• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Вайманы Венесуэла Внешний долг России Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Самолеты. Холодная война с СССР Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Холодная война Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия история Санкт-Петербурга мгновенное перемещение в пространстве многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература фашизм физика философия футурология юмор
    Архив новостей
    «    Октябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Гедеон: У оружия нет имени (фрагмент книги)

     Гедеон

    У оружия нет имени

    Глава 1

    Планета Гефест. Пустыня

    Корабль погибал. Поражённые «подсаженным» преследователями вирусом бортовые системы отказывали одна за другой. Мигнув, пропало освещение. Тьму разгоняли лишь мерцающие красные аварийные огни на переборках. Затем настал черёд системы жизнеобеспечения: тихий шелест вентиляции сменился пугающей тишиной. А мгновением позже по натянутым нервам ударил вой аварийной сирены.

    Пилоты сотворили чудо, направив гибнущее судно в атмосферу планеты. Теперь оставалось справиться с удержанием от неконтролируемого вращения, чтобы безопасно покинуть обречённый корабль.

    Корпус затрясся, словно в дикой скачке по ухабам. Захлопали аварийные переборки, и по отсекам распространился самый страшный в космосе запах — запах горящего пластика.

    — Возгорание правого двигателя! — доложил второй пилот.

    Его напарник молча кивнул, ни на миг не отрываясь от пульта управления.

    — Восемь-пять! — позвал он.

    Сидевший за его ложементом солдат-репликант РС-355085 вскинул защищённую глухим шлемом голову, демонстрируя внимание.

    — Обеспечить безопасность пассажиров! — приказал пилот. — Усадите их в капсулу и катапультируйтесь. Встречаемся на поверхности.

    — Сэр, а как же вы? — Солдат неуверенно взялся за замок, не решаясь оставить командира.

    — Мы следом! Выполнять!

    — Сэр!

    Репликант расстегнул страховочные ремни и, держась за переборку, покинул мостик. Пилоты испытали невольное облегчение. Спокойный, лишённый страха искусственный солдат вызывал бессознательное отторжение у людей.

    Сам репликант, с трудом удерживая равновесие на ходящей ходуном палубе, сумел добраться до люка пассажирской палубы.

    — Блайз, подъём, — сказал он напарнику, распластанному в ложементе.

    — Садж? [Садж — сокращение от «сержант».] — Второй репликант поднял голову.

    — Приказано эвакуировать пассажиров.

    Сержант поймал момент между рывками корпуса и броском преодолел расстояние, отделявшее его от напарника.

    — Это я с удовольствием, — рассмеялся тот. — Я же любимец всех девиц этого сектора!

    Сержант недовольно поморщился: манера Блайза трепать языком по поводу и без иногда вызывала раздражение.

    — Это первые девицы, которых мы с тобой видим, — безжалостно напомнил Блайзу сержант. — Пошли, упакуем в капсулу.

    — А как же майор и капитан? — Блайз расстегнул ремни и встал, держась за подголовник.

    — Они идут следом. — Сержант хлопнул по сенсору замка каюты.

    Блайз пристроился позади, приноравливаясь к качке, и старался не врезаться в сержантскую спину.

    Едва люк раскрылся, пассажирки синхронно повернули ко входу одинаковые, будто у самих репликантов, лица. Обе находились в приемлемом состоянии. Надежно зафиксированные ложементами, девушки перенесли болтанку без травм.

    — Мэм, — искажённый динамиками шлема голос сержанта звучал абсолютно спокойно.

    Репликант будто находился не в отсеке гибнущего корабля, а любовался закатом на парковой аллее.

    — Следуйте за нами, мэм. Мы покидаем корабль.

    Сержант принялся расстёгивать замки страховочных ремней на ближайшей к нему пассажирке. Бросив взгляд на её обувь, репликант раздосадованно цыкнул. Гражданские туфли на тонком и высоком каблуке были сейчас как раз самым подходящим вариантом для получения сложного перелома ног.

    — Извините, мэм. — Сержант в два рывка сдёрнул обувь с ног девушки, безжалостно порвав тонкие ремешки.

    Повторив эту процедуру со второй пассажиркой, репликант занялся страховочными ремнями ложементов. Процедура была достаточно сложной — приходилось балансировать на уходящей из-под ног палубе, одной рукой держась за поручень ложемента, а другой — орудовать замками. Справившись с задачей, репликант подловил нужный момент, выдернул пассажирку из кресла и прижал к себе.

    Блайз стоял рядом на страховке, держась за переборку, и с любопытством разглядывал девушек. Он как-то пытался расспросить об их роли в операции, но был безжалостно осажен сержантом, сообщившим, что это секретная информация, допуска к которой у них, простых солдат, нет.

    — Блайз, принимай, — услышал репликант голос сержанта в наушниках.

    Чимбик перехватил пассажирку за руку, сказав:

    — Мэм, РС-355090 вас подстрахует.

    — Идите ко мне, мэм! — дурашливо крикнул Блайз, протягивая руку.

    — Заткнись, Блайз! — ответил вместо девушки сержант.

    Девица судорожно вцепилась в протянутую Блайзом руку и неуверенно шагнула, пытаясь сохранить равновесие на ходящей ходуном палубе. Блайз бережно обнял девушку за талию — для страховки от падения — и медленно двинулся к обведённому чёрно-жёлтыми полосами люку спасательной капсулы.

    Сержант, высвободив вторую пассажирку, перехватил её таким же образом и сказал:

    — Не бойтесь, мэм. Я не дам вам упасть.

    — Господин капитан был прав, — раздался в его наушнике голос Блайза. — Надо было брать корабль Консорциума.

    Сержант заблокировал вокодер, чтобы наружу не вылетало ни единого звука, и ответил:

    — Тогда нас точно ссадили бы ещё на Тиамат.

    — А сейчас что, лучше? — хмыкнул Блайз.

    И услышал привычное:

    — Заткнись, Блайз.

    Сержант умолк и сконцентрировался на доставке подопечной к капсуле в целости и сохранности.

    Небольшая заминка возникла возле люка спасательной капсулы. Полутораметровый круглый вход с высоким комингсом не позволял пассажиркам миновать его без риска переломать ноги. Пришлось сержанту рискнуть и, прижавшись спиной к переборке, удерживать уже обеих девушек, пока Блайз нырнул в люк и протянул руку помощи. Справившись с погрузкой, репликанты пристегнули пассажирок к ложементам, уселись сами, и Блайз ударил по кнопке запуска. Хлопок пиропатронов, секундное ускорение, и капсула, стабилизировавшись в полёте, устремилась к земле. Заработали маневровые двигатели, снижая скорость падения. Рядом промелькнула вторая капсула, и репликанты облегчённо перевели дух — оперативникам удалось спастись.

    Словно подтверждая это, ожил сержантский коммуникатор, и голос майора поинтересовался:

    — Восемь-пять, как там наши пассажиры?

    — В норме, сэр, — ответил репликант, бросив быстрый взгляд на бледных пассажирок. — Немного нервничают.

    — Добро. Встретимся на земле, — ответил майор и отключился.

    Столкнувшись с вынужденным бездельем, сержант украдкой изучал загадочных пассажирок.

    Женщин репликант видел только в учебных фильмах, а потому не был знаком с принятыми у людей канонами красоты. Но ему девушки показались красивыми. Стройные, гармонично развитые, кожа покрыта золотистым загаром. Особенно репликанта поразили неуставные длинные светлые волосы, спускавшиеся до самых бёдер. А ещё — покрытые цветными рисунками ногти. Их длина не позволяла даже сжать кулак для удара, и сержант так и не сумел придумать дело, для которого требовалось нечто подобное.

    Яркая, абсолютно не функциональная гражданская одежда совсем не походила на привычную сержанту униформу. Зато, подобно репликантам, пассажирки были одеты одинаково, что подчёркивало их безупречное сходство.

    В какой-то миг у сержанта возникла мысль, что перед ними часть секретного подразделения. Особая модель репликантов для специальных операций. Но страх в глазах девушек заставлял серьёзно усомниться в этой теории. Разве что для лучшей интеграции с гражданскими им сохранили базовые эмоциональные реакции…

    Если бы майор счёл необходимым пояснить репликантам статус и значение взятых на Тиамат пассажиров, не пришлось бы строить догадки. Но майор решил, что для выполнения задания дополнительная информация им не нужна.

    В шлеме сержанта раздался ехидный смешок Блайза.

    — Садж, вот только не говори, что тебе не понравилось, — произнёс он.

    — Не понравилось что? — не понял сержант.

    — Обнимать девушку, — подсказал его напарник.

    Сержант уже открыл было рот для отповеди, но тут же захлопнул его и задумался. А действительно, понравилось ли? К собственной досаде, сержант просто не обратил на это внимания. Он был слишком собран на задаче эвакуации пассажиров с гибнущего корабля.

    — Заткнись, Блайз, — вместо ответа рявкнул он.

    Блайз иронично хмыкнул, но умолк. Сержанту даже не требовалось подключаться к тактическому блоку его шлема, чтобы понять, что брат таращится на девушек. Но поскольку в данную минуту никаких задач перед репликантами не стояло, сержант решил не вмешиваться и уставился в иллюминатор.

    Те, кому хоть раз довелось совершать посадку в спасательной капсуле, если это падение с потугами на контроль за ситуацией со стороны бортового компьютера можно назвать посадкой, пронесут с собой эти впечатления через всю жизнь.

    — Ненавижу такие посадки, — подал голос Блайз, когда затих гул тормозных двигателей.

    И тут же услышал привычное:

    — Заткнись, Блайз.

    Сержант выпутался из кресла и с тревогой взглянул на пассажирок. Норма. Девушки хоть и выглядели напуганными, но травм не получили. Репликант удовлетворённо улыбнулся и попытался вызвать командира, но тщетно: тот не отвечал. Улыбка исчезла. Сержант нахмурился и повторил вызов, но опять с нулевым результатом.

    — А погодка-то хреновая, — опять подал голос Блайз, наблюдая, как крупные капли дождя барабанят по акриловому пластику носового иллюминатора.

    Сержант, отметив не соответствующую погодным условиям одежду пассажирок, подошёл к люку.

    — Блайз, остаёшься, — приказал он напарнику по внутренней связи. — Я к майору, он на связь не выходит. Видимо, помехи из-за дождя.

    — Странно, — ответил тот, скосив глаза на карту тактического блока, — а обозначение его капсулы вижу чётко.

    — Вот и проверю. — Сержант отдраил люк и выскочил наружу, сразу же по щиколотку погрузившись в красновато-коричневую грязь.

    Не обращая внимания на барабанящий по шлему и броне дождь, репликант повертел головой, отыскивая капсулу оперативников. Обнаружив её менее чем в сотне метров, побрёл, с натугой вытягивая увязающие в грязи ноги. Каждый шаг давался с трудом: земля словно старалась засосать его, как неведомый хищник, а налипающие на ботинки комья весили, казалось, центнер. Наконец добравшись до капсулы, сержант вновь активировал комлинк:

    — Майор, сэр, это РС-355085. Я возле капсулы, сэр.

    Ответа не было. Сержант постоял секунд пять, а затем решительно нажал на клавишу замка и влез в капсулу.

    Оперативники были мертвы, и для понимания этого не требовался диплом медика. При посадке капсула зацепила скальный выступ, и отколовшийся кусок камня оторвал обоим офицерам головы, после чего застрял в обшивке.

    Репликант посмотрел на покойников, вышел из капсулы и задраил люк. Гибель руководящих операцией офицеров означала лишь то, что теперь командование перешло к сержанту. И отданный ими последний приказ должен быть выполнен. Любой ценой.

    — Ну что? — полюбопытствовал Блайз, когда сержант вернулся.

    — Холодные. Оба, — двумя словами обрисовал ситуацию сержант. — При посадке, похоже, задели скалу, и им оторвало головы.

    — Наши действия?

    — Доставить пассажиров на Эльдорадо, — пожал плечами сержант.

    Тут до него дошло, что со стороны их разговор выглядел как пантомима. Обернувшись к девушкам, он включил вокодер и сказал:

    — Мэм, майор и капитан погибли. Руководство операцией перешло ко мне. Я сержант РС-355085, это, — он указал на Блайза, — РС-355090. Прошу вас, сохраняйте спокойствие и не поддавайтесь панике.

    Он замолчал, стараясь подобрать подходящие слова, но почему-то на ум ничего не приходило. Общаться с гражданскими репликант не умел, а стандартный набор команд для действий при спасательных операциях в зоне техногенных катастроф и стихийных бедствий к данной ситуации не подходил. Действия при подавлении массовых беспорядков — тем более. Вряд ли бы девушки оценили команду «Лечь лицом вниз, руки за голову!», щедро сдобренную рекомендованной инструкцией ненормативной лексикой.

    После непродолжительных раздумий сержант решил продолжить иначе:

    — Мы находимся на враждебной территории — планете Гефест, поэтому прошу вас не вступать в контакт с местным населением и не отходить далеко от нас, мэм.

    Вопреки опасениям паники среди гражданских не было. С момента удачного приземления пассажирки быстро взяли себя в руки и сейчас выглядели скорее растерянными, чем напуганными. После слов о гибели оперативников близнецы молча обменялись взглядами, внимательно выслушали репликанта, и одна из них спросила:

    — И что вы собираетесь делать дальше?

    Репликанты, впервые услышавшие голос пассажирки, невольно восхитились красотой и мелодичностью звучания. До этого момента единственным женским голосом — не считая испуганных криков при подавлениях бунтов, — который они слышали, был голос тактического блока. И он серьёзно уступал настоящему.

    Сержант осознал, что стоит, отвесив челюсть, и ожидает продолжения. Закрыв рот, он стыдливо покосился по сторонам, словно кто-то мог увидеть его лицо сквозь забрало шлема. Убедившись, что никто ничего не заметил, репликант ответил на поставленный вопрос, стараясь, чтобы его голос звучал по-прежнему безэмоционально:

    — Выполнить поставленную задачу и доставить вас на Эльдорадо, мэм.

    Оба солдата проверяли снаряжение и оружие, плавными, отточенными движениями рождая ассоциацию с боевыми механизмами — такими же одинаково-безликими и целеустремлёнными. Сержант, закончив проверку, распахнул лючок отсека с аварийным комплектом и вынул из него стопку лёгких защитных костюмов ярко-жёлтого цвета.

    — Выбирайте, мэм, — предложил он, протягивая упаковки девушкам.

    — Вам не кажется, что в этом мы будем слишком заметны? — деловито уточнила одна из близнецов. — И вы в своей броне будете вызывать нервозность у местного населения.

    Это не помешало им изучить бирки на упаковках. Выбрав себе комплекты, они распаковали их и теперь задумчиво разглядывали, будто впервые видели подобную экипировку.

    — Мэм. — Видя их затруднения, сержант взял один из костюмов, развернул и показал, как открываются застёжки. — Что вы имели в виду под заметностью?

    — Вы сами сказали, что местные враждебны, — вступила в разговор вторая девушка. — Своего корабля у вас больше нет. Значит, логичнее всего переодеться во что-то менее приметное, купить билеты до Эльдорадо и просто улететь туда.

    Сержант кивнул, показывая, что принял её доводы к сведению, и продолжил объяснять:

    — Мэм, Гефест контролируется силами Союза Первых. Сообщения с Эльдорадо нет, поэтому мы захватим передатчик, отправим сигнал и будем ждать помощи.

    — А если помощи не будет? — недобро предрекла одна из девиц, воюя с застёжками на платье. — Кому мы нужны, чтобы вытаскивать нас из враждебного мира? Надёжнее улететь отсюда своим ходом. Есть же сообщение с какими-то нейтральными планетами?

    — Мэм? — искренне удивился сержант.

    Сейчас он был в той ситуации, к которой его готовили всю жизнь: на вражеской территории, в глубоком тылу, где следовало таиться, прятаться и наносить удары по противнику. Слова девушки шли вразрез с привычным миром сержанта. В его голове никак не могло уложиться осознание того, что можно просто пойти и купить билет до Эльдорадо.

    — Если помощи не будет, мэм, — всё же продолжил он, — мы захватим корабль с пилотом.

    — Блеск, — мрачно подытожила его собеседница.

    Представиться девушки то ли забыли, то ли не сочли нужным.

    — Разделимся, — предложила альтернативный вариант вторая пассажирка. — Мы летим с пересадками, как рядовые туристы, а вы ждёте помощи, захватываете корабли и делаете что хотите. На Эльдорадо и выясним, чей путь быстрее и проще. Идёт?

    — Нет, мэм, — не уловил иронии сержант. — Ваш план не подходит. Переодевайтесь быстрее — мы уходим. Нужно успеть до темноты отойти как можно дальше.

    — А командиры? — поинтересовался Блайз.

    — Я позабочусь. — Сержант снова вылез под дождь.

    Пару минут спустя он пристраивал плазменную гранату в капсуле. Закончив с этой работой, сержант уже собрался было выставить таймер и режим растяжки, как его осенила идея — забрать жетоны погибших оперативников и сдать их в штабе по возвращении. Каждый такой жетон, помимо корпоративного удостоверения личности, представлял из себя венец высоких технологий — многофункциональный микрокомпьютер с огромными возможностями.

    Репликант отцепил оба жетона с тел, бережно упаковал в ранец и уже собирался уходить, но тут его взгляд зацепился за сумку на поясе старшего оперативника. Решив, что в их положении лишним ничего не будет, сержант снял сумку и осмотрел содержимое. Сумка оказалась забита монетами — марками Союза, чеканить которые начали перед самым началом войны. Хмыкнув, сержант уже хотел было вернуть бесполезный груз на место, но по зрелом размышлении пришёл к выводу, что за потерю крупной суммы казённых денег его накажут. То, что эти деньги уже списаны с баланса Консорциума, в голову репликанту не пришло, так что он рачительно спрятал казённое имущество в ранец. После сержант покинул импровизированную усыпальницу, выставив гранату в режим растяжки.

    — Готовы? — поинтересовался он, возвращаясь в «свою» капсулу.

    — Можно и так сказать, — мрачно отозвались его новые подопечные.

    Костюмы для выживания из тонкой микрокапиллярной ткани защищали от перепадов температур, влажности и давления, что позволяло выжить и в менее дружелюбной среде, чем грязь и дожди Гефеста. Несмотря на то что комбинезоны оказались великоваты девушкам, система микроклимата функционировала исправно, что позволяло без натяжки назвать данную экипировку удовлетворительной. Уж всяко более подходящей в текущих условиях, чем гражданские наряды пассажирок. Но последние, очевидно, так не считали, то и дело отпуская негромкие, но содержательные комментарии относительно новой одежды. Репликанты понимали через слово, но общее недовольство уловили.

    — У вас есть карта? — спросила одна из девушек, с сомнением вертя в руках лёгкий шлем. — Тут поблизости есть города или оживлённые трассы?

    — Да, мэм, — кивнул сержант.

    — Вот к ним и нужно двигаться, — вновь удивила репликанта собеседница.

    Он не ожидал получить от пассажирок взвешенного и разумного решения: на всех инструктажах в головы репликантов старательно закладывалась мысль, что штатские, угодив в критическую ситуацию, превращаются в склонных к панике беспомощных существ, требующих неустанной опеки и контроля.

    Паники он не наблюдал. Вместо неё пассажирки проявляли инициативу и подавали здравые идеи. Если девушки действительно принадлежат к разведке — стоит по меньшей мере выслушать их план. Что делать в мирном городе и как себя вести, чтобы не привлекать излишнего внимания, репликанты не имели ни малейшего представления. А вот девушки, похоже, не сомневались, что могут слиться с толпой гражданских. Сержант тоже склонен был верить в успех подобного внедрения. Безобидный и привлекательный облик должен ввести в заблуждение любого гражданского. Сам же репликант всё больше склонялся к мысли, что перед ним агенты Консорциума.

    В пользу этой теории говорило их полное равнодушие к наготе. На занятиях инструктор упоминал о целом пласте разнообразных табу и добровольных ограничений гражданских, одним из которых являлось прилюдное обнажение. Но девушки совершенно спокойно переодевались при репликантах. Да и агенты Консорциума явно не просто так лично занимались их эвакуацией с территории противника.

    РС-355085 взял в руки планшет и перекинул на него карту местности со своего шлема.

    — Вот, мэм, — сказал он, протягивая планшет девушке. — В восьмидесяти километрах на юг есть город, Стратос-сити.

    — А я тебе говорил, что они из разведки, — по закрытой связи подал голос Блайз, пришедший к тем же выводам, что и сержант.

    — А дорога… — не обратив внимания на реплику брата, продолжал сержант, — вот ближайшая, от рудников. От текущей точки примерно пятнадцать километров, мэм.

    Девушки вновь обменялись взглядами. Будь на них глухие шлемы, сержант бы думал, что они советуются друг с другом, но лица девушек он видел, и их губы оставались неподвижными. И всё же сержант мог поклясться, что близнецы друг друга поняли. Работа передовых имплантатов, как у самих репликантов?

    — Как насчёт разжиться транспортом? — предложила та, что держала в руках планшет.

    — Зачем, мэм? — не понял сержант. — Захватить транспорт не проблема, но это привлечёт лишнее внимание и облегчит противнику работу по нашему обнаружению.

    Он протянул девушкам небольшую коробочку и пояснил:

    — Комлинки, мэм. Настройте их на нашу частоту. Нам пора, мэм. — Он махнул рукой напарнику, и репликанты вышли под проливной дождь.

    Помедлив пару секунд, девушки надели шлемы и вышли следом. Одна из них сделала пару неуверенных шагов по грязи и вытянула руку, подставляя затянутую в перчатку ладонь под хлещущие струи воды. А потом сняла шлем и, щурясь, весело посмотрела в небо. Репликанты озадаченно наблюдали за её действиями, гадая, типично ли такое поведение для людей.

    Сами репликанты видели настоящий дождь впервые в жизни. На космической станции, где десять с половиной лет назад начались их жизни, никаких атмосферных явлений не было по вполне понятным причинам. А в каменных пустошах Хель, где состоялось первое сражение этой войны, дожди не предвиделись в ближайшую пару сотен лет.

    Сержанту тоже очень захотелось снять шлем и узнать, каково это — стоять под дождём? Но намертво вбитые инструкции запрещали подобное легкомыслие. В голове каждого репликанта на уровне инстинктов отложились все опасности, что может нести незнакомая планета: от непригодной для дыхания атмосферы до множества вирусов и бактерий, способных за считаные часы погубить рискнувшего пренебречь техникой безопасности. Броня — их вторая кожа. Символ безопасности. Собственный мирок, даривший иллюзию уединения.

    От размышлений репликантов отвлекла вторая девушка. Повертев в руках комлинк, она подошла к бойцам и задала самый нелепый вопрос из возможных:

    — Как их настраивать?

    — Мэм? — удивился такому вопросу сержант.

    Решив, что девушка просто не имела опыта обращения с данной моделью, он взял комм из её рук и быстро произвёл настройку на нужную частоту.

    — Теперь наушник в ухо, мэм, а микрофон… — сержант отогнул воротник костюма девушки и аккуратно налепил полоску микрофона ей на шею, — сюда, мэм.

    Завершив процедуру, он отошёл на пару шагов и активировал свой комм:

    — Мэм, это РС-355085. Как слышите меня?

    — Прекрасно, — раздался женский голос в наушнике. — А теперь можешь сделать то же самое для Ри? — кивнула она в сторону так и замершей под струями воды сестры.

    Ту настолько захватил вид дождя, что она даже не сразу обратила внимание на подошедшего репликанта.

    — Мэм, — обратился тот. — Разрешите, я помогу вам с настройкой вашего комлинка.

    — А? — рассеянно перевела на репликанта взгляд та, которую назвали Ри. — Да, конечно.

    Она безропотно позволила нацепить на себя гарнитуру и, украдкой вздохнув, надела шлем на мокрую голову.

    — А что делать, если я захочу отключить комм? — спросила она уже по каналу связи.

    — Просто снимите наушник или микрофон, мэм, — последовал ответ.

    Сержант подошёл к напарнику, и репликанты обменялись слышными только им фразами.

    — Двигаемся, — наконец скомандовал сержант.

    — Надеюсь, к дороге? — поинтересовался непривычный женский голос в наушнике.

    Девушки пристроились чуть позади и несколько неловко зашагали следом, то и дело оскальзываясь в грязи.

    — Появились мы достаточно эффектно, чтобы нас начали искать, — продолжила девушка, — а на машине мы могли бы быстро свалить от капсулы как можно дальше. Потом бросим транспорт, и ищи ветра в поле.

    Сержант задумался. В принципе, будь они вдвоём с Блайзом, к моменту появления поисковой группы противника лёгким бегом успели бы удалиться довольно далеко, но в текущей ситуации… Сержант оглянулся на девушек, ноги которых скользили по грязи, вздохнул и неохотно согласился:

    — Да, мэм, согласен с вами. Направление — трасса.

    Репликанты сразу взяли максимально возможный темп, стремясь успеть уйти как можно дальше от места приземления. Глядя на то, с какой скоростью они двигались под грузом ранцев, сложно было поверить, что это действительно существа из плоти и крови.

    — Скоро прибудем, мэм, — сообщил сержант девушкам на коротком привале в скальной расщелине.

    Вопреки опасениям новые спутницы выдержали темп марш-броска. Сержант мысленно отметил: физическая подготовка у девушек отличная, соответствует нормам ряда силовых структур Консорциума.

    — Ещё примерно пять километров, и мы у цели, — произнёс он вслух. — Есть хотите?

    — Разживёмся машиной, тогда и поедим, — ответила та девушка, что присела на край крупного камня.

    Вторая, которую сестра назвала Ри, молча отмахнулась и принялась соскребать подобранным камнем налипшую на подошвы грязь.

    — Кстати, а как вы планируете тормознуть тачку? — спросила она.

    — Тачку, мэм? — озадачился Блайз.

    — Автотранспорт, — разъяснила Ри, не прекращая своего занятия.

    — Уничтожим экипаж, мэм, — ответил сержант, а Блайз за его плечом кивнул и легонько похлопал ладонью по стволу карабина. — Гражданские машины не несут бронезащиты, как правило, потому проблем с этим не возникнет.

    Используемые в стрелковом оружии Консорциума реактивные боеприпасы позволяли довольно эффективно поражать и легкобронированные цели, но репликант не стал распространяться на эту тему.

    Девушки снова переглянулась.

    — А может, не будем оставлять за собой след из трупов? — внесла необычное предложение Ри.

    — Трупы спрячем. — Сержанта несколько оскорбило предположение, что он способен допустить промашку, оставив за спиной свидетеля или не спрятав трупы. Заметать следы репликантов начали обучать едва ли не с раннего детства. Задолго до того, как приступили к натаскиванию на «манекенах» — преступниках со стёртой личностью.

    — Трупы спрячете, — не стала спорить девушка, — но пропавших будут искать. И без труда отследят путь автотранспорта пропавшего гражданина. Наш путь.

    — Оставлять свидетеля нельзя, — упрямо гнул свою линию репликант.

    — Можно замаскировать одно преступление другим, — вмешалась в разговор вторая девушка, которую репликанты мысленно обозначили «не-Ри». — Парализатор есть?

    — Да, мэм. — Сержант вынул из подсумка чёрный прямоугольник и с щелчком разложил его, открывая пистолетную рукоятку.

    Сам он считал парализатор не слишком полезным: маломощный энергетический пистолет, способный на короткое время вырубить не защищённую ничем живую цель. Даже стекло машины было для парализатора уже непреодолимой преградой.

    — Тогда всё просто, — продолжила «не-Ри». — Вы прячетесь, а мы с сестрой снимаем шлемы, выходим к дороге и тормозим машину. Стреляем в водителя из парализатора, забираем всё ценное, чтобы походило на ограбление, и уезжаем.

    Сержант задумался. Предложение выглядело резонным. Сам он, к своему стыду, имел довольно поверхностные знания о криминальных действиях. А вот познания девушки вызывали уважение. Репликант пришёл к выводу, что охраняемые объекты всё же являются агентами СБ Консорциума.

    — И какова вероятность успеха? — поинтересовался он.

    — Стопроцентная, — рассмеялась Ри. — Что может пойти не так?

    Сержант с сомнением покосился на неё, но промолчал. Сам он подобной уверенности не испытывал — проверенный способ с уничтожением свидетелей, по мнению репликанта, был куда надёжнее.

    — Делаем, — наконец решился он, передавая парализатор девушке.

    — Вот и отлично, — довольно заключила та, забирая оружие. — Теперь дело за малым.

    Дождь за всё время пути так и не прекратился. Менялась лишь его интенсивность — от слабой мороси до сплошной стены из воды. К тому времени, как группа достигла дороги, дождь поутих, и видимость позволяла проезжающим мимо водителям заметить стоящих на обочине девушек.

    — Вам пора скрыться, — напомнила Ри репликантам и направилась к широкой полосе шоссе, рассекающей безбрежный океан грязи. Её сестра зашагала следом. На ходу она сняла шлем и спрятала в нём парализатор.

    Репликанты синхронно кивнули и, активировав фототропный камуфляж, буквально растворились среди скал, подступающих вплотную к дороге. Оглянувшись, девушки не увидели ни единого признака присутствия двух вооружённых людей.

    Трасса, связывающая рудник со Стратос-сити, была довольно оживлённой. Вот только большую часть трафика составляли автоматические грузовики, перевозящие руду из шахт прямиком на металлургические предприятия. Сестры простояли четверть часа, прежде чем перед ними остановился ярко-красный спортивный автомобиль и сидящий за рулём человек крикнул:

    — Эй, туристы! Вам до города? Садись, подвезу!

    Сержант напрягся.

    — Приготовиться, — скомандовал он брату.

    Близнецы сели в машину, видимо, чтобы без риска выстрелить в упор, двери закрылись, и… Транспорт тронулся с места, быстро набирая скорость.

    — Счастливо оставаться, — раздался в наушнике столь приятный голос одной из сестёр.

    В следующее мгновение раздался неразборчивый шум — по всей видимости, девушка снимала микрофон с шеи. В эфире раздался жизнерадостный голос её сестры, с тем же звуковым сопровождением:

    — Выбрались с приятелями поиграть в войнушку. Это весело первые два часа, но быстро утомляет. Кому охота месить грязь?..

    Остатка разговора репликанты не услышали — один за другим раздались характерные щелчки, которые сопровождают выключение комма абонента.

    Связь оборвалась.

    — Ты что-нибудь понял, садж? — спросил Блайз, растерянно наблюдая, как две зелёные точки на тактическом блоке удаляются в сторону города.

    — Кажется, да, — медленно произнёс сержант, чувствуя, как становятся дыбом волоски на шее. — По-моему, ты был прав: мисс действительно разведчики, брат. Только не наши, а вражеские, понятно? И я, дефектный, только что их отпустил. Ох…

    Он уткнулся шлемом в камень, за которым лежал, и с силой врезал кулаком по жадно чвакнувшей грязи.

    — И что теперь делать? — Блайз осторожно приподнялся из укрытия.

    — Найти и захватить, — мрачно объявил сержант. — Нам приказано доставить их на Эльдорадо любой ценой, и наша задача — выполнить приказ. Уходим.

    Он встал, закинул за спину ранец и принялся поудобнее подтягивать его лямки.

    — Чимбик, не вини себя. — Блайз впервые за день назвал брата по имени. — Ты не виноват. Командиры не сочли нужным уведомить нас о статусе пассажиров. А теперь некому провести инструктаж.

    — Брат. — Чимбик положил руку ему на плечо. — Они не знают, как пользоваться нашим оборудованием, ты заметил? Я должен быть понять!

    Он вздохнул и указал направление:

    — Двигаем. Скоро обнаружат место крушения.

    Репликанты молча канули в быстро сгущавшиеся сумерки.

    Полчаса спустя в пятнадцати километрах от дороги возле покинутых капсул опустился вертолёт. Распахнулись створки десантного отсека, и по аппарели бегом спустились ополченцы, возглавляемые человеком в мундире офицера таможни.

    — Осмотреть капсулы, — приказал он.

    От основного отряда отделились две группы по три человека и кинулись к спасательным аппаратам. Остальные разошлись широким кольцом, образуя защитный периметр. Первая группа достигла капсулы и распахнула люк.

    В следующее мгновение грянул взрыв.

    Глава 2

    Планета Гефест. Стратос-сити

    До Стратос-сити репликанты доехали почти с комфортом, удобно устроившись в кузове грузовика, среди пустых пластиковых ящиков из-под поглотителей углекислоты. В кузов бойцы спрыгнули со скалы, удачно нависающей над крутым поворотом дороги. На этом повороте водители — как живые, так и электронные — сбрасывали скорость, чтобы не вылететь на встречную полосу.

    — Вот чёрт, — прошептал Чимбик, осторожно высовываясь из кузова, когда грузовик притормозил на ровном участке дороги. — Пост.

    Блайз вскинулся и поудобнее перехватил карабин. Сержант успокаивающе поднял ладонь:

    — Рано. Только если нас засекут…

    Опасения репликантов не оправдались: несущие на посту службу солдаты даже не высунулись из караулки. Лишь один из них махнул рукой водителю, разрешая проезд, и продолжил разговор с сослуживцем. Автоматы горе-вояки небрежно прислонили к стене.

    — Кретины, — резюмировал Блайз, глядя на это раздолбайство.

    Сержант хмыкнул:

    — Нет, брат, это не кретины. Это наш пропуск в город. За мной, — и первым махнул через борт, пока грузовик не успел набрать скорость.

    Следом спрыгнул Блайз, слегка подавшись вперёд под тяжестью ранца.

    — Будем брать? — спросил он.

    — Да.

    Репликанты ушли с дороги и принялись обсуждать детали нападения на пост. Ранцы, захваченные из капсулы, решили спрятать тут. Чимбик забрал только жетоны агентов и сумку с деньгами, понимая, что сейчас эти монеты могут облегчить выполнение задания. Главное — суметь разобраться в тонкостях гражданской жизни.

    Замаскировав ранцы и заминировав тайник, разведчики активировали фототропный камуфляж, превративший их в едва заметное марево.

    Дежурные Квигли и Фаго наслаждались жизнью настолько, насколько это вообще возможно, находясь на службе в Силах Самообороны Гефеста. Приятелям достался отдалённый парный пост, служба на котором была если не синекурой, то чем-то близким к ней. Всего-то делов — иногда выходить на дорогу и проверять идущие со стороны рудника машины. Если инспекции и совали сюда нос, то приятели, дежурившие в штабе, всегда успевали оповестить о приближении нежелательных визитёров, так что оба солдата расслаблялись по полной. На столе стояла бутыль с дефицитным в нынешние военные времена импортным ромом и тарелка с нехитрой закуской. В качестве приятного дополнения за отворотом воротника формы Фаго был спрятан в потайном карманчике пакетик с «ангельской пылью», коего как раз должно было хватить до конца наряда. Приятели выпили по паре стопок, расслабились и завели приличествующую такому случаю беседу.

    — Ну а я что, тормозить буду? — рассказывал Квигли об очередной интрижке. — Она мне начинает жаловаться на мужа: мол, гад, не любит, внимания не обращает, смотрит как на мебель… А я такой думаю: ага, родная, тут-то ты мне и дашь. Ходи, говорю, моя сторона, и руки ей под майку запускаю. Она такая…

    Что «она такая», Квигли договорить не успел — дверь распахнулась, словно от пинка. Дежурные подскочили, ожидая увидеть неожиданно подъехавшего проверяющего, но узрели лишь сплошную стену дождя. Затем в дверь проникло смутное марево. Затуманенный алкоголем разум незадачливых вояк пытался разгадать этот феномен, и промедление стоило им жизни. Хрустнули шейные позвонки, и оба ополченца выпали из кресел на пол.

    — Как «манекены», — презрительно фыркнуло «марево», превращаясь в закованного в броню репликанта.

    — Заткнись, Блайз, — раздражённо отозвалось «марево номер два».

    Сержант отключил камуфляж и перевернул покойника.

    — Живее, — поторопил он Блайза и принялся расстёгивать на том, что ещё секунду назад было Квигли, бронежилет. Блайз огляделся, нашёл выключатель, и в комнате воцарился мрак, не мешавший разведчикам в оснащённых ноктовизорами шлемах.

    Именно из-за формы репликанты решили рискнуть и брать противника голыми руками. В противном случае одиннадцатимиллиметровый реактивный патрон бесшумного пистолета ставил перед Чимбиком и Блайзом вопрос с отстирыванием трофеев.

    — Великовата, — с сожалением констатировал переодевшийся Блайз.

    Местный кирпично-красный камуфляж и лёгкий бронежилет смотрелись мешковато на поджаром теле репликанта. А вот шлем и защитные очки оказались впору. Из своего снаряжения репликанты оставили только обувь. Остальные детали брони и шлемы они аккуратно сложили в стоявший тут же ящик из-под индивидуальных рационов питания.

    — Сойдёт, — отмахнулся Чимбик, подгоняя под себя трофейную ременно-плечевую систему.

    Блайз хмуро отмолчался. Сержант прекрасно понимал и полностью разделял его настроение: в сравнении с новейшим снаряжением Консорциума экипировка гефестианцев выглядела полным убожеством.

    Боевая экипировка репликантов включала в себя комбинезон-скафандр из баллистической ткани, сквозь рукава и штанины которого проходили похожие на канаты мускульные усилители. Комбинезон обеспечивал защиту от агрессивной среды, вакуума, осколков мин и снарядов, а также некоторых видов боеприпасов к стрелковому оружию.

    Поверх комбинезона крепились элементы брони, изготовленные из композитного соединения.

    Шлем, выполненный из того же материала, был снабжён множеством сенсоров и тактическим компьютером, отвечающим за боевое информационное управление. Он обеспечивал круговой обзор, контролировал обстановку на поле боя, следил за состоянием самого солдата, действуя в связке со встроенным в снаряжение автодоктором.

    Завершал список фототропный камуфляж, в буквальном смысле превращавший в невидимку своего носителя.

    Всё это торжество технической мысли прекрасно справлялось со своей задачей, делая репликантов самыми опасными и смертоносными солдатами в этой части космоса. И вот теперь им пришлось сменить своё прекрасное снаряжение на убогое барахло гефестианских ополченцев.

    Репликанты заминировали трупы, подхватили ящик и выбежали из домика, направившись к внедорожнику, приданному посту на случай преследования нарушителей. Погрузив снаряжение в багажный отсек, Чимбик запрыгнул на место стрелка, а Блайз уселся за руль.

    Внедорожник с репликантами тронулся с места и бодро покатил к городу.

    Планета Гефест. Пустыня

    Лейтенант свежеобразованной Службы Контрразведки Гефеста Грэм Нэйв немного нервничал: это было его первое самостоятельное задание, и он, как и все новички, боялся его провалить.

    — Значит, плазменная граната? — уточнил он у сапёра, изучающего обломки спасательной капсулы.

    — Угу, — буркнул тот. — Примитивная ловушка: её просто выставили в режим растяжки, и, когда боец распахнул люк, произошла сработка.

    Сапёр кивнул в сторону второй капсулы, скрытой пеленой дождя. Возле неё колдовал его коллега.

    — Примитивно, но эффективно, — заключил подрывник, подкидывая в ладони оплавленный кусок металла, некогда бывший деталью обшивки спасательной капсулы. — Взрыв спровоцировал подрыв остатков топлива в баках. Этого хватило, чтобы разнести к чертям капсулу и всех, кто стоял вокруг.

    — Кретин был этот покойный, — поморщился Нэйв, глядя на тело таможенника, упакованное в мешок для трупов. — Надо же было соваться наобум… Идеи есть, кто мог это сделать?

    — Точно сказать не могу, — отозвался подрывник, — но предполагаю, что это сделали люди, прошедшие спецподготовку. Подобные ловушки любят военные. Да и террористы и прочие любители криминала никогда ими не брезговали.

    — Ясно, — сказал Грэм, хотя на самом деле ему ничего не было ясно.

    Наоборот, список подозреваемых ещё больше расширился, включив в себя широчайший спектр представителей самых разных профессий — от вояк корпораций, наёмников и работорговцев до обыкновенных контрабандистов, заметающих следы.

    — Готово, — доложил в этот момент второй минёр. — Капсула-два чиста, можно осматривать.

    Грэм кивнул, хоть собеседник и не мог его видеть. С трудом вытягивая ноги из вязкой, липкой грязи, следователь побрёл к капсуле. У распахнутого люка, грозно выставив автоматы, застыли два ополченца. Они бдительно оглядывали окрестности, словно опасаясь, что хозяева капсулы вернутся, чтобы забрать своё имущество. Нэйв откинул капюшон дождевика, тщательно соскрёб грязь с обуви о порожек, натянул бахилы и проник в капсулу, в которой продолжал возиться сапёр. Внимание лейтенанта тут же привлекли две бесформенные кучки одежды, валяющиеся на полу, рядом с креслами.

    — Интересно, правда? — вяло полюбопытствовал сапёр, изучающий пульт управления.

    — Ага, — согласился лейтенант, аккуратно расправляя ближайший комок одежды, оказавшийся… женским платьем. Нэйв оглядел его и зачем-то понюхал. Едва уловимо пахло парфюмом. Запах показался Нэйву мужским. Озадаченно хмыкнув, лейтенант сложил платье и убрал находки в мешки для улик.

    — И что тут было? — поинтересовался он у подрывника.

    В ответ сапёр показал плазменную гранату производства Консорциума.

    — Стояла в режиме растяжки, — пояснил он.

    — Как и в первой капсуле… — задумчиво протянул лейтенант.

    За его спиной раздался деловитый обмен репликами, и в капсулу влезли эксперты его следственной команды. Стало тесно. Нэйв вышел, позволив команде изучить каждый сантиметр внутреннего пространства в поисках следов, способных вывести на таинственных пассажиров развалившегося в атмосфере корабля. Сам лейтенант направился к фургону следственной группы, где пара техников возилась с фрагментами разбитой аппаратуры.

    — Думаю, тебе это будет интересно, — сказал один из них, едва лейтенант, оставляя за собой лужицы, влез в салон.

    Не дожидаясь ответа, техник развернул монитор и пояснил:

    — Это с тактического блока таможенника, которому за доли секунды до взрыва пришло изображение с камеры ополченца, открывшего люк. Любопытно, ты не находишь?

    Нэйв молча кивнул, разглядывая картинку: в ложементах лежали два мужских трупа с размозжёнными головами. Кто-то очень не хотел, чтобы эти тела попали к правоохранителям Гефеста. Интересно…

    Отметив этот факт, лейтенант перешёл в отсек связиста и вызвал Управление Контрразведки.

    — Соедини с шефом, — попросил он дежурного лейтенанта.

    Три часа спустя Нэйв сидел в своем кабинете и тщательно изучал собранные материалы. Получалось весьма интересно… Двое неизвестных переоделись в оранжевые «костюмы-выживатели» (найдены стопка таких же в отсеке капсулы и две пустые упаковки) и двинулись в неизвестном направлении. Анализ найденных образцов волос показал, что неизвестные — женщины фертильного возраста, крашеные блондинки. Самое примечательное — образцы принадлежали двум практически идентичным генетически существам, что наводило на мысли о репликантах. О них Нэйв знал немного, главным образом то, что выведены они были искусственно с изменением человеческого ДНК. О репликантах женского пола Грэм не слышал, но это не значило, что алчные корпораты не наштамповали несколько модельных рядов для своей армии.

    Эту версию косвенно подтверждало и отмеченное экспертом присутствие незнакомых ему отклонений в генотипе. Деталь в равной степени могла указывать как на искусственное происхождение, так и на принадлежность к одному из народов Союза.

    Дроны-разведчики не обнаружили никаких подозрительных перемещений в радиусе пятидесяти километров, из чего Грэм сделал логичное предположение, что неизвестные направились к трассе по кратчайшему маршруту и там обзавелись транспортом. Младшие оперативники как раз проводили проверку заявлений об угоне или пропаже в том районе водителей или автоматических грузовиков.

    Не исключал лейтенант и версию, что сообщник на машине встретил неизвестных в оговоренном месте. Но проверить эту догадку не представлялось возможным ввиду отсутствия съёмки местности со спутника. Электрические возмущения в атмосфере, вызванные непрерывными дождями с грозами, и плотная облачность исключали возможность применения орбитальных средств наблюдения за поверхностью.

    Нэйв поручил двум младшим сотрудникам анализировать записи камер видеонаблюдения городской системы безопасности Стратос-сити в поисках подходящей парочки. Но было ли неизвестных двое? Судя по показаниям бортового компьютера, нагрузка на систему жизнеобеспечения вдвое превышала норму для двух женщин среднего роста. Даже если учесть нервное напряжение и учащённое дыхание, всё равно получалось, что лёгкие этих женщин вдвое больше, чем у обычных людей. Единственное разумное объяснение — в капсуле находились минимум ещё двое, не оставившие никаких следов, кроме записи в бортовом журнале.

    Грэм ещё раз перечитал отчёт экспертов, затем данные системы противокосмической обороны и в пятый раз за последние три часа просмотрел входящие сообщения. И на этот раз не зря: с Тиамат пришло сообщение, что патруль Союза преследовал грузовой корабль типа «Бизон», бортовой номер 1560/4510. Кораблю удалось оторваться от преследователей, несмотря на внедрённый системой РЭБ вирус, сменить опознавательные коды и совершить прыжок в систему Гефест через Врата.

    Грэм налил кофе, вывел полученные данные на монитор и углубился в изучение присланного коллегами с Тиамат дела. По мере чтения лейтенанта охватывало предчувствие крупных неприятностей.

    Тиаматские контрразведчики перехватили эстафету по преследованию агента Консорциума, шпионившего в системе Феррума. Тот смог ускользнуть от группы захвата, с боем прорвавшись через оцепление, и на некоторое время скрылся в столице планеты. Но буквально через час его труп был обнаружен в одном из номеров дорогого столичного ночного клуба. Поиск по горячим следам привёл оперативников к грузовому кораблю типа «Бизон», но тот сумел удрать от преследователей. И вот теперь его обломки и трупы пилотов найдены на Гефесте.

    Нэйв в очередной раз просмотрел все имеющиеся данные, попутно запустив поиск известных материалов по операциям СБ Консорциума. От этого занятия его отвлёк звонок.

    — Сэр, — доложил дежурный. — На въезде в город с трассы Е-11 уничтожен пост.

    Нэйв взглянул на карту, схватил фуражку и опрометью выбежал из кабинета.

    Планета Гефест. Стратос-сити

    Приметный внедорожник репликанты припарковали в тёмном переулке возле здания, в котором, по показаниям тактического блока, находились обе девицы. На их счастье, беглянки то ли не вспомнили о встроенных в электронику костюмов маячках, то ли не умели пользоваться не только средствами связи Консорциума, но и другой техникой. С учётом отставания Союза в технологическом развитии последняя теория выглядела правдоподобной.

    — Наши действия? — поинтересовался Блайз, одёргивая непривычную куртку.

    — Действуем по обстановке, — пожал плечами Чимбик.

    Сержант опустил на глаза очки-визор и нацепил дыхательную маску, скрыв лицо. Блайз повторил его действия, и оба солдата двинулись по улице, старательно изображая деловитых служак.

    К вящему их удивлению, искомое здание оказалось магазином готовой одежды.

    — Чёрт, — буркнул сержант, оглядывая фасад. — Берём, кто там, и потрошим.

    — Стой! — Блайз ухватил сержанта за плечо.

    Чимбик остолбенел, поражённый столь открытым нарушением субординации, и пугающе-медленно повернулся к брату. Но прежде чем он успел задать оборзевшему солдату заслуженную взбучку, Блайз зачастил:

    — Мы и так наследили, сержант. Ещё и тут начать — тихо уже не получится. Придётся уходить с боем. А куда? Мы на территории противника! И вообще не факт, что сумеем уйти. И тогда провалим задание!

    Сержант почувствовал, как уходит гнев. Его непутёвый братец в кои-то веки оказался прав: велик риск засыпаться.

    — Идеи есть? — уже окончательно остыв, буркнул сержант.

    — Да, — кивнул Блайз. — В книжке читал. Может, сработает.

    Сержант привычно нахмурился. Чтение художественной литературы репликантам запрещалось как бесполезная трата времени. Равно как и несанкционированный доступ в инфосеть. Блайз не признавался, как добывал контрабанду, и плевал на молчаливое неодобрение Чимбика, прекрасно зная, что тот его никогда не сдаст. Так и было: сержант ворчал, злился, гонял брата по нарядам, но никогда никому и словом не обмолвился.

    — Пробуем, — вздохнул Чимбик.

    Предчувствия у него были самые скверные: как бы убедительно ни звучали слова Блайза, но план, базирующийся на почерпнутой из беллетристики информации, был, мягко говоря, авантюрой.

    Блайз сурово сдвинул брови и, толкнув двери, ворвался в магазин.

    — Две девицы в костюмах для выживания! — рявкнул он на продавца за прилавком. — Где они?

    За его спиной Чимбик поводил по сторонам стволом карабина, создавая, как ему казалось, соответствующую ситуации атмосферу.

    Продавец побледнел, задрал руки к потолку и испуганно зачастил:

    — Господа, господа, пожалуйста, я ни в чём не виноват! Я всего лишь обменял им костюмы на гражданские платья! С доплатой, естественно…

    — Обменял? — заорал Блайз. — А ты хоть понимаешь, что это казённое имущество, а? Так, быстро говори, какую одежду они взяли, о чём говорили? Живо!

    Генные инженеры с далёкой Земли смело могли гордиться своими изделиями: репликанты умели не только быстро приспосабливаться к обстановке, но и обладали художественным мышлением и способностью к обучению. Вот и сейчас Блайз успешно развивал наступление, имея в качестве образца лишь вычитанный в детективе эпизод.

    — Я не помню… — замялся продавец, испуганно косясь на Чимбика, стоявшего с оружием наперевес.

    — В камере вспомнишь, — зловеще пообещал Блайз.

    Эти слова живо подстегнули мыслительный процесс торговца.

    — Запись! В магазине ведётся видеозапись! — воскликнул он, донельзя обрадованный своей предусмотрительностью.

    — Показывай! — приказал Блайз, жестом подзывая Чимбика.

    Продавец торопливо закивал и включил терминал, торопясь угодить представителям закона и кляня девок, втянувших его в неприятности.

    Пять минут спустя репликанты выехали к космопорту, имея на руках изображения беглянок в новой одежде и описание купленных ими вещей.

    Планета Гефест. Космопорт
    В космопорте было многолюдно. С началом военных действий поток туристов практически иссяк, да и Гефест в культурном плане мог похвастаться разве что нескончаемыми дождями. Но торговцы, наёмники и прочий деловой народ, наоборот, активизировались, и недостатка в пассажирах не наблюдалось.

    Проникнуть на территорию космопорта под видом местных ополченцев, вопреки опасениям репликантов, оказалось несложно. Достаточно было напустить на себя деловой вид и промаршировать мимо полицейского патруля из человека и антропоморфного робота, шагавших вдоль фасада здания.

    — Про нас пока не знают, — довольно шепнул Блайз.

    — Не расслабляйся, — ответил Чимбик, оглядывая забитый людьми зал.

    В окружении толпы, без привычной брони он чувствовал себя голым. Хорошо хоть, массивный шлем скрывал одинаковые лица репликантов и «особые приметы» сержанта.

    Нужное лицо Чимбик заметил быстро. Одна из девиц свободно беседовала с охранником космопорта, передав тому парализатор, столь простодушно отданный ей репликантами.

    — Чёрт, — пробормотал Блайз, машинально опуская руку на карабин. — Садж, похоже, она нас сдала…

    — Спокойно. — Сержант положил руку на плечо брата. — Нас пока не заметили.

    Вопреки ожиданиям охранник не потянулся к комлинку, не поднял тревогу, а продолжал глупо улыбаться собеседнице. Он рассеянно рассмотрел оружие, выкинул батарею из рукояти, после чего вернул парализатор и батарею девушке. Та обрадованно улыбнулась, чмокнула расплывшегося в улыбке верзилу в щёку и понесла оружие к стойке, где упаковывали багаж. Служащий космопорта принял парализатор, уложил в специальный контейнер, опечатал крышку и поставил на ленту транспортёра.

    — Ты что-нибудь понял? — поинтересовался Блайз, неосознанно выдыхая и отпуская оружие.

    — Только то, что с М-255 они дела не имели, — ответил Чимбик. — Ни шпионка, ни местные вояки.

    — И что теперь? Берём? — шепнул Блайз.

    — Нет, слишком много местных вояк и полиции, — отрицательно качнул головой Чимбик. — Без шума не уйдём. И мы не знаем, где вторая. Проследи за этой, а я пойду посмотрю там, — кивнул он в сторону очереди.

    — Принял, — кивнул Блайз и скользнул следом за девушкой.

    Та, спрятав квитанцию в сумочку, зашагала к третьему посадочному терминалу, где шла посадка на рейс до Нового Плимута. Вторая беглянка уже дожидалась там с двумя билетами в руке. Свободная рука девицы вальяжно возлежала на сгибе локтя неизвестного репликанту дородного мужчины в гражданском костюме. Подошедшая к ним шпионка обворожительно улыбнулась и пристроилась по другую руку довольного таким вниманием спутника.

    Чимбик остановился у кассы, внимательно оглядывая толпу. На него косились, но без особого любопытства — гражданские успели привыкнуть к реалиям военного времени, поэтому солдаты, патрулирующие места большого скопления людей, уже не вызывали того интереса, что в первые дни. Внимание репликанта привлекли двое мальчишек лет семи, самозабвенно возившихся с игрушечными космолётами, пока их матери беседовали. Дети так отличались от маленьких репликантов, что Чимбик невольно задумался: а как это — расти в человеческой семье?

    Родителями сержанта были кувез и управляющий им техник, детский сад и школу он прошёл под присмотром инструкторов, а игрушками ему служили оружие и взрывчатка. Полигон заменил двор для игр, койка в казарме — люльку в детской, а выпускным экзаменом в жизнь стала битва на Хель. Ни он, ни его братья не имели даже смутного представления о том, как растут обычные дети. Разве что Блайз вычитал что-то в своих книгах.

    Чимбик смотрел на увлечённых игрой малышей, а перед глазами у него стоял застывший посреди огромного белого зала строй из абсолютно одинаковых мальчишек, одетых в одинаковую серо-зелёную униформу, неподвижных и сосредоточенных. Они старались не смотреть в сторону контрольного дрона с электрошокером, готового в любую секунду покарать дерзнувшего пошевелиться. Из вмонтированных в стены динамиков звучал голос, вещающий: «Выполнение приказов — долг и главная функция солдата. Ничто и никто не должны быть препятствием для выполнения поставленной задачи…»

    — Садж, — вывел его из оцепенения голос Блайза.

    Чимбик вздрогнул, возвращаясь к реальности, и повернулся к брату:

    — Да?

    — Они летят на Новый Плимут с каким-то мужчиной, — доложил тот.

    Сержант нахмурился и потёр рукой подбородок.

    — Возможно, это их командир или сопровождающий, — сказал он и вновь задумался.

    Требовалось проникнуть на лайнер и желательно протащить с собой снаряжение. Но как это сделать, Чимбик не знал. Вариант бросить броню и оружие он не рассматривал. Бережное отношение к экипировке инструкторы буквально вбили в репликантов на уровне подсознания, так что разведчики просто не пришли к решению, способному серьёзно облегчить им жизнь.

    Как ни странно, сейчас репликанты могли пойти по пути, предложенному одной из шпионок — купить билеты на лайнер. Но всё опять упиралось в снаряжение, которое как-то надо протащить на борт. Чимбик вздохнул и пришёл к выводу, что проблему нужно решать по частям: сперва приобрести билет на рейс, а затем размышлять, как поступить со снаряжением.

    — Через сколько вылет? — спросил он у Блайза.

    — Через час, — ответил тот, и Чимбик горько вздохнул.

    Не так много времени, чтобы придумать план.

    — Возьми деньги… — Он вытащил сумку оперативника и отсчитал пять сотен марок. — Купи нам гражданскую одежду и два рюкзака, а я приобрету билеты.

    — А почему я за одеждой? — удивился Блайз, машинально принимая монеты.

    — Потому что ты из нас единственный, кто хоть что-то знает про гражданскую жизнь, — объяснил Чимбик. — Я в ней ноль. Действуй. Стоп. По билетам: что и как брать?

    — А говорил, что я впустую трачу время! — Блайз гордо выпятил грудь и подмигнул брату. — Бери первый класс: я читал, что его пассажиров не досматривают.

    — Почему? — опешил сержант.

    — Дворняги считают, что богатые люди не могут быть преступниками, — пояснил Блайз. — Потому личного досмотра не будет. Только автоматическое сканирование. А его обманет жетон. Оружие не обнаружат.

    — Богатые люди не могут быть преступниками? Странный вывод… — удивился Чимбик. — Ладно, беги. Стой! Дай ай-ди.

    Блайз порылся в карманах, достал документы убитого Квигли, отдал брату и скрылся в толпе. Сержант, отойдя в сторонку, вынул жетон оперативника и с его помощью взялся за подделку документов. Примитивный ключ не был препятствием для куда более высокотехнологичного прибора, и пару минут спустя Чимбик стал обладателем документов на двух братьев — Джорджа и Леона Стьюгенботтхэдов. Фамилию умный прибор выбирал специально — чтобы труднее было запомнить на слух.

    Чимбик глубоко вздохнул, словно собираясь прыгнуть с вышки, и направился к кассе.

    — Мэм, — вежливо обратился он к сидевшей там девушке, — два билета на Новый Плимут.

    — Каким классом? — осведомилась та, оценивающе окидывая взглядом форму Чимбика.

    — Первым, мэм, — вежливо ответил репликант. — Сколько стоит?

    — Три сотни за билет, — ехидно улыбнулась кассир. — Денег хватит?

    — Да, мэм, — облегчённо кивнул Чимбик, не понимая причины такого поведения собеседницы. — Два билета, пожалуйста. Мэм, простите, вам какими монетами?

    — Какими угодно, — опешила девушка, по-новому глядя на солдата.

    Если раньше она видела в нём вояку, впервые вылетающего за пределы планеты, то теперь Чимбик казался ей богатеем, случайно угодившим в ополчение.

    «Видимо, патриот», — решила она, принимая деньги.

    — Ваши документы, сэр, — куда любезнее улыбнулась кассир, протягивая ладонь.

    Чимбик отдал ей поддельные ай-ди.

    — Пожалуйста, мистер Стьюгенботтхэд, — лучезарно улыбнулась кассир, возвращая репликанту документы с двумя яркими билетами в первый класс.

    — Спасибо, мэм, — поблагодарил Чимбик и вышел на улицу.

    Блайз появился минут через двадцать, когда Чимбик уже всерьёз начал беспокоиться за него.

    — А вот и я, — оповестил он, демонстрируя покупки.

    Репликанты торопливо отошли в проулок к внедорожнику.

    — Как прошло? — Чимбик немного расслабился и принялся упаковывать броню и оружие в один из новеньких тёмно-зелёных рюкзаков с логотипом какой-то местной компании.

    — Отлично. — Блайз устроился рядом, занятый тем же делом. — Сказал, что мне нужна одежда, в которой можно показаться в столице. Я такое в книге читал. Продавцы всё сами подобрали. Правда, — немного виновато добавил он, — я всё потратил.

    — Ничего, деньги ещё есть, — утешил его сержант. — Потом сумму скажешь, я в отчёте укажу.

    — Есть, — кивнул заметно повеселевший Блайз.

    Закончив сбор, репликанты быстро переоделись в новые вещи, оставшиеся аккуратно уложили поверх брони в рюкзаки.

    — Пошли, — скомандовал сержант.

    Подхватив багаж, репликанты спрятали лица за зеркальными массивными визорами и зашагали к терминалу. Сгрузив багаж на ленту автоматического транспортёра, сержант с некоторой нервозностью наблюдал за его путешествием под лучи сканера. Сейчас произойдёт сбой, жетоны оперативников, закреплённые на рюкзаках, не сработают и раздастся тревожный зуммер… Обошлось. Сканер приветливо моргнул зелёным, и багаж попал в руки расторопного служащего космопорта.

    — Сдадите в багаж или доставить в каюту? — с блеклой дежурной улыбкой поинтересовался тот у репликантов.

    — Сами донесём, — отмахнулся Блайз и взвалил рюкзак на спину.

    — Как пожелаете, — равнодушно согласился служащий и снял с ленты цветастый чемодан.

    — Это точно, — кивнул Блайз, и репликанты, минуя личный досмотр, с прочими пассажирами первого класса отправились за очередным работником космопорта.

    Справились жетоны и со сканером отпечатков пальцев, не нашедшего ничего странного в совершенно идентичных папиллярных узорах обладателей разных ай-ди. Система послушно выдала разрешение и совершила регистрацию на рейс. Затем безупречно вежливый стюард провёл репликантов к их местам в салоне первого класса. Проходя через бизнес-класс, репликанты увидели беглянок. Девушки восседали по обе стороны от своего спутника, беззаботно щебеча и не обращая внимания на окружающих.

    — Это так летают дворняги? — не сдержался Блайз, осторожно опуская поджарый зад в кресло, обтянутое белоснежной кожей.

    — Бесполезная трата ресурсов и пространства, — поделился мнением сержант, оглядывая салон со смесью любопытства и пренебрежения во взгляде. — Забили отсек бесполезным грузом и гордятся.

    — Дворняги, одним словом. — Блайз затянул страховочные ремни и уставился в иллюминатор.

    Их путешествие началось.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз