• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Вайманы Великая Отечественная война Венесуэла Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Народная медицина Наука Наука и религия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Реформа МВФ Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь грядущая война детектив информационная безопасность исламизм историософия масоны международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание приключения сказки современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература фашизм физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Апрель 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 
    Апрель 2020 (273)
    Март 2020 (1308)
    Февраль 2020 (1129)
    Январь 2020 (1148)
    Декабрь 2019 (1236)
    Ноябрь 2019 (1191)
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Валерий Пылаев: Видящий (фрагмент)

     Валерий Пылаев

    Видящий

    Глава 1

    — Все. Ухожу.

    Вика рывком вытащила ручку из дорожного чемодана на колесиках и покатила его в прихожую. Выпендреж чистой воды — большинство вещей она вывезла еще вчера. Едва ли не десяток доверху набитых пузатых сумок. Нет, чемодан ей нужен совсем для другого — изящными движениями покидать в него бестолковую мелочевку с полок, взяться за ручку и процокать каблучками к двери. Как в кино — любила она эту театральщину. Когда-то это даже казалось милым.

    — Антон, пока.

    — Пока.

    Я даже не потрудился встать из-за стола. Она ведь только этого и ждала — драмы, скандала. Я непременно должен был вскочить, встать перед ней, закрывая спиной дверь, вырвать из рук этот гребаный чемодан… Только вот ничего этого я делать не собирался. Не то чтобы мне стало уже совсем все равно — просто закончить хотя бы схематичное жизнеописание конунга Тольбьерна Серого Медведя сейчас почему-то было куда важнее. И плевать, что за эту странную халтуру мне вряд ли уже заплатят. Строчки на экране ноута будто бы сами текли из-за мигающего курсора — прерываться не хотелось совершенно. Даже по такому безусловно важному поводу.

    — Антон! — повторила Вика. — Я ухожу. Пока.

    — Угу, — буркнул я.

    — Угу?! И это все, что ты хочешь мне сказать?

    Похоже, без драмы все-таки не получится. На вспышку с моей стороны Вика уже, судя по всему, не рассчитывала, поэтому без долгих раздумий начала действовать сама.

    — Антон, ты понимаешь, что я сейчас уйду? Совсем уйду. Навсегда.

    — Понимаю. — Я пожал плечами. — Осторожнее на лестнице.

    — И все?! — Вика громыхнула полупустым чемоданом об пол. — Осторожнее на лестнице?! После всего, что было?

    Я выдохнул, чуть отодвинул ноут и крутанулся на стуле. Театр одного актера требовал зрителей. Все-таки в искусстве скандала Вике не было равных — еще мгновение назад я думал исключительно о бесславной гибели могучего Тольбьерна от рук предателей, а теперь понемногу и сам начинал заводиться.

    — Счастливого пути, Вика. Желаю удачи.

    — Вот! В этом ты весь!!!

    Наверное, я мог сказать вообще что угодно — или даже промолчать. Степень моей вины была определена уже давно. Впрочем — надо отдать ей должное — Вика даже попыталась выдать некое подобие аргументации, а не просто перешла на ультразвук.

    — В этом все дело! В этом, Антон! — Она тряхнула головой. — Я ухожу, а ты просто сидишь… Уткнулся в свои писульки! А ведь Марк Львович говорил, что ты не потянешь, что ты…

    Я поморщился. Вышеупомянутый Марк Львович не понравился мне с самого начала. Нет, конечно, заказчик всегда прав — но всему есть предел. Я раз за разом переделывал, терпеливо выслушивал критику, не менее терпеливо объяснял, что если уж мы хотим придать тексту хотя бы подобие исторической достоверности, то… В общем, в итоге я просто не выдержал и предложил Марку Львовичу написать все самому — раз уж он действительно куда лучше меня разбирается как в истории Средних веков, так и в коммерции.

    Вот тут-то я и огреб все и сполна. За некомпетентность, незрелость, неблагодарность, безграмотность, бездарность и — как выразился Марк Львович — неприемлемые для культурного молодого человека наглость и бытовое хамство. Потом подключились родители Вики, которым я должен был сказать спасибо за «шанс, который выпадает раз в жизни». А потом и она сама. И через две недели собрала вещи.

    Впрочем, к этому шло уже давно. Ослиное упрямство, лень, бездарность, невнимательность, отсутствие амбиций и неумение заработать денег — список моих пороков Вика могла бы продолжать бесконечно. Последние полгода я действительно не понимал, чего ради она тратит на меня свое драгоценное время.

    — Ты меня вообще слушаешь?! — взвилась Вика. — Марк Львович…

    — Марк Львович — идиот.

    Я постарался, чтобы это прозвучало не слишком злобно — в конце концов, я говорил чистую правду.

    — Зато ты один нормальный!!! — Вика со стуком впечатала в пол каблук. — Человек пошел тебе навстречу, дал работу, а ты?..

    — Вик, ну хватит уже, — выдохнул я. — Я честно отпахал почти три месяца. Если они сами не понимают, чего хотят, я в этом не виноват.

    — Вот! Во-о-о-т! — Вика шагнула вперед и едва не уперла пальцем мне в грудь. — Ты никогда ни в чем не виноват. Это все вокруг плохие — а ты один хороший! Мама мне сразу сказала, что с тобой связываться — только время терять. А я, дура, влюбилась…

    В этом я уже давно здорово сомневался. Когда мы с Викой познакомились, я был «молодым и подающим надежды» автором пары если не бестселлеров, то уж точно удачных книжек. Потом просто «молодым». А теперь, разменяв четвертый десяток…

    — Значит, мама была права, — отозвался я. — В следующий раз будешь умнее. Негативный опыт — тоже опыт.

    — Ты вообще не хочешь стараться. — Похоже, Вика попыталась выдавить из себя слезу. У нее почти получилось. Почти. — Антон, ты уже совсем не тот, с кем мы тогда танцевали в «Башнях», помнишь?..

    Я помнил. Но теперь привычно теплые воспоминания почему-то только раздражали. Может, уже тогда дело было вовсе не в большой любви, а в шестизначной сумме гонорара за новую книгу.

    — Вик, я тот же самый. — Я не стал спорить. — Ты с самого начала знала, кто я. Один неудачный роман — и можно на год остаться без денег.

    — Думаешь, дело в деньгах? Ты так про меня думаешь, да?!

    — Да, Вик. Именно так я и думаю.

    Несколько мгновений она стояла передо мной, явно подбирая слова. И, видимо, так и не смогла найти достаточно обидных — молча развернулась, подхватила чемодан и хлопнула дверью. Как принято говорить в таких случаях — с ней ушла эпоха. Радоваться, увы, не получалось. Хотя бы потому, что я понятия не имел, что делать дальше.

    Я попытался вернуться к конунгу Тольбьерну, но там все встало намертво. Кое-как выжав за полчаса половину абзаца, я закрыл ноут и откинулся на спинку стула. И тут же на мои колени запрыгнуло мурчащее-полосатое. Тигру мало волновали наши с Викой разборки — зверь хотел жрать, и точка. И это тоже заставляло задуматься.

    Пустая миска у кошки, не менее пустой холодильник, долг за коммуналку тысяч этак на тридцать и последняя «пятихатка» в кошельке. Из активов — только незавершенный роман, уже никому не нужное жизнеописание конунга и еще десятка с четыре файлов по смежной тематике.

    — Ничего, прорвемся, мохнатая. — Я почесал Тигру за ухом. — Бывало и хуже.

    Может, когда-то давно и правда бывало. Но сегодня я явно шел на рекорд. Дырка на подошве кроссовка, перегоревшая в прихожей лампочка, едва не сломавшийся прямо в замке ключ — мироздание явно не скупилось на мелкие неприятности.

    Звонок телефона застал меня уже на лестнице. Славка. Сто лет его не слышал — или и того больше. Память тут же услужливо подкинула пиво в парке, футбол и прочую веселуху десятилетней давности. И чего это он про меня вспомнил?

    — Здарова, старый абрикос!

    Нет, кое-что в этой жизни определенно не меняется.

    — Здарова, коли не шутишь, — отозвался я. — Как оно?

    — Как всегда — лучше всех, — бодро отрапортовал Славка. — Как сам?

    — Да вроде пока не сдох. — Я уселся прямо на подоконник. — Ты по делу или так, потрещать?

    — Да и так, и этак… — Славка откашлялся. — Не сдох, говоришь? А собираешься?

    — Не исключено. — Я очередной раз подумал о голодной Тигре, пустом холодильнике и не менее пустом кошельке. — Так себе дела, если честно.

    — Да я слышал, — вздохнул Славка. — В частности, поэтому и звоню. Тут халтура одна есть — в самый раз для тебя. Интересно?

    Вот дела. Сколько я себя помнил, Славка всегда занимался отделкой квартир под ключ. Обычная работа, сравнительно неплохие деньги — разумеется, когда есть заказы. Но чтобы «в самый раз для меня»?.. Впрочем, мне ли сейчас привередничать?

    — Интересно, еще как интересно… Слушай, а заезжай через часик? Посидим, поболтаем. Только пивка прихвати. — Я на мгновение задумался и все-таки добавил: — И пожрать.

    * * *

    — Ты втираешь мне какую-то дичь. — Я легонько стукнул кулаком по столу. — Слав, так не бывает. Игры существуют для того, чтобы забирать деньги у пользователей, а не наоборот. Никто не даст выводить игровую валюту в реал.

    — Тоха, не цепляйся к словам. — Славка недовольно скривился: дескать, тоже мне — умный нашелся. — Это я так, для простоты, чтобы ты въехал. Естественно, никакого вывода бабла в чистом виде нет, но…

    — Но?.. — Я свернул крышку с очередной бутылки — кажется, уже четвертой. — Что но?

    — Но есть почти легальная возможность перевести виртуальное золотишко в рубли, — оскалился Славка. — Например, слить его тому, кто готов заплатить реальную валюту. Разумеется, приходится скидывать голду дешевле, чем расценки на донат… да и не это основное — так, копейки. Не пытайся мыслить обычными категориями, Тох. Это не просто игра.

    — А что же тогда? — усмехнулся я. — Дивный новый мир?

    — Представь себе.

    Похоже, он и правда не издевался, мой старый товарищ, он же мастер-отделочник… Или правильнее было бы сказать — бывший мастер-отделочник?

    Он даже выглядеть стал по-другому. Нет, никаких золотых цепей с палец толщиной или «Ламборджини» у моего замызганного подъезда — на подобные роскошества Славка еще не заработал. Но «яблофон» последней модели, явно брендовая рубашка и хоть и не самый дорогой, но явно новый и — что-то мне подсказывало — не кредитный «Ниссан» — это тоже кое-что. Уж точно получше моих полуразвалившихся кроссовок и джинс с разодранной коленкой.

    — Это и есть новый мир, Тоха, — улыбнулся Славка. — Сейчас «Гардарика» только раскручивается, игроков сравнительно немного, но уже года через пол там будет жара. А мы снимем все сливки.

    — Как, блин? — поморщился я. — Соберем топовый клан и развалим всем кабины на чемпионатах? Будем прокачивать нубов за пять баксов в час?

    — И это тоже — если захотим. — Славка подался вперед и хлопнул меня по плечу. — Забудь ты эти доисторические ММОшки! Это не игра, а вторая жизнь. И уж в ней-то мы свое возьмем. Веришь?

    Что-то в Славкиных речах меня смущало. Вирт при полном погружении, многопользовательская игра нового поколения, возможность занять все еще вакантные места в топе — допустим. Но все это очень рискованно, нестабильно и самое главное — вовсе не так уж прибыльно. А Славка явно не бедствовал, причем прямо здесь и сейчас.

    — Что-то не сходится, дружище. — Я покачал головой. — Подвох чую я, юный падаван.

    — Может, оно и так, — вздохнул Славка. — Я сам еще не до конца разобрался, как это работает. Но работает. Реальные бабки… Да блин! Где твой дух авантюризма?

    А вот с этим у меня все было в порядке. Иначе я вряд ли сменил бы стабильный оклад на похожий на лотерею заработок писателя.

    — А, черт с ним, рискнем, — рассмеялся я. — Комбинатор хренов. Но если отправят на нары — верхнюю койку мне.

    — Отвечаю. — Славка бесцеремонно открыл бутылку о край стола. — Твое здоровье, старый абрикос!

    * * *

    Вот он — мой дух авантюризма. Я еще раз бестолково осмотрел разложенные на покрывале электронные приблуды. Полное погружение, говорите? Вот уж не думал, что мы — в смысле — человечество — осилим что-то подобное так рано. Всего-то двадцать восьмой год на дворе — а мы уже. И ведь никаких попсовых шлемов с перчатками, анатомических костюмов или громоздких вирт-капсул — небольшой модуль подключения к нейрошунту, провод, тянущийся к ноутбуку, и софта гигабайт этак на четыреста — по нынешним меркам не так уж много.

    Я чуть приподнял волосы над ухом и нащупал кончиками пальцев теплый металл. Разъем нейрошунта. Бесполезная, в общем-то, штука — вроде доисторический блютус-гарнитуры, только покруче. Надиктовывать текст про себя, включать ноут или чайник силой мысли, прослушивать музыку без наушников. Одним словом — не более чем эффектная игрушка. Но теперь ее время пришло.

    А ведь страшно. Нет, поводов не верить Славке у меня не было — но все равно засовывать себе в голову какой-то провод хотелось не слишком-то сильно. Но выбора уже не оставалось: раз пообещал — надо делать.

    — Твою ж мать, Славка, — пробормотал я, устраиваясь на диване.

    Свет, камера мотор… Тьфу, то есть, загрузка… Поехали!

    * * *

    Честно говоря, я до последнего ожидал каких-то спецэффектов. Что-то вроде падения с огромной высоты, полета через туннель к свету или мира, который сам собой соберется вокруг меня из крохотных разноцветных кирпичиков-пикселей.

    Ничего подобного. Я просто исчез из своей квартиры и появился… где-то в другом месте.

    Абсолютная чернота и пустота. Негромкая мелодичная музыка играла со всех сторон одновременно — что-то явно стилизованное под средневековье. Атмосфера обещанного Славкой дивного нового мира начиналась уже с «предбанника». Что ж, неплохо. А дальше?

    Добро пожаловать в Гардарику!

    Текст, повествующий о суровой земле воителей и вождей, я пробежал по диагонали. Стандартно, но при этом, как ни крути, весьма достоверно — острова, материк, горы, дышащая на ладан Иллирийская Империя, морские разбойники с севера, свободный народ на востоке. Все воюют со всеми и вдобавок еще и между собой. Типичное средневековье с его феодальной раздробленностью во всей красе. И никаких тебе ушастых эльфов, деловитых коротышек-гномов или зубастых орков. Даже о богах, чудовищах и могущественных волшебниках упоминалось как-то вскользь, будто бы автор этих строчек сам сомневался в их существовании. Похоже, этим миром правили не огненные шары и ледяные стрелы, а золото и сталь. А что — по мне так и здорово! Всю жизнь играл за рукопашников, а для любого работника меча и топора тряпичные кастеры, вооруженные дальнобойными заклинаниями — самая лютая головная боль. Без них мир станет только лучше, однозначно.

    Приступить к созданию персонажа

    Приступить — иначе зачем я здесь? Странно ощущения — я не видел своих рук, не чувствовал повисшую передо мной кнопку кончиками пальцев, но она послушно потемнела и отправила меня на следующий экран.

    Выбор расы персонажа

    На разделенном на три равные части экране появились три босоногих мужика в домотканых рубахах и штанах. Высоченный рыжебородый бугай с бритой головой, куда более изящный, хоть и рослый голубоглазый смуглый парень с гладко выбритым лицом и еще один. Светлокожий, чуть ниже других, но крепко сбитый, с короткой русой бородкой и собранными в пучок на затылке волосами.

    Сканды — жители островов, разбросанных среди холодных морей севера. С самого детства скандов учат управлять парусом и владеть оружием. Из них редко вырастают земледельцы или мыслители, но каждый из этих суровых людей — прирожденный мореход и могучий воин.

    Расовые характеристики:

    Сила +1

    Телосложение +1

    Расовые умения:

    Владение одноручным мечом +1

    Владение топором +2

    Кузнечное дело +1

    Владение щитом +1

    Расовые особенности:

    Судьба сканда — сплошная череда испытаний и сражений. Выживают лишь сильнейшие. Кровь северян дает дополнительные +5 % к сопротивляемости урону.

    В целом понятно: суровые вояки из северных морей. Сканды — те же самые викинги, только в профиль. Судя по статам и умениям, эти ребята изначально заточены под ближний бой. Впрочем, можно раскачиваться и в кузнеца — толковый крафтер в любом клане на вес золота… А что дальше?

    Иллирийцы — потомки коренных обитателей западных земель материка, жители Иллирийской Империи. Многие из них уже давно привыкли жить за надежными стенами крепостей, но суровое время не дает шанса слабым. И хотя некоторые иллирийцы выбирают путь знания, среди них немало отважных воинов и путешественников.

    Расовые характеристики:

    Ловкость +1

    Воля +1

    Расовые умения:

    Владение двуручным мечом +1

    Владение щитом +2

    Владение копьем +1

    Верховая езда +1

    Расовые особенности:

    Не всем иллирийцам приходится хоть раз в жизни браться за оружие. Но в их жилах течет кровь тех, кто создал величайшую Империю. И когда придет время, каждый будет готов к сражению. Иллирийское происхождение дает +3 % к вероятности нанесения критического урона.

    Не самые понятные ребята. Впрочем, воображение тут же нарисовало закованный в стальные латы строй копьеносцев с тяжелыми щитами. Кто знает — может быть, так и выглядят Имперские легионы. Тяжелая пехота. И рыцари на конях…

    Склафы — обитатели лесных земель восточной части материка. Этот свободолюбивый народ нечасто строит большие города и не создал империи, подобной Иллирийской. Склафы всегда предпочитают мир войне, и все же каждый из них не только охотник, но и воин.

    Расовые характеристики:

    Телосложение +1

    Восприятие +1

    Расовые умения:

    Владение луком +2

    Владение кинжалом +1

    Скрытность +2

    Травничество +1

    Расовые особенности:

    Склафы куда ближе к земле — матери всего сущего, чем другие народы. Даже самый скромный из лесных охотников чувствует, как течет сок под корой дерева, и его сердце бьется в такт с сердцем Гардарики. Кровь склафа дает +3 % к скорости регенерации очков здоровья, очков выносливости и очков духа.

    Так вот они какие — братья-славяне… Склафов игроделы сделали этакими лесными жителями, заточенными под лук и охотничий нож. Впрочем, возможность раскачки в рукопашника наверняка тоже присутствовала. Да хотя бы из тех же патриотических соображений. Наверняка львиная доля русскоязычных пользователей имела желание помахать мечами и топорами, причем помахать всенепременно в расово верном теле славянина-склафа.

    И кем мне быть? По идее лучше бы взять простого и понятного сканда — Славка говорил, что его шайка состоит в основном из северян. Или иллирийца с его увеличенным шансом крита… Но то ли во мне взыграл патриотизм, то ли врожденное упрямство и желание делать все по-своему, то ли засбоило что-то в системе передачи данных… В общем, я не был уверен, что действительно нажимал на кнопку, но склаф на экране радостно оскалился, выпрямил спину и сложил руки на груди, и «Гардарика» выкинула меня в следующее окно.

    Распределите основные характеристики персонажа.

    Сила:   5

    Телосложение: 6

    Подвижность: 5

    Восприятие: 6

    Воля:   5

    Свободных очков характеристик: 5

    Внимание! Очки характеристик распределяются при создании персонажа и далее не меняются, а также не увеличиваются с ростом уровня. Выбирайте не спеша — цена ошибки велика!

    Примечание: в некоторых случаях возможно постоянное или временное увеличение основной характеристики с помощью специальных возможностей, используемых предметов, божественных благословлений или артефактов.

    Ох ты. Давненько я не встречал такой системы. Выходит, набрать сотню-другую статов на левел-апах здесь не получится? Вот уж точно — цена ошибки велика, еще как велика. Начал игру с показателем Силы в два очка, и про любое оружие тяжелее пилочки для ногтей можешь забыть. В смысле — насовсем. Значит, будем выбирать не спеша. Только вот разберемся, что здесь к чему.

    Сила — отвечает за физическую мощь персонажа. Влияет на возможность пользоваться тяжелым оружием, поднимать тяжелые предметы и носить тяжелую броню. Определяет модификатор урона в рукопашном бою.

    Телосложение — отвечает за способность персонажа переносить полученный урон. Определяет количество и скорость восстановления очков жизни.

    Подвижность — отвечает за ловкость, реакцию и скорость персонажа. Определяет количество и скорость восстановления очков выносливости.

    Восприятие — отвечает за общую наблюдательность персонажа. Влияет на способность обнаруживать ловушки и видеть скрытое. Определяет точность стрельбы и модификатор урона при использовании дальнобойного оружия.

    Воля — отвечает за силу духа персонажа. Влияет на способность воодушевлять союзников или внушать ужас врагам, а также подчинять себе мистические силы. Определяет количество и скорость восстановления очков духа.

    В целом… понятно, что все понятно. Какие графические и виртуальные навороты бы ни появлялись в игровых новинках, ролевая система существенно не менялась лет примерно тыщу. И даже в хваленой Славкиной «Гардарике», обещавшей «невиданную и беспрецедентную» вариативность и гибкость билда, основные классы вырисовывались чуть ли не сразу. По десятке в Силу и Телосложение — идеальный танк в тяжелых доспехах и с уймой здоровья. Поменьше Телосложения и побольше Подвижности — боец-рукопашник с запредельным уроном — будет лупить не только мощно, но еще и часто, и долго, и, подозреваю, метко. Максимум Восприятия и Подвижности — вот вам легконогий лучник, способный сначала удрать от тяжеловеса, а потом уподобить его окровавленному ежу, затыкав стрелами. А вот Воля…

    Воля и вовсе казалась чуть ли не бесполезной. Учитывая явный упор «Гардарики» на реалистичность, появления на полях сражений паладинов или темных рыцарей не ожидалось — не говоря уже о швыряющихся фаерболами и цепными молниями магах или полноценных хилах. В мире, который хоть немного претендует на достоверность, умение восстанавливать половину и больше шкалы здоровья одним щелчком пальцев — явный моветон. Так что едва ли есть смысл качать эту самую Волю выше значения, необходимого для незамысловатых баффов и маломальского сопротивления всяким минусморалям. Две-три единицы, а остальное лучше потратить на что-нибудь более осязаемое и полезное. Максимум Силы и Подвижности, остальное — в Телосложение, и идеальный боец-рукопашник готов. Или?..

    Или что? Луки и арбалеты — точно не мое. Раскачиваться в крафт откровенно скучно, да и не особо нужен я буду Славкиным ребятам, которые явно предпочитали добывать все необходимое исключительно в бою.

    Неужели меня так крепко зацепила фразочка про «…подчинять себе мистические силы» в описании самой бестолковой (или только на первой взгляд бестолковой?) характеристики? Даже если боевых магов в традиционном понимании в «Гардарике» нет, может же быть какой-нибудь местный аналог? Жрец или монах, например… или друид? И если уж прогибать под себя изменчивый виртуальный мир, то почему бы не сыграть против правил и даже здравого смысла? Кто знает, какие плюшки получит высокоуровневый перс с максимально возможной десяткой Воли? Судя по тому, что рассказывал Славка — никто.

    — Видимо, старею, — пробурчал я себе под нос, вливая все свободные очки в Волю.

    Мне что, действительно так хочется сменить привычного рукопашника на невнятного баффера и отсиживаться за спинами товарищей, раздавая благословления или что-то в этом роде? Ну уж нет! Если уж и быть магом, то исключительно боевым… или бойцовым.

    Вот только сравняться с полноценным рубакой мне уже все равно не светит. Даже просадив Восприятие — все равно с луком бегать я не собирался. Я с радостью убрал бы и в минимально допустимую единичку, но расовый бонус отказался обрезаться и упрямо выдавал циферку два. Четыре свободных очка. Уже кое-что, но пока еще маловато. Тяжело вздохнув, я убрал Телосложение до четверки. Меньше нельзя — конечно, если я не собираюсь отправляться в чертоги какого-нибудь местного Одина с пары ударов. Еще два очка, которые можно раскидать в Силу и Подвижность. Можно разбросать поровну… или почти поровну… или?

    Я же теперь что-то вроде местного колдуна, верно? Заклинатель, чароплёт, предсказатель, знахарь и так далее. Воображение тут же нарисовало моложавого и крепкого старца (ну хорошо, допустим, не старца, а мужчину в самом расцвете сил), шагающего по лесным тропам с посохом в руках. И в этом самом воображении странствующий знахарь вовсе не выглядел качком, этакой ходячей фабрикой протеина — скорее наоборот. Был худым, жилистым и подвижным. Подвижным. Десятка Подвижности и оставшееся одинокое очко — в Силу. Итого шесть. Не так уж много, но на любое оружие или броню, за исключением разве что самых тяжелых — хватит.

    Далее!

    Выберите особенности персонажа.

    Каждый в этом мире уникален. Среди жителей Гардарики вы не найдете двух похожих. Судьба куется не только лишь звездами, под которыми мы приходим на свет, и не только лишь из крови и плоти предков. Каждое событие, каждое решение и каждая встреча оставляют свои следы. Нам остается только помнить.

    Даже так? «Гардарика» предлагала не только раскидать основные характеристики, но и побаловаться с другими параметрами. Выбрав две из длинного списка особенностей, можно было, например, пожертвовать одним очком характеристики, чтобы получить существенный бонус к навыку или лишний десяток процентов сопротивляемости, или поменять очки жизни на очки выносливости, или… В общем, глаза разбегались. Я принялся читать все подряд.

    «Ученик мечника»

    Все ваше детство прошло в суровых тренировках и упражнениях с мечом. Немногие могут сравниться с вами в умении сражаться (Владение одноручным мечом +3) и в выносливости (Очки выносливости +15 единиц). К сожалению, частые удары по голове не прошли бесследно (Восприятие -2).

    Забавно. Как говорится — сильный, но глупый… Определенно не мой вариант — да и кто станет сливать драгоценные очки основной характеристики — основу основ живучести и эффективности персонажа — на полезный лишь на начальных уровнях бонус к владению оружием? А что у нас дальше?..

    «Выходец из могилы»

    Когда вам было всего пятнадцать, вы заболели страшной болезнью — ни целители, ни знахари, ни даже темные колдуны не смогли справиться с невиданной хворью. Безутешные родственники предали ваше бездыханное тело земле. Кто знает, была ли в том злая шутка судьбы, или воля богов — но на третий день после похорон из вашей могилы донесся крик. Невзирая на смертельный ужас соплеменников, ваша семья вновь взялась за лопаты. Благодаря их упорству и храбрости вы вернулись в мир живых. Но дни, проведенные в сырой земле, навсегда изменили вас. Суеверные старухи с тех самых пор поговаривали, что стоило оставить могилу нетронутой и что в теле юноши восстал нелюдь. Едва ли это было так на самом деле, но вам не удалось вернуть доверие и любовь соплеменников. Даже многомудрые старики и могучие воины опускали глаза, встретив взгляд выходца из могилы (Воля +2). К несчастью, загадочная болезнь не прошла без следа. Ваше тело так и не обрело прежней силы и крепости и, по-видимому, останется таким навсегда (Очки жизни -10 единиц, Очки выносливости -10 единиц).

    Да уж, жутковатое описание… Но до чего же вкусная штука — плюс два к Воле! Хоть и кусается — если очков выносливости у меня и так более чем достаточно, то со здоровьем дело обстоит куда хуже. Еще минус десять… Да и получится ли перепрыгнуть через рубеж в отведенные десять пунктов базовой характеристики?.. Хм, странно, но работает — циферка послушно подпрыгнула на два и подсветилась зеленым. По-видимому, лимит в десятку установлен только на первичное распределение.

    Эх, была не была! В конце концов, пролежавшему три дня в могиле в пятнадцать лет пацану просто-напросто положено стать колдуном из колдунов. Двенадцать единиц Воли ценой совсем уж чахлых хитпоинтов. Не пожалеть бы…

    Ничего более или хотя бы такого же интересного для будущего боевого мага я не нашел и в довершение добросил до кучи в список особенностей «Книжного червя», менявшего единицу Восприятия на пятнадцать очков духа. На этот раз игра не стала ругаться и послушно отпилила мой расовый бонус. Тут жалеть смысла уже не было — все равно лучника из меня не выйдет.

    Итак, что имеем на выходе?

    Сила:   6

    Телосложение: 4

    Подвижность: 10

    Восприятие: 1

    Воля:   12

    Свободных очков характеристик: 0

    И чуть правее, рядом с фигуркой довольно ухмыляющегося склафа:

    Очки жизни: 110

    Очки выносливости: 140

    Очки духа: 175

    Физическая сопротивляемость: 45 %

    Ментальная сопротивляемость: 85 %

    Такой вот боевой маг-друид, он же знахарь, он же заклинатель. Весьма посредственная живучесть, никакущая наблюдательность (надеюсь, хотя бы не окажусь слепым, как крот — очков или контактных линз в суровую средневековую «Гардарику» наверняка не завезли), невыдающийся урон, зато выносливости и силы духа — хоть отбавляй. Далее!

    Выберите внешность персонажа.

    Склаф занял весь экран. Но на этот раз он оказался… Черт, да я как будто в зеркало смотрел! Только зеркало кривое — в хорошем смысле. Мой рост, мое лицо, даже комплекция моя… ну, почти моя — крупный мужик слегка за тридцать. Но никакой рыхлости или жирка на поясе — сплошные мышцы. Нет, на профессионального бодибилдера или модель мужского нижнего белья полуголый склаф явно не тянул — скорее походил на боксера или ММАшника средней весовой категории. Ненавязчиво, без совершенно ненужного здесь глянца, но внушительно. Отдельный плюсик игроделам — верю! В то, что такой парень вполне мог махать мечом или топором лет этак тысячу назад, а не рекламировать какой-нибудь гель для душа.

    И у этого парня было мое лицо — точнее, его опять-таки улучшенная версия. Щетина покрывала щеки склафа равномерно, а не росла криво, как у меня. Волосы длинные, убраны в хвост, виски выбриты. Сам я никогда не отважился бы на такую стрижку, но на моей виртуальной копии она смотрелась отлично. Даже менять ничего не хотелось — я чисто для проформы подвигал ползунок вправо-влево, добавив еще небритости до уровня «брутальная-недельная» и небольшой шрам над левой бровью. Готово.

    Выберите стартовую локацию.

    Оказывается, отправиться в странствие по просторам «Гардарики» можно было не отовсюду. Склафам предлагалось начать игру в Вышеграде на севере, в стоящей почти на самой границе с Иллирийской Империей Прашне, в затерянном в лесах далеко на востоке Белом Камне и в еще десятке-полутора сел и совсем крохотных деревенек. Не подсвеченные пункты списка вроде начала игры в доме княжеской дружины, да еще и с нехилыми стартовыми бонусами, определенно покупались за реальную валюту на счету аккаунта — которой у меня, разумеется, не было. А вот последний пункт оказался активным, бесплатным и неожиданно заманчивым.

    Старт в случайной локации.

    Внимание! Рекомендуется только опытным игрокам!

    Никому — даже бессмертным богам — не ведомо, откуда начнется ваша дорога. Отважного путника, бросившего вызов судьбе и ступившего на тропу вдали от надежных крепостных стен, на каждом шагу подстерегают опасности. Но удача покровительствует смелым, и награда не заставит себя ждать (+25 % к получаемому опыту первые 5 уровней).

    Удача покровительствует смелым? Но разве найдется кто-то смелее того, кто отправится в царство стали и крови, имея жалких 110 очков жизни и непонятные 12 единиц Воли?.. Решено. Если уж нарушать законы здравого смысла — то нарушать по полной. Вперед, в «Гардарику»!

    Я выделил последний пункт и без лишних раздумий ткнул кнопку «Играть».

    И в следующее мгновение едва не захлебнулся. Соленая холодная вода накрыла меня с головой, грозясь наполнить и разорвать легкие. Но тут же отступила. Я изо всех вцепился во что-то мокрое-низкое-деревянное… борт? Корабля?!

    — Держись крепче, склаф! — Мокрая, но довольно ухмыляющаяся краснощекая бородатая рожа высунулась из-за моего плеча. — Попадешься к Ньёрду — я за тобой не полезу.

    — Славка… — Я кое-как пристроил на палубу разъезжающиеся ноги и выплюнул остатки воды. — Твою ж мать…

    Глава 2

    Вода оказалась неожиданно теплой. Точнее, не так. Не теплой. Просто не такой уж и холодной. Спрыгивая в пену прибрежных волн, я приготовился почувствовать на щиколотках ледяные пальцы стихии — на прохудившиеся меховые боты надежды никакой. Они действительно сразу намокли и потяжелели чуть ли не втрое, но холод до меня так и не добрался. В такой воде я, пожалуй, мог бы и искупаться.

    Удивительно, как немного мне понадобилось времени, чтобы забыть, что все здесь — ненастоящее. Хмурое небо, свинцовые волны до самого горизонта, прочерченного тонкой розовой полоской заката. Ветер, норовящий швырнуть в лицо пригоршню мокрых желтых листьев с берега. И северное море — неправдоподобно теплое для края вечной осени.

    Впрочем, вполне возможно, что такой морозоустойчивостью я обязан новому телу — что и говорить, оно явно поудачнее и покрепче того, настоящего. В реале я бы точно не рискнул сигать с низкого борта прямо в воду — черт его знает, что скрывали волны.

    — А если все будут прыгать — ты тоже прыгнешь? — пробормотал я себе под нос, вспоминая любимую поговорку покойной бабушки.

    Прыгну. Точнее, уже прыгнул. В конце концов, чем я хуже пары десятков бородатых здоровяков, резво ковылявших к берегу по колено в воде?

    — Эй, склаф, не зевай.

    От могучего хлопка между лопаток на мгновение зазвенело в ушах. Красная полоска здоровья тут же тревожно мигнула и стала чуть короче. Система предупреждала о полученном уроне. Копейки — две-три единицы, но все-таки урон. Силищи у двухметрового блондина по имени то ли Хроки, то ли Сигурд (как они сами друг друга различают, блин?) явно под десятку.

    — Эти олухи и не подозревают, что мы здесь. — Блондин радостно оскалился. — Боги с нами — добыча будет богатой.

    Я кивнул. Да, конечно. Боги. Добыча. В самом деле — не объяснять же бородачу, что в мире «Гардарики» мне всего-то минут пять от роду. И что я ни хрена не понимаю, где мы сейчас, кто все эти люди, и откуда я вообще взялся на длинной узкой ладье, которую плечистые дядьки в кольчугах споро затягивали на берег.

    — Не нравится мне это. Слишком тихо.

    Еще один вояка — невысокий и тощий, но жилистый мужик лет этак под пятьдесят оптимизма младших товарищей явно не разделял. Он задумчиво теребил козлиную бородку и вглядывался в полумрак нависших над песчаным берегом деревьев. И не просто вглядывался — будто бы действительно заметил что-то.

    Но сказать уже не успел. В воздухе свистнуло, и в горло воину вонзилась стрела — прямо под бороду. Тот шагнул назад, выронил меч и взмахнул рукой, словно пытаясь ухватиться за воздух. Как он упал, я так и не увидел. Блондин, обещавший богатую добычу, швырнул меня на мокрый песок и сам плюхнулся рядом — и вовремя. Скрывавшийся в тени деревьев лучник явно был не один. Еще пара стрел вонзилась в борт ладьи, но остальные нашли свою цель, выкосив едва ли не четверть отряда. Воины бестолково заметались по берегу, пытаясь укрыться — но укрываться было негде. Нас избивали. Похоже, неожиданная высадка на самом деле оказалась не такой уж неожиданной. И не такой уж удачной. Как и начало моей виртуальной жизни в целом. Вот они, обещанные «опасности на каждом шагу».

    Черт, до чего же реалистично! Если бы не едва заметные буквицы и полосочки интерфейса, я бы действительно поверил, что меня каким-то чертом зашвырнуло в далекое прошлое — прямо во времена викингов. Если море в этом мире действительно мокрое и соленое, ветер действительно холодный, а песок — грубый и колючий, чего же ждать от стрел?! Над головой свистело, и проверять наличие обещанного системой болевого фильтра не хотелось от слова совсем.

    — Поднимайтесь, йотуново отродье! — Могучий рев прокатился над волнами. — Вперед, их совсем мало!

    Внимание! На вас действует «Голос тэна».

    Продолжительность — 30 сек.

    Сила +3

    Очки выносливости +25 единиц

    Снижение входящего урона -15 %

    Скорость перемещения +25 %

    Еще мгновение назад я бы ни за что не заставил себя отлипнуть от песка — но чужая воля будто бы поднимала за шкирку и тащила вперед. Прямо на звенящую в воздухе остроконечную смерть. Вот, значит, как работают здешние баффы? Дело было не только в подросшей зеленой полоске и ощутимо полегчавшем стеганом доспехе. Робкий городской житель, запертый в обленившемся и — чего уж греха таить — основательно раскабаневшем к тридцати годам теле, остался где-то там. Навстречу врагам с мокрого песка поднимался боец — опытный и беспощадный.

    Я рванул из петли на поясе топор и помчался прямиком к зарослям, скрывавшим лучников. Спринтерский рывок под баффом при десятке Подвижности разогнал послушное тело до предела. (Эх, уметь бы так в реале — все олимпийские медали мои!) Щита мне, в отличие от остальных, не обломилось, поэтому я быстро опередил яростно ревущих викингов и первым нырнул в спасительную тень. Попробуйте, попадите, гады!

    Первый стрелок встретился мне почти сразу. Непонятно, что он вообще забыл здесь — на его месте я бы откатывался дальше в лес. На знакомых тропинках можно методично раздергивать плечистых здоровяков, выпиливая по одному. Выстрелил, отбежал, прицелился, выстрелил. Повторять, пока не кончатся или враги, или стрелы. Классическая тактика лукарей, которая не могла не перекочевать из еще доисторических игрушек.

    Но то ли местный ИИ, несмотря на все Славкины заверения, оказался туповат, то ли мне просто повезло — лучник остался на месте. Я сместился чуть вправо, чтобы не поймать стрелу, и с разбегу рубанул топором прямо по скрючившейся под деревом фигуре. Раз, два, три! Враг даже не пытался сопротивляться, а лишь пятился, принимая удары.

    Кевин Конли (2 уровень) убит! Вы получаете 375 единиц опыта.

    Путь силы.

    Поздравляем! Вы впервые вступили в бой на землях Гардарики и победили своего первого противника. Вы получаете 125 единиц опыта.

    Первая кровь.

    Из всего отряда вы первым сразили врага. Вы получаете дополнительные 125 единиц опыта.

    Система оказалась щедра на плюшки. Полтысячи с гаком опыта сразу — очень даже! У остальных, похоже, дела тоже шли неплохо. Мощный бафф, навешенный меднобородым здоровяком в тяжелых доспехах, вдохнул новые силы в поредевшее воинство, и теперь бой шел по нашим правилам. Лучники не пытались сражаться, но и убежать им тоже не давали — несколько бойцов в легкой кожаной броне оказались неожиданно прыткими и без труда догоняли мелькавшие среди деревьев фигуры и беспощадно рубили. Кое-как переборов соблазн тут же порыться в вещах безвременно усопшего Кевина Конли, я перехватил топор и устремился глубже в лес. Враг бежал, но перспектива поймать стрелу в колено все еще гнала меня вперед. Зловредных лучников следовало вырезать под корень.

    Видимо, я слишком увлекся охотой. В лесу было уже темно, но невысокого черноволосого парня я увидел, как на ладони. Он стоял буквально в паре шагов — наверное, обходил тот же самый чертов валун, что и я, только с другой стороны.

    Несколько секунд мы тупо глазели друг на друга — никаких подсказок в виде красного маркера над головой врага система не подкидывала. Но где вы видели безбородого тощего викинга, да еще и с длиннющим — чуть ли не в его собственный рост — луком? Валить, однозначно.

    Парень, видимо, пришел к аналогичному выводу. Будь между нами хотя бы десяток шагов, мне бы пришлось несладко — стрелять эти ребята явно умели. Но мизерное расстояние уже позволяло пустить в ход топор. Впрочем, в отличие от Кевина Конли, этот товарищ оказался весьма неприятным даже без лука. Я едва успел увернуться от длинного тонкого лезвия, которым парень орудовал на удивление ловко. Подвижная худощавая фигура будто плясала передо мной, никак не желая подставляться под удар. Я пыхтел, размахивая тяжелой железкой, но пока лишь стремительно просаживал в ноль зеленую полоску запаса сил. Где же остальные, черт бы их побрал?..

    Достал, зараза! Красная полоска здоровья на мгновение вспыхнула и укоротилась едва ли не на четверть — расплата за отсутствие вменяемой брони и посредственный показатель Телосложения оказалась весьма неприятной. Но и только — болевой фильтр работал. Как говорил великий Арни в классическом втором «Терминаторе»: «Я чувствую урон. В каком-то смысле это можно назвать болью».

    А вот для моего противника боль явно была настоящей. Всего один раз получив вскользь по предплечью топором, он скривился и здорово замедлился. Теперь уже я теснил его, заставляя вжиматься лопатками в камень. А после одного моего особенно удачного выпада парень выронил нож и рухнул на колени. Побежденный — но еще не мертвый.

    Я замер. Одно дело изрубить того, кто едва не вогнал тебе стрелу между глаз или снести голову в бою, но совсем другое — хладнокровно прикончить обессиленного и израненного безбородого пацана.

    — Вот ты где, склаф! — Окровавленный и мокрый, но все такой же улыбчивый Сигурд (на этот раз я все-таки вспомнил его имя) вышел из-за деревьев и крутанул тяжеленную секиру. — Похоже, Хроки кое-что нам с тобой задолжал.

    — Йотун тебя забери, — проворчал, судя по всему, Хроки — такая же громадина, как и Сигурд, только темноволосый и с бородой, заплетенной в косицу. — Я поставил бочку медовухи, что тебя прикончат в первом же бою.

    — Видимо, с нами сам Тор, — ухмыльнулся Сигурд. — Давай, кончай этого задохлика и двигаем дальше. Добыча ждет.

    Задохлик уже пришел в себя. Он все так же жался спиной к камням, но уже успел подняться на ноги. Но, несмотря на обступивших его со всех сторон викингов, вид у него был в высшей степени независимый — если не сказать наглый. Парень или и правда ни капельки не боялся ни моего топора, ни секиры Сигурда, ни самого… кхм, йотуна, кажется — или старательно делал вид.

    — Валяй, варвар. — Пленник вытер кровь с губ тыльной стороной ладони. — Не будем заставлять Старых богов ждать.

    — Отважный крысеныш, — вздохнул Сигурд. — Даже жалко убивать. Но время не ждет. Давай, склаф. Он твой.

    Получено задание: Милосердие или кровь

    От вас зависит судьба пленника. Убейте или даруйте ему жизнь. Выбирайте с умом. Последствия могут быть непредсказуемыми!

    Один удар — и еще сотня-другая опыта в кармане. Плюс имущество… Но я в конце концов колдун, а не палач!

    — Нет. — Я покачал головой. — Он останется жить.

    Вряд ли мое упрямство понравится Сигурду. Интересно, сможет ли он разрубить меня надвое одним ударом? Скорее всего, сможет — вот тебе и непредсказуемые последствия…

    Но Сигурд, похоже, даже не собирался злиться.

    — Дело твое, склаф. — Он пожал плечами. — Но кому нужен такой тощий трэлл? Покарай меня Один, если сопляк доживет до зимы!

    — Не поминай Всеотца без надобности, Сигурд, — прогудел чей-то зычный бас.

    Заросли затрещали, расступаясь, и к нам вышел главарь викингов — тот самый здоровяк в тяжелых доспехах, чей крик заставил меня вскочить с мокрого песка и броситься вперед.

    Выглядел он внушительно. Не такой высоченный, как Сигурд и Хроки, но куда шире обоих — и, пожалуй, постарше, лет сорок-сорок пять. Грубая кованая броня увеличивала и без того могучую фигуру чуть ли не вдвое, да и весила, судя по всему, немало — двигался меднобородый викинг неторопливо. Его оружие и доспехи покрывала кровь, но сам он, похоже, не пострадал.

    — Да, мой тэн. — Сигурд почтительно склонил голову. — Склаф честно одержал победу — ему и выбирать, как поступить с пленником.

    — Пусть живет… пока. — Я прицепил оружие обратно на пояс. — Потом решим, что с ним делать.

    Милосердие или кровь: задание выполнено.

    Вы сохранили жизнь пленнику. Теперь его судьба в ваших руках. Вы получаете 250 очков опыта.

    — Убирать дерьмо за детишками островитян? — Пленник презрительно ухмыльнулся. — Лучше уж топор. Я не стану твоим рабом, северянин.

    — Я склаф, — автоматически поправил я.

    — Варвар с севера, варвар с востока. — Пленник пожал плечами. — Все едино. Хуже вас только святоши Двуединого.

    — Святоши?

    — Я знаю, зачем вы здесь. Монастырь — вот ваша цель. Хотел бы я посмотреть, как вы выпустите кишки епископу и его шайке, — вздохнул пленник. — Если вас самих там не прикончат. Путь через ворота вряд ли будет простым.

    — Похоже, ты их любишь не больше нашего. — В голосе Сигурда прорезалось сочувствие. — Зачем сражался?

    — Почитаешь Старых богов — костер. Отказываешься подчиняться наместнику — виселица. — Пленник равнодушно улыбнулся. — Не слушаешь старосту — кнут. Топор северянина ничем не хуже.

    Я потер колючий подбородок. Одна мысль не давала мне покоя — вот только никак не получалось ухватить ее за хвост.

    — Ты сказал — путь через ворота не будет простым… — Я сложил руки на груди. — Значит, есть и другой?

    Пленник едва заметно встрепенулся. То ли хватило моей жалкой единицы Восприятия, то ли что-то подобное и вовсе не зависело от характеристик — но я почуял. Почуял, что он что-то знает. И решил ковать железо, пока горячо.

    — Если расскажешь, как пробраться в монастырь, — я на всякий случай скосился на главаря викингов, — тэн дарует тебе свободу.

    — Согласен. Надеюсь, ты умеешь держать слово, склаф. — Пленник радостно оскалился и протянул мне руку. — В наших краях любую сделку принято скреплять именем. Мое имя Дерил, но все называют меня Сакс. А как твое имя?

    Мое имя? Черт, а ведь правда — имя! Я так увлекся созданием персонажа, что даже не заметил, что игра так и не предложила мне обозвать своего колдуна-склафа… Видимо, придется сделать это прямо сейчас. Или Сакс так и будет стоять с вытянутой рукой — да и викинги как-то странно поглядывают…

    Имя, имя, имя. Раз я колдун — то и называться надо соответственно. Мерлин? Гендальф? Саруман? Оби Ван Кеноби, черт возьми? Нет, слишком попсово. Бальтазар? Воланд? Тоже не годится… Антон Евгеньевич — как в паспорте? Знахарь, маг, заклинатель духов, властелин мира, под поступью которого содрогнется Гардарика, великий отец, защитник Империи, победитель чудовищ, разрушитель оков, отец драконов, Антон Евгеньевич из рода Смирновых, первый этого имени? Смешно. Хммм… А если просто немного изменить Антона? Антон — Антор. Примерно то же самое, но колоритно и грозно.

    — Антор. — Я стиснул небольшую ладонь Сакса, скрепляя данное обещание. — Мое имя Антор.

    Обретение имени!

    Поздравляем! Имя Антор впервые прозвучало на просторах Гардарики! Его будут славить в своих рассказах друзья и союзники, и от одного его звука будут дрожать ваши враги. Шагайте вперед смело, и пусть ваше имя будет окутано славой! Вы получаете 125 очков опыта.

    Поздравляем! Вы достигли 2 уровня!

    Распределите полученные очки способностей в меню персонажа. Доступных очков способностей: 1.

    И снова плюшка, да еще и уровень в придачу. Что-то «Гардарика» расщедрилась — неужели я и дальше буду получать опыт за все подряд?..

    — Антор? — Сигурд цокнул языком. — Странное имя. Даже для склафа. Но я рад, что ты с нами… Антор.

    — Ты обещал мне свободу, Антор. Помни об этом. — Сакс снова улыбнулся разбитыми губами. — А я обещал показать тайный путь в монастырь. Но я не обещал, что он будет легким.

    Получено задание: Твердыня на горе

    Найдите способ проникнуть в монастырь

    Дополнительно: следуйте за Дерилом Саксом по горной тропе к тайному проходу в монастырь.

    — Приглядывай за своим новым дружком, склаф. — Главарь викингов нахмурился и опустил здоровенную ладонь на рукоять меча. — Если хотя бы попробует нас обмануть — клянусь Тором, прирежу обоих.

    Вот в этом я почему-то не сомневался.

    Глава 3

    Несколько крохотных кусочков откололись от каменной плиты под моими ногами, с тихим стуком прокатились по отвесной скале и исчезли в темноте где-то далеко внизу. Интересно, сколько тут метров? Десять? Двадцать? Или пятьдесят? Вполне достаточно, чтобы переломать себе все кости. И даже болевой фильтр и само отсутствие возможности по-настоящему умереть не сильно помогало. По ощущениям «Гардарика» ничуть не отличалась от реальности — инстинкт самосохранения отчаянно вопил, призывая держаться подальше от пустоты под ногами, от которой меня отделяла лишь узенькая скальная тропинка.

    — Крысеныш! — проворчал Сигурд, хватаясь рукой за выступ. — Да чтоб его йотун сожрал! Нельзя было найти дороги получше?

    — Смотри под ноги, — огрызнулся я. — Ты думал, здесь есть еще одни парадные ворота?

    — Какие-какие? — переспросил Сигурд. — Это что-то на вашем наречии?

    На нашем? Интересно, на каком вообще языке мы разговаривали? Как будто на русском. Хотя я склаф, Сигурд сканд, а Сакс, судя по внешности — и вовсе иллириец… И все же мы прекрасно друг друга понимали. Впрочем, стоит ли сейчас задумываться о трудностях перевода? Не свернуть бы шею на этих камнях…

    — Главные ворота, — пояснил я. — Большие и удобные.

    — А-а-а… — Сигурд задрал голову вверх, пытаясь разглядеть нависающие над нами стены. — Один Всесильный… нет, вторых ворот здесь явно нет.

    Монастырь и из леса смотрелся внушительно, а отсюда, со скалы, и вовсе выглядел громадиной. И Сигурд мог сколько угодно костерить Сакса за опасную и неудобную тропу, она все же была куда лучше попытки вломиться через ворота. Там пара лучников вполне смогли бы перестрелять и без того поредевшее воинство тэна Олафа Кольбьернсона. На узком проходе вдоль скал растянулась всего дюжина викингов — не считая меня и Сакса.

    — Далеко еще? — тихо поинтересовался я. — Ты точно помнишь, где вход?

    — Точнее некуда. — Сакс повернулся ко мне, и в темноте блеснула белозубая ухмылка. — Вот уж не думал, что эта дорога когда-нибудь пригодится. Славные же ребята идут в гости к епископу Утеру.

    — Чем тебе так не угодил епископ? — Я перешагнул через жуткого вида трещину и снова вжался животом в скалу. — Что-то личное?

    — И это тоже, — проворчал Сакс. — Не говоря уже о том, что это самый жуткий и отвратительный старикашка во всей Империи, черт бы ее побрал. Так что будьте осторожнее.

    Жуткий старик? Возможно, епископ Утер и правда был исключительной омерзительности дедком — я сразу вспомнил Василия Семеновича из соседнего подъезда, — но стоило ли десятку здоровых мужиков с мечами и топорами бояться не в меру вредного пенсионера?

    — В монастыре еще есть воины? — спросил я. — Чего нам следует ожидать?

    — Нет, воинов там быть не должно. — Сакс покачал головой. — Но за этими стенами стоит опасаться не только стрел и мечей, склаф.

    — А нельзя поточнее? — фыркнул я. — Что не так с епископом и его монастырем?

    — Увидишь. Если начну рассказывать — все равно не поверишь, а твой тэн, пожалуй, и вовсе швырнет меня вниз за дурной язык. — Сакс отлип от скалы и ловко спрыгнул на широкую площадку метром ниже. — Кстати, мы пришли. Теперь постарайтесь не бряцать железом.

    Я спрыгнул за ним следом и огляделся. Если горная тропа, по которой мы пробирались, вполне могла быть и природного происхождения, то эта площадка явно дело рук человека — слишком ровная и аккуратная, хоть и поросшая местами мхом и куцыми пучками травы. А уж ступени, вырубленные прямо в камне и уходящие вверх в щель между скалами, никак не могли появиться сами собой. Когда-то в монастырь на горе вели два входа — но этот, похоже, забыли давным-давно.

    — Нам туда. — Сакс указал рукой на ступени. — Лестница ведет прямо в храм Двуединого.

    — Иди первым, — приказал тэн Олаф. — Склаф за тобой. Сигурд — приглядывай за обоими. Если почуешь что-то неладное…

    — …мочи, не разбираясь, — пробормотал я себе под нос, забираясь на ступеньки следом за Саксом.

    Если он все-таки приведет нас в ловушку, лучше уж умереть побыстрее. Сигурду вполне хватит одного взмаха секирой. Боли я уже не боялся, но увидеть перед смертью собственные кишки как-то не хотелось.

    — Только не наделай глупостей, Антор-склаф, — вздохнул Сигурд. — Клянусь Всеотцом, мне не хочется причинять тебе вреда.

    И без того неширокая лестница через полтора десятка ступенек сузилась настолько, что здоровякам вроде Сигурда, Хроки и самого тэна Олафа приходилось подниматься чуть ли не боком. Вряд ли путь наверх был таким уж длинным, но Сакс двигался не спеша, и я даже подумал залезть в интерфейс и вложить заработанное очко способностей во что-нибудь полезное.

    Но не успел. Лестница неожиданно закончилась, и Сакс шагнул то ли в небольшую пещеру, то ли в коридор, выдолбленный прямо в скале, в глубине которого я разглядел решетку двери с тяжелым навесным замком. Странно, но он как будто бы даже не был заперт. Или его просто забыли и оставили висеть на дужке, или…

    — Проклятье… — кажется, Сигурд подумал о том же, что и я. — Здесь кто-то есть!

    Невысокая подвижная тень оттолкнула Сакса плечом и рванулась мне наперерез. Я крутанулся на месте и успел увидеть, как в полумраке пещеры блеснуло короткое узкое лезвие. От удара в живот Сигурд охнул и сложился пополам. Я потянулся за топором, но тэн Олаф оказался быстрее. Его меч свистнул в воздухе, опускаясь на голову таинственного врага, и тот без единого крика повалился на холодный пол.

    — Йотуновы кости! — рявкнул тэн. — Факел, быстро! Осмотреть все углы!

    Огонь вспыхнул быстрее, чем стихло эхо, пробежавшее по стенам пещеры к опустевшей лестнице. Хроки поднял факел, и пламя осветило все вокруг.

    Мужчина с разрубленной бритой головой лежал без движения у ног сразившего его тэна. В длинной черной одежде, схваченной на поясе простой веревкой, я без труда распознал монашескую рясу. Выходит, нас все-таки ждали. Убитый не был воином, но темнота и внезапность нападения сделали свое дело.

    Сигурд еще дышал, но дела его были явно плохи. Кровь толчками струилась из раны в груди, в которой торчал загнанный по самую рукоять кинжал, и стекала на пол. Как же так? Неужели всего одного удара от явно небоевого непися-монаха оказалось достаточно? Или дело в каком-нибудь критическом уроне с кровотечением, или судьбу викинга предопределил какой-то игровой скрипт… черт, да какая разница?!

    — Сигурд! — Я плюхнулся на колени рядом с ним и чуть приподнял блондинистую лохматую голову. — Есть тут вра… то есть, целитель?!

    — Ты, верно, шутишь, склаф. — Хроки присел на корточки и поднес факел поближе. — Сама Эйр не в силах исцелить подобную рану… Эйнхерии ждут — Немного чести быть убитым исподтишка, — простонал Сигурд, пытаясь приподняться на локтях. — Разве захочет Всеотец видеть в своих чертогах такого неудачника?

    — Молчи! — Я слегка навалился на викинга, не давая шевелиться. — Монах не побоялся выйти в одиночку против нас всех с одним жалким ножиком!

    — И то верно! — Хроки одобрительно хлопнул меня по плечу. — Склаф верно сказал — ты пал от руки храбреца.

    Последнее утешение: секретное задание выполнено

    Вы убедили Сигурда, что его смерть будет достойной настоящего воина. Вы получаете 250 очков опыта.

    Доступно новое задание: Прощальный подарок.

    Ничего себе! Еще и так бывает?

    — Хорошо, если так, Антор. — Сигурд накрыл мою руку перепачканной в крови ладонью. — Жаль, что нам больше не придется сражаться вместе. Ты не рожден севером, но в твоих жилах течет кровь истинного сына битвы. Когда я уйду в чертоги Всеотца, забери мою секиру. Ты уж прости, но твой топор — кусок бесполезного дерьма. — Сигурд едва слышно засмеялся, но тут же закашлялся, выплевывая кровь. — Проклятье… когда-то тэн Олаф назвал эту секиру «Воющей ведьмой». Много лет мы не расставались, и всегда она приносила мне удачу… только вот сегодня моя удача закончилась. Но это славное оружие… Я бы отдал «Ведьму» Хроки, но ведь он даже не знает, с какой стороны у нее рукоять…

    — Хель тебя забери!

    Даже суровый тэн Олаф изобразил на лице подобие улыбки. Хроки нахмурился, опустил голову и сердито засопел, но я заметил, как в его бороде блеснули крохотные льдинки слез. Похоже, они с Сигурдом были близкими друзьями, хоть и все время ворчали друг на друга.

    Получен новый предмет!

    «Воющая ведьма»

    Тип: двуручный топор

    Класс: уникальный

    Мин. Сила для использования: 6

    Урон: 15–17

    Критический урон: 1.1х

    Особые свойства: при атаке имеется 20 % шанс наложить эффект «Страх» на все цели в радиусе 5 м.

    До того, как попасть вам в руки, эта секира принадлежала сканду по имени Сигурд. Ее бывший владелец пал в бою, но его грозное оружие до сих пор сеет смерть и внушает ужас всем на полях сражений.

    — Береги ее, дружище. — Сигурд нежно погладил огромное лезвие. — Пусть «Ведьма» послужит тебе так же, как служила мне… И вот еще… — Жизнь уже покидала могучее тело сканда, но он все же нашел в себе силы нащупать на шее тонкий шнурок и потянуть. Через мгновение в мою руку лег кусочек теплого металла. — Я знаю, ты уцелеешь, Антор. Когда вернешься на Эллиге, отыщи мою Айну на острове Виг. Отдай ей это, она… Она все поймет.

    Получен новый предмет!

    Амулет Сигурда

    Тип: подвеска

    Класс: уникальный

    Особые свойства: Очки жизни +5 единиц

    Простая безделушка, подаренная отцом Сигурда своему первенцу. Любой странствующий друид или деревенская ведьма сделали бы амулет сильнее, но Сигурд очень дорожил подарком, и за долгие годы амулет впитал часть жизненной силы владельца. Как знать, может, когда-нибудь он поможет вернуться домой и вам.

    — Черт… Сигурд! — Я легонько тряхнул умирающего за плечи. — Где этот остров? Как мне найти Айну? Кто она?!

    — Ты узнаешь… — Сигурд говорил уже еле слышно, но на его губах вдруг появилась улыбка. — Косы… и глаза… как самые яркие звезды…

    Получено новое задание: Прощальный подарок

    Отправляйтесь на архипелаг Эллиге и отыщите Айну на острове Виг. Выполните последнюю волю Сигурда и отдайте ей его амулет.

    — Где этот остров? Сигурд!

    — Оставь его, склаф. — Хроки опустил на мое плечо тяжелую руку. — Валькирии забрали Сигурда— ты уже ничем не поможешь.

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз