой стороны костра наемника. Солнце еще стояло высоко, и я надеялся разобраться с экипировкой вассалов до того, как вновь войду в Замок Бури.

    Отступать перед хитрым магическим механизмом давно покинутой крепости я, естественно, не собирался. Еще посмотрим, кто кого перехитрит. Ну, или сломает, что в моем случае более вероятно.

    – Лежит в вещевом мешке, – слегка удивленно ответил Бернард. – Достать?

    Я нетерпеливо кивнул. Солдат удачи полез куда-то за спину, послышались приглушенные звуки ударов металла о металл.

    – Почему ты ее все время не носишь? Сколько вижу, постоянно обходишься кольчугой.

    – Тяжеловата для каждодневной носки, быстро устаю, – объяснил воин, не переставая возиться с объемной дорожной котомкой.

    Я мысленно стукнул себя по лбу. Конечно, нашел о чем спрашивать. На ум сразу пришла примерка полных доспехов Готфрида еще будучи в замке Гарлас, резиденции Великого Дома Эйнар. Они мне тогда показались жутко массивными, тяжелыми и не слишком удобными. Чувствовал себя, как Терминатор, которому перебили парочку сервоприводов на коленях. Не представляю, как в подобном еще и сражались?

    Взгляд поневоле скользнул к аккуратно сложенным элементам кожаной брони оружейных дел мастера Торна из Серебряного города. Творение дверга отличалось легкостью, удобством и вместе с тем довольно высокой прочностью.

    – Вот она, – Бернард наконец-то справился со своенравным мешком, на свет появились две половинки стальной кирасы соединенные между собой ремешками.

    Как я понял, надевался сей аналог бронежилета через голову и крепился боковыми застежками для более плотной фиксации. Несложная в принципе конструкция, показывающая весьма посредственный результат в части защиты владельца. Из арбалета пробить такой прикид в общем-то не представляло проблемы.

    Именно это я и собирался исправить. Достал из собственной переметной сумки книгу, нашел нужное заклинание, несколько раз про себя повторил, следя за правильностью произношения и ежесекундно сверяясь с оригиналом.

    И начал творить колдовство, положив кирасу себе на колени.

    – Твайраг-харкан, – моя рука заскользила по металлической поверхности.

    – Вердолг-кийрал-таал, – вслед за едва заметными касаниями подушечек пальцев на тусклой стали появлялись и исчезали магические знаки защитных чар.

    – Ррасгдан-келгера.

    Слова на древнеансаларском звучали гортанно, остро, с резкими переходами на мягкие, певучие окончания.

    Ручеек магии потек от меня к густой вязи замысловатого рисунка, делая ее объемной, наполняя силой.

    Бернард неосознанно подобрал под себя ноги, отодвигаясь подальше, хотя и так сидел от меня в паре метров. Умудренный житейским опытом бывалый рубака предпочитал держаться от любого проявления магии на расстоянии.

    Дорн наоборот наклонился вперед, горящие жадным любопытством глаза не отрывались от моих рук, а уши словно зажили собственной жизнью, зашевелились, стремясь не пропустить ни одного звука.

    – Шаграна-кехай, – заключительный отрывок упал тяжелой глыбой в разлившейся вокруг тишине, запечатывая наложенное заклятье.

    Напоследок волшебные символы вспыхнули фиолетовым огнем и погасли, став невидимыми для постороннего взгляда.

    – Отлично, вроде все. Не самые сложные чары, но запас прочности у доспехов теперь более чем приличный, – сообщил я, устало отодвигая от себя железяки.

    Необходимость держать концентрацию на высоком уровне и ежесекундно сохранять контроль одновременно над стабильностью плетения и исходящим энергетическим каналом выматывали не меньше физических нагрузок.

    Чуть ошибешься, расслабишься и начинай все сначала. Взрыва, конечно, конкретно с этими чарами можно не ожидать, но повторять все снова тоже не слишком хотелось.

    – Она теперь стала несокрушимой? – Бернард как ребенок при виде подарка обрадованно подхватил кирасу, сразу же принялся ее прилаживать себе на плечи, прямо поверх кольчуги.

    – Нет, – поспешил разочаровать я слишком воодушевленного воина.

    Еще не хватало, чтобы он вбил себе в голову, что стал неуязвимым. Помрет ведь в первом же бою. Наложенные чары вовсе не создавали абсолютной защиты, лишь давали дополнительные шансы на выживание.

    – Ее теперь не пробить просто так – это правда. Понадобятся весьма большие усилия, – пояснил я и добавил: – Но не забывай про другие части тела. Они у тебя все еще уязвимы. Также против смертельных чар – это усиление не поможет. Только против физического воздействия. Спасет от сильного удара мечом или топором, но не защитит от какой-нибудь огненной стрелы. Понятно?

    Бернард закивал. Первоначальное выражение восторга на его физиономии сменилось легкой задумчивостью. До него дошло, что он вовсе не получил в свои руки некую вундервафлю, включающую режим бога. Это радовало, бесшабашные воины долго не живут на этом свете. Что на Земле, что в Фэлроне.

    – А мне как-нибудь поможете? – чернокнижник с Восточного побережья уставился на меня с таким ожиданием, что мне поневоле захотелось рассмеяться.

    Он напоминал малолетнего мальчишку, попросившего подарок у Деда Мороза и теперь ждущего, что его просьбу непременно исполнят. Насколько она невыполнимой бы ни была. Ведь Дед Мороз может все.

    Что в целом неудивительно, ансаларцы имели устойчивую репутацию могучих колдунов в плане магических способностей среди большинства одаренных этого мира.

    – Где твоя безделушка? – осведомился я, кивая в направлении ворота наглухо застегнутого черного плаща.

    В этой бесформенной хламиде Дорн напоминал императора Палпатина из «Звездных войн» в ранние годы. Слегка потренировать голос, добиться глубокого баса и можно прямо завтра отправляться на завоевание одной далекой галактики…

    На свет показался невзрачный медальон с вплавленным посередине темным камнем. Привычными эманациями сил Бездны от него уже не фонило, накопитель полностью разрядился.

    – Я его заполню под завязку, это в принципе нетрудно сделать, пока, думаю, хватит, – сообщил я, взяв в руки грубовато выполненное украшение. – Попозже найдем более вместительный кристалл, а лучше несколько.

    Не признаваться же, что ничего больше на данный момент чернокнижнику я предложить не могу. По большому счету, я и сам находился почти в самом начале пути изучения магического искусства.

    Да, у меня имелся доступ к неограниченной энергии, да за такой дар любой из волшебников готов душу продать, но если копнуть глубже, то окажется, что кроме как использовать уже готовые заклинания я больше ничего не умел. К тому же нередко с ошибками, ведущими к весьма неоднозначным результатам.

    Попробовать наложить чары защиты на бесформенную хламиду Дорна? Уверен на ткань плетение ляжет так же хорошо, как и на металл. Проблема в том, что невозможно оценить последствия, если чернокнижник примется сам колдовать.

    Какие реакции возникнут между чарами? Будет ли это опасно или все пройдет гладко – я понятия не имел, потому что не знал, как создавался исходный рисунок для артефакта.

    Станет ли магический символ пассивным при попытке нарушить его плетение, а это обязательно случится, когда начинающий колдун начнет магичить, вызывая энергию для своих заклинаний, или они вступят в конфликт, высвобождая собранную силу?

    Черт его знает. Однозначного ответа на эти вопросы у меня не имелось. Следовательно, рисковать определенно не стоило. Лучше предоставить Дорну возможность, а уж как он распорядится полученным подарком – полностью его выбор.

    Наполнить до упора накопитель заняло буквально пару минут. Туг главное не перестараться и не дать слишком большой напор.

    Лордам-колдунам не грозила нехватка энергии, вместо нее их подстерегала опасность другого рода – сжечь себя во время использования эфирного канала. На секунду отвлечешься, ослабишь контроль, и безудержный поток силы Бездны выжжет чародея изнутри в мгновение ока. Умение концентрироваться стояло на одном из первых мест среди навыков для неофитов ансаларской школы магии.

    – Готово, держи, – я передал медальон обратно Дорну.

    В полном восторге чернокнижник поспешил нацепить побрякушку себе на шею, бережно спрятав за отворот плаща.

    Я поднялся и принялся сноровисто одеваться в броню, скинутую на землю по поводу прошедшего обеда. Элементы творения мастера-дверга плотно прилегали друг к другу, скрывая под собой все тело за исключением головы.

    Стоячий воротничок уперся в подбородок, заставляя голову держать прямо. Выбитый на груди темно-фиолетовый герб рода Эйнар: расправивший крылья дракон на фоне мощной крепостной башни, тускло блеснул в лучах стоящего в зените солнца.

    – Итак, план дальнейших действий, – сказал я, накидывая поверх плащ-накидку пурпурного цвета, напоминание о Великом Доме, к которому относился Готфрид Эйнар. – Бернард, возьмешь лошадей и отведешь их в туннель под крепостной стеной. Сам останешься у входа, левая створка ворот более или менее целая, за ней вполне можно спрятаться.

    – А я? – Дорн так и держащий ладони на груди, где под тканью скрывался заряженный накопитель, обеспокоенно повернулся ко мне.

    Я выдержал небольшую паузу, внимательно посмотрел в глаза чернокнижнику, увидел в них лишь решимость и удовлетворенно качнул головой.

    – Пойдешь со мной. Будем искать «средоточие» замка. Полагаю мне может понадобиться помощь другого чародея.

    – Что еще за «средоточие»? – не преминул осведомиться наемник, в его голосе явственно проскочили ворчливые нотки.

    Недоволен, что черноволосая дылда пойдет со мной, а ему куковать в мрачном полутемном туннеле.

    Я мысленно вздохнул. Все же из меня пока получался плохой феодал. Истинному аристократу, имеющему длинную вереницу благородных предков в роду, ни один вассал не посмел бы задавать так вопросы. А у меня пожалуйста, прямо почти демократия. Такое следовало сразу пресекать на корню.

    – «Средоточие» – это управляющий контур охранных чар замка, – вежливо прозвучало от меня.

    Я неторопливо принялся надевать перчатки, переведя хмурый взгляд на Бернарда. На моих губах заплясала нехорошая улыбка.

    – А если ты еще раз попробуешь меня перебить, то я выращу тебе уши, как у кролика, и оставлю их навсегда, – добавил я очень серьезным тоном. – Тебе понятно?

    Бывший солдат удачи опасливым жестом потянулся руками к собственным, пока еще нормальным ушам.

    – Да, милорд. Простите, милорд, – протараторил он быстро.

    Следовало искоренить наглухо его дурацкие привычки общаться запанибратски. Ладно я, могу в общем-то легко не обратить внимание, пропустить грубость мимо ушей. Но если наемник вдруг вообразит, что и остальные представители высшей аристократии настолько же терпеливы и снисходительны?

    Предложит какому-нибудь ансаларскому лорду прогуляться по шлюхам и нажраться в ближайшем кабаке. Не успеет сообразить, за что ему снесли голову.

    Сомневаюсь, что раньше солдат, продававший клинок за деньги, вращался в среде благородных. Его надо подучить манерам, вежливому общению и хоть каким-то правилам, принятым в высшем обществе. Во избежание возможных проблем впоследствии, так сказать.

    Эх, тяжела доля сюзерена. Не только за себя отвечаешь, но и за вассалов. Может, плюнуть на все и податься в предместье Давар-порта? Купить особняк побольше и не париться, жить спокойно размеренной жизнью среднего буржуа…

    Я взглянул на громаду Замка Бури и криво усмехнулся. Да хрен там. Вот мой новый дом. И пусть кто-нибудь попробует мне помешать. Готфрид из рода Эйнар не тот, кто привык отступать. А значит, и я не буду.

    Источник - fantasy-worlds.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз