• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Холодная война Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток артефакты Санкт-Петербурга безопасность борь великаны. грядущая война информационная безопасность исламизм историософия история Санкт-Петербурга мгновенное перемещение в пространстве международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература физика философия футурология юмор
    Архив новостей
    «    Ноябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Михаил Тырин. Тайная комната

    В начале одиннадцатого, прорвав вялое сопротивление двух патрульных сержантов, к Бустову подскочил невысокий полноватый человек в оранжевой рубашке с зеленым галстуком.

    — Здравствуйте, я управляющий, — нервно проговорил он, вытирая платком пот со лба. — Когда, наконец, вы позволите нам открыть магазин?

    — Когда мы закончим осмотр, — без эмоций ответил Бустов.

    — Но когда? Вы поймите, покупатели у входа в недоумении, почти сотня торговых точек простаивает, это ведь какие убытки!

    — Еще раз повторяю, закончим осмотр — запускайте ваших покупателей, — Бустов отвернулся, чтобы закончить пустой разговор, но упрямый администратор не отставал.

    — Но ограбили всего лишь один единственный салон, какая необходимость парализовать весь торговый центр?

    Бустов повернулся к управляющему и заговорил так, чтобы тот понял — это его последнее слово:

    — Объясняю. Мы ждем кинолога. Если вы запустите толпу, собака не сможет работать. Кинолог будет через полчаса. На отработку здания понадобится минут двадцать. Итого через час можете возобновлять вашу торговлю. А пока будьте рядом, вы нам позже понадобитесь.

    Управляющий ушел куда-то на задний план, бормоча про безобразие и самоуправство. Бустов отправился в подсобку ограбленного магазина, где вовсю трудились два эксперта.

    Дактилоскопист уже собирал свой чемоданчик. На вопросительный взгляд Бустова он развел руками.

    — Чисто. Работали в перчатках хэбэ. Я изъял волокна, но... Да, и еще какая-то влага, может быть, слюна.

    — Ладно, принимается. А чем нас трасолог порадует?

    Второй эксперт, сидевший на корточках возле покореженного сейфа, оторвался от своих бумаг и посмотрел на Бустова с задумчивостью, которая тому как-то сразу не понравилась.

    — Тут есть о чем поговорить, — изрек он наконец.

    — Так говори.

    — При вскрытии использовались минимум три инструмента. Во-первых, газовая горелка. Во-вторых, пневматический циркулярный резак. И наконец, простая кувалда. Могу добавить, что действовал человек неумелый — все сделано очень грязно и нерационально. И видимо, делалось долго.

    — И что же выходит? Он тут всю ночь жужжал резаком и грохал кувалдой, а охрана не слышала?

    Трасолог пожал плечами. Потом добавил:

    — Внешние рольставни и дверь подсобки сломаны, видимо, домкратом, но это как раз дело быстрое и не слишком шумное.

    Бустов кликнул молодого опера Пичугина, который опрашивал охранников. Тот прибежал сию же минуту.

    — Да, Владимир Николаевич.

    — Слыхал, что у нас выясняется? Здесь грохот стоял, как в кузнечном цехе. А охрана, говоришь...

    Пичугин изо всех сил замотал головой.

    — Нет, Владимир Николаевич. Клянутся-божатся, что не спали, из здания не выходили, все делали по уставу.

    — И совсем ничего не слышали?

    — Ну, не совсем. Здание — оно гулкое, металлических конструкций много. Оно как бы дышит — температурные расширения всякие. Бывает, где-то что-то лязгнет, но они на такое внимания не обращают.

    — Ну уж нет, — подал голос эксперт. — Тут такой лязг должен был стоять, что мертвый бы проснулся.

    — М-да, чудеса, — Бустов задумчиво потер подбородок. — Поговорю-ка я сам с этими глухими секьюрити.

    — А меня не только вопрос их глухости удивляет, — сказал эксперт.

    — Очень интересно. Чем же еще удивишь?

    — А сам подумай. Кувалда, домкрат, газовая горелка с баллонами, да еще резак. Причем пневматический, то есть к нему нужен компрессор или баллон со сжатым воздухом. Все это хозяйство весит килограмм сто, двести. Чтобы сюда его пронести — через охрану, через турникеты... — эксперт беспомощно пожал плечами.

    — И тем не менее, он их как-то пронес, — проговорил Бустов. — А если их было трое-четверо?

    — Все равно, очень уж неудобная поклажа для такого дела. Да и не было их четверо, уже определили по следам. Один, совсем один.

    — А с чего ты решил, что резак был пневматический? Может, электрический — воткнул в розетку, и не надо никаких компрессоров.

    — Не-ет, — эксперт заулыбался, гордясь профессиональной зоркостью. — Электрический — он мощный. А тут явные и характерные следы остановок режущего круга. Когда посильней нажмешь, он останавливается, мощи не хватает.

    — На кой черт ему понадобилось брать маломощный и громоздкий инструмент, — проговорил вконец обескураженный Бустов.

    — Ты начальник — ты думай, — простодушно улыбнулся эксперт.

    Вскоре подошел сержант и негромко сообщил, что прибыл директор пострадавшего салона.

    — Очень хорошо, зови сюда, — кивнул Бустов. — И кликни следователя, будем материальный ущерб оценивать.

    Директором оказалась дамочка лет сорока пяти. Короткое черное платье, вызывающе-агрессивный макияж, скованная мимика, выдающая недавний визит под нож хирурга-косметолога. И, естественно, золотые наросты на ушах, на пальцах, на шее.

    Дамочка сдержанно плакала. Ее неумело утешал молодой человек боксерского вида. Молодой, но явно не сын и не телохранитель. Явно бойфренд.

    — Вика, ну, не плачь... Вика, ну, не расстраивайся... — монотонно повторял он.

    Увидев разоренный магазин, хозяйка с новой силой залилась слезами.

    — Вика, ну не плачь... — бубнил утешитель.

    — Давайте-ка успокоимся, гражданка, — хмуро предложил Бустов, у которого от женских слез всегда портилось настроение. — Посмотрите внимательно, что пропало, на какую сумму. Потом опишете украденные вещи.

    — А что описывать, они все в каталоге, — хозяйка более или менее справилась с эмоциями и достала из-под прилавка глянцевую книжицу. — Вот они, вещи. Эксклюзив, элитные украшения, очень дорогие и достаточно редкие.

    — Редкие? — сразу заинтересовался Бустов. — Прекрасно, легче будет искать.

    — А вы еще надеетесь их найти, — дамочка фыркнула и перестала всхлипывать. — Знаю я, как вы ищите. Вы — следователь?

    — Я начальник отделения по раскрытию имущественных преступлений, майор Бустов. А следователь сейчас к вам подойдет.

    — Может, найдете? — с надеждой спросила она, и опять всхлипнула. И вдруг взгляд ее устремился куда-то в угол. — Так, а это что?

    Она перевернула какую-то коробку, заглянула в нее, потом подняла взгляд на Бустова. Лицо ее выражало, ни больше, ни меньше, потрясение.

    — Вы только посмотрите... — ахнула она.

    Бустов подошел, оттеснив ринувшегося было вперед бойфрэнда. В коробке лежали наручные часы, около двух десятков штук. Некоторые в футлярах, некоторые просто так, россыпью. На Бустова они большого впечатления не произвели — часы как часы, без изысков. Он уже видел эту коробку, но не трогал, поскольку еще шел осмотр под запись.

    — Они не взяли «Хроновайзер», — проговорила оторопевшая мадам. — Они забрали все брошки и колечки, но не тронули часы.

    — И что это значит? — спросил Бустов.

    — Да вы знаете, сколько они стоят? — едва ли не шепотом произнесла хозяйка. — Они распотрошили сейф, забрали блестящие цацки, но пренебрегли «Хроновайзером»! Либо они были слепые, либо сумасшедшие.

    — Да и я бы не взял на их месте. По-моему, обычные часы, ничего особенного.

    — Значит, вы в часах понимаете не больше этих ворюг! О чем вы говорите! Люди, которые носят «Хроновайзер», не нуждаются в том, чтобы бриллианты во все стороны торчали. Их достоинство в другом!

    — Ну, что ж... это информация.

    — Какая еще информация?

    — К вам вломился, судя по всему, дилетант. Купился на вашу красивую вывеску, взял все блестящее, не разобрался в истинных ценностях...

    — И что мне с того, что он дилетант? — хозяйка проговорила это горестно, но с потаенной надеждой.

    — Я же говорил, легче будет искать.

    — Дилетант... Мерзавец он, а не дилетант! — дамочка хотела рассвирепеть, но вместо этого без сил упала на стул, с которого успела вскочить сидевшая не у дел продавщица. — Мерзавец и гнусный бандит! Вывеска, видите ли, понравилась. Мало ему черметовских лавочек по городу, надо ему обязательно в приличный салон... Да что он сделать сможет с моим товаром, его ж цыганам на рынке не очень-то сдашь.

    «И тем не менее, — подумал Бустов, — этот дилетант здорово нас всех озадачил. Ну, очень странный дилетант...»

    Наконец, подъехал кинолог. Грозная на вид, но совершенно невозмутимая немецкая овчарка легко взяла след по тряпке, забытой вором в чреве сейфа. Прямо от тряпки она устремилась на лестницу, поднялась на третий этаж и сделала стойку на тяжелый платяной шкаф в мебельном отделе.

    «Может, он и сейчас там сидит?» — с надеждой подумал Бустов.

    Такое бывало. Последнее время охрана кое-где даже ввела практику: перед постановкой объекта на сигнализацию проверять все помещения с собакой и вылавливать спрятавшихся в закоулках воришек. За последний год троих точно поймали.

    Шкаф был пуст. Если не считать нескольких кусочков грязи, отвалившихся, видимо, с обуви. И пары хлебных крошек. Вор успел отобедать, ожидая закрытия магазина.

    Кусочками и крошками занялся эксперт. А Бустов отвел в сторонку следователя и опера Пичугина, чтобы подбить первые итоги.

    — На первый взгляд все ясно, — сказал он. — Незадолго до закрытия вор прячется в этом шкафу, благо, место не на виду и камер наблюдения я тут не вижу. После закрытия выходит, делает свои гнусные дела и снова прячется здесь же. В восемь утра открывается кафетерий на первом этаже и еще несколько магазинчиков. Есть возможность смешаться с посетителями и спокойно уйти с хабаром. Потом пришла продавщица ювелирного, увидела сломанные рольставни и позвала нас.

    — Но было уже поздно, — завершил рассказ следователь.

    — И совершенно в эту схему не укладываются газовые горелки и пневматические резаки, — вздохнул Бустов. — Слушай, Пичугин, а вы там хорошо ходы-выходы проверили? Может, он после закрытия через какие-нибудь окна все втащил? Хотя, я так представляю, нужно целую стенку вынуть, чтобы столько барахла сюда пронести.

    — Все проверили, — с готовностью отозвался опер, — служебные двери, окна, крышу, люки, коммуникации. Ничего не вскрыто, не сломано, сигнализация не нарушена. Негде было ему пронести, Владимир Николаевич.

    — То есть вошел легально, через общий вход. И с горой железа на спине. Не понимаю. Хоть убейте. Что-то вы не досмотрели.

    — Ну, сами посмотрите, — обиделся Пичугин.

    — Посмотрю. В сказки я не верю, значит, должно быть простое и понятное объяснение. Может, тут свое оборудование имелось? Отдел хозтоваров, инструментов каких-нибудь...

    Оба собеседника дружно покачали головами. Хозтовары тут имелись, но автоген не продавался — это точно.

    Бустов потратил-таки казенное время, чтобы самолично обойти закоулки огромного магазина. Управляющий его сопровождал, попутно рассказывая, какое уважаемое заведение он представляет, какие хорошие люди им руководят и вообще, как все здорово тут устроено. Так уж повелось: любой управленец перед лицом контролирующих органов становится на задние лапки и перекрашивается в нежно-розовый цвет.

    Тут еще дамочка, хозяйка ограбленного салона сообразила, что майор Бустов — ее единственная надежда вернуть свои эксклюзивные сокровища, нажитые, несомненно, непосильным трудом и «этими вот руками». Она семенила за ним и не скупилась на слова и обещания: написать благодарственное письмо генералу, сделать ремонт в райотделе и даже похлопотать через нужных людей о присвоении досрочного звания.

    «Срал я на твои звания, — хмуро думал Бустов. — Когда кому-то надо украденные деньги вернуть, я для них и бог, и герой. А сейчас вот вернусь в отдел — там десять начальников, и каждый норовит раком поставить. А тут еще не знаешь, у кого денег занять до получки. И сосед-одноклассник, хозяин пивного ларька, то и дело глядит с жалостью. Вот и разберись — бог ты или неудачник».

    И все-таки неудачником быть не хотелось. Что бы поддержать себя морально, Бустов, закончив свои следственные мероприятия, зашел в дорогое кафе и выпил хорошего крепкого экспрессо. Эта мимолетная причастность к иному стилю жизни его ненадолго взбодрила.

    — Какие соображения, Пичугин?

    Опер поднял взгляд от бумаг и деловито потер ладошки.

    — Да очень простые, Владимир Николаевич. Под охрану надо копать. Без них не обошлось, уверен.

    — Прямо вот уверен?

    — Сами же говорите, что все эти газорезки в потайном кармане не пронесешь. Да и шум они должны были слышать. А еще я думаю, продавщицу надо пощупать.

    — Да, я бы ее тоже после работы пощупал...

    — Да я не про то, — с досадой отмахнулся Пичугин. — Я вот думаю: почему часы не взяли? Все-таки это часы, вещь дорогая. Их всегда берут, даже дешевые, и даже при уличном гоп-стопе снимают.

    — Тебе же объяснили — не разобрался налетчик.

    — А мне кажется, специально оставили. Чтоб нас запутать. Чтобы мы подумали, что лох ушастый там был. Тем более, часы сбыть труднее. И продавщица вполне могла эту схему провернуть с кем-нибудь на пару.

    — Доводы твои запутаны и не слишком убедительны, Пичугин. Ну ладно, кое-что допускаю. Даже насчет охранников. Сам ими и займешься. У меня и без этого золота дел до черта.

    — Владимир Николаевич, я-то займусь, а кто сбыт отслеживать будет?

    — Эх, Пичугин, за все-то ты волнуешься, как за свое... Не волнуйся. Есть у нас, кому сбытом заняться.

    Указание взять на контроль городские скупки драгметаллов прозвучало на следующий день на утренней планерке. Но результат проявился даже раньше, чем его ждали.

    После обеда к Бустову заглянул Лущенко, опер из БЭП, и с торжествующим видом сказал:

    — Подарочек для тебя, Николаич.

    — Ну, так дари.

    — Не за так. Раскрытие на нас запишешь.

    — Все у вас, у «колбасников» не за так. Даже подарки продаете.

    — Это оч-чень хороший подарочек, — опер выглянул в коридор и сказал «заходи».

    В кабинет вошел верзила в черном кожане. Лицом он был хмур и неприветлив, сложение выдавало профессиональную спортивную подготовку.

    — Наш давний друг, зовут Леня, — представил его Лущенко. — А вот и подарочек.

    Он осторожно развернул маленький бумажный сверток и выложил на стол тяжелую золотую брошь, украшенную крупными рубинами. Бустов немедленно достал каталог и сразу нашел в нем такую же.

    Подарочек и в самом деле удался.

    — Ну, рассказывай, Леня, — сказал он.

    — Ну, чо, у меня палатка на рынке — металлоремонт и скупка лома. Мужик сегодня приходит, показывает, спрашивает, сколько дам. Я посмотрел, взвесил, говорю, пятак даю. Он — чего так мало. Я — скупаем по цене лома. И плюс камни. Ну и все. И я с этой цацкой сразу к Иванычу, — он покосился на Лущенко.

    — Какой ты честный, Леня, — подивился Бустов. — Отдал кровных пять штукарей, а товар государству подарил. Комсомолец, наверно.

    — А чо, пять штукарей вы мне вернете, когда возьмете этого фраерка.

    — Вернем, я обещал, — подтвердил Лущенко.

    — Я ж знаю, — продолжал Леня, — где навар, а где геморрой. Мне таких проблем не надо, у меня легальный бизнес. Я лучше лишний раз вам помогу, а вы мне, случись что, подсобите.

    — Подсобим, — ухмыльнулся Лущенко.

    «Ну, надо же, бизнес у него легальный, — подумал Бустов. — Интересно, от какой статьи его Лущенко отмазал, чтобы таким ручным сделать?»

    — Ладно, описать его сможешь? — спросил он.

    — Ну, могу. Мелкий такой, плешивенький... Лет, может, пятьдесят, или поменьше... А чо описывать, он завтра опять придет.

    — Как?! — оторопел Бустов.

    — Ну, так. Я ж ему говорю — еще есть? Он — есть. Я — ну, приноси сразу все, сторгуемся.

    — Леня! — с восхищением воскликнул Бустов. — С этого ж надо было начинать! Вернем мы тебе твои пять штукарей, да еще значок дадим в придачу — «Юный друг милиции».

    — Ну, точно — лох! — изумился Пичугин, узнав последние новости. — Таких лохов еще поискать надо. Это надо же, отбомбить ювелирку — и тут же нести все на рынок. Странно еще, что он объявление в газету не дал.

    — Н-да, странно, — пробормотал Бустов. — Слишком все легко. И это самое странное.

    — А может, наркоман или алкаш? По поведению — самое оно.

    — У наркоманов и алкашей профиль другой, Пичугин. Они ювелирные салоны не грабят. Они больше по дачам и гаражам. Да медную проволоку со столбов срезают. Хотя, ведь тоже цветной металл...

    — Ну, даст Бог, завтра закроем дело, — воодушевился опер. — Мне больше всего узнать не терпится, как он сейф сумел втихаря порвать. Может, у него кувалда с глушителем?

    Приятно готовить и проводить операцию, которая заведомо проста. Всего-то надо прихватить немолодого щупленького воришку, да еще и неопытного. Зато в активе будет раскрытие резонансного преступления, возмещение колоссального ущерба и прочее.

    Бустов все же подстраховался и выпросил у начальства усиление. Ему дали двух молодых оперов, которые еще с утра заняли позиции на рынке под видом торговцев солнечными очками.

    На Леню повесили радиомикрофон, и сидящий в машине Бустов мог слушать все, что творится в его палатке. Да еще и записывать. Лене также было дано указание: при появлении клиента громко сказать «У нас покупатель всегда прав». Но не сразу, а только когда тот «засветит» товар.

    Операция проводилась втайне от милиции, обслуживающей территорию рынка. Бустов называл этих людей не иначе как «продажные говнюки» и не верил им ни на грош. В этом была доля риска. Рыночные менты могли заметить новые лица — тех самых молодых оперов, стоящих на подстраховке — и наехать на них по любому поводу, сорвав всю конспирацию.

    Но еще больше был риск, что «продажные говнюки» растрезвонят про мероприятие по всем каналам. Ни одно крупное дело с их участием не заканчивалось успешно.

    Около полудня Пичугин, поставленный на наблюдение, передал по радио:

    — Приближается клиент, похож по описанию.

    — Всем приготовиться, — скомандовал Бустов.

    Он пытался услышать, что происходит в палатке у Лени, но слышал лишь невнятное бормотание, да прочие посторонние шумы.

    Наконец Леня дурным голосом продекламировал: «А у нас покупатель всегда прав!»

    Бустов схватил рацию:

    — Второй, на сближение. Третий, четвертый — полная готовность!

    Сам он выскочил из машины и, расталкивая народ, помчался к палатке на помощь Пичугину. На месте он застал следующую картину: опер придавил к полу малорослого тщедушного гражданина в затертых джинсах и пытался завести ему руки за спину. Тут же валялся кожаный портфель самого помойного вида.

    Бустов, снимая с ремня наручники, бросился на помощь оперу. Неожиданно подозреваемый каким-то непостижимым образом вывернулся из-под Пичугина, откатился, схватил портфель и бросился к выходу. Но там уже стояли ребята из усиления.

    Тогда он метнулся обратно в палатку, зачем-то забежал за прилавок и забился в угол, прижав портфель к груди. Леня наблюдал за всем этим действом с невозмутимостью, достойной античных статуй.

    — Ну, все, хватит! — скомандовал Бустов. — Давай баул и протягивай сюда хваталки, — он потряс в воздухе наручниками.

    Задержанный как-то сразу сник и безропотно капитулировал.

    — Что за хреновина! — Бустов стоял с открытым портфелем в руках и изумленно хлопал глазами. — Леня, я не понял...

    — Было! — Леня был изумлен не меньше. — Было рыжье, я ж не дурак, я ж САМ видел! Полный чемодан цацок и бирюлек! Я ж САМ видел!

    Никакого золота в портфеле не оказалось. Только пара толстых потрепанных книг, футляр от очков, замызганная пластиковая бутылка, драный зонтик и еще почему-то ржавые плоскогубцы.

    — Я САМ видел! — божился Леня. Он был слегка напуган. Словно на его глазах куча драгоценностей превратилась в кучу дерьма.

    Бустову же виделась иная картина. Ему сразу подумалось, что Леня с этим старым проходимцем обделали свои дела, хорошо спрятали товар, а уж потом была произнесена кодовая фраза. 

    Только когда он мог успеть? И в чем смысл?

    — Всех — в райотдел, — распорядился он. — Палатку обыскать и простучать всю до последнего гвоздя.

    Он поймал взгляд Пичугина. Взгляд был еще более испуганным, чем у Лени.

    Пичугин, как выяснилось, тоже успел увидеть золото.

    Задержанный сидел на стуле, жалкий и скукоженный, как подбитая птица. Он с унынием смотрел в окно сквозь решетку и крайне вяло реагировал на сигналы извне.

    — Драницкий Сергей Сергеевич, — проговорил Бустов, разглядывая паспорт.

    — Что? А, да... — прошелестел неживой голос.

    — И вам, действительно, тридцать пять лет?

    — Что? А, да, тридцать пять...

    Бустов недоверчиво хмыкнул. Задержанный выглядел на все пятьдесят. Впрочем, стресс — штука непредсказуемая. Многие люди, оказавшись здесь, имеют бледный вид и даже выглядят старше.

    Но не настолько же, подумал Бустов.

    У него даже возникли сомнения в подлинности паспорта, но никаких следов подделки он пока не разглядел. А уж на эти вещи глаза у него были натренированы прекрасно.

    — Ну, ладно, Сергей Сергеевич, хватит тут дурака валять. Рассказывай, куда успел так шустро золотишко скинуть.

    — Да какое золотишко! — Драницкий на секунду ожил. — Вы тут все просто помешались на каком-то золоте. Я тут при чем?

    — А вот так со мной разговаривать не надо, — спокойно, но внушительно проговорил Бустов. — Продавец видел у тебя золото, и сейчас он дает показания в соседнем кабинете. Более того, наш сотрудник успел разглядеть в портфеле ювелирные изделия, которые ты принес продавать.

    — Ничего я не собирался продавать. Я вообще туда зашел зонтик починить...

    — Глупо отрицать, когда двое свидетелей видели у тебя золото. Двое! И один из них — наш сотрудник, который галлюцинациями точно не страдает. Что скажешь, Сергей Сергеевич?

    — Не знаю я никакого золота. Показалось вам с перепуга, вот что я скажу. Помешались просто на золоте... — и он снова с тоской уставился в окно.

    Бустов протяжно вздохнул. Прошелся по кабинету, закурил. Собственно говоря, предъявить этому типу было нечего. Если не расколоть прямо сейчас — придется отпускать. Прямо мистика какая-то.

    Бустов ждал звонка от Пичугина, который в спешном порядке отбыл на обыск квартиры Драницкого. Был немалый шанс, что там что-нибудь да найдется.

    — Ты где работаешь-то, Сергеич?

    — Я? Инженер в проектном институте.

    — И что проектируем?

    — Я ничего не проектирую. Так, ремонтирую всякую ерунду.

    — И что же ты, инженер, не смог сам себе зонтик починить?

    — А я не по зонтикам инженер, а по тепловым системам.

    Бустов никак не мог понять, что чувствует задержанный. Он уже давно научился видеть людей насквозь и понимать тончайшие линии их поведения. Драницкий же был загадкой. Не поймешь: то ли он в самом деле не понимает, чего от него хотят, то ли уверен в недоказуемости и мастерски корчит из себя пришибленного дурачка.

    Разговор повисал в воздухе. Бустову нечего было спросить, а задержанный и не собирался ему помогать.

    Оставался еще один туз в рукаве, серьезный, как считал Бустов. Впрочем, он сейчас ни в чем не был уверен. Потому что четко видел: дело обрастает неприятными сложностями, и успешное его завершение, похоже, откладывается. И пресловутый туз неумолимо терял в весе.

    Доставать, не доставать?

    А, достану! — решил, наконец, Бустов.

    Он открыл сейф, бережно извлек вчерашнюю брошь, уже упакованную в полиэтилен.

    — Знакомая безделушка?

    Драницкий глянул мельком. В глазах, вроде, что-то мелькнуло, но тут же пропало.

    — Не знаю, — буркнул он. — У меня таких вещей сроду не водилось.

    — А может, наконец, завелись?

    — Оставьте меня в покое, никакого золота у меня нет и не было, кроме единственной коронки во рту.

    «То, что эту вещь он вчера продал Лене — факт доказанный и не требующий признания, — размышлял Бустов. — Но то, что именно он ее украл — на этот счет ничего пока нет. И не предвидится. Нашел, да и все. Если только повезет, и лох поведет себя как положено лоху. Подарит, например, одну из цацок какой-нибудь подружке. Если уже не подарил...»

    Впрочем, Бустов уже признался себе, что единственно верный способ в создавшемся положении — малость запрессовать мужичка «специальными методами». А много и не потребуется — персонаж на вид хлипкий, и долго не продержится.

    С этической точки зрения «специальные методы» оправданы. Драницкий попался едва ли не с поличным, и теперь с непозволительной наглостью пудрил милиции мозги. За такое принято наказывать...

    — Владимир Николаевич, деньги нашли! — радостно прокричал в трубку Пичугин. — Три с половиной тысячи!

    — И это все?

    — Больше ничего. Квартирка, надо сказать, нищая. Телевизор черно-белый, обои драные и вообще...

    Бустов с досадой опустил трубку. Деньги сами по себе ничего не значат. Даже если Леня опознает их как свои и покажет листок с переписанными номерами купюр. Деньги они и есть деньги. Был бы чемодан с долларами, тогда другое дело, а так...

    — Черт знает что! — в голос выругался Бустов.

    Еще утром они почти поздравляли себя с успешным окончанием расследования, а через полчаса следователь подпишет постановление об освобождении Драницкого из-под стражи. Ничего себе лох... Бустов воспользовался своим авторитетом и убедил начальство, что речь идет о коварном и опытном преступнике, который надеется водить за нос всю криминальную милицию.

    Начальство такого расклада потерпеть не могло и санкционировало наблюдение за освобожденным из-под стражи Драницким. Не успел он отойти на сто метров от райотдела, а в хвост ему уже пристроился неприметный сотрудник в штатском.

    Вечером Бустов получил первый отчет: подозреваемый пошел домой, побыл там полчаса, вышел в магазин, купил молока и пельменей, после чего вернулся в квартиру и более не выходил.

    «А что было ожидать? — сказал себе Бустов. — Что он сразу помчится выпрятывать из загашника свое золото? Нет, не будет этого. Он, может, и лох, но не настолько».

    На следующий день он отправил Пичугина собирать на Драницкого досье. Хотелось понять, что он за человек и что от него ожидать. Бустов бы не удивился, узнав, что подозреваемый — никакой не инженер, а на самом деле прожженный медвежатник с длинным хвостом криминальных приключений.

    Пичугин ничего сногсшибательного не накопал.

    Да, действительно, Сергей Сергеевич Драницкий, уроженец райцентра такого-то, приехал на ПМЖ в таком-то году, поступил в институт. Учился средненько, но экзамены сдал неожиданно хорошо, вернее, отлично. Поступил работать в НИИ, уволился, ушел на завод, проработал пять лет в должности мастера участка. Женился, развелся... И далее в том же духе. Обычная серая жизнь, каких миллионы.

    Бустов впервые задал себе вопрос — может, Драницкий ни в чем не виноват? Может, это, действительно, какая-то фатальная ошибка?

    Прошло три дня. Пару раз названивала дамочка из салона, интересовалась, когда вернут ее драгоценности. Разок побеспокоило начальство: долго ли еще отвлекать людей на слежку за скромным тихим горожанином, не проявляющим криминальных наклонностей.

    Бустов начинал потихоньку беситься. Самое скверное, что он не мог сосредоточиться на других делах, пока над душой висела эта проклятая история.

    Долгожданный звонок застал его дома после ужина.

    — Владимир Николаевич, он завтра собирается уезжать, — сообщил агент наружки. — Только что заехал на автостанцию и купил билет на девять утра.

    «Попался, голубчик, — Бустов радостно потер ладоши. — Поехал продавать золотишко в другой город».

    Осталось только позвонить в дежурку и заказать на утро машину. Ну и, конечно, Пичугина разыскать.

    Утром Бустов лично проследил, как Драницкий садится в автобус. Выглядел он как типичный забитый жизнью русский интеллигент — грустный, сгорбленный, плохо одетый. И тот же самый обшарпанный портфель опять был при нем.

    Никак не подумаешь, что этот задохлик — обладатель целой кучи драгоценностей и вор немалого масштаба.

    — Как бы не сорвалось, Владимир Николаевич, — беспокоился Пичугин. — В прошлый раз вон как готовились — и все к черту полетело. А мы тут с вами вскочили ни с того, ни с сего, без поддержки, без плана.

    — Некогда планировать, Пичугин. Работать надо.

    — Владимир Николаевич, может, обгоним его, договоримся с гаишниками, чтоб автобус остановили и вывели его под белы ручки вместе с портфелем, а?

    — А если он опять пустой? А если у него сообщник? Нет, Пичугин, брать будем только при сбыте, чтоб наверняка. И только после того, как я сам цацки увижу.

    — Так спалит он вас! Лицо-то уже знакомое.

    — Будем стараться, чтоб не спалил.

    Драницкого водили по городу два утомительных часа. Вели по всем правилам — меняясь по очереди, поддерживая связь по радио, даже в меру возможностей переодеваясь.

    Бустов за эти два часа вымотался, словно отпахал целую смену на разгрузке угля. Молодой Пичугин пережил все легче, для него это было просто приключение.

    Сомнениям уже не было места — подозреваемый точно собирался сбыть золото. Он ходил от антикварной палатки к ломбарду, от ломбарда к скупке, что-то спрашивал, что-то записывал. Легко было догадаться, что именно.

    Бустову и Пичугину с большим трудом удавалось быть с ним рядом и оставаться неузнанными. Наконец, Драницкий дал себе отдых — а заодно и приморившимся операм.

    Он уселся в скверике с хотдогом и бутылкой газировки, достал калькулятор и принялся что-то вычислять, сверяясь со своими записками.

    — Навар считает, сволочь, — сказал на это Пичугин.

    — Это хорошо, — отозвался Бустов. — Значит, этап сбора информации он закончил. Готовься к решительным действиям.

    И в самом деле, Драницкий бодренько встал, выбросил в урну недопитую бутылку и куда-то зашагал.

    — Кажется, час близок, — пробормотал Бустов.

    Как и следовало ожидать, Драницкий отправился в один из уже изученных пунктов приема драгметаллов, где, судя по всему, сулили самую высокую цену.

    Это была небольшая ювелирная мастерская, которая занималась и ремонтом, и скупкой, и комиссионной продажей. Бустов отправил Пичугина вперед — обогнать подозреваемого, оказаться в мастерской раньше него и тихонько встать где-нибудь спиной ко входу, а еще лучше затеряться среди посетителей.

    Пичугину повезло — мастерская делила помещение с пунктом видеопроката, где всегда кто-то слонялся среди витрин. Замаскироваться не представило труда.

    Бустов дождался, пока Драницкий войдет, и, немного выждав, тихонько скользнул за ним. Почти сразу он встретился взглядом с Пичугиным. Тот энергично и выразительно закивал головой — мол, все сходится.

    Бустов и сам уже все видел. Драницкий что-то тихо говорил и крутил перед носом у ювелира раскрытой бархатной коробочкой, в которой поблескивали большие платиновые серьги. Ювелир уважительно кивал.

    Бустов обратил внимание на портфель — свободной рукой Драницкий бережно прижимал его к боку. Портфель нужно изъять в первый же момент задержания, чтобы подозреваемый даже не успел подумать о том, чтобы снова сфокусничать.

    — Работаем! — тихо скомандовал он Пичугину, и через несколько секунд опер привычным движением припер Драницкого к стенке, а Бустов моментально завладел портфелем.

    Ювелир испуганно отпрянул за витрину — сцена перед его глазами больше всего напоминала грабеж. Тем более, что вид у жертвы был соответствующий — во взгляде Драницкого смешивались дичайший испуг и непомерное удивление.

    — Спокойно, граждане, — громко сказал Пичугин. — Работает уголовный розыск.

    Он освободил одну руку и полез за удостоверением.

    Лучше бы он оставил это Бустову. Драницкий почувствовал, что его держит только одна рука, совершил немыслимый рывок с переворотом и в мгновение ока оказался возле Бустова, вцепившись в портфель.

    Неясно было, на что он надеется, вытворяя эти странные вещи в присутствии двух здоровяков-сыщиков.

    Бустов не успел даже предположить, потому что в следующее мгновение оказался в полной темноте.

    Первая мысль была проста и естественна — получил по голове. Даже не важно от кого. Главное что получил, отключился и так далее.

    Но, странно дело, голова ни капельки не болела. Она лишь кружилась, как часто бывает, когда кругом тьма, и взгляду не найти ориентир для удержания равновесия.

    И на слезоточивый газ не похоже, хотя он тоже в некоторой степени слепит.

    Бустов чувствовал свое тело, оно нигде не болело. Он попробовал осторожно присесть, чтобы нащупать рукой пол — ему нужна была хоть какая-то опора.

    Пол имелся. Холодный и шершавый, как старый цемент.

    Через минуту Бустов уже точно знал: он здоров, он сам стоит на ногах, он способен нормально двигать членами и перемещаться. Версия, что он лежит в больнице с завязанным лицом, не подтверждалась.

    Одна загвоздка — эта необъяснимая темнота, которая навалилась так быстро и вероломно, словно кто-то выключил весь свет в мире. В том числе солнце. В природе такой темноты не бывает, потому что всегда где-то что-то отсвечивает. Эта темнота была гробовая.

    — Пичугин! — позвал Бустов, поразившись, как малодушно дрогнул собственный голос.

    В ответ — тишина. Впрочем, где-то за спиной послышался слабый шорох. А может, показалось...

    Бустов сел на корточки, пытаясь собраться с мыслями. Он все же склонялся к мысли, что по какой-то причине ослеп. Ну, не бывает на свете такой моментальной и такой кромешной темноты.

    Тут пришла запоздалая светлая мысль. Бустов лихорадочно полез в карман и выхватил зажигалку. Один щелчок — и перед глазами вспыхнул красноватый язычок пламени.

    Бустов невольно издал шумный вздох облегчения. Он не ослеп — это уже какая-то определенность.

    Пламя озаряло крошечное пространство вокруг себя — сантиметров шестьдесят-семьдесят. Далее свет вяз во мраке. Единственное, что Бустов смог увидеть — это пол под собой. Действительно, серый и шершавый, похожий на бетон.

    Зажигалка перегрелась и погасла. Бустов сунул было ее в карман, но промахнулся, и его единственный источник света вылетел из пальцев. Майор дернулся, чтобы поймать падающую вещь, но та стукнулась о ботинок и отлетела куда-то во тьму, сухо ударившись о каменный пол.

    Бустов мысленно выругался на себя самыми грязными словами. Нельзя быть таким недотепой, даже если вокруг творится светопреставление.

    Он опустился на колени и пополз в направлении звука, тщательно ощупывая шершавый камень. Он ползал довольно долго, но безуспешно. Теперь он выругался в полный голос.

    И вновь ему послышался какой-то шорох. И не только шорох, но и слабый смешок.

    Бустов затих. Он решил весь превратиться в слух, чтобы распознать — действительно ли кто-то поблизости шуршит и посмеивается. Или это галлюцинации.

    Несколько минут он вслушивался, но тишина не нарушилась.

    Успокоившись, он возобновил попытки найти зажигалку. Попутно клял себя за то, что оставил в машине мобильник — его светящийся голубой экран был бы сейчас немалым подспорьем. Впрочем, телефон он не брал сознательно — чтобы случайный звонок не привлек внимания подозреваемого.

    Не прошло и минуты усердного ползанья, как голова с мягким стуком во что-то ткнулась.

    Бустов от неожиданности шарахнулся назад, но никто на него нападать не собирался. Это были картонные коробки, сложенные здесь неведомо кем.

    Осторожно, стараясь ни во что не вляпаться и не пораниться, Бустов ощупал находку. Он обнаружил с десяток консервных банок и запечатанные пакеты с чем-то сыпучим, вроде крупы.

    «По крайней мере, с голоду не умру», — подумал он, но вдруг разозлился. Какой еще голод! Ночевать тут, что ли?

    «Если есть пол, значит, найдутся и стены, — рассудил Бустов. — Стало быть, есть и дверь, которую можно открыть. Это какой-то чертов склад или ангар, и я отсюда выберусь. А затем уже кропотливо выясню, как я сюда попал, и кому в этой связи быть подвешенным за яйца».

    Он решил, что хватит тут ползать. Надо двинуть наугад по прямой, пока не попадется стена.

    Он двигался довольно долго, но никакой стены не нашел. Вместо этого снова наткнулся на картонные ящики. Теперь уже другие, внутри лежало какое-то тряпье.

    Бустов протяжно вздохнул и уселся на пол — отдохнуть и привести нервы в порядок. Он, несмотря на активность, начал немного зябнуть. И воздух тут был какой-то мертвый и колючий, словно пылью дышишь. Впрочем, пока все это можно было перетерпеть.

    «Ерунда какая-то, — думал Бустов, — Должна быть стена. То ли я по кругу мотаюсь, то ли самое неудачное направление выбрал».

    Он убедил себя, что исследовал не так уж много пространства. В самом деле, когда ощупываешь и проверяешь в темноте каждый шаг, малые расстояния могут казаться огромными. Надо просто продолжить поиск.

    Он продолжил поиск, потом прекратил, и снова начал. Прошло несколько часов, а он так и ползал в кромешной тьме, где совершенно ничего не менялось.

    Наконец он, выбившийся из сил, напуганный и одновременно возмущенный, остановился отдохнуть возле очередной груды ящиков. В одном из них нашелся блок сигарет, только вот никакого источника огня не было.

    Бустов неподвижно сидел на каменном полу и глядел в темноту. Она, казалось, еще больше сгущается, хотя, куда уж больше. Она словно обретала вес и плотность.

    И еще казалось, что в ней вязнет даже само время.

    — Начальник!

    Бустов прямо-таки вскочил, чувствуя бешеное сердцебиение.

    — Начальник, эй, ты где?

    Не показалось. Действительно, из темноты его звал голос.

    — Кто здесь? — крикнул Бустов.

    — Свои, не бойся. Здесь чужих нет.

    — Драницкий, — выдохнул Бустов. И безжизненно добавил: — Сука.

    — Нагулялся, начальник? — спросил Драницкий.

    — А я, думаешь, гуляю?

    — Ну, ходишь туда-сюда, ищешь чего-то...

    — Что это за место? И как я здесь оказался? — Бустов чувствовал ярость и готов был порвать Драницкого пополам. Но еще сильней была радость от того, что этому кошмару, очевидно, приходит конец.

    — Начальник, придется тебе меня отпускать. Потому что доказательствов у тебя опять нету.

    — Я тебя отпущу только на зону, урод.

    — Не ругайся, а послушай. Обещай меня больше не мурыжить, отпущу тебя обратно.

    — А не пообещаю, то что?

    — Да ничего. Сиди тут, сколько влезет.

    — Ох, какой ты деловой, Драницкий. Не боишься, что меня искать будут, и твоя персона первым номером в этом поиске встанет?

    — А пускай ищут. Тут не найдут. А с меня какой спрос?

    У Бустова появилась мысль — не подобраться ли поближе, чтобы ухватить эту сволочь за горло и душить, пока не взмолится. Он никак не мог определить, сколько до Драницкого шагов — голос звучал словно над самыми ушами.

    — Слушай, начальник, я тебе одну вещь скажу сразу — ты без меня отсюда не вылезешь. Вообще не вылезешь, никогда. Вот честное слово.

    — Я и не из таких мест вылезал, — огрызнулся Бустов.

    — Да нет же! Не веришь, да? Ну, тогда посиди тут денек подумай. Поползай на коленках, поищи выход.

    — А не боишься, что будет, когда найду?

    — А не найдешь. Вот, хочешь, даже фонарь тебе оставлю. И ищи хоть до посинения.

    «Что он несет, — промелькнуло в голове Бустова. — как это можно не найти выход с фонарем? Вроде, не лабиринт, не яма. Скорей всего, какой-нибудь огромный гараж, цех или ангар».

    Впрочем, сразу подумалось, что для ангара здесь слишком глухие звуки. Не хватает гулкого эха.

    — Эй, чудила! — позвал Бустов. — Ты зачем магазин-то разбомбил? Вроде, на уголовника не похож.

    — А я никакой не уголовник, — моментально отозвался Драницкий. — И никаких магазинов не знаю. Почудилось тебе.

    — Да ладно уж брехать... Я в твоих руках сам железяки видел — те самые, из каталога.

    — Ничего не знаю. Не было никакого магазина.

    — Ну, это мы быстро выясним. Что это за место? И как ты меня сюда приволок? Рассказывай давай. 

    — Может, и расскажу. Но ты пообещай, что трогать меня больше не будешь. Оставишь в покое, и больше я тебя не увижу.

    — Ты вор, и ничего я тебе обещать не собираюсь.

    — Ну, дело твое, начальник. Оставайся тут еще подумай. Вот тебе фонарь, пока я добрый...

    Раздался щелчок, и темноту рассек луч света. Бустов успел разглядеть, как тщедушная фигурка метнулась от света и моментально растаяла в темноте. Звук быстрых шагов быстро сошел на нет.

    — Сука, — сплюнул Бустов.

    Ему было горько осознавать, что он попал в зависимость от какого-то недотепы. Причем в глупейшую зависимость.

    Впрочем, о полной зависимости думать рано. С фонарем поиск выхода должен значительно ускориться.

    У него ничего не вышло. Фонарь был мощный — целый прожектор с девятивольтовым аккумулятором. По логике, луч должен был прямо-таки пронзить тьму и упереться в ближайшую стену.

    Но он не пронзил тьму, а увяз в ней. Бустов шел, освещая дорогу перед собой, светил в стороны, вверх, но ничего не видел. Разве что, попалась очередная груда ящиков, к которым он не стал даже подходить.

    Он сначала шел, потом побежал — должен ведь когда-то кончиться этот ангар?

    Потом у него иссякли силы. Не физические — душевные. Он впал в отчаяние. Размахнулся, швырнул фонарь об пол и упал на колени, сотрясаясь от истерического плача.

    Он считал, что его никто не видит, но ошибался.

    — Начальник! Да ладно тебе так убиваться. И фонарь бить незачем было, он, между прочим, шестьсот рублей стоит.

    Бустов вскочил.

    — Сволочь! Что ты со мной сделал, тварь! Я тебя на куски порву, скотина.

    — Ну-ну, тихо, пожалуйста. Нельзя так ругаться. А то опять уйду.

    Бустов моментально затих. Он не хотел, чтобы Драницкий уходил. Одиночество уже грозило сумасшествием.

    — Уймись, начальник. Все будет хорошо, только пообещай меня отпустить.

    Бустов лег на спину, раскинув руки. Сквозь пиджак чувствовался холодок от пола, и это его поддерживало. Хотя бы какой-то материальный предмет в этой непроглядной вечной ночи...

    — Где я? — спросил он совершенно мирным тоном.

    — Вот на этот счет, признаться, я и сам плохо соображаю, — со вздохом ответил Драницкий.

    — Что значит, «плохо соображаю».

    — То и значит... Ну, считай, что мы по ту сторону света. Тут, кроме тьмы, ничего нет. И еще мы с тобой.

    — Я не понимаю.

    — И я не понимаю. Хочешь, расскажу быстренько, в двух словах. Хотя, тут нам с тобой торопиться некуда.

    — Расскажи.

    — Ну, ладно. Помнится, мне лет четырнадцать было. Шел я домой вечером, собака на меня выскочила и загавкала. Я перепугался так, что никаких слов нет. Вдруг смотрю — нет собаки, нет улицы, ничего нет. Только темень одна. И, в общем, вот так я оказался здесь. Ну, понятное дело, тут я еще больше перетрусил. Дернулся туда, сюда — ничегошеньки не понимаю. Потыркался, подергался, и как-то — раз! — обратно выскочил, на улицу. И собака здесь же — заскулила, да побежала прочь.

    Ну, я по такому делу с ума сходил недели две. Ходил, думал — не почудилось ли? Как-то раз отвлекся, задумался — опять я тут. Но теперь уже пугаться не стал. Все тут обошел, проверил — нету ничего. И скоро я уже научился сам, по своей воле сюда нырять.

    — Как?

    — Не знаю, как. Как глазом моргнуть — захотел и моргнул. И я так же — захотел и нырнул сюда. Сначала развлекался, потом начал думать, какую пользу найти. А польза-то простая — есть у меня эдакая тайная кладовка, где я могу прятать вещи на любой случай жизни! И в любое время их доставать.

    — Я понял, — проговорил Бустов. — Вот ты как от золота избавился. И газорезку в магазин пронес. Здесь ее спрятал, а там достал, так?

    — Про магазин не будем, — обиделся Драницкий.

    — Слушай, а где ж мой Пичугин?

    — А он все там же. Стоит, тебя дожидается.

    — Как это, стоит? Сколько ж ему там стоять? Я тут не один час уже ковыряюсь.

    — Сколько тебе надо, столько и будет стоять. Штука вся в том, что там время не движется, пока мы здесь. Ну, как тебе сказать... В общем, откуда мы пришли, туда и вернемся. В то же место и в ту же секунду. И сиди тут хоть неделю, никто не заметит, что нас не было.

    — Так ты и сейф сюда притащил! — осенило Бустова.

    — Какой еще сейф?

    — Сам знаешь, какой. Из магазина который. Ты его здесь разделывал, поэтому никто и не слышал. И резак у тебя был автономный — пневматический, потому что тут розеток не имеется. Признавайся, на работе инструмент позаимствовал?

    — Начальник, я ж сказал: про магазины и сейфы разговора у нас не будет.

    — Ладно уж, рассказывай дальше, фокусник. Я слышал, ты в институте экзамены на отлично сдал. Тоже через это дело? Небось, кучу учебников в кладовке припас.

    — Да я много чего через эту кладовку сделал, — голос Драницкого вдруг стал бесцветным. — Только все как-то не в масть. Ну, сдал я эти экзамены, а дальше-то что? Хотелось же работу хорошую отыскать. А хороших мест не так много, и все заняты сыновьями да кумовьями. Я малость покумекал и придумал. Решил из себя вундеркиндера состроить. Набрался духу, пришел к начальству и говорю — давайте любую теоретическую задачу — решу в три минуты. Там посмеялись и говорят: ну, сделай-ка нам расчет такого вот узла, а то у нас целый отдел бьется. У меня в институте от этих расчетов мозги отнимались, а что поделать-то? Я — сюда. Не вылезал четверо суток, веришь? Книг тонну перекопал, все чуть ли не заново проходить пришлось. Ну, сделал кое-что. Не совсем то, конечно, но себя показал, блеснул, можно сказать.

    — И что? Дали работу?

    — Ну, дали... Неплохая должность была, в «почтовом ящике», с надбавками, с перспективой. Только мне ж пришлось репутацию как-то подтверждать. Там уже привыкли, чуть какой вопрос — ко мне. А я, чуть что — сюда, к справочникам, к учебникам. Уже тошнило от этих учебников, а никуда не денешься.

    — А поумней ничего не смог придумать, чем ходячей энциклопедией работать?

    — Пробовал, — Драницкий тяжело вздохнул. — Много всякого пробовал. Только по должности меня так и не повысили. Людьми управлять — дело такое, что никакая тайная комната не поможет. А ведь как я старался... Я им показал, что могу сутками работать, без сна и перекуров. Мне ж не трудно, захотел отдохнуть, поспать, поесть — сразу сюда. Вернулся свеженький, никто и не заметил, что отлучался.

    «Удобная штука — эта тайная комната, — подумал Бустов. — Легко жить, когда к любой заковыке есть время подготовиться. И опять же, всегда есть куда баб водить. Только вот как-то знобит меня от этих перспектив. Недоброе здесь что-то...»

    — Привык я к этому месту, — сетовал Драницкий. — Барахла сюда разного натащил, наверно, десять грузовиков. Чуть что — сразу сюда. Девушке хочешь понравиться — скорей сюда, стихотворение выучить, зубы почистить... Разговор про футбол с начальством надо поддержать — опять сюда, спортивную газету прочитать. Да и просто, надоест все — есть куда спрятаться.

    — Ты тут, небось, полжизни провел?

    — Ну, не полжизни, но немало, — Драницкий тяжело вздохнул.

    — Потому и выглядишь на пятьдесят, хотя самому тридцать пять.

    — Это и обидно. Все зря. Никакого толку. А жизнь проходит. Я, начальник, даже часов дома не держу. Потому что, только посмотрю на циферблат — выть хочется. Ненавижу часы.

    — Насколько я понял, — вкрадчиво проговорил Бустов, — ты решил жизнь одним махом улучшить. И подломил магазинчик с золотом. Думал, сразу миллионером станешь. А, между тем, воровать тоже надо уметь. Это ремесло еще похитрей, чем твоя инженерия.

    — Начальник...

    — Да ладно, Драницкий, молчи уж. Я не протокол пишу, я просто с тобой разговариваю. Странный ты вор, Драницкий. Другой бы на твоем месте масштабно работал. Ты ж с такими способностями можешь героин тоннами через границы возить. Или оружие эшелонами поставлять без всякого риска. А попался на сраной ювелирной лавочке.

    — Да какой героин... — горестно проговорил Драницкий. — Где я возьму твой героин?

    — Ну, здесь я тебе не советчик. Нет героина — и слава богу.

    Драницкий еще долго исповедовался, рассказывал, как он пробовал применять свою тайную кладовку в разных целях, и все больше неудачно. Чувствовалось, что давно хотел кому-то все это рассказать. Бустову в конце концов даже жаль его стало.

    — Ты мне вот что объясни, — сказал он. — Неужели ни разу не задумался, что это за место такое, как оно существует, как ты сюда просачиваешься. Это же научная сенсация. Тебя, если по-хорошему, надо в стеклянный ящик посадить, и каждый день опыты ставить.

    — Не имеете права! — вскинулся Драницкий. И с горечью добавил: — Почем мне знать, как оно все устроено. Тут ведь ничего не происходит, тут всегда только темнота и тишина.

    — Ну, ты все-таки инженер, должен склад мысли иметь определенный. Что, даже никакой версии нет?

    — Что стоят эти версии? А вообще, я так думаю. У всего есть своя обратная сторона. У любой варежки своя изнанка. Вот и мы с тобой сейчас на такой обратной стороне. Вот, скажем, йоги — они умеют всякие чудеса делать. Без еды жить, без воздуха, исчезать на время, предметы из воздуха доставать. Может, они как раз обратную сторону используют?

    — Йоги... — усмехнулся Бустов. — Ты еще скажи, фокусники своих кроликов из обратной стороны достают.

    — А почем нам знать? Может и фокусники.

    — Вот лучше бы ты фокусником устроился. Больше бы заработал.

    — Ну да, фокусником... — обиженно пробормотал Драницкий. — Прямо вот приду и скажу: вот он я, возьмите меня фокусником. Кому я там нужен?

    — В этом и вся твоя беда, Драницкий, что везде чувствуешь себя ненужным и неподходящим. И никакой волшебный дар тут не поможет.

    — Начальник, — жалобно проговорил Драницкий. — Отпусти меня, а? Ну, неужели тебе так хочется меня в тюрьму засунуть?

    — Ничего мне уже не хочется. Был бы ты матерый ворюга — тогда да, дело ясное. А теперь я уж и не знаю, что с тобой, дураком, делать.

    — Отпусти. Все равно не докажешь. Я ж брошки тут спрячу, и все. Как и в тот раз.

    Бустов некоторое время размышлял. И любые размышления подводили к одному и тому же решению.

    — В общем так, Драницкий. Цацки ты мне возвращаешь, это раз. Больше мне не попадаешься — два. И иди на все четыре стороны, чтоб больше я тебя не видел.

    — Давай! — обрадовался Драницкий. — Все верну, без вопросов. Все равно не знаю, что с ними делать. А не обманешь? Дай честное слово.

    — А на Библии тебе не присягнуть? Давай уж скорей, вытаскивай нас отсюда, надоел ты мне...

    — Как же так, Владимир Николаевич? — чуть не плача проговорил Пичугин.

    — Молчи, — процедил Бустов, — так надо.

    Они стояли у дверей ювелирной мастерской и смотрели вслед удаляющемуся Драницкому.

    Тот шел мелкими торопливыми шажками, вдавив голову в плечи и не глядя по сторонам. Портфель, в котором, естественно, не оказалось никаких драгоценностей, он прижимал к боку по-куриному скрюченной рукой.

    «Вот тебе, пожалуйста, идет почти бог, — думал Бустов. — Владеет даром, за который многие полжизни отдадут. Мог бы власть над людьми иметь, в золоте купаться. Да страшно подумать, кем он мог стать, если б имел мозгов хоть на сто грамм больше. А мог бы наоборот, людей спасать, проблемы решать. Но не стал никем. Бог-неудачник...»

    — Владимир Николаевич, — не отставал Пичугин. — Что, прямо так и отпустим?

    «Пусть себе идет, — думал Бустов. — Не будет от него никакого вреда, нутром чую. Как, впрочем, и пользы. Надо бы только для начальства какую-то отмазку придумать... Ну, да ладно, придумаю. Не в первый раз».


    * * *


      Годом спустя Драницкий все же попался на глаза Бустову, правда, при совершенно неожиданных и невеселых обстоятельствах.

    По отделу прошла ориентировка: такого-то числа в таком-то месте автомашиной «ГАЗ» был сбит неизвестный, приметы и фотография прилагаются. Просим оказать содействие в установлении личности трупа... и так далее.

    Бустов взглянул на фотографию и остолбенел. Он сразу узнал Драницкого, хотя узнать было непросто. На посмертном снимке был изображен невероятно исхудавший и обросший человек трудно определимого возраста. Истрепанная одежда и нездоровая темная кожа наводили на мысль, что Драницкий последние месяцы бомжевал по свалкам и подвалам.

    Но чем больше Бустов смотрел на фото, тем яснее понимал, что это не так. И тем страшнее была открывающаяся ему истина.

    Драницкий не бродяжничал. В тот момент, когда перед ним завизжали тормоза машины, он успел спрятаться в свою тайную комнату. И никому не дано узнать, сколько времени он там провел, зная, что на выходе его ждет немедленная смерть.

    Никакие знания, никакие подсобные предметы не смогли бы спасти его от удара тяжелого грузовика. Страшно было представить, как он там жил — доедая запасы, дожигая последние свечи, не надеясь ни на что.

    Он все-таки вышел. То ли решил положить конец своему заточению. То ли хотел напоследок увидеть дневной свет и вдохнуть живой воздух.

    Бустов еще несколько дней ходил сам не свой.

    Потом выветрилось. Другие дела заняли ум и сердце.

    С обычными людьми было и трудней, и интересней, чем с почти богом. Богом-неудачником.

    Источник - https://e-libra.ru/read/174316-taynaya-komnata.html.


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз