• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Вайманы Внешний долг России Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Два мнения о развитии России Евразийство Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Мировые финансы Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказки сказкиПтаха социальная фантастика фальсификация истории фантастическая литература физика философия футурология христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Август 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Константин Храбрых: Новичок-одиночка (фрагмент книги)

     Константин Игоревич Храбрых

    Новичок-одиночка

    © Константин Храбрых, 2019

    © ООО «Издательство АСТ», 2019

    Пролог

    «Грандиозное событие, называемое Полковым сражением между соседними странами, было огромной редкостью, так как каждое подобное сражение буквально заставляет как переписывать саму историю, так и отправляться в путь картографам и заново составлять карты земель, ибо высшая магия могла стереть с лица земли города, погрузить ниже уровня моря горы или, наоборот, поднять со дна морского новые острова. Именно поэтому Гелардом XIV Победителем Озерной Гидры, правителем Оркарнского княжества, был заключен договор с двадцатью двумя странами, в которые входили такие великие княжества и королевства, как Гер…»

    – Ну и как тебе история этого мира?

    К окну кареты, в которой молодая черноволосая девушка в темном кожаном камзоле, нахмурившись и морщась, по слогам проговаривала написанное, подъехал закованный в кроваво-красные доспехи из блодерита с огромным вензелем-эмблемой клана на всю грудную пластину статный мужчина лет двадцати двух – двадцати пяти.

    – Интересна, брат, но язык слишком сложен для изучения. Их стиль рунического написания иногда ставит меня в тупик, даже у кельтов правописание рун не было настолько сложным и витиеватым. У них одна руна, написанная чуть под другим углом, может до неузнаваемости изменить текст!

    – Скоро прибываем. Нас уже встречает разъезд графа Холлердана, который выступает третейским судьей на этом поле битвы. Вче…

    Внезапно земля колыхнулась, заставив коней испуганно взбрыкнуть. Девушка слетела с диванчика в карете, больно ударившись правым локтем о крепкую поверхность деревянного пола. Несколько всадников не сумели удержать коней, и те, сбросив ездоков, понеслись вперед, испуганно заржав.

    Следом еще раз колыхнулась земля, а потом пришел противный звенящий свист, приведший животных в еще большую панику и заставивший людей схватиться за уши, роняя копья, поводья и вещи, которые они несли в руках.

    Карета понеслась, утягиваемая упряжкой двух гнедых жеребцов, так как возница больше не мог управлять конями, с кровавой пеной изо рта пытаясь зажать обеими руками уши, из которых тоже сочилась кровь.

    За несколько секунд до того момента, как карету занесло в сторону и разбило о широкий ствол дерева, дверца кареты была выбита наружу сильным ударом ноги, и стройная женская фигурка черноволосой девушки рыбкой выпрыгнула в дверной проем кареты и, перекатившись по земле, вскочила на ноги у края дороги. Из пореза и ссадины на лбу и из носа сочилась красная кровь.

    Мужчина, выпрыгнувший из седла, с тоской и жалостью глядя на захлебывающегося кровавой пеной коня, потянул меч из ножен, чтоб добить умирающее и сходящее с ума от боли и ужаса животное.

    Внезапно свист пропал, оставив в голове легкий туман и тихий звон в ушах.

    Люди стали вставать на ноги, растерянно переглядываясь и пытаясь спасти почти перевернутый обоз и утихомирить взбесившихся животных.

    – Око Одина, что произошло?!

    – Это результат дуэли на поле битвы.

    – Что?

    – Неделю назад посередине поля битвы был обнаружен субъект в черных латах, который наотрез отказался убираться с места. Попытка силовыми методами прогнать его привела к неожиданному результату – он, раздавая затрещины и удары ногами направо и налево, разогнал хорошо подготовленный вооруженный отряд. Он даже не прикоснулся к оружию, что, кстати, весьма задело наших бравых вояк. Мы фактически не можем оказать ему достойное сопротивление – это как раз та причина, по которой в Полковом сражении был заключен контракт со стигматами. – С земли, морщась, поднялся командир встречающего разъездного отряда. – Черт, теперь плащ испорчен! Обошелся в две золотые монеты! Так вот, его пытались прогнать с поля битвы уже более обученные рыцари из личной гвардии короля Дремора, но он, даже не обнажив меча, разогнал титулованных рыцарей, и это мягко еще говоря. Пострадавшие до сих пор под присмотром лекарей и магов.

    – Он настолько силен? – в голосе северянина послышались нотки любопытства.

    Командир отряда поморщился:

    – Чудовищно! Магических мечников такого уровня я не встречал за всю свою жизнь, хотя не пропускаю ни одного турнира. Как и состязаний Гильдии искателей приключений.

    – Он стигмат?

    Командир пожал плечами.

    – Все возможно, но я слышал, что стигматы не могут использовать умения стигм вне граней. А тут он использует такую магию, что даже маги из личной гвардии за голову хватаются.

    Подошел извозчик, прижимавший кусок пропитанной кровью ткани ко лбу, и, извиняясь и кланяясь, сообщил, что сундуки с вещами в целости и сохранности и что слуги их уже грузят на свободную телегу.

    – Сейчас приведут коней с затычками в ушах, ими немного труднее управлять, но ваш мастер гильдии просил поскорее вас доставить к пограничной крепости.

    – Почему такая спешка? – поинтересовалась Фрейя, стирая с лица осыпающуюся кровавую корку на месте недавней ссадины.

    – Вы ее только что слышали. Сейчас идет очередное сражение, и скорее всего скоро вступят в этот непонятный поединок участники третьей стороны.

    Из-за поворота появились еще всадники, к седлам которых были привязаны поводья сменных лошадей.

    – Капитан Орт! – Дюжий воин в начищенном до блеска бацинете поверх тонкой кольчуги спешился и, припав на правое колено в знак уважения, доложил: – Капитан Орт, кони доставлены. Командование просило вас поскорее прибыть на место, ситуация ухудшилась!

    – Встань и объясни коротко, что еще произошло?

    Воин, вскочив на ноги, легким движением поправил перевязь с мечом.

    – Принц Верданта, Риннальдо, решил использовать конницу под прикрытием магов. Атака провалилась, не говоря уже о потерях. Не пройдет и часу, как он нарушит запрет на неиспользование высшей магии и артефактов! Граф Холлердан собирает все войска гарнизона, чтобы в случае чего суметь эвакуировать как можно больше войск, если у принца сорвет кры… прошу меня простить! – Воин с сержантскими нашивками, испуганно глянув в сторону брата с сестрой, вовремя прикусил язык.

    – Хорошо, остаешься здесь, после чего сопроводишь телегу с вещами этих господ. Снаряжение вам понадобится сразу, я так понимаю?

    Фрейя, покачав головой, активировала кольцо на указательном пальце правой руки, и доспехи возникли прямо поверх камзола, сшитого явно под сверкающую кроваво-красную броню.

    – Нет, у нас все необходимое всегда при себе. Одевается благодаря заклинаниям быстро, но вот снимать все это снаряжение весьма долго.

    – Эм… кх… поразительно! Я, конечно, многое слышал о стигматах, но такое, признаюсь, видеть приходится впервые!

    Сержант со страхом и восхищением смотрел на переливающуюся в лучах заходящего солнца броню.

    – Что ж, тогда поспешим!


    Через полчаса дозорный разъезд встречающих достиг пограничной крепости и палаточного городка.

    – Благодарю, сэр Орт, граф ждет вас в своем шатре.

    – Извините, но здесь нам придется проститься. Сер Шеллерман отведет вас к гильдейским шатрам, где вас уже ждут. – Командир Орт, щелкнув каблуками, быстрым шагом удалился, скрывшись за ровными рядами шатров.

    – Прошу за мной. Все ваши сейчас находятся на границе у каменной площади Поля Битвы.

    Через пять минут, обойдя палаточный городок и угол пограничной крепости с восточной башней, Фрейя и Тронт непроизвольно сбавили шаг, глядя на черную, туманную дымку, ровной стеной охватывавшую двухкилометровую каменную платформу, предназначенную для ведения Полковых сражений.

    – Это же «Занавес нежити»!

    – Да, мы тоже об этом подумали. Вы долго добирались, Фрейя, Тронт! – их со спины окликнула Тесс де Сталь, шедшая следом за ними от палаточного городка, на ходу магией надевая на себя серо-стальные кольчужные доспехи с голубым отливом. – Есть куча отличий. Идемте, там уже собрались объединенные силы из сорока кланов. Событие неординарное.

    – Это мы уже поняли, – ответил Тронт.

    Внезапно пришедшая ударная волна заставила темный занавес колыхнуться и издать пронзительный вой.

    – Все, он снова на месте!

    – Кто?

    – Темный Рыцарь, «наши» пока его так окрестили, – пояснила Тесс, проверяя то, насколько легко выходит шпага из ножен.

    Дымчатый черный занавес исчез.

    – Идут первые две команды и наши герои. Если провал, следом идут команды от Грани Великой Пустыни со своими героями. Задача у всех одна: избавиться от неизвестного фактора и по возможности захватить его броню и амулеты для изучения. Если не будет иной возможности, разрешаю использовать весь арсенал умений, я имею в виду комбинационные навыки от стигм.

    Хотя все и так понимали, что имела в виду лидер клана. Навыки, которые образуются при определенной комбинации стигм, имели куда меньшую силу воздействия, но не исчезали после того, как человек проходил через портал, ведущий во внешний мир. Умнейшие из магов и исследователей стигм так и не смогли объяснить причины, по которой стигмы, усиливающие многие расы, пропадали, когда владелец покидал грани, и почему они появлялись вновь. Существовали тысячи неподтвержденных теорий. Но оставалось одно «но»: сохранялись навыки и умения от комбинаций стигм и стигмы, которые перешагнули за предел и рассыпались, навсегда передавали свое свойство владельцу.

    – Ну, что замерли? Первая и вторая команды на выход. Вы же хотите, чтобы вас помнили?!

    Попытка воодушевления от лидера звучала словно плевок в душу от отсиживающегося в окопах труса, хотя все хорошо понимали, что силами и уникальными предметами нынешний лидер клана не уступал ведущим авантюристам грани.

    Быстро поднявшись по каменным ступеням, три десятка человек нервно вздрогнули, когда с легким звоном занавес за их спинами схлопнулся, отсекая от внешнего мира.

    По шероховатой ровной поверхности периодически встречались следы контуров и полустертых рун. Идеально ровная площадь, в центре которой словно клубилось темное марево, наполовину скрывая стоящую в лучах заходящего солнца фигуру в черных латах.

    – Под нами примерно километра два сплошного камня. – Тесс заметила, с каким вниманием Фрейя рассматривала каменную поверхность под ногами. – Разрушить или поцарапать пока никому не удалось, возраст примерно совпадает с возникновением граней.

    – Откуда ты знаешь?

    – А зачем по-твоему я тебе подарила путеводитель по внешним землям? – Тесс удивленно нахмурилась. – Или не читала? Зря, весьма занимательное чтиво!

    Фрейя смущенно отвела взгляд.

    – Три страницы… я все еще учусь вашему руническому письму.

    Тесс, опустив забрало шлема, фыркнула:

    – Ну, если сегодня не сложим здесь свои головы, надеюсь, прочтешь, там довольно забавные истории попадаются. Особенно забавные хроники безголового графа – этакий ужастик на ночь.

    – Фрейя, ты идешь с валькириями, я иду со второй командой под руководством Гайла. В случае необходимости мы незамедлительно вступим в бой.

    – Перед тем как атаковать в лоб, хочешь посмотреть, на что он способен?

    – Естественно. Раз уж трое суток здесь творится непонятно что, хотелось бы посмотреть на это сначала со стороны. И как говорится, дамы вперед!

    – Ну да, а вдруг там лев! – хмыкнула в ответ Эстор, активируя заранее подготовленные в гримуаре заклинания и напитывая страницы артефакта магической энергией.

    Остановившись в пятидесяти метрах от стоявшей неподвижно фигуры в полном латном доспехе из черной кристаллической стали, покрытой светящимися линиями сложнейшей гравировки, команды в напряжении замерли. На правой стороне груди, на броне был выгравирован странный герб: черный ворон, сидевший на эфесе воткнутого в землю черного меча.

    – Эстор, чувствуешь что-нибудь?

    – Это нежить… – слегка удивленно ответила заклинательница духов. – И довольно сильная нежить, уровень силы как минимум младшего лича или повелителя нежити. И у нас явно большие проблемы!

    Рядом с фигурой в каменную поверхность был воткнут огромный, двухметровый двуручный меч, ширина которого могла вполне заменить собой боевой щит. Линии гравировки и неизвестные руны едва блестели в лучах закатного солнца кроваво-красными узорами.

    Вот вам и не могли даже поцарапать…

    – Лета, после первой атаки ослабляющее воздействие заклинанием на основе святой энергии, у тебя три амулета, два оставь на потом, мало ли как обернется.

    – Тесс, за тобой правый фланг, Фрейя берет левый, Стела берет на себя авангард. По счету три…

    – Три!

    Три фигуры одновременно сорвались со своих мест, атакуя в слабые точки сочленения доспеха противника…

    Когда до Темного Рыцаря оставалось всего полметра, его фигура словно размазалась в воздухе и появилась позади второй группы.

    Тронт, получив сильнейший удар ногой в нагрудник, с непониманием и быстро растущим в глазах удивлением отлетел в сторону своего отряда, сбивая с ног и калеча соратников, не ожидавших такого предательского нападения со стороны противника.

    Сверкнула черная молния, и гримуар в руках Эстор, вспыхнув, словно куча сухой соломы рассыпался тлеющими угольками, оставив ужасные ожоги на руках заклинательницы.

    Фигура снова расплылась, возникая перед Фрейей, и, перехватив левой рукой в черной латной перчатке блодеритовое лезвие клинка, сломала прочнейший сплав как сухой прутик, в следующее мгновение нанося кулаком ей удар в область солнечного сплетения.

    – Он использует «Рябь»! Всем разойтись на десять метров друг от друга! Используйте «Рыбацкую сеть»! – Тронт, сплюнув кровью на каменную поверхность, поднялся на ноги и поудобнее схватился за рукоять длинного двуручного меча.

    Было уже поздно.

    Привыкшие к использованию в трудные моменты магических стигмов, авантюристы оказались не готовы к сражению с превосходящим по силе противником.

    – Проклятье Фенрира!

    Использовав «Молниеносный рывок», Тронт, сократив расстояние до закованной в латы нежити, нанес удар такой силы, что был бы способен развалить пополам каменный столб толщиной со среднего мужчину или перерубить пополам троих закованных в тяжелые латы рыцарей.

    Однако меч только высек сноп искр из боковых пластин латного доспеха и отскочил, едва не вырвавшись из рук, потянув за собой владельца. А следом, не давая ни секунды на то, чтобы восстановить равновесие, Темный Рыцарь атаковал, крутанувшись на месте, ударом колена в незащищенный щитом или мечом бок, отбросив Тронта еще на десяток метров и заставив его закованную в блодеритовые латы фигуру высекать искры из шероховатой каменной поверхности.

    Фигура Темного Рыцаря снова расплылась, появившись перед Стелой, и, схватив ее одной рукой за шею, другой за кисть, сжимавшую узкий волнистый акинак, заслонился телом девушки в доспехе от магической молнии, посланной из арьергарда первой команды.

    Вместо крика боли из-под шлема послышалось сдавленное клокотание, и тело девушки безвольно обвисло, а из-под доспехов повалил дым и потекла густая красная кровь. Отбросив тело, словно какую-то куклу, рыцарь спокойно шагнул в сторону летящих в него огненных шаров, после чего его тело окуталось черным облаком, которое мгновенно поглотило и огненные шары, и все последовавшие затем магические атаки.

    Только артефактное копье, которое метнул один из авантюристов, совместно с магической атакой первой боевой группы, нашло брешь в районе левого наплечника и, пройдя через кольчужный слой брони, вышло наполовину длины снаружи, в районе левой лопатки.

    Восстановив равновесие, Темный Рыцарь с нечеловеческой грацией отскочил на несколько метров назад. Уклоняясь от атаки третьей валькирии, он, небрежно вынув копье правой рукой, вонзил его в тело лежавшего навзничь авантюриста, пригвоздив его к каменной поверхности, после чего, используя странный навык, переместился в тыл арьергарда первой боевой группы. Еще не успел утихнуть захлебывающийся крик боли, как новая черная молния, разветвившись, рикошетом прошлась по всему отряду, резонируя с артефактами и амулетами.

    Раздавшийся взрыв разметал людей, словно невидимый великан смахнул крошки со своего стола.

    Все вокруг заволокло дымом и магической пеленой, скрывая все от сторонних глаз, наблюдавших за ходом сражения людей.

    Неторопливым, прогулочным шагом Темный Рыцарь вернулся на свое прежнее место, после чего, вынув из твердой скальной поверхности свой двуручный меч, отсалютовал им первым появлявшимся на небе звездам и с последними лучами закатного солнца исчез в черной дымке, оставив тяжелораненых и контуженных взрывом авантюристов на суд богов.

    Глава 1

    Грань кристаллического неба

    Все начинается со взгляда. Всегда.

    Человеческий опыт

    Крики злости трех обманутых братьев приближались, как и лай озлобленных псов, которых они натравили на мой след. Все, больше терять нечего, а посему я глубоко вздохнул и шагнул в темное марево, кружившееся внутри каменного кольца портала, ведущего в одну из четырех граней континента.

    Моя история начинается с того самого момента, как я вернулся домой после чудесной ночи с младшей дочкой старосты деревни, Селестой. У меня все не выходил из головы ее дурманящий аромат и запах сена…

    Отец был трезв, что в это время удивительно само по себе. Отвесив мне подзатыльник, он достал из-под стола старый и запыленный кожаный тубус, в котором хранились древние, покрытые налетом стальные пластины, надевавшиеся поверх кожаной брони. Наколенники, налокотники, несколько грудных пластин, пара наплечников и кольчужные перчатки со стальными накладками.

    На мой вопрос «что происходит?» он ответил банально:

    – Тебе сейчас семнадцать. Пора бы узнать мир, а не сидеть и протирать штаны в старой деревеньке, у которой нет особого будущего, и ждать, когда староста и его непутевая дочь силой наденут на тебя брачный браслет и отведут в храм к богине.

    – Но…

    – В сумке у входа хлеб, немного сыра, солонина. На пару дней тебе хватит. Больше шанса у тебя не будет. Сейчас староста еще спит, но после… А если ты решил всю жизнь крутить коровам хвосты и растить детей – будь по-твоему! Заставлять не буду. До портала в первую Грань Кристаллического Неба двое суток пешего хода через лес, в сторону восхода солнца.

    Отец встал и вышел из дома.

    К горлу подкатил неприятный комок. Оставить привычную и веселую жизнь в деревне или идти навстречу приключениям и, возможно, сложить голову от дикого зверья или дорожных бандитов, которые готовы прирезать за кусок хлеба и твою одежду?

    Я простился с отцом, забрал свой небогатый скарб в виде крепкого охотничьего ножа из лендийской слоеной стали и моего набора инструментов. Все-таки ремесло поможет выжить и прокормить себя на новом месте.

    Вот так стоя на пригорке, я минут десять молча прощался с родной деревней, которая только начинала просыпаться с лучами восходящего солнца. С лесами, озерами и полями маркизата, в котором я прожил всю свою жизнь.

    В путь!


    Осень в этом году началась рано, и до сезона дождей оставалось чуть более двух недель. Сейчас зверье в лесу еще сытое и листья только-только начали желтеть и опадать в осеннем танце. Ступать старался так, чтобы охотники, сыновья старосты – они же старшие братья Селесты, не смогли легко взять след. А для того, чтобы собаки не смогли выйти на след, приходилось, скрипя зубами от холода, идти по ручьям в воде и вдоль небольшой речки. Вода смоет и запахи и следы.

    А-а-апчхи! Правда, насморк и простуду я подхватить смогу тоже.

    До каменного кольца перехода в скрытый мир граней мне нужно было пересечь лес Мортинга, обойти или переплыть озеро Лену и пройти по одной из трех каменистых тропок, ведущих в гору, к роще голубых елей, что прорастали высоко в горах. Посреди этой рощи на каменном пьедестале расположено огромное каменное кольцо из черного камня. Говорят, что магический вихрь внутри кольца не исчезает и не прекращает вращение ни на секунду уже на протяжении многих столетий. Еще там живет обязательный привратник, который, по тем же слухам, силен настолько, что способен разогнать целое войско. Говорят, в давние времена существовали короли, пытавшиеся захватить и подчинить себе народы, обитавшие в скрытых гранях, но каждый раз, когда войска пытались вторгнуться с войной через портал, ровно в канун нового года оттуда появлялись воины, закованные в мистическую броню, за обладание которой любое королевство готово было пожаловать как дворянский титул, так и немалый надел земли. Глупый правитель, да и само королевство, осмелившийся нарушить договор между скрытым и внешним миром, просто исчезали с континентов, утопленные в крови и нескончаемых пожарах больших городов. Огнем и мечом пришедшие воины стирали с лица земли даже упоминание о том королевстве, где правил столь неразумный король. Они приходили ровно на одну декаду, после чего уходили обратно, так как внешний мир был для них скучен и неинтересен.

    К ночи стала резко падать температура, и мне пришлось срочно искать место для ночлега. Разводить открытый огонь я опасался, так как мог тем привлечь к себе внимание братьев-охотников либо иного зверья, которое не только не боится огня, но и с радостью пожарит на нем мясо глупого человека. Повезло найти огромную медвежью берлогу в корнях вывороченного дерева. Ее владелец не появлялся более месяца, и сейчас берлога не только пустовала, но и заросла мелкими колючими корешками.


    Рано утром, пожевав зачерствевший хлеб и солонину, я с трудом растер все тело, продрогшее за ночь. Слабого костерка, который я развел, чтобы не замерзнуть заживо, едва хватило, чтоб согреться.

    К полудню я обошел озеро и, покинув опушку леса, ступил на горную тропку, ведущую извилистой лентой вверх, к горной проплешине, где прорастали голубые ели.

    Когда я поднялся достаточно высоко в горы и решил передохнуть, то услышал веселый собачий лай. Внизу у опушки леса в серых кожаных охотничьих куртках стояли два брата и смотрели высоко вверх.

    Выругавшись, я вскочил на гудящие от усталости ноги и рванул вперед по тропке. Сейчас я или смогу оторваться, или буду битым, а после женатым на младшей дочке старосты.

    Через пять минут я рухнул у корней высокой голубой ели, с трудом дыша. Кряхтя поднялся на ноги, стараясь не запнуться о корни деревьев и спутавшиеся травы, и устало пошел вперед.

    Портал где-то рядом, я все еще могу успеть!

    – Эй, малец, куда торопишься? – внезапно раздался сбоку насмешливый голос.

    Хватаясь за рукоять отцовского ножа в ножнах на поясе, я не удержал равновесия от усталости и упал.

    – Да, совсем все плохо!

    Когда незнакомец появился в поле зрения, у меня частично отлегло от сердца, это был не брат Селесты и даже не житель деревушки, я всех знакомых и ближайших родственников односельчан в лицо знаю.

    – Портал…

    Мужчина кивнул головой и махнул рукой себе за спину.

    – Сорок шагов, у раскидистого кедра. Да, много вас, горемычных, от кого-то сбегает в грани. Мрете вы, правда, еще быстрее…

    Мужчина достал из-за пазухи какой-то предмет и положил мне в руку со словами:

    – Отдашь такому же новичку, как ты, когда придет срок. Фух, наконец-то я от него избавился…

    После чего фигуру мужчины подернуло рябью, и он буквально исчез, заставив меня похолодеть от страха. Предмет в буквальном смысле слова жег руку. Попылся выбросить колдовскую вещь, но куда там! Она, словно живая, охватила кольцом фалангу указательного пальца и продолжила обжигать.

    Внезапно я увидел кольцо портала сквозь густые ветви горных елей, так, словно они были прозрачной дымкой.

    Послышалось падение камней, затем радостный собачий лай. Охотничьи собаки братьев снова взяли след!

    Проклятье!

    С трудом передвигая ноги, я шел по направлению к порталу. Я будто слышал беззвучный и манящий зов. Каменное кольцо, покрытое мистическими рунами, укрепленное на каменном пьедестале, высеченном из черного, как сама ночь, камня. В центре портала в бесконечном хороводе магической метели кружился и вращался магический кокон портала. Стоило мне к нему приблизиться, как кожу стало покалывать.

    Решусь или нет? Обратного пути назад уже не будет. По спине побежала ледяная струйка страха.

    – Стой, гаденыш! Не сме…

    Шаг вперед – и ледяной холод портала, обжигающий, казалось, саму душу.


    Сумерки ночного леса сменились ярким солнечным днем. Позади меня было точно такое же кольцо портала, вот только магической черной дымки, пронизанной белыми и голубыми искрами, не было. Приемная платформа погасла сразу же после того, как я прошел. Войти можно было чуть ли не из любого работающего портала, а вот выйти… Покинуть грани можно было максимум раз в месяц, когда накапливавшаяся энергия открывала на целый день стабильный портал. Но это только порталы между гранями, во внешний мир портал скапливал энергию куда дольше, но держался тоже ровно сутки. От рассвета до рассвета следующего дня.

    Это был город из дерева и камня, полный людей, эльфов и зверолюдей. Здесь встречались самые таинственные существа и расы. Город, где возможно практически все. По крайней мере, так говорили слухи и рассказы путешественников и торговцев, так или иначе останавливавшихся на постоялом дворе моей покинутой ныне деревни.

    Идя по широкой булыжной мостовой, я постоянно крутил головой, так как никогда не посещал больших городов, да и особо не выезжал из нашей деревеньки. Я никогда не видел столько людей. Местные жители и авантюристы. Уличные торговцы и ремесленники. Город буквально кипел жизнью.

    Итак, мне удалось сюда попасть… Вот только почему я чувствую словно что-то потерял?


    Пирамида со сплюснутым верхом, на вершине которой был выстроен магический артефакт, высеченный из цельного алмаза в человеческий рост, защищающий грань от монстров, которые были запечатаны под землей. Циклопическое строение, воздвигнутое вместе с четырьмя гранями на континенте древними богами, чтобы прекратить войны, ненависть между расами людей и зверолюдей. Место надежд, приключений и гибели множества авантюристов, решивших поставить свою жизнь на кон.

    Пирамида была воздвигнута над входом в древний лабиринт, созданный богами и наполненный ими же монстрами и духами, позволяющий заработать, оттачивать свое мастерство и совершенствовать воинские и прочие науки. Трофеи, добытые с убийств повелителей подземных лабиринтов, были всегда в цене. Любой дворянский или королевский род будет рад заполучить оружие, обладающее удивительными и уникальными свойствами. И еще стигмы. Самое желанное из того, что даровали боги. Шестиконечные прозрачные призмы, обладающие уникальными особенностями. Каждая призма, вставленная в браслет, делала его обладателя сильнее, выносливее или позволяла использовать мистические навыки, граничащие с азами высшей магии. Тысяча обычных, сотня редких, десять уникальных и одна легендарная стигма.

    Существовали так же магические печати-татуировки, которые можно было получить в каждом из четырех городов граней.

    Такая печать, дарованная высшими иерархами, открывала людям и другим расам возможность становиться сильнее, получать уникальные способности и совершать ошибки или деяния, сопоставимые с подвигами истинных героев.

    Но существовала также куча ограничений – стигмы исчезали, стоило им покинуть грань, но если они были вживлены в тело разумного существа – они появлялись снова. В чем причина, никто не знал, все просто привыкли к этому. Это как дождь с неба.

    Город был весьма оживленным, я даже обратил внимание, что на улицах нет подростков младше меня и глубоких стариков. У всех на поясе оружие, у всех защитные амулеты и браслеты из серого металла.

    Я шел в сторону великой пирамиды, так как внутри помимо входа в подземелье располагались офисы всех гильдий грани. А также паспортный стол, в который я должен буду сдать свои бумаги.

    Вход в пирамиду располагался на втором ярусе строения, и всем приходилось подниматься по широкой лестнице, ведущей к вершине пирамиды, чтобы попасть на второй ярус. У второго яруса стояли стражники, закованные в дымчато-серые с коленчатым узором стали доспехи, украшенные затейливой гравировкой и рунами.

    Стражники гильдии. Легендарные воины, способные биться наравне с авантюристами, которые могут голыми руками убить дракона!

    Створки ворот распахнулись, и из пирамиды стали выходить закованные в кольчужную броню авантюристы, большая часть которых, к моему крайнему удивлению, состояла из прекрасной половины человечества. Диковинные доспехи были словно чешуя, подчеркивали красоту и защищали владельцев от любых колющих или режущих атак. На нагрудной пластине в районе сердца у каждого был нанесен герб клана, в котором состояли авантюристы. Забрало у всех было поднято…

    Девушки были ослепительно красивы и подобны богиням, настолько великолепным было их очарование. Диковинные доспехи настолько идеально подчеркивали стройную фигуру девушек, что на какое-то мгновение я забыл, как дышать.

    С холодным высокомерием и грацией небесных созданий ровный строй бойцов неизвестного мне клана (да и не знаю я пока ни одного из них) прошествовали мимо толпы зевак и авантюристов.

    – «Небесные валькирии» опять хохорятся! Понакупали косметических стигм вроде «Афродиты» и теперь устраивают каждый раз триумфальное шествие! – Краем уха услышал я чей-то завистливо-ворчливый женский голос из толпы.

    Женская зависть всегда и везде одинакова…


    Первый этаж занимал зал администрации гильдии авантюристов, остальные этажи занимали представительства других гильдий и личные покои для высокопоставленных персон и правителей грани.

    Возле входа в пирамиду у широко распахнутых створок каменных ворот я немного притормозил, разглядывая стражей грани. Каждый был не слабее авантюристов из первой тысячи, из которой их и отбирали, кстати говоря. Я смотрел на все, широко раскрыв глаза, с трудом удерживая челюсть, чтоб удивленно не восклицать, когда видел что-то новое и интересное.

    Великие создатели граней постарались на славу, сведя вместе то, что считалось невозможным. Множество народов и рас, которые частично забыли старые предрассудки, чтобы возвыситься и заработать как славу, так и деньги.

    Огромный холл был заполнен народом. В дальнем конце холла располагались оценочные столы с экспертами, помимо регистрации здесь можно было сбыть по фиксированной цене кристаллы души монстров, которые шли по разным ремесленным направлениям. Магические часы, светильники, амулеты или как сырье для усиления.

    За стойкой регистрации стояла высокая рыжеволосая зверолюдка из расы лисов. Судя по количеству мужчин, стоящих неподалеку, народ был рад не только поболтать, но и просто раздеть красавицу взглядом.

    Честно говоря, я сам засмотрелся на ее фигуру, обтянутую тонкой шелковистой тканью ярко-алого платья с закрытой грудью и оголенными плечами. Пришел в себя, когда вспомнил, как дышать.

    Очередей как таковых не было, так как три девушки просто покинули свои места и отдыхали на небольшом диванчике, который обступили другие авантюристы.

    – Здравствуйте.

    – Здравствуйте, вы что-то хотели? – Лучезарная улыбка девушки перехватывала дыхание, честно признаться, такой природной красоты я не видел никогда в жизни, хотя, что можно увидеть, проживая в отдаленной от столицы деревушке чахлого маркизата.

    – Простите, засмотрелся. Да я хотел зарегистрироваться в гильдии авантюристов.

    – Вступительный взнос триста гран, плюс ежегодный членский взнос сто гран.

    В горле пересохло от такой суммы. Отец ни о каких выплатах и членских взносах не упоминал!

    В нагрудном кармане у меня лежало два крупных черных кристалла души длиной с ладонь и толщиной в палец, имевших форму правильных шестигранников. Надеюсь, продав их, я смогу оплатить требуемую сумму.

    Достав один кристалл, я продемонстрировал:

    – Это подойдет в качестве оплаты?

    Глаза девушки удивленно распахнулись.

    – Я думаю, хватит оплатить и у вас еще останется. Пройдите вон к тем столам и возвращайтесь после обменного пункта, я пока подготовлю реестровую книгу и бумаги.

    От души слегка отлегло.

    – Хорошо, спасибо.

    За столом сидел хмурый гном – оценщик в бронзовых очках, покрытых гравировкой и рунами. Молча кивнув мне на стол, он поправил очки в толстой оправе. Я аккуратно положил перед ним шестигранный кристалл души.

    – Неплохо, неплохо… Кристалл из сердца гидры. – Гном пожевал губами. – Редкая вещица. Не более полутора тысяч гран, плюс-минус двадцатка.

    – Где можно обменять на деньги, уважаемый?

    Гном взял в руки колокольчик, после чего, два раза небрежно в него звякнув, кивнул на меня головой и произнес помощнику грубым басом:

    – Шекель! Подготовь одну тысячу четыреста девяносто семь гран парню и расписку в получении. Пятнадцать монет я беру в качестве оплаты за оценку, – пояснил мне гном, передавая помощнику шестигранник кристалла души.

    Мне принесли кожаный кисет, который я тут же раскрыл. Ровные стопки монет были перевязаны небольшой ленточкой по сто монет.

    – Где можно пересчитать?

    – Правильно, этим оглоедам я и сам не верю! Шекель, проводи! – Мне показалось, или в голосе гнома проскользнуло одобрение?

    – Да, мастер!

    Меня отвели в небольшое помещение для переговоров, где я спокойно пересчитал монеты. Все до грана.

    Демоны задери! Отец, откуда у тебя такое сокровище?! Да на такие деньги мы могли выкупить и деревушку, и летний замок маркиза!

    Девушка за столом регистрации о чем-то болтала с фривольно одетой в черное, блескучее платье зверолюдкой из рода черных кошек. Глядя на этих красавиц, у меня голова шла кругом.

    – Еще раз здравствуйте.

    – Вот бумаги, вы обучены грамоте?

    Я кивнул. Папаша с розгами вбивал в меня каждую руну правописания.

    Заполнял недолго, обычная регистрация, у нас ежегодно в деревне переписывал в книгу реестра графский посланник. В конце порезав палец, я поставил отпечаток кровью поверх подсыхающих чернил, подтверждая правильность написанного.

    Девушка тем временем продолжала о чем-то болтать с подругой, украдкой бросая в мою сторону любопытные взгляды.

    Наконец закончив заполнять бланки из дорогущей бумаги, я протянул листы и стальное стило, заправленное фиолетовыми чернилами.

    – Хорошо, вот вам жетоны, я пока проверю ваши бумаги. Проходите в кассу в том углу, там еще гремлин сидит на сундуке, вы не пройдете мимо, после чего возвращайтесь.

    – Не слишком ли ты вежлива, Эрнет, где твоя гордость авантюриста-эксперта? Он же сопливый новичок! – В голосе девушки-кошки послышались презрительные нотки. – Тем более по одежде сразу же видно – деревенщина из какой-то деревушки на отшибе каких-нибудь зачуханных баронских владений!

    Сказать нечего, не в бровь, а в глаз!

    – Спасибо.

    Лицо кирпичом и спокойной походкой в сторону сундука с гремлином.

    В спину мне послышалось презрительное фырканье.

    Уплатив три связки монет и еще связку в качестве ежегодного налога, я получил чистую серебряную карточку сантиметров семь в диаметре и толщиной в три миллиметра, отшлифованную, словно зеркало, с обеих сторон.

    Когда я вернулся, девушка-кошка уже была за соседней стойкой и, лениво помахивая кончиком черного лощеного хвоста, кокетничала с авантюристом в кожаном доспехе с серебряной вышивкой по швам.

    – У вас красивое имя, Эрнет.

    – Спасибо. У меня возник вопрос относительно вашей фамилии.

    – Простите?

    – Морган. Герберт Морган вам не приходится родней?

    – Так зовут моего отца, а что, вы его знаете?

    Девушка покачала головой.

    – Не берите в голову, возможно, просто однофамильцы. Имя тоже весьма распространено по континенту.

    Я согласно кивнул, все еще не понимая, куда клонит девушка-лиса.

    Принесли небольшую деревянную коробку.

    – Здесь браслет для трех стигм, стихийный амулет начальной ступени с ячейкой для стигмы и ваши жетоны. Жетоны обязательно носить на себе постоянно, когда находишься в подземном лабиринте. Это делается для того, чтобы другие авантюристы смогли потом подтвердить вашу гибель в случае невозвращения из лабиринта.

    – А что это?

    Я указал на серебряную пластинку.

    – Приложите сюда.

    Я положил на серый металлический прямоугольник зеркально отполированную пластинку, которая тут же засветилась светло-зеленоватыми линиями. Несколько секунд свечения, и на пластинке выгравированы имя, фамилия и первичные данные со статусом начинающего авантюриста – новичок. Звучит не ахти, но на нем я задерживаться не собираюсь.

    – Что-то еще? – спросила Эрнет, когда я, надев жетоны, убрал пластинку в нагрудный карман.

    В сумке лежал странный серый браслет с вкраплением непонятных шестигранников черного цвета, напоминающих аметист. Браслет сильно изменился с тех пор, как я прошел через портал. Странно.

    Достав его, я спросил:

    – Извините, а куда обратиться, чтобы опознать эту вещь?

    Брови девушки поползли вверх.

    – Положите сюда, – девушка указала пальчиком с лакированным дорогим красным лаком ногтем на серый гравированный прямоугольник на стойке.

    Когда я положил браслет, прямоугольник с браслетом словно окутало туманной дымкой, а Эрнет, достав золотую пластинку, положила в небольшое углубление и всмотрелась в проявившиеся на гладкой поверхности строчки.

    – Стигматический браслет драконьего ранга… – от удивления голос девушки стал на полтона ниже. – Двадцать одна стигма, ранг черный, опознание не проходит!

    Девушка удивленно посмотрела на меня и вернула браслет.

    – Кроме того, что браслет именной, больше особо ничего пояснить не смогу. С артефактами драконьего ранга я никогда не встречалась, но могу дать совет.

    По спине пробежал холодок.

    – Внимательно выслушаю.

    – Арендуйте на год ячейку хранения в гильдии, а после сдайте на хранение в гномий банк, иначе вас просто прирежут за такой браслет. Вы пока новичок, а грань таит опасности на каждом углу, и считать друг друга соратниками и друзьями пока не стоит. Большую часть суммы, что вы получили за кристалл, советую сложить туда же.

    Сглотнув, я кивнул.

    – Спасибо.

    Девушка взяла в руки бронзовый колокольчик.

    – Вас проводят, всего наилучшего.


    Очнулся я, лежа на старом, замызганном матрасе в темном холодном помещении, где пахло немытым телом, плесенью и костром. В голове будто фейерверк взорвался при первом же движении.

    Я с трудом подавил вырывающийся стон.

    – О, очухался, шкет? – проскрипел чей-то голос неподалеку.

    Я, с трудом согнувшись, при этом обеими руками держась за голову, наконец-то смог сфокусировать взгляд, после чего посмотрел в сторону голоса. В углу возле треноги с углями сидел бородатый гном в кожаном сюртуке с множеством карманов. Под правым глазом у него «сиял» знатный «фонарь». Видимо, тот, кто его ему подарил, обладал кулаками размером и крепостью с каменную кувалду.

    – Какими судьбами в комнате временного содержания, шкет? Устроил драку?

    – Не помню… последнее, что помню, как выходил из «Безрогого единорога».

    Я ощупал себя. Из одежды на мне были только старые застиранные до потери цвета семейные трусы, на которые грабители явно не позарились. Все остальное пропало.

    – Я был без вещей?

    – Вещей? Кроме твоих грязных трусов тебя притащили словно новорожденного! Грабанули?

    Вот твари!

    Горечь сожаления и утраты.

    Особенно жалко отцовский охотничий нож и мои ремесленные инструменты!

    – Походу, шкет, тебя ободрали как липку?

    – Есть такое, мастер гном. Вопрос можно?

    – Валяй, все равно нас тут до утра продержат. После чего впаяют по штрафу за нарушение общественного порядка. Кстати, шкет, ты случаем никаких баек не знаешь? А то говорят, вы, внешники, только и знаете, что байки травить!

    Интересные истории знает каждый мальчишка…

    В общем, понемногу мы с гномом разговорились.

    До утра нас держать не стали. Мне дали какую-то выцветшую робу мышиного цвета и что-то вроде плаща с дюжиной заплат, чтоб не щеголял по улицам голышом, после чего взашей прогнали, влепив свыше десяти часов общественных работ. Гному досталось куда больше часов работы.


    – Что встал, пошли ко мне, там переночуешь. Эх, сколько вас, салаг, дохнет в гранях, ты бы знал! Понаслушаетесь баек о светлом будущем и великих покорителях подземного лабиринта и все туда же! На корм подземным тварям!

    Через полчаса пешего хода по улице Кузнечного Ремесла мы свернули в неприметную подворотню к старой, видавшей лучшее время кузнице с местами битой черепичной крышей и номером семьдесят шестым на бронзовой табличке над входом.

    Попав домой, владелец кузни тут же засуетился, оставив меня стоять у входа.

    Гном быстро набрал в чайник воды из бочки, в течение пары минут затопил кузнечную печь и стал раздувать мехи. Кузница на глазах оживала, приобретая живой и рабочий вид. Очень скоро под плащом стало немного жарко.

    Через полчаса мы с гномом сидели за низким деревянным столом и пили отвар из каких-то листьев, сдобренный медом и засахаренными ягодами.

    Пока на огне шкварчал котелок с кашей, я поведал гному историю своей жизни.

    – И что планируешь дальше, шкет? Полностью зовут-то как?

    – Кай. Кай Морган.

    – Норд. Норд Харн Бронзовый Молот! Да, лучше бы ты оставался в своей деревеньке, растил бы детишек и крутил хвосты коровам, здесь новичкам если и везет, то только сгинуть в одном из лабиринтов, а то и сгинуть в лабиринте и присоединиться к Бессмертному легиону.

    – А что за легион такой?

    – Легион нежити, созданный одним из темных богов, чтобы… а хрен знает, за каким демоном он его создал! – Гном грохнул кулаком по столу. – Боги как дети, лишь бы выделиться!

    Вот так мы с ним познакомились. Гному нужен был подмастерье, а брать кого-нибудь из местных пройдох он остерегался. Искал наивного салагу, который на первых порах не прирежет старого гнома из-за пары гран. А тут такой подарок судьбы! Ну а мне нужен был кров и небольшая реабилитация в местном рассаднике зла и порока, каким он окрестил город.


    Браслет, кристалл и остаток денег я забрал, после чего оформил ячейку в банке. Там уже не могли воспользоваться неоплаченной ячейкой до десяти лет, правда, за арест имущества могли накрутить солидную сумму, но это уже мелочи.

    Благодаря гному я более-менее смог встать на ноги. Кристаллы пришлось продать, но уже не в самой гильдии, а у частников, и я выручил вдвое больше, чем в первый раз. Меня как новичка ободрали как липку.

    Половину денег забрал гном, со словами, что люди совершенно не умеют торговаться, и отвел меня к портному, где мне сшили хороший кожаный доспех всего за две недели. На остальное закупился различным металлом. А точнее слитками. Сказал, что сделает хороший боевой нож под мою руку. И я почему-то ему верил. Деньги я положил в банк, оставив у себя снова пятьдесят монет. До первого посещения лабиринта подземелий оставалось около месяца.

    Норд меня постоянно отговаривал, говоря мне, что гиблое это дело…

    Когда он рассмотрел у меня на пальце кольцо, то только хмыкнул в бороду и сказал «подрастешь – узнаешь», эта побрякушка неопасная и была какой-то негласной традицией у авантюристов. Что за традиция, он тоже не поведал.


    За четыре дня я отработал положенные трудовые часы за себя и даже немного подзаработал. Погрузка-разгрузка, уборка улиц, работа посыльным, помощь лавочнику и многое по мелочи. Так более-менее узнал город и множество запретов, вознесенных до уровня городских законов.

    Гильдии постоянно рекрутировали молодняк, обещая золотые горы и требуя верность и часть от трофеев. Было немало тех, кто жил за счет глупости и наивности новичков. Случаи вроде моего были далеко не единичными. Многие из пострадавших, чтобы получить защиту, вступали в гильдию и, пока не наберутся опыта и не повысят свой статус и ранг, находились на уровне «принеси-подай».

    Несколько раз ко мне подкатывали разные личности с предложением продать браслет со стигмами, либо продать сами стигмы, как по одной, так и все сразу. Я делал удивленные глаза и спрашивал, откуда у меня такая роскошь? Так я нажил себе первых врагов, пообещавших, что я никогда не выйду с первых уровней лабиринта. Это был еще один способ держать в узде новичков, не позволяя быстро набрать боевой опыт или разбогатеть.

    За этот месяц я еще раз пять издалека видел тех красавиц, с которыми столкнулся у пирамиды. Их клан-гильдия занимал первое место, а сама группа, в которой они состояли, была аж на третьем месте по рейтингу всех четырех граней! В тавернах об их подвигах ходили байки и легенды. Двенадцать бойцов ранга «рыцарь», а их командир была на границе ранга «мастер-рыцарь». Да, чуть не забыл, имя у командирши было не местное – Стела ди Атран. Ходили слухи, что она прибыла откуда-то с островов в бескрайнем океане.

    Но, увы, на этом все.

    Когда я вернулся с очередной подработки, меня ждал сюрприз.


    Я вертел длинный шикарный нож из серого отполированного до блеска металла, заточенный словно бритва. Гном, глядя на блеск в моих глазах и то, как я весь оставшийся день вертел в руках нож, остался доволен. Правда, по работе в кузнице гонял нещадно. Заставляя полировать или чистить оружие, которое шло на продажу или после ремонта.

    Вся беда была в том, что местные его товар не брали, максимум – дешевый ремонт еще более дешевых доспехов. Его оружие по нижней планке цен скупали торговцы, привозившие товары раз в месяц.

    Помимо ножа меня ждали латный нагрудник, шлем с забралом и кожаным подшлемником, латные рукавицы с пластинчатыми накладками до локтей и стальные наколенники с парой поножей. Гном расстарался…

    На следующее утро после подарка гном не смог узнать кузницу, она сияла словно начищенный медный чайник.


    В полутемное помещение задней комнаты в таверне ввалились пятеро авантюристов весьма непримечательного вида.

    – Зачем звала, Эрнет? Есть работенка? Ты же не связываешься с наемниками?

    Фигура, одетая в черный балахон с капюшоном, ткнула рукой в перчатке и рычаще-женским голосом произнесла:

    – В том углу найдешь мешок с одеждой. За такую оплату лишних вопросов не задают.

    – И?

    – Нужно шесть «Проклятых пятен», рождающих монстров-охотников. Желательно с десятый по тринадцатый лабиринты!

    Старший в группе наемников удивленно присвистнул.

    – Ты хоть знаешь, как там опасно?

    – Я плачу по пятьсот монет за пятно!

    Вся команда удивленно замерла. Работенка была простой, но такая сумма была ошеломляющей!

    – Семьсот! Ты представляешь, что будет, если кто об этом узнает?

    – Хорошо, но тогда не с десятого, а минимум с двенадцатого лабиринта!

    Командир команды довольно оскалился:

    – Идет!

    На стол, повинуясь пассу женщины в черном балахоне, из воздуха хлопнулся небольшой кошель.

    – Половина. Вторую получишь после работы.

    – Само собой разумеется, госпожа! – Сграбастав кошель и глянув внутрь, он довольно рыкнул. – Парни, идем, нам предстоит бессонная неделька!

    Женщина-наниматель покинула таверну следом за наемниками. Миновав несколько кварталов, она внимательно просканировала окрестности, используя стигму в амулете, после чего спустилась под мост через реку.

    Несколько пассов руками – и короткая ключ-формула вызвала небольшой черный вихрь, окутавший фигуру девушки, преображая ее одежду и облик. Через минуту из-под моста выскочила гибкая фигурка зверолюдки в плотном одеянии авантюриста с нагрудной эмблемой клана «Невест Хаоса». Истинный облик авантюристки был весьма запоминающимся: длинные черные волосы, чистая кожа, отливавшая легким бронзовым загаром, и черные кошачьи ушки торчком, ловившие мельчайшие звуки в округе. Зеленые глаза с вертикальным зрачком напряженно всматривались в ночную тьму.

    Поправив украшение на черном лоснящемся хвосте, девушка скорым шагом покинула район, как раз в тот момент, когда из-под моста повалил черный чадящий дым от сгорающей одежды.

    Глава 2

    Первый подземный лабиринт

    Говорят, в первый раз, когда спускаешься в подземелье лабиринта, судорогой сводит ноги от страха. Врут безбожно! Меня штормило задолго до этого, словно я шел на плаху.

    Первый уровень напоминал огромную пещеру, заполненную туманом и высокими сталактитами, и сталагмитами, которые за столетия срастались, образуя естественные каменные или слюдяные колонны.

    Здесь обитали самые слабые духи и монстры.

    Слабые – это мало сказано, многие умалчивают об их вредности!

    Земля под ногами слегка поскрипывала, словно я шел по мелким кристаллам соли или кварцевой породы. Местами скапливалась вода, заставляя почву под ногами чавкать при каждом шаге.

    Чавк, шмяк. Чавк, шмяк! Бульк!

    Моим первым противником и добычей стала огромная каменная ящерица ростом с крупную собаку. К тому же плюющаяся кислотой. Она была так увлечена поеданием своего поверженного противника, что даже не заметила моего приближения.

    Брошенный нож вошел точно меж складок за челюстями ящерицы. Существо, созданное магией богов, долго дергалось и извивалось в конвульсиях, прежде чем рассыпалось кровавым туманом, быстро поглощенным тем, что клубился вокруг. Я осторожно подобрал нож, который все еще был в ядовитой крови каменной ящерицы.

    Достав чистую ветошь, я осторожно обтер лезвие, уже начавшее дымиться, после чего выбросил тряпку, вспыхнувшую еще в полете. После короткого обследования местности я поднял с земли крохотный кристалл души монстра. Темно-красный, размером с горошину.

    Мой первый трофей! Сотня таких шариков – одна монета. Если мне придется полгода-год трудиться ради крошек со стола, я, по крайней мере, смогу отточить свои навыки. И приобрести новые. Норд сказал правильно – я салага по общим меркам, никто и звать меня никак. Но кто сказал, что это будет всегда?

    Убрав горошину в поясную сумку, приготовленную для таких вот трофеев, я поудобнее взял нож и стал красться вперед.

    Народу здесь было не так много, несмотря на то что подземелье полуоткрытого типа, просто монстров здесь было весьма мало, да и награды с них особо никакой. Крупные и средние кланы своих новичков начинали обучать в группе с ветеранами, начиная лабиринта с шестого и выше, чтобы быстрее повысить их навыки и статус в общем рейтинге посещений подземелий.

    За три часа брожений я нашел еще три ящерицы, двух крупных гусениц-слизняков, плюющихся кислотой, одного ежика-переростка, пытавшегося закатать меня своими отравленными иглами. Весьма зубастая тварь, скажу я вам.

    Вжух… Из нагрудной пластины торчали три костяные иглы длиной с ладонь, все в зазубринах. Немного выше – и из шеи или из головы торчало бы новое смертельное украшение. Осторожно вынув иглы, я удивился их тяжести, словно они были не костяные, а из железа или стали! Дождавшись, пока тело монстра рассеется, я стал внимательно осматривать окрестности, мало ли, вдруг этот ежик был с семейством.

    Трофейная горошина кристалла души монстра и десять костяных игл.

    Внезапно яркая вспышка озарила окрестный туман, и у меня над головой пролетела самая настоящая шаровая молния, с противным чавкающим звуком влетевшая в комок сцепившихся монстров.

    Взрывом разогнало весь туман на расстоянии метров двадцати – тридцати, а на месте комка монстров появилась дымящаяся оплавленная воронка в каменной колонне.

    Я непроизвольно сглотнул.

    Чуть ниже, и я был бы на полголовы короче, поджаренный с румяной корочкой.

    Я перехватил нож за лезвие, приготовившись в случае чего бросить в нападавшего…

    Девушка, лет восемнадцати-девятнадцати, в сером плаще и кожаном костюме. Брюки. До сих пор непривычно смотреть на прекрасную половину в кожаных облегающих брюках! Над ее левой ладонью, порхая словно птица, трепыхался карманный огненный гримуар.

    Маг-одиночка. Не редкость на начальных лабиринтах, дальше таких вот красоток к рукам прибирают средние кланы. Тех, кто обладает большим потенциалом, потом приберут к рукам сильные и известные кланы, причем не обязательно этой грани; вербовщики постоянно работают в разных местах, агитируя и подбирая персонал и ударные группы отрядов.

    Подойдя к красной дымящейся воронке, девушка подобрала что-то с земли и, убрав в сумку на длинном ремне, переброшенную через плечо, спокойной походкой пошла дальше. В ее правой ладони стали проскакивать искры нового формируемого заклинания, а от локтя и амулета на груди к искрам потянулись полупрозрачные потоки, словно струи нагретого воздуха.

    За двенадцать часов я облазал около километра площади, нашел несколько скрытых лазов, в которых нашел с дюжину горошин. Около полусотни горошин я просто подобрал с земли. Для высоких рангов эта награда не больше чем пыль под ногами, однако для начинающих хорошее подспорье.

    Что делают высокие ранги здесь? Чтобы добраться до более глубоких уровней, необходимо пройти от одного входа до другого, пересекая лабиринт. На глубокие уровни поэтому уходят надолго, бывает, на неделю. Еще существуют порталы в каждом девятом лабиринте, но ими могут воспользоваться только крупные кланы и караваны из-за высокой стоимости ресурсов и магической энергии, требуемых для активации каменного кольца перехода.

    Над головой послышались какие-то странные булькающие звуки, и посыпалась каменная крошка…

    Я кувырком ушел в сторону и приготовился к возможной атаке, перехватив нож обратным хватом.

    На том месте, где я только что был, сидел черный колобок с красными глазами-плошками и довольно внушительным ртом, полным острых зубов. Из приоткрытой пасти медленно сочилась слюна, при попадании на камни заставлявшая их плавиться.

    Этот монстр, сузив пасть, с шумом втягивал в себя воздух, раздуваясь.

    Я успел перекатиться в сторону за доли секунды до плевка, после чего метнул нож в раскрытую пасть монстра. Нож успел сделать два оборота, прежде чем по самую рукоять вошел в пасть любителя поплеваться в противника сильнодействующей кислотой, и вышел дымящимся острием снаружи.

    С чавкающим звуком лопающегося болотного пузыря шарик разорвало, оросив все в радиусе метра от него кислотными брызгами. Земля задымилась.

    Осторожно ступая, я достал еще кусок ветоши и обтер нож. На обтирание от едкой кислоты ушла вся ветошь, которую по совету гнома я прихватил с собой. Горошина кристалла души была темно-зеленого цвета с вкраплениями. Может, из-за кислоты он стал таким, но меня больше волновала его стоимость. Если выйдет хотя бы в одну монету – окупится старая ветошь.

    На секунду прикинув, сколько я тут блуждаю и сколько еще выдержу, решил, что пора возвращаться.


    Норд ругался, словно разъяренный бабуин, которого я видел, когда в деревне как-то проездом был бродячий цирк. Чего только ни увидел. Особенно дрожь вызвал лик бородатой женщины. Грудную пластину и кожаную прокладку пришлось полностью переделывать. Нож рассыпался, стоило гному попытаться его заточить. Кислота, попавшая на лезвие, проникла очень глубоко в структуру металла. Ножны тоже пришлось выбрасывать.

    Я задумался.

    Если ножом эту тварь нежелательно бить, то не помешал какой-нибудь дистанционный метод. Та же праща. Или лук. О чем и переговорил с Нордом.

    Сказать честно, он даже задумался, забыв бросить в меня металлическую заготовку, которыми он кидается, когда недоволен чем-то.

    – Дистанционно… Гм! Арбалет! – Он с прищуром посмотрел на мою тощую фигуру и скривился. – Хотя если арбалет, то только дамский! Нормальный гномий или полковой коленный ты будешь натягивать часами!

    Честно сказать, я даже обиделся.

    Гном достал какие-то рулоны с чертежами, после чего расстелил их на верстаке.

    Я подошел и ахнул. От обиды даже намека не осталось. Судя по чертежам, это должна получиться просто великолепная вещь. Небольшой, компактный, стреляющий десятисантиметровыми болтами арбалет.

    Короче, снова пришлось раскошелиться.

    Особая эльфийская древесина с сорокового уровня. Легкие слитки дорогих сплавов. Слитки железа для стальных болтов. Перья птиц неизвестно из которого подземного лабиринта.

    Неделю мы работали не покладая рук. Я практически не высыпался! Гном гонял меня просто нещадно.

    На девятый день наконец-то первый собранный арбалет лежал на верстаке, а еще с десяток лежали в разобранном состоянии.

    – А почему болты такие короткие?

    – У тебя, по-твоему, будет время на долгую перезарядку? Эти на мелкую дичь! Вот эта кассета снаряжается вот так, – гном быстро вставил в коробчатый пенал с десяток коротких болтов наконечниками наружу и, взяв арбалет, воткнул ее в рукоятку. – Взводишь перед выстрелом каждый раз вот этот рычаг и резко отпускаешь!

    Гном потянул в торце какой-то рычаг и резко отпустил. Тетива резко натянулась, а в канавку лег первый арбалетный болт.

    – Наконечники простые, делать с секретом на первые уровни – непростительная роскошь! Хотя пару кассет сделать не помешает, авантюристы разные попадаются…

    Гном слегка поморщился от каких-то своих воспоминаний.

    Клац! Дзынь-ь-ь!

    В старом, покрытом пылью, стальном шлеме появилось новое украшение, аккурат во лбу над плюмажем.

    Еще неделю мы с Нордом делали арбалетные болты и выковывали новый нож. Пока гном ковал, я вытачивал деревянную основу для короткого древка и крепления хвостовика болта. Большей морокой во всей этой работе была правильная шнуровка и обвязка перьев и наконечников. Перья приходилось разрезать вдоль, после чего сажать на клей. Когда клей высыхал, оперение с хвостовика от начала приходилось шнуровать тонкой нитью, чтобы не повлияло на аэродинамическую устойчивость полета болта. Каких слов только от гнома не нахватаешься, в деревне просто говорили на правильный полет стрелы. Сначала хотели делать четырехгранку из перьев, но потом сошлись на трехгранку. Сами поля перьев были двух сантиметров и, когда укладывались в кассету, аккуратно сворачивались против часовой стрелки, что добавляло какие-то пробивные вращательные особенности при выстреле. Гном иногда настолько умничает, что напоминает нашего деревенского старосту, особенно в тот момент, когда замечает, что его слушают вполуха.

    Арбалет мы дорабатывали еще две недели, за которые я выбирался в подземный лабиринт только три раза.

    Горошины кристаллов души монстров я раскладывал по деревянным коробкам, которых у гнома оказались просто залежи. Зачем они ему были нужны, он умолчал. Итого у меня было сто сорок красных, две желтые и одна мутно-зеленая с вкраплениями.

    – Копи, потом пригодится, когда будешь продавать алхимикам. Они такие вещи любят.

    – А зачем они им?

    – Низкоуровневые лекарства для новичков. Чем выше кристалл, тем дороже порошок из него.

    – То есть порошок из кристаллов даже дороже самих кристаллов?

    – Если он правильно обработан и без примесей, то цена возрастает раза в три.

    – Ого!

    Тут на меня напала злость. Меня, когда я только приехал, ограбили. В том числе и украли мои ремесленные инструменты. Мы с отцом создавали множество порошков из лекарственных трав и прочих минералов на продажу в город. Навыки как таковые имеются, а вот инструментов уже нет. Ладно, с инструментами позже решу проблему.

    Итогом работы стал одноручный арбалет с самовзводом полей. Скрытый механизм, как только я выхватывал его из кобуры, натягивал поля и тетиву для быстрой подготовки к выстрелу, после чего каждый последующий выстрел осуществлялся взводом рычага. Проблема возникала только со сменой тетивы, в походных условиях ее просто так не сменить.

    Мне прямо не терпелось опробовать «новую игрушку», но тут меня обломал гном.


    Мы с ним стояли на пороге Храма пантеона богов-воителей. Я отправился в лабиринт, не получив «благословения» и не поставив татуировку развития.

    За нее мне пришлось отдать все оставшиеся деньги и немного занять у гнома, и без того не особо богатого.

    От левого плеча к запястью тянулись, переплетаясь, листья и лозы плюща. Благословление – была магическая татуировка, которую накладывал один из высших иерархов храма. Какой была татуировка, зависело от души и возможности человека. В конце каждой лозы образовывалась руна, заключенная в шестигранник, напоминающий стигму. Каждая руна обозначала уровень навыков или умений, которыми владел авантюрист. Десять шестигранников в линию на тыльной стороне запястья были очень бледными, едва заметными. Кроме одной, руна, отвечающая за ловкость и акробатические навыки, была светло-зеленой. А нет, вру, руна, отвечающая за интеллект, была бледно-красная. Если возводить в таблицу возможностей, то у меня было что-то вроде двадцати ловкости и по единице силы, выносливости, магических способностей (у большинства не было даже магических способностей), ментала, сопротивления магии, сопротивления физическим воздействиям, восприятия. И тринадцать единиц интеллекта. Что весьма неплохо; с сорока единицами, правда, мне была бы неплохая дорога в маги, но тринадцать единиц весьма неплохо. Выучить пару атакующих или защитных умений, после чего отточить их до идеала, и большинство поостережется со мной связываться.

    Как мне разъяснили, эта татуировка дает мне возможности, которых лишены люди, не бывавшие в гранях мира. И моя татуировка одна из четырех возможных. То есть четвертушка от полной, законченной татуировки. Чтобы получить полную, необходимо наведаться во все четыре храма граней. А значит, посетить все четыре грани и заплатить такие же суммы в каждом храме. Хотя тут я немного не прав, с каждым разом сумма удваивается.

    Все высокоранговые искатели приключений имели как минимум три татуировки.

    Мне вспомнилась валькирия и аура, которая от нее исходила.

    Деньги, деньги, деньги!..

    Эта татуировка, которая исчезала, стоило убрать правую руку с левого запястья или предплечья, глубоко запала мне в душу. Стать сильнее, богаче, обеспеченней. Заработать и приобрести себе те блага, о которых я сейчас могу только мечтать.

    Я могу выставить браслет на аукцион. Тогда проблема с деньгами исчезнет, но возникнет новая. Если я хочу силы, зачем продавать отцовский дар. Интересно, как сейчас поживает отец?


    Я крадучись шел по первому уровню лабиринта. Сегодня я собираюсь опробовать свой новый арбалет.

    Если я его правда сломаю, боюсь, Норд переломит мне хребет.

    Щелк.

    Каменную ящерицу пришпилило к колонне, словно бабочку булавкой к дереву. Пару секунд она подергалась, пока не сдохла. Болт пришлось вырезать из твердой слюдянистой породы. Деревяшка – фиг с ней, а вот наконечник того стоит!

    Внезапно послышался испуганный девичий крик и звуки ударов.

    Резко присев и взведя арбалет на боевую готовность, я проверил, как вынимается нож из ножен, после чего как можно тише стал красться от колонны к колонне в этом тумане.

    Обычно новичков не так много в лабиринте, особенно в это время, но сегодня был не тот случай.

    Трое авантюристов, отвешивая похабные словечки, срезали одежду со связанной по рукам и ногам девушки. Еще двое стояли чуть поодаль, смотря по сторонам, чтобы монстры не подошли ближе.

    – Что, сучка, приятно? – Один, сев ей на живот, отвесил девушке звонкую пощечину. – А?

    Девушке в рот вставили кляп.

    – А она бойкая, как думаешь?

    Если я дернусь сейчас, меня просто прикончат. Подобрав несколько камней, я отполз подальше и принялся привлекать внимание.

    – Что там? Шелд, глянь!

    – Ща! – Авантюрист потянул короткий меч из ножен, после чего шагнул в туман, отдаляясь от любителей поразвлечься.

    Как только он отдалился достаточно, я, затаившись за колонной, прицелился. Болт бил чуть выше перекрестья, поэтому я прицелился чуть ниже горла, закрытого кожаным воротом.

    Щелк!

    Болт вошел по самое оперение в районе кадыка. Тот, которого назвали Шелдом, судорожно дернулся и рухнул на землю.

    Перебраться в другое место и снова взвести рычаг взвода.

    – Эй, Шелд, куда ты дел… – Второй, пошедший следом, увидел лежащего навзничь напарника, к которому уже успела приблизиться каменная ящерица, приступившая к трапезе…

    Крикнуть он не успел, в его левой глазнице появилось оперение второго болта. Осталось еще трое. Я сменил кассету с особыми наконечниками, которые на такой случай приготовил Норд.

    Когда я вернулся к месту, с девушки уже сорвали одежду и привязывали руки и ноги пытавшейся сопротивляться магини к вбитым в сухую землю кованым кольям с кольцом для веревки. Опытные твари!

    Первый арбалетный болт прошел через мягкие ткани парня, снявшего штаны и собиравшегося приступить к изнасилованию. Его крик, наверное, услышали на поверхности. Плоть просто разорвало, и оттуда хлестала кровь. Подстреленный в судорогах катался на животе, пытаясь зажать руками раны.

    Взвести рычаг… Первый болт вошел под левую лопатку еще одного насильника, второй – в голову. Последний, вскочив на ноги, произнес заклинание, и меня отбросило в сторону сильным потоком ветра. Позже я узнал, что заклинание называется «Воздушный таран».

    Правда, ему это не помогло. Его тело, да и тела остальных полыхали, словно праздничные костры. Девушка-маг заклинанием пережгла путы и, подхватив свой огненный гримуар, спешно плела боевое заклинание. Со стороны ее обнаженная фигура, возможно, смотрелась просто великолепно, но получить от неудавшейся жертвы изнасилования шаровой молнией в лоб я не горел желанием.

    Короткими перебежками я покинул лабиринт и со всех ног понесся домой.

    О том, чтобы забрать арбалетные болты, и речи быть не могло. Скорее всего, она просто сожжет их тела, и улики пропадут. Надеюсь! Хотя седалищный нерв говорил совсем обратное.


    В гостиной дома, принадлежащего небесных валькириям, было оживленно, больше чем обычно. Причиной стала принятая в гильдию недавно девушка, кутавшаяся в плотный плащ, скрывая под ним изрезанные лохмотья, бывшие когда-то довольно удобным походным костюмом.

    – Так значит, ты не знаешь, кто тебе помог?

    Заплаканная девушка, размазывая тушь по щекам, покачала головой.

    – Парни, выйдите на полчаса, мы пока с ней сами переговорим, – раздался холодный и спокойный голос первого меча клана.

    Все вышли.

    – Ты точно ничего не заметила?

    – Только смазанный туманом силуэт арбалетчика.

    – Арбалетчика?

    Все удивленно переглянулись.

    Девушка достала из складок плаща пять обугленных арбалетных болтов.

    – Дамский арбалет, болты слишком короткие.

    Болты пошли по рукам авантюристок.

    – Клеймо на наконечниках имеется?

    – Есть на каждом, но оплавлено или смято до неузнаваемости.

    – Каждая возьмите по болту, обойдем кузнецы, мастера, думаю, смогут определить свою работу. Определим мастера, будет известен покупатель. Кто найдет, особо не дергайтесь, сначала присмотримся, не нравится мне вся эта ситуация.

    – Как скажешь, Кирия.

    «Первый меч» Тесс де Сталь встала и поправила чешую кольчужной юбки.

    – Девочки, пожалуйста, займитесь новенькой, успокойте, а я пока пробегусь по оружейным.


    Когда я на следующий день отправился в подземелье, кассеты с болтами были из другого, куда более дешевого металла и без печати мастера. Даже древесину древка и оперение болтов я сменил.

    Проверяли всех, похоже, история быстро облетела грани. Искали стрелка, причем как местные стражи правопорядка, так и несколько различных кланов. Гильдия само собой искала столь интересного убийцу.

    Так как я был новичком, со мной даже не церемонились, заставили вывалить все болты на стол, где целая комиссия долго и придирчиво рассматривала их.

    Проверяли не только болты, но и само оружие. Эксперт, проверявший оружие, только присвистнул, рассматривая новый арбалет. Тот, из которого я стрелял, остался в кузнице и был временно разобран от греха подальше.

    – На сколько бьет?

    – Прицельно, шагов пятьдесят. Дальнобойность до ста шагов, а там падает начальная сила и скорость полета болта.

    – Хороша вещица. Парень, где вчера был?

    – С утра и до самого вечера на первом уровне, в районе песчаника. А что?

    Мне в руки сунули несколько листов с довольно точными портретами насильников.

    – Видел?

    – Да, столкнулись на выходе. Вот этот постоянно выражался. – Я внутренне сжался, так как могут проверить фальшь, один из проверяющих был магом.

    Маг еле заметно кивнул.

    – Никого не убивал этим оружием?

    – Если только ржавый шлем на полке в качестве мишени

    Маг снова кивнул.

    – Ладно, можешь идти.

    Я долго носился по всему подземелью, боясь, что за мной следили, окружными путями приближаясь к месту происшествия. На кой ляд я туда поперся, монстры меня задери, я и сам сказать не мог.

    Арбалет я использовал лишь пару раз, убивая кислотных шариков, в основном орудуя только ножом.

    Пять пепелищ, даже оружие не тронули. Вот тут у меня возникла дилемма. Пройти мимо валяющегося бесхозного дорогого оружия, когда я собирал даже самую дешевую чешую с монстров, было бы весьма нелогично. Даже подозрительно.

    Меч был тяжелым, в обгорелых и оплавленных ножнах. Я порылся в пепелище и нашел несколько магических монет и десятка полтора крупных камней душ явно не с первого уровня лабиринта. Жадность…

    Я обошел всю локацию, хотя прекрасно знал, где лежат тела. Металлический лом, монеты и камни душ монстров я забрал себе. Четыре обгорелых меча и одна стальная шипастая палица…

    – Интересно, что тут происходило? – пробормотал я себе под нос, так как слежку за собой чувствовал чуть ли не всей кожей. – Ладно, парни, пусть боги примут вас в свои чертоги, а ваше бывшее оружие я заберу.

    Пока я шел к выходу из подземелья, убил с десяток каменных ящеров и двух странных пауков, плевавшихся комками липкой и ядовитой паутины. Вчера здесь их не было.

    По выходе из подземелья я подошел к караульному от гильдии и передал ему пять найденных амулетов и обугленные карты членства. Также сообщил, где и в каком состоянии их обнаружил. Это была идея гнома. Так как минимум с меня должны снять часть подозрений. Металлический лом я передал гному на переработку, а уцелевшую палицу решил продать, так как она практически не пострадала. Ее только пришлось отчистить от гари.

    Источник - fantasy-worlds.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз