• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Дизельпанк Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война для души информационная безопасность исламизм историософия исторические аборигены история Санкт-Петербурга литература мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание попаданцы приключения саксофон современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 65
    Пользователей: 1
    Гостей: 64
    SilkeFabela4
    Архив новостей
    «    Сентябрь 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930 
    Сентябрь 2022 (1428)
    Август 2022 (1002)
    Июль 2022 (1501)
    Июнь 2022 (853)
    Май 2022 (1801)
    Апрель 2022 (1887)
    Кирилл Клеванский: Дело черного мага. Книга 1 (фрагмент)

     Кирилл Клеванский

    Дело черного мага

    Книга 1

    Пролог

    2031 год. Самый обычный, почти ничем не примечательный год. Разве что в этом году на рынке появилось устройство под названием Magic lenses.

    Хотя говорить в данном случае “появилось на рынке” немного неверно. Чертежи, документация и вся информация касательно нового прорывного девайса просто оказались первого сентября 2031-го года на Reddit и уже оттуда растеклись по всей сети.

    Кто выложил, кто создал это устройство, которое, будучи простыми глазными линзами, содержало в себе мощность смартфона и качество изображения высококачественного дисплея — никто до сих пор не знает. Хотя с тех пор минуло уже почти полвека…

    Производители, которые клепали эти линзы, плодились, как грибы после дождя. Программным обеспечением снабжали разнообразные студии и даже некоторые компании-гиганты.

    Всего за год технология Magic lenses стала настолько же популярна и востребована, как все те же смартфоны. Во многом она даже их заменила.

    А затем в 2032 году, все в тот же день первого сентября, ровно год спустя, на странице Reddit, где пользователь под именем Prophet выложил чертежи линзы, он вдруг опубликовал программное обеспечение. Свободное скачивание, доступ любому пользователю.

    Абсолютно бесплатно.

    Стоит ли говорить, что народ бросился скачивать.

    А когда скачали…

    Сначала все подумали, что это игра.

    Два или три дня ушло на то, чтобы люди, радостно колотящие монстров, использующие магию, покоряющие подземелья и прочее, поняли, что это вовсе не игра, а реальность.

    Реальность, которую они увидели благодаря технологии Magic lenses.

    Линзы и программное обеспечение хотели прикрыть, но Prophet сделал все правильно — свободный доступ и интернет… С таким же успехом те, кто желал отобрать у человечества способность видеть магию, могли бы попытаться отобрать интернет.

    Затем начались исследования.

    Народ выяснил, что магия существовала в мире Земли всегда. Просто в какой-то момент все меньшее и меньшее количество людей могли ее чувствовать, видеть и ощущать.

    В итоге все, что некогда являлось неотъемлемой частью жизни населения Земли, переместилось в сказки и мифы. Мир смертных и мир волшебства существовали как две стороны одной медали.

    Люди (за редким исключением) не замечали магических существ и магии, а те не реагировали на смертных соседей. Правда, уже за куда меньшим исключением…

    Во всяком случае, населению Земли стало понятно, почему каждый год по статистике исчезает по всей территории планеты больше десятка миллионов людей, которых никогда не могут найти.

    Все же разнообразным волшебным тварям надо что-то есть…

    Взять того же вампира. Вот кто-нибудь думал, сколько литров крови в месяц требуется, чтобы прокормить эту тварь? А про оборотней и вовсе лучше молчать.

    Линзы вернули людям возможность видеть магию. Исследования говорили о том, что их вычислительная способность, которая переводила таинственное волшебство в простой вид цифр и инструкций, строилась на квантовой неопределенности, гиперпозиции, теории множества изогнутых струн, лучевой гравитации, искажении пространства-времени в зависимости от скорости, которая является лишь гравитационной разницей между двумя точками, и прочей малопонятной ерундой.

    Так или иначе — в 2032-м году магия вновь стала частью жизни землян.

    Люди вдруг узнали, что в горах Урала, в Гималаях и Андах живут гномы. В лесах Канады и Сибири — эльфы. Что в водах водятся не только рыбы, а еще русалки, наги, каппы и прочие существа.

    Что по небесам парят не только птицы, но и драконы, фениксы, грифоны и те, название коих уже стерлись даже в сказках и мифах.

    Огры, тролли, варги, гоблины, орки, фейри, великаны, циклопы, медузы, кентавры, циклопы… или циклопы уже были? Все они вдруг стали видимы простому человеку.

    Ну и помните речь Тони Старка в одном из фильмов о супергероях (сейчас они, ну эти фильмы, воспринимаются разве что с иронией). Сначала он в своем железном костюме сражался с простыми людьми, а затем подтянулись сверхлюди, инопланетяне и даже боги.

    В общем — все пошло по каскадной нарастающей.

    Так же и с 2032-го года. Магия стала развиваться… Люди ее развивали в себе. Изучали. Верили в нее… Если, опять же, доверять разным клирикам и иным поборникам Слова о том, что двигателем всему является вера.

    Иными словами, магия не только стала частью жизнью Новой Земли, но и укоренилась в ней. Развилась. Преобразилась. И, закончив эпоху цифровых технологий, начала эпоху слияния магии и техники.

    Люди даже нашли Атлантиду…

    Хотя и искать ее особо не требовалась. Тысячи лет она занимала континент, который для всего мира был скрыт под толщей воды. И лишь его вершина в виде Новой Зеландии торчала на всеобщем обозрении.

    Ну, и как оказалось, простая техника людей не могла увидеть всего объема планеты Земли. Вдруг выяснилось, что она была едва ли не в полтора раза больше, чем думали простые люди…

    Ученым, разумеется, пришлось заново ломать голову над физическими законами, к которым добавились и законы волшебства и магии.

    Например, никто до сих пор не знает, почему после “увеличения” Земли не изменилось ни количество дней в году, ни часов в сутках, ни даже ускорение свободного падения.

    Иными словами — загадок, даже спустя пятьдесят лет, в 2081-м году, было куда больше, чем ответов.

    Но люди жили.

    Становились магами, обучаясь в школах волшебства. Посещали страны разумных волшебных существ. Охотились на редких неразумных волшебных тварей. Исследовали подземелья. Любили. Предавали. Умирали и рождались.

    Воевали…

    Кстати, в 2040-м году случилась Первая магическая война, которая перекроила карту мира и едва не уничтожила планету, но об этом позже.

    В общем, если простыми словами, то форум Reddit все же справился со своей задачей и действительно изменил мир. В лучшую или худшую сторону — кто знает.

    До сих пор существуют поборники движения за отказ от Magic lenses и магии. Но… их потуги сводятся лишь к террористическим актам.

    Выросло уже два поколения и подрастает третье, для которого магия — такая же обыденность, как интернет когда-то. Хотя он, интернет, разумеется, никуда не исчез.

    Так что если увидите эльфа в кедах, бейсболке, с кофе из “Старбакса”, за ноутбуком компании Apple, то не удивляйтесь. Правда, скорее всего, так просто вы его не встретите ни в Нью-Йорке, ни в Токио, ни в Москве, ни в Лондоне… Нет, может, в кварталах волшебных рас и найдете, если вас туда пропустят, но так просто…

    Так просто представителя всех рас можно встретить разве что в Маэрс-сити, столице континента Атлантида, омываемого Тихим океаном.

    Места, где когда-то родилась магия. Почему она это сделала? Кто такой Prophet? Зачем и для чего были созданы Magic lenses?

    Алекс Дум, он же Александр Думский, понятия не имел.

    А кто такой Алекс Дум?

    Что же — это хороший вопрос.

    Глава 1

    Алекс, поправляя старенькую кожаную куртку, дождался, пока с лязгом отъедут ворота, открывая ему вид на потрепанную временем, старую асфальтовую дорогу.

    — Проваливай, Дум, — донеслось с вышки.

    Алекс повернулся в сторону стальной башни, внутри которой за армированным стеклом сидел тучный дозорный. Как звали толстячка — он не помнил. Что не помешало Алексу показать средний палец, на котором было выбито “Дум”.

    Дозорный что-то выкрикнул вслед парню, но тот уже не слышал.

    Подняв воротник куртки, он вышел за пределы специального исправительного учреждения для людей, обладающих уникальными возможностями. А попросту — из зоны для магов.

    Именно там Алекс провел последние годы своей жизни. Если быть точным, то четыре года.

    Трясущимися от холода руками он нашарил в кармане помятую пачку сигарет без фильтра. Достав ее, он улыбнулся и, выбив ладонью одного ракового солдатика, ловко поймал губами.

    Как ни странно, но этому трюку его научили не на воле, а в тюрьме. В бараках, запрятанных на глубине в несколько километров под землей. И это не считая ограничивающие способности к магии ошейники.

    Алекс потер шею.

    Ему до сих пор казалось, что он все еще чувствует вес проклятого металла — адамантия. Именно с его помощью власти ограничивали магов, нарушивших закон.

    Ну, еще в ход, конечно, шли издевательства и самоуправство стражников и прочие ненужные подробности.

    — Дьявол, — выругался Алекс.

    По старой привычке он поднес большой палец к сигарете, но пламени на подушечке так и не появилось.

    Покосившись на тяжелый браслет на левой лодыжке, Алекс выругался еще раз. В ближайшее время колдовство останется для него за пределами жизни.

    Зажигалки не было.

    Да и где найдешь зажигалку на забытом людьми, богами, духами, демонами, феями и иными сущностями острове, отделенном от Маэрс-сити единственным мостом?

    Именно к нему и вела разбитая дорога, по которой лишь раз в день ездил автобус. И учитывая, что солнце уже клонилось к океану на западе, то Алекса выпустили незадолго после отъезда этого спасительного стального челнока.

    Подняв серую сумку, с которой его и повязал отдел правопорядка, Алекс дошел до остановки и уселся на деревянную скамейку.

    Дул неприятный, северный ветер. В Маэрс-сити лето быстро заканчивалось и, несмотря на то что на дворе все еще стоял август, погода была аховой.

    Потуже закутавшись в тонкую куртку, Алекс, жуя сигарету, пытался хоть как-то согреться.

    Ему нужно было обдумать, что теперь делать со своей жизнью. Только выйдя из тюрьмы, осужденный по тяжкой, да еще и черномагической статье, особым простором выбора своей судьбы он похвастаться не мог.

    К тому же если быть честным, то ничего, кроме магии, Алекс в своей жизни не умел.

    — Весело, — протянул он, вглядываясь в бесконечную каменную гряду, со всех сторон омываемую холодным морем. Говорят, эту тюрьму скопировали с некогда знаменитого Алькатраса. Первой зоны для магов.

    Размышления об исторической иронии прервал визг тормозов. Прямо напротив проржавевшей остановки остановился длинный, представительный лимузин.

    Обилие хрома нисколько не портило его делового, черного вида. А классический бензиновый выхлоп свидетельствовал о высоком положении владельца люксовой машины.

    В эпоху магомодулей не все могли позволить себе не то что купить что-то классическое, бензиновое, а банально платить с этого налоги.

    С водительского места вышел шофер. Высокий, плечистый, в дорогущем костюме, с начищенными до ослепительного блеска туфлями и лицом, пересеченным несколькими шрамами.

    Алекс вздрогнул.

    Он уже видел таких. Но не в роли шоферов, а среди бугаев банд Хай-Гардена.

    — Анализ, — скомандовал Алекс своему нейрочипу.

    Перед глазами всплыло красноватое сообщение:

    ...Имя:??? Раса: человек. Уровень УЕМ: 4561
    Алекс едва сигаретой собственной не подавился. Четыре с половиной тысячи условных единиц магии — это крепкий уровень адепта!

    Какой монстр мог себе позволить нанять простым шофером целого адепта, Алекс не знал. Более того — он и знать не хотел. Но что-то ему подсказывало, что в данном вопросе у него также выбора нет.

    Познакомиться придется.

    Шофер, надвинув фуражку на стальные глаза, которые легко могли принадлежать как убийце, так и военному, открыл пассажирскую дверь.

    — Спасибо, Дункан, — прозвучал певучий, холеный голос. — Садитесь, мистер Думский, нам есть что обсудить.

    Алекс посмотрел на низкое, серое небо. Затянутое тучами, оно, будто гранитная крышка гроба, давило ему на плечи. Любой нормальный человек на его месте немедленно отказался бы… отказался и, скорее всего, все равно оказался внутри лимузина, но уже не в очень презентабельном виде.

    Когда перед тобой останавливается явно правительственная машина, то отказываться от приглашения — не просто глупость, а не самая интересная попытка совершить самоубийство.

    Закинув сумку за плечо, Алекс подошел к лимузину и нагло улыбнулся шоферу.

    — Здарова, Дункан, — махнул он рукой и, не дожидаясь реакции, нырнул внутрь.

    Признаться, даже в самые лучшие времена его попа никогда не сидела на столь удобном кресле, как здесь. Причем не сидении, а именно кресле. Обшитом бежевой кожей, с деревянными подлокотниками, подставкой для ног, вентиляцией, массажными роликами и чем-то еще, несомненно дорогим и безумно комфортным.

    На противоположном таком же кресле расположился мужчина средних лет. Во внешнем мире, мире расистов, сексистов и просто смертных его бы обязательно назвали азиатом, но здесь, в стране магов, он был просто государственным служащим с желтоватой кожей и узкими глазами.

    В ухоженных руках, сверкающих свежим лосьоном и маникюром, он держал самую простую бумажную папку. Не планшет или, на худой конец, смартфон, а физический носитель.

    Алекс думал, что их, кроме мафии, никто и не использует.

    — Анализ.

    ...Имя:??? Раса:??? Уровень УЕМ:???
    Как и подозревал Алекс, “костюм” действительно принадлежал к какой-то из структур. Только они могли игнорировать закон Маэрс-сити и скрывать графы расы и уровня.

    Ситуация — дерьмо.

    Алекс даже не почувствовал, когда лимузин тронулся с места, и определил это лишь по движению пейзажа за окном.

    — Алекс Думский, — лениво перелистывал страницы “костюм”. — Воспитанник приюта святого Фредерика. Сбежал в семь лет, в восемь — первый привод в отделение полиции. Украл, — брови “костюма” слегка приподнялись, — кошку?

    — Тяжелое детство, — ответил на незаданный вопрос Думский.

    Он не стал уточнять, что эта кошка во время того, как он обкрадывал квартиру, решила сожрать хозяйскую сережку.

    Бешеная тварь.

    — В десять, по сведениям полиции, стал членом банды “Ткилс”. Самый молодой за всю историю?

    — Талант, — улыбнулся Алекс.

    — И не поспоришь, — кивнул “костюм”. — Двести УЕМ в десятилетнем возрасте — немногие могут похвастаться таким потенциалом. К двенадцати вы уже достигли ступени практикующего и пяти сотен УЕМ. Учись вы в государственной школе, вас бы причислили к гениям.

    — Не причислили бы.

    — Не причислили, — согласился “костюм”. — Скорее всего, сразу бы прооперировали ваше энергетическое тело, чтобы пресечь практику темной магии.

    — Которая до сих пор не запрещена. — В голосе Алекса зазвучало что-то недоброе. Дали о себе знать старые обиды. — Но при этом вы калечите детей!

    — Избавляем их от ненужной и тяжелой судьбы, — парировал “костюм”. — Но не будем об этом… Итак, маленький мальчик двенадцати лет, обладающий силой практикующего… Нет, темный маг ранга практикующий решает, что банда “Ткилс” ему не подходит. — “Костюм” перевернул страницу, и Алекс заметил несколько фотографий.

    Пейзаж за окном ему нравился больше, чем то, что он там увидел.

    — Дункан при виде этих фотографий заметил, что вас стоило отправлять не сюда, а в психушку.

    — А бандиты решили, что меня стоит отправить на тот свет. — Алекс все так же смотрел за окно. — Я был не согласен.

    — Я вижу, — снова кивнул “костюм”. — На долгое время не прошедший государственной аттестации темный маг практикующий теряется с радаров. А затем, два года спустя, в городе случается настоящий бум на черном рынке.

    Алекс самодовольно хмыкнул. Вместе со стариком гномом они неплохо повеселились в те дни.

    — Десятки высококлассных заклинаний, вплоть до ранга мистика, привели район Хай-Гардена в состояние войны банд, — “костюм” перевернул следующую страницу, — а затем вы ошиблись, мистер Думский, не стоит так снисходительно относиться к стражам правопорядка. Хотя вы искусно отводили глаза, но покупать в четырнадцать лет спортивную машину на магоприводе — это уже хамство. Я вот на свою зарплату такого себе позволить не могу.

    Алекс хмыкнул. Если он был прав о положении “костюма”, то тот себе десять таких машин мог купить.

    — Через нее на вас и вышли, — продолжил “простой государственный служащий”, каким он и хотел себя выставить.

    — У вас прикурить не будет?

    — Здесь не курят, — отрезал “костюм”. — Два года беготни за вашей скромной персоной, а оказывается, все это время вы жили на соседней с центральным управлением Хай-Гардена улице. Наглость.

    Алекс был иного мнения. Как говорили мелкие мошенники его альма-матер — улицы, надежнее всего прятать на самом видном месте.

    — Потом две попытки задержания. Шестнадцатилетний мальчик уровня мистика с мощью в двенадцать сотен УЕМ… Такого, признаюсь, я еще никогда не видел. — И снова фотографии. Но этими Алекс уже мог гордиться. — В итоге трое оперативников, бывалых практикующих, оказались в реанимации, еще четверо с травмами различной тяжести на месяцы разлетелись по больничным койкам.

    Если честно, в тот день Алекс не собирался устраивать побоища, но они разбили его машину!

    И опять же, в те времена он мог позволить себе купить новую, но сыграл вопрос принципа. Он все же потратил немало усилий, чтобы провернуть аферу по ее покупке, и она была дорога ему как память.

    А может, он просто был больным ублюдком, которым его пыталась выставить пресса.

    Кажется, он даже сохранил газетный заголовок…

    — Целый месяц о вас ни слуху ни духу, а затем вы всплываете в простой барной драке. Глупо.

    Алекс скривился. Об этом ему было вспоминать не очень приятно.

    — Вас задержали в течение недели. — “Костюм” вчитался в очередной лист досье и слегка присвистнул. — В задержании участвовали адепт и два десятка оперативников уровня мистик. Взяли, так сказать, с фанфарами.

    И если бы не клятый адепт, Алекс ушел бы и тогда. Эти вышколенные мистики были тупы и неповоротливы. Если бы не адепт…

    — Затем суд, — не унимался “костюм”, — дело в семнадцать томов. Почти по вашему возрасту, да? Что вам вменяли? Пятнадцать эпизодов кражи, сто девяносто девять эпизодов незаконного изготовления черномагических заклинаний с целью продажи, пять эпизодов нанесения тяжкого вреда здоровья, тридцать шесть эпизодов нападения на представителей закона, семь обвинений в причинении смерти путем использования темномагических практик. — “Костюм” прокашлялся и нажал на кнопку. Открылись дверцы деревянной тумбы, демонстрируя позолоченное убранство и фарфоровый сервиз, в который сложный механизм налил воды и кинул льда. — По последнему пункту — все не доказано. Признаться, будь это иначе, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

    От Алекса не укрылось то, как “костюм” мазнул взглядом по браслету на его лодыжке.

    Черт…

    Черт!

    Ситуация стремительно катилась в какую-то чересчур глубокую задницу.

    — И в качестве вишенки на торте демонология и демоническая магия. Отрасли волшебства, запрещенные на законодательном уровне.

    Алекс молча жевал сигарету, не замечая, что уже почти полностью ее съел.

    — По сложении всех доказанных прокурором статей вас обрекли на… триста четырнадцать лет тюремного срока.

    — Сущие мелочи, — нервно фыркнул Алекс.

    Ему захотелось немедленно открыть дверь и броситься на острые камни. Такой исход его устраивал больше того, что скоро могло грянуть.

    — Освобождены по УДО через четыре года с условием постоянной носки ограничивающего браслета. — И снова взгляд на лодыжку, где висел артефакт, блокирующий способности Алекса к магии.

    “Костюм” захлопнул папку и откинулся на кресло. Он, отгибая мизинчик, шумно отхлебнул воды из граненого стакана.

    — Что мы имеем как итог? Невероятно талантливый, возможно — гениальный самоучка, выбравший темную магию, к шестнадцати годам достигает силы, которая многим только снится.

    “И если бы не тюрьма и четыре потерянных года, — мысленно добавил Алекс, — то сейчас ваш Дункан был бы свит в бараний рог!”

    — Разбрасываться такими талантами государство просто не может и не должно, так что…

    — Позвольте перебью? — Алекс, будто в школе, в которой он никогда не учился, поднял руку. — Зачем вы выпустили меня из тюрьмы?

    — Уже догадались, а мы хотели преподнести это как сюрп…

    — Зачем?

    Они какое-то время играли в гляделки.

    — Очевидно, что мы хотим предложить вам сотрудничество, в результате которого, если вы покажете себя с наилучшей стороны, то сможете реабилитироваться и занять достойное положение в нашем обществе.

    — А если упростить?

    — Если упростить, — “костюм”, разом теряя маску добродушия, сложил пальцы домиком и сверкнул хищным взглядом, — то справа и слева от вас острые камни, а двери в лимузине давно уже не чинили. Позади — тюрьма, где вас, как я понял, не очень любят. А перед вами — я. Обещаю вам работу и возможность снять браслет.

    — Какие радужные перспективы.

    — У многих нет и таких, — развел руками “костюм”. — Ну так что?

    Алекс вгляделся в глаза “костюму”. Холодные и стальные.

    Проклятье, к какому подразделению конкретно он принадлежал?

    — Четыре года ни с кем в постели не лежал, — вздохнул Алекс. — Не думал, что по освобождении придется прыгать в койку к служивым.

    — Это значит — да?

    Алекс кивнул.

    — Не то чтобы у меня был выбор, — несколько грустно улыбнулся Дум. Он уже давно привык к прозвищу и порой забывал о фамилии. — В чем суть нашего сотрудничества?

    — Если в двух словах, то вам предстоит поступление в Первый магический университет, — обезоруживающе улыбнулся “костюм”. — В роли профессора черной магии.

    Алекс какое-то время ждал, что “костюм” скажет нечто вроде — “Шутка”, но ничего подобного не последовало.

    — ЧТО-О-О-кх-кх-кха…

    Крик Алекса потонул в его же собственном кашле.

    Он таки проглотил клятую сигарету.

    Глава 2

    Подняв воротник куртки, Алекс “выщелкнул” из кулака большой палец. Над его подушечкой зажегся язычок черного пламени.

    ...Элементарное магическое воздействие. Потребление: 0,5 УЕМ/сек
    Для кого-то, кто хотя бы сделал первые шаги по ступени Ученика (от 0 до 250 УЕМ), такие сообщения на периферии зрения, создаваемые линзами, были сродни обыденности.

    Особенно здесь — в Маэрс-сити, сердце магического мира Новой Земли.

    Но для Алекса…

    Четыре года. Четыре года, проведенных в подземном каменном мешке, заставили его ценить простые мелочи.

    Сообщения линз, возможность использовать магию, не запирающиеся двери и возможность посрать когда хочется, а не когда кто-то в камере не поглощает пищу.

    — Ваши вещи уже на конспиративной квартире, мистер Думски.

    — Думский, — машинально поправил Алекс.

    — Без разницы, — парировал Дункан. Шофер, показательно нажимая пальцем на кнопку стеклоподъемника, обронил: — Надеюсь, ты облажаешься, сопляк.

    Любой нормальный черный маг старой закалки бросил бы в наглеца какое-нибудь проклятье. Ну хотя бы, чтобы при следующей близости с женщиной у него член чирьями покрылся.

    Дум был не из таких.

    Он поправил свои очки средним пальцем, на котором рунами языка народа Фае было выбито “Дум”.

    Он ненавидел проклятых фейри…

    Лимузин, сверкнув габаритными огнями, вскоре исчез за поворотом. Алекс проводил машину взглядом, картинно и наигранно отвесил глубокий поклон, а затем развернулся, чтобы врезаться в бюст высоченной дамы.

    В кашемировом пальто с воротником из двухвостой лисицы, она выглядела типичной “мамочкой”.

    — Заблудился, молодой? — прорычала она.

    И в данном случае это была не метафора, женщина действительно прорычала. Характерная зеленая кожа, животный, слегка мускатный запах, желтые ногти-когти и клыки, пирсингованные золотыми кольцами.

    ...Имя:??? Раса: тролль. Уровень УЕМ: 129
    — Мэм. — Алекс хотел было приподнять край своей шляпы, но вдруг понял, что ее не выдали при выписке из лучшего санатория Маэрс-сити. Алл инклюзив, так сказать.

    Уроды…

    — Мисс, — хмыкнула троллиха. — Товар посмотришь?

    Алекс только вывернул наизнанку карманы брюк.

    — Проваливай тогда, нищеброд, — мамаша оттолкнула его в сторону, чем едва не выбила на проезжую часть, — не загораживай мне товар.

    Дум кинул быстрый взгляд в сторону темного переулка. Там, в едком полумраке, разгоняемом светом неоновой вывески дешевого хостела, ютились полуобнаженные представительницы сразу нескольких рас.

    Алекс даже мог поклясться, что заметил среди них острые белые уши эльфов, но, скорее всего, померещилось. Даже самые бедные из эльфийских семей были богаче шейхов пустынных эмиров.

    — Чо встал? — кто-то толкнул Алекса плечом.

    — Чо пялишься? — Его, только что развернувшегося, вновь мотнуло от очередного тычка плечом в сторону.

    Запнувшись о поребрик и едва не свалившись на асфальт проезжей части, Алекс в последнюю секунду увернулся от мчащегося мимо байка.

    — Башка лишняя, дебил?! — донес ветер, перекрывший рев бензинового мотора.

    Видимо, кто-то из бандитов — только они в Хайгардене, главной помойной яме Маэрс-сити, могли позволить себе налоги на бензиновый мотор.

    Ну, как позволить…

    Они их просто не платили.

    Встряхнув головой, вновь подняв воротник куртки, Алекс развернулся и посмотрел на черное небо. Затянутое тучами, освещенное многочисленными прожекторами, порой выхватывающими из тьмы волшебные дирижабли и свистящие крыльями глайдеры, только здесь, в Хайгардене, оно не выглядело как рождественская елка.

    Там, чуть дальше, ночь никогда по-настоящему не вступала в свои законные владения.

    Алекс посмотрел на центральные районы Маэрс-сити. Несмотря на то что они находились в двадцати станциях метро (и это было кратчайшим маршрутом), их было видно даже из захолустного Хайгардена.

    Представьте себе Манхэттэн образца второго десятилетия двадцать первого века. А затем увеличьте этот остров в шесть раз, скрестите его с Гонконгом и получите центральные районы Маэрс-сити.

    Город, в котором небоскребы уже устали пересчитывать — каждый год их число лишь увеличивалось. Джунгли из хрома и стали, стекла и металла.

    В нем проживало тридцать шесть миллионов разумных существ. Начиная людьми и заканчивая представителями фейри.

    Никогда не спящий, вечно гудящий муравейник, пропитанный магией от канализации, где обитали троглодиты (и это не шутка. Алекс сам лично троих порешил. Хотел и четвертого, но тот ему чуть ногу не отрезал), заканчивая шпилями высочайших небоскребов, на которых порой можно было заметить вечно странствующих грозовых птиц.

    Алекс втянул воздух полной грудью.

    Воздух, в котором аромат духов удивительным образом смешивался с грязью и помойным дурманом; где запах денег переплетался с вонью нищеты; где блеск витрин лучших бутиков затмевала тьма притонов и подворотен; где выхлопы дорогих спорткаров порой глушились дизельными самоходками.

    Город контрастов.

    Город всех рас.

    Столица Атлантиды.

    Город магии.

    — Хорошо оказаться дома, — улыбнулся Алекс.

    Он протянул руку и схватил черную шляпу с головы какого-то парнишки.

    — Эй, — возмутился было тот, но увидев на ладони Алекса вспыхнувшую сиреневым туманом волшебную печать, тут же скрылся где-то в хитросплетении переулков.

    — А в Хайгардене вдвойне хорошо. — Поправив полы и сорвав ленту у тульи, Алекс придал своей излюбленной фетровой шляпе более хищный вид. — Итак, господин Бромвурд, я хотел бы забрать то, что причитается мне.

    И Алекс, запихнув ладони в карманы, направился в сторону нижнего парка. Неподалеку от приюта, где он вырос, рядом с площадью семи углов, где он участвовал в войнах банд, буквально в паре кварталов от дома безумного старикашки, который обучил его искусству черной магии, — именно там находился неприметный магазинчик “Все для охоты и рыбалки”. И лишь немногие — читай, весь Хайгарден, включая фараонов из тех, что работают не ради чести значка, а в целях изъятия хрустящих купюр, — знали, что там находится одна из главных контрабандистских лавок района.

    Вообще, у Алекса имелись и куда более важные дела.

    Выяснить, за каким чертом государственникам потребовалась его скромная тушка. Причем настолько сильно, что они вытащили ее из тюрьмы магов и скостили несколько веков срока.

    Понять, за каким демоном они собирались запихнуть его Первый магический университет. Причем сразу в статусе профессора.

    Профессора черной магии… Ха! Да любой так называемый “профессор черной магии” душу и пятую точку бы продал за те знания, которые хранились в голове Алекса…

    На закуску ему оставалось разузнать, кем именно являлись узкоглазый и Дункан.

    Ну и по мелочи — выплатить долг одному из крупнейших криминальных синдикатов. За то, что не дали Алексу превратиться на зоне в пропеллер, крутящийся вокруг оси чьего-то детородного органа. Долг в объеме сто тысяч кредитов.

    Если в долларах, то умножьте на десять.

    Не кисло, да?

    А счетчик-то то уже начал тикать…

    Но больше всего Алекса волновало…

    — Жрать охота, — он сморкнулся в урну и глубоко затянулся, — и бабу бы…

    — Милок, ну что, надумал?! — донеслось ему вслед от троллихи.

    Алекс поступил так, как поступал в любой непонятной ситуации.

    Он затянулся. Выдохнул колечко дыма. Продемонстрировал татуировку “Дум” и поплелся дальше вниз по улице.

    Его, наверное, уже заждался один бородатый гном, который задолжал ему кучу денег и сытный ужин!

    Глава 3

    — Прям как и не пробыл в отпуске четыре года, — протянул Алекс, щелчком пальцев отправляя окурок в стоявшую неподалеку от автобусной остановки урну.

    Хайгарден, пожалуй, единственное место, где все еще ездили электробусы, а не магобусы. Просто для последних требовалось специальное дорожное покрытие, которым только недавно (относительно недавно — четыре года назад) покрыли большую часть центральных районов Маэрс-сити.

    Здесь же все еще лежал пусть и добротный, но простой асфальт.

    Дум стоял напротив невысокого двухэтажного здания. Покосившаяся вывеска “Все для охоты и рыбалки” шаталась на ветру. Несколько неоновых букв не горели, так что если бы не свет ближайшего фонаря, то понять, что именно на ней написано, было бы сложно.

    Слева и справа от магазина высились пятиэтажные жилые здания. Похожие скорее на муравейники, чем на достойное жилье гражданина Атлантиды, из красного кирпича, с деревянными ставнями и простыми стеклами, они служили пристанищем простым работягам города.

    С утра на завод, вечером обратно в конуру.

    Иначе как конурой мелкие квартирки, в которых ютилось по шесть-восемь человек семейства, и не назовешь.

    Один раз, еще в детстве увидев подобные условия, Алекс понял, что лучше будет жить на улице, чем так…

    Подойдя к каменному крыльцу, ведущему к входу в лавку, Дум вытер подошву кедов, в которых его приняли фараоны, о знакомый и почти даже родной каменный выступ.

    Толкнув дверь, привычно вздрагивая от завывшего на манер банши волшебного звонка, Алекс все так же машинально выругался.

    — Сколько раз просил поменять звонок, — прорычал он, аккуратно придерживая за собой дверь.

    Несмотря на миновавшие четыре года, в лавке старого гнома так ничего и не изменилось. Все тот же потертый зеленоватый ковер на дощатом полу, который только увеличивал и без того просторное помещение.

    По стенам на деревянных столах блестели стеклянные крышки, под которыми лежали различные снасти. Слева — для рыбалки, справа — для охоты.

    Алекс, руководствуясь любопытством, подошел к тем, что справа. Его взгляд тут же привлек длинный нож с зазубринами. Резная деревянная рукоять и несколько рун на сером, широком лезвии.

    ...Объект: охотничий нож. Ранг изделия: F. Максимальная выработка УЕМ: 12. Стоимость: 145 кредитов.
    — Старый совсем совесть потерял, — присвистнул Алекс. — Артефакт F класса за полторы сотни кредитов впаривать. Да за такие барыши голыми руками глотку темной крысе порвут.

    Артефакт F ранга — низшего качества из всех. Кроме как на темных крыс да на каких-нибудь шальных мутантов с таким не поохотишься.

    Хотя для начинающих охотников на монстров и такой сойдет.

    Не маги все же. Для них и 12 УЕМ в артефакте как манна небесная.

    Сверху на стенах были развешаны предметы верхней одежды. Куртки и штаны на вешалках, сапоги на полках.

    — Куртка Columbia, — прочитал Алекс на ценнике темно-зеленой куртки с двойной застежкой и, кажется, весьма прочным материалом.

    ...Объект: куртка. Ранг изделия: F. Максимальное поглощение УЕМ: 7,5. Сопротивление стихии льда: 0,5 %. Стоимость: 210 кредитов.
    Алекс едва молиться от удивления не стал. А молитва для черного мага — это хуже, чем святая вода для вампира. Помнится, по глупости и молодости Дум как-то раз на порог церкви поднялся. Его, кажется, неделю откачивали всей бандой.

    А те несколько ожогов от креста, когда его пытали в тюрьме, кажется, не сойдут уже никогда.

    — Вы что-то конкретное ищете или просто поглазеть зашли, мистер…

    Алекс обернулся на звук. За стойкой прилавка, скучающе облокотившись о кассу в ретростиле, слушал один беспроводной наушник прыщеватый студент.

    И прыщеватым он был не в силу юного возраста, ибо вряд ли Алекс его серьезно старше, а просто потому, что, видимо, с детства мыло не любил.

    Видимо, к тюрьме готовился…

    Так, ладно, надо завязывать с шутками про тюрьму. Все же Алекс из нее уже выпустился… то есть вышел и больше возвращаться не собирался.

    Ни в ближайшее время, ни в обозримом будущем, ни вообще когда-либо.

    — А где Джереми? — спросил Алекс, подходя поближе к студенту.

    От него пахло дешевым одеколоном, а потные подмышки резко контрастировали с мягким, сладковатым привкусом детского крема, идущего от влажных ладоней.

    Испарина на лбу и перевернутый планшет закончили описание трудовых будней работников магазина старого гнома.

    Интересно, а Стажер, назовем его так, знал, что здесь камеры установлены?

    — Нет больше Джереми, — недовольно ответил Стажер.

    — Память ему светлая. — Алекс слегка приподнял шляпу.

    — Да не в этом смысле!

    — А в каком?

    — Уволили его. — Стажер пожал плечами и, думая, что делает это незаметно, скинул планшет с прилавка в нижнюю полку. Увы, на стекле витрины отразился экран гаджета. И что только у молодежи в голове творится… — Месяца четыре назад.

    — И за что уволили Джереми? — удивился Алекс. — Он мне так нравился. Всегда меня пытался печеньем угостить. А ты, я смотрю, угощения для покупателей не держишь.

    — А ты, я смотрю, слишком много вопросов задаешь, — прищурился Стажер. — Если не собираешься ничего покупать, так проваливай, нищеброд.

    Алекс вздохнул и, приподняв очки, помассировал переносицу.

    — Слушай, меня за сегодняшний вечер уже второй раз называют нищебродом. А это, признаться, нисколько не улучшает мое поганое настроение.

    — Да? Ну прости, пожалуйста, что так вечер порчу. — Стажер сделал неуловимое движение, и вскоре в лицо Алексу смотрело дуло обычного, но от того не менее смертельного кольта сорок пятого калибра. — Может, это как-нибудь тебе его поднимет?

    — Пользоваться хоть…

    Стажер весьма ловко снял с предохранителя и взвел спусковой курок.

    — …умеешь, — уже не вопросительно, а утвердительно закончил Алекс. — А дуло-то чего такое большое выбрал?

    — Чего?

    — Ну, калибр у отверстия твоего, говорю, слишком большой.

    Стажер недоумевающе хлопнул ресницами.

    — Проклятье, — выругался Алекс. — Я тут намекаю, что ты заднеприводный, типа. Любишь паровозики пускать. Ну, мыло там ронял в тюрячке… Так, стоп, я же без шуток про…

    — Я и с первого раза понял! — рявкнул, перебивая, Стажер. — Ты псих, что ли?! Я же тебе сейчас голов…

    Еще до того, как Стажер успел договорить, Алекс поднял руки. Правую ладонь он положил на запястье студента и, четко его зафиксировав, упер большой палец под спусковой крючок.

    В то же время левой он дернул дуло от себя, а затем обеими руками уже на себя.

    Все это произошло быстрее, чем Стажеру хватило времени, чтобы моргнуть. И вот он уже стоял с вывихнутым запястьем и смотрел на дуло пистолета, упершегося ему в нос.

    — Я же сказал, — уже без всякой придури суровым тоном произнес Алекс, — у меня очень паршивое настроение. Где Бромвурд?

    — О-о-он п-п-ри-ик-каз-зал н-н-никого к с-с-себе не п-п-пус-с-скать, — заикаясь, промямлил Стажер.

    — Сделай для меня исключение, хорошо? — улыбнулся Алекс.

    Кажется, делать этого ему не стоило. Потому что кроме как одеколоном и детским кремом запахло аммиаком и чем-то очень резким и кислым.

    Под ногами парнишки, прямо на полу, растекалась неприятная лужа.

    Да уж…

    Джереми был покрепче.

    — К-к-конечно.

    Студент нажал что-то под прилавком, и часть стены, на которой висела голова грифона (подделка, разумеется: за одну настоящую голову грифона можно было бы скупить половину магазина старика), отъехала в сторону и открыла проход к витой лестнице, уходящей во тьму подвала.

    Ох уж эти гномы и их любовь к пещерам…

    — Вот и славно, — кивнул Алекс.

    Пустив немного магии в руки, силой мысли начертав на ладони нехитрую пентаграмму, он воплотил в жизнь проклятие гниения.

    — Такие игрушки детям… не игрушки? Демон, плохо получилось… совсем в сарказм разучился.

    Сокрушаясь над потерянным искусством красноречия, Алекс отправился к лестнице, а Стажер все еще не без дрожи смотрел на то, как невнятным пятном по прилавку растекается растворяющийся пистолет.

    Глава 4

    Спустившись по винтовой лестнице, Алекс оказался в довольно просторном помещении, но тускло освещенном и оттого кажущимся намного темнее, чем было на самом деле.

    — Гномы и их пещеры, — протянул Дум.

    Покатые стены, выложенные кирпичом, стилизованным под природный камень. Вместо плинтусов — желоба, в которых журчала вода.

    И это было не столько дизайнерским решением, сколько необходимостью. Помимо небольшого офиса, спрятанного за матовым бронированным стеклом, в помещении стояли дубовые, обитые металлом столы, на которых лежало огромное количество недоделанных незаконных артефактов.

    Алекс подошел к одному из таких. Внешне — ничем не отличим от того ножа, который висел в фасадной части контрабандистской лавке.

    Но учитывая, что он был сделан из редкого металла с вкраплениями адамантия, антимагического металла, то им можно было свободно пробить защитную магию вплоть до насыщенности в 100–150 УЕМ.

    Изделие, разумеется, не было зарегистрировано, так что “просканировать” его при помощи линз не представлялось возможным.

    Так и лежала перед Алексом незаконченная подделка, от которой фонило магией… отнюдь не за версту.

    — М-да, — протянул он, проводя пальцами над клинком.

    На подушечках ощущалось легкое покалывание. И это у него — у мистика! Вполне себе крепкого середнячка Атлантиды и что-то вроде Гэндальфа в его белом воплощении для мира Новой Земли.

    Ну или Гарри Поттера, на худой конец, но эту книгу Алекс не особо любил.

    Там черных магов били…

    И таким вот легким покалыванием или еще каким-нибудь шестым чувством раньше людям приходилось руководствоваться во всем, что касалось магии.

    Неудивительно, что она почти умерла…

    — Алуд?! — из недр пещеры донесся удивленный густой бас.

    Алекс повернулся на звук. Около наковальни, неподалеку от кузнечных мехов (все, разумеется, автоматизировано, но с налетом старины) стоял невысокий даже для своей расы гном.

    Квадратной формы — метр с кепкой ростом и такого же размера в плечах, он был абсолютно лысый и не носил бороды. Что-то не заладилось у него с родным кланом и, будучи изгнанником, он был обрит и заколдован.

    Вот что, собственно, и привело Бромвурда на кривую дорожку контрабандиста и если конкретно, то в район Хайгардена.

    — Здравствуй, старик, — помахал рукой Алекс.

    Бромвурд снял кольчужные перчатки и отложил в сторону металлические щипцы, которыми макал в дурно пахнущий раствор очередную преступную поделку.

    Собственно, из бадьи, в которой плескался алхимический препарат, и расходились желоба. Там, кроме воды, плескалась демон знает какая субстанция.

    Алекс лично видел, как один должник гнома лишился в этом “декоре” правой руки и едва не потерял орган, к которому очень трепетно относится большинство мужчин.

    — Камни и скалы, Алуд! Я вижу призрака? За какие такие грехи чернобородый Будут послал мне наказание в виде твоей тени?! Ты и при жизни имел скверный характер, а после смерти… проклятье, мне нужно позвонить инквизиции!

    Скинув на наковальню кожаный фартук, гном принялся копаться в кармане замасленных треников в попытке найти смартфон.

    — Успокойся, Броми. — Алекс, подойдя к гному, который едва дотягивал ему до пояса, похлопал по плечу. Все равно что по камню хлопать, если честно… — Это я. Старый, добрый, слегка небритый Алекс Дум.

    Бромвурд сначала отшатнулся, затем перевел взгляд с плеча на визитера, потом обратно и только после этого, выругавшись на языке гималайских гномов, молча направился к своему офису.

    Распахнув настежь стеклянную дверь, взобравшись по лесенке на офисное кожаное кресло, он выдвинул верхний ящик и достал темную бутылку.

    Стоило ему откупорить, как Алекс мгновенно узнал убойный аромат гномьей грибной настойки. По двадцать кредитов за сто грамм, между прочим.

    Но Дум больше ориентировался на виски, да и пить с гномами — дело неблагодарное. Им конкуренцию могли разве что тролли составить и то из тех, что покрепче.

    — Ох, камни и скалы. — Посмотрев на стакан, Бромвурд сделал два мощных глотка прямо из горла. Алекса передернуло… — Добрым тебя можно назвать, только если сравнивать с верховным жрецом культа Кровавого Черепа… Орочья погань… А старым… пощади, смертный, тебе даже одного века нет!

    Алекс хмыкнул.

    Бромвурду, кажется, в прошлом месяце должно было стукнуть что-то около двухсот двадцати семи лет. По меркам гномов — в самом расцвете сил.

    — Но тем не менее, — Алекс провел пальцами по своей щетине, — по сравнению с тобой я настоящий бородач.

    Гном прищурился. Для его народа вопросы касательно бороды были так же щепетильны, как для представителей мужского пола людей вопросы касательно того пресловутого органа, которого чуть было не лишился должник.

    — Ублюдок, ты, Алуд, — процедил гном, после чего сделал еще несколько глотков и указал на стул. — Садись, раз пришел.

    Офис гнома ничем не отличался от любого офиса менеджера средней руки. Добротный компьютер с логотипом надкушенного яблока. Удобный, многофункциональный стол, какие-то мелкие побрякушки вокруг монитора. Кипы бумаг, телефон и остальная офисная дрянь.

    На стене, разумеется, висел портрет вождя его племени.

    У него из глаз торчали дротики.

    Бромвурд очень сильно не любил этого седовласого гнома…

    — Рад тебя видеть, Броми. — Алекс протянул руку.

    — А я тебя нет, Алуд, — гном ответил крепким рукопожатием.

    Алуд… так, на манер гномов, Бромвурд с самого детства называл Алекса. Примерно с того момента, как Алекс попытался украсть у него сапоги. Его собственные в тот момент не просто каши просили, а питались всем, что только видели перед собой.

    — Тебя же на сколько упрятали? На пожизненное?

    Алекс оттопырил три пальца.

    — Тем более, — хлопнул ладонью по столу гном. — Три пожизненных! Ты что здесь тогда делаешь? Если сбежал, то даже не думай, что помогу схорониться. Я Новую Конвенцию уже один раз нарушил! Теперь даже такая жопа младенца, как твое лицо, волосатее, чем мое… Камни и скалы! Ну вот зачем ты приперся, Алуд? Я пять бутылок выпил, когда тебя на остров отправили!

    — От радости или с горя?

    — Три.

    — Что — три?

    — Три от радости, две от горя, — пояснил гном. — И вообще — ты сбежал или нет?

    — С острова еще никто не сбегал, Броми.

    — С тебя станется, — фыркнул гном. — Ты ведь псих, Алуд! Только псих может по малолетке украсть у человека кошку. Кошку, камни и скалы!

    Алекс вновь потер переносицу под очками и едва слышно выругался.

    — Ну сколько можно! Мне эту кошку теперь что, до конца жизни припоминать будут?!

    Они оба замолчали, а потом в голос засмеялись. И буквально мгновение спустя так же резко выпрямились и посмотрели друг на друга серьезными глазами.

    — Зачем пришел, Дум?

    — Все за тем же, Бромвурд, — развел руками Алекс. — Перед тем как меня повязали, я оставил у тебя одну маленькую книжечку. И в этой книжечке, если мне не изменяет память, находилось три новых, высококлассных темных боевых заклинания ранга мистика. Учитывая, что я явно пропустил серьезную инфляцию, то немного скостим… Но все равно получается, что ты мне должен девяносто тысяч кредитов. По тридцатке за каждое заклинание.

    Бромвурд задумчиво пригладил свою отсутствующую бороду, после чего отодвинул уже другой ящик стола. Медленно и показательно он выложил перед собой небольшой жезл, на котором самого металла из-за количества светящихся рун видно не было.

    Объект: жезл холодного огня. Ранг изделия: С. Максимальная выработка УЕМ: 750. Стихии: лед, огонь.

    Надо же… у него даже лицензия имелась…

    Иначе линзы не смогли бы выдать информацию.

    — Значит, человек, — стальным, абсолютно не дружеским тоном произнес Бромвурд, — ты заявился в мой дом, чтобы потребовать от меня денег? Мне кажется, ты забылся, Алуд! Убирайся немедленно, пока я не лишил этим жезлом девственности твою задницу… если меня уже не опередили на острове.

    Глава 5

    Будь это Алекс четырехлетней давности, он бы сейчас развернулся по полной программе. Заклинанием разлагающегося пламени заставил бы Бромвурда отвлечься на защиту, после чего использовал бы свое быстрейшее и сильнейшее из заклинаний — “Адскую молнию”.

    А там, при выигранной инициативе, у него уже хватило бы времени, чтобы найти контрмеру на проклятый жезл. В конце концов, как говорил его наставник, магия — это не бой дубинами, у кого больше. А фехтование на шпагах. Кто искуснее и умнее, тот и одержит верх.

    Но миновали те четыре года.

    Может, они не очень хорошо сказались на здоровье — как физическом, так и психическом, — но некоторым вещам все же смогли научить Алекса.

    В основном — сдержанности и расчетливости.

    Последний раз, когда он проверялся на предмет объема своего источника магии, то врач диагностировал 1132 УЕМ. Это переваливало за нижний порог уровня мистика, начинавшийся с 1000 и длящийся вплоть до 3000.

    В общем, если выражаться проще, то Алекс являлся мистиком 11-го уровня. Что не так уж и плохо, даже если забыть, что этот уровень Дум набрал уже к шестнадцати годам.

    За время, проведенное в тюрьме, он если и потерял в своем развитии, то не больше тридцати УЕМ.

    Бромвурд же держал в своих руках боевой волшебный жезл, способный, в отличие от заклинаний, мгновенно выдать мощность в 750 УЕМ, при этом он использовал сразу две стихии. А значит, и щит, чтобы не пострадать, пришлось бы поставить тоже на две стихии.

    Может, если Алекс был бы достаточно быстр, он бы и справился с этим, но… вряд ли.

    Он был силен. Но не всемогущ.

    — Зачем ты так, Бромвурд, — вздохнул Алекс, — мы ведь хорошо вместе работали. Я немного обманывал тебя. Ты немного обманывал меня. Мы вели достойное, пусть и подлое, но самое главное — взаимовыгодное сотрудничество.

    — Я уже сказал, — процедил сквозь квадратные, крепко сжатые зубы гном. — Убирайся, Алуд. Не заставляй меня делать то, чего я не хочу.

    И опять же, Алекс четырехгодичной давности мгновенно вспылил бы, но Алекс сегодняшний… Он уцепился за оговорку гнома.

    — Не хочешь? С чего бы это?

    На памяти Алекса гном не отличался особым добросердечием и теплодушием. Впрочем, иначе он бы столько лет и не сохранял свой бизнес в самом криминальном районе всей Атлантиды.

    — Пойми меня, Алуд, я хочу обратно свою бороду. Мне, камни и скалы, уже положено иметь жену, а то и две!

    Алекс прищурился, а затем обо всем догадался.

    — Это синдикат, да? Они тебя прижали?

    — Эти человеческие гангстеры? — фыркнул Бромвурд. — Будь это они, Алуд, то я бы с радостью не только отдал тебе то, что причитается тебе по праву, но и купил то, что так заманчиво выглядывает у тебя из кармана… и не надо твоих гомофобских шуточек!

    Алекс вытащил из кармана штанов небольшой блокнот, в котором самодельными чернилами из резиновой подошвы тюремных кедов он успел за четыре года написать около десятка различных заклинаний.

    — Подумай, Бромвурд, здесь весьма хорошие экземпляры. — Алекс покачал блокнотом, а потом положил его на стол. Поближе к Бромвурду. Так, чтобы увидеть, как в квадратных (у гномов, кажется, вообще все было квадратным) зрачках последнего вспыхнули огоньки алчности. — Черная боевая магия. Несколько проклятий. Парочка даже с примесью демонического искусства. Максимальная выработка УЕМ вплоть до четырех сотен. Пробьет магожилет любого фараона.

    — Прям так и пробьет?

    — Прям так и пробьет, — кивнул Дум, — отвечаю своей репутацией и…

    — Так! — Гном, не сводя жезла с лица Алекса, замотал головой. Будто отряхивался. — Ты мне зубы не заговаривай! К тому же у тебя была репутация, Алуд. Но прошло уже четыре года. Появились новые умельцы… да и законники все сильнее крутят гайки на болт черной магии. Появись такое изделие на улице, меня первым и повяжут.

    — Поч… — Алекс так и не договорил. Он посмотрел в глаза гному, а затем выругался. Грязно и с чувством. Сердце немного укололо. Пусть и немного, но все же — укололо. — А я-то все гадал, откуда у прокурора на суде было столько информации по течению средств на моих счетах.

    — Ты бы поступил так же, Алуд, — отмахнулся Бромвурд. — Что мне еще было делать? Ко мне пришли Мундиры и начали гнуть по-всякому. А я и так уже лысый. Мне только по миру пойти не хватало. Закончил бы в каком-нибудь цирке… камни на потеху человекам грыз бы.

    — И ты меня продал, Броми… за чечевичную похлебку продал…

    — Ты бы поступил точно так же, черный маг, — повторил с нажимом на последние слова гном.

    Не поступил бы…

    — Раз тебе так важны вечноэлектронные — отдам по скидке и…

    — Мне ни по скидке, ни даром, ни с доплатой не надо! — прикрикнул гном. При этом он начал дышать глубоко и тяжело. Изо рта вырывался серый пар, а грудь его вздымалась кузнечным горном. Там, за стеклом офиса, начали подрагивать многочисленные поделки и артефакты. Внутри своей мастерской гном в качестве аргумента имел не только жезл… — Ты не понимаешь, Алуд? Ко мне недавно пришли такие господа, перед которыми… перед которыми… проклятье, Алуд! Не заставляй меня! Чернобородым Будутом заклинаю — не заставляй. Уходи.

    И Алекс понял, что его беспокоило.

    За все годы их незаконной деятельности, за все десятки сделок с самыми отмороженными подонками Хайгардена Бромвурд никогда не демонстрировал страха.

    Никогда до этого момента.

    И, что самое нервирующее, он боялся отнюдь не Алекса, а того, о ком говорил.

    — Кого ты так боишься, Броми? Кто к тебе приходил?

    — Третий и последний раз, Дум. Уходи.

    Какое-то время они играли в молчаливые гляделки. Алекс смотрел на этого человека… гнома, и его сердце постепенно успокаивало свой ритм.

    Он должен был привыкнуть… уже очень давно, он должен был привыкнуть к одной простой истине.

    У черных магов нет друзей.

    Только временные союзники и вечные противники.

    — Это последний раз, когда мы видимся, гном Бромвурд, сын Бабурда. — Алекс поднялся и привычным жестом хотел застегнуть пуговицы костюма, но понял, что нет ни пиджака, ни жилетки, ни сорочки. Его повязали во время утренней пробежки. В трениках и майке. Куртку уже потом адвокат подвез. И это было единственным, в чем он решился помочь. — Потому что в следующий раз, когда мы встретимся, я убью тебя.

    С этими словами Алекс развернулся и покинул мастерскую старого… нет, не друга. Делового партнера, который теперь, как весь остальной мир, оказался по ту сторону баррикад.

    Поднявшись по винтовой лестнице, оказавшись в лавке, Алекс бросил быстрый взгляд в сторону Стажера. Тот, скуля, пятился в самый дальний и темный угол своего закутка.

    Бронированное стекло уже не шипело и плевалось раскаленными брызгами. Расплавленный пистолет стальной коркой прилип к поверхности.

    Алекс достал пачку сигарет.

    — З-з-здесь не курят, — промямлил прыщавый парнишка.

    Алекс замер и с удивлением еще раз посмотрел на юношу.

    — Мир явно сошел с ума, — прошептал он и, так и не закурив, вышел на улицу.

    Перед тем как отправиться на выделенную ему государством квартиру, у него оставалось еще одно незаконченное дело.

    Глава 6

    Алекс не любил ездить в автобусах. Собственно, будучи черным магом, он вообще много чего не любил. Проще было сказать, что приносило ему удовольствие, чем то, что его раздражало. И в этом списке первое место занимала магия, второе — красивые женщины, а третье в равной степени делили быстрые средства передвижения, адреналин, алкоголь (исключительно в форме виски с лимоном), сигареты и вкусная еда.

    Но вот автобусы он не любил большего всего. Даже метро не приводило Алекса в такое дурное настроение, как эти громоздкие, неуклюжие представители общественного наземного транспорта.

    В Хайгардене имелся всего один ночной рейс. И разумеется, Алекс с куда большей радостью прогулялся бы до пункта назначения на своих двоих, но государственники выделили ему всего четыре часа на то, чтобы уладить дела в родном районе.

    После этого без крайней необходимости Алекс не должен был посещать данное место.

    — Хотят максимально скрыть мое освобождение? — проворчал Алекс. — Но тогда зачем они навестили эту лысую башку?

    В том, что именно тот же господин, который встретил бывшего заключенного нижнего яруса тюрьмы для магов, имел беседу с Бромвурдом, Алекс даже не сомневался.

    Но, с другой стороны, зачем тогда был весь этот спектакль со стороны гнома?

    — Проклятье. — Дум сжал кулаки, и вокруг них вспыхнуло мерное темно-фиолетовое свечение.

    Автобус зашатало, и Алекс вновь вынужденно отвлекся от своих мыслей.

    — Ну что вам надо? — прорычал Дум, и повозку вновь зашатало из стороны в сторону.

    Он сидел в самом конце салона, а двадцать представителей людской, тролльской и даже оркской расы ютились в дальнем конце и едва не прогибали решетку, отделявшую водителя от салона. Тот, кстати, толстый мужчина средних лет, обливался потом и что-то шептал себе под нос.

    Сюда по тому, что Алекса терзал зуд, водила молился.

    — Ул…а Гер…ертр…д, — едва различимо произнес шепелявый механический голос оповещателя.

    Алекс, бросив окурок под сидение, вышел на свежий воздух. Изрисованный граффити, с решетками на окнах и дверях, обитый кованым железом ночной рейсовый автобус втопил с такой скоростью, что перед тем как сорваться с места в карьер, у него колеса прокрутились и резина задымила.

    Дум остался один на окутанной в предрассветный туман улочке, идущей параллельно железнодорожному мосту. Лишь несколько фонарей разгоняли едкий сумрак.

    Ну и порой слышался вой, причем далеко не собачий или даже волчий.

    Герберт-роуд находилась около самой границы города, а дальше — дикие земли Атлантиды. И сколько бы охотники на монстров не очищали ближние рубежи столицы континента, монстры порой все же каким-то чудом находили путь в город.

    Раньше, говорят, несмотря на усилия все тех же магов (до Magic lenses соблюдавших Первую Конвенцию и старавшихся сохранять разделение мира смертных и магического), они и в городах смертных кутили.

    И даже в эпоху интернета и камер это удавалось выдать за взрывы газа, пожары, иногда — теракты, если жертв становилось совсем много.

    Алекс вновь закурил. Кажется, это была уже седьмая с момента, как он вышел из тюрьмы.

    Семь сигарет за три часа… ну, еще даже не нижний рубеж. Обычно он выкуривал по две, а то и три пачки в день.

    Детская привычка…

    Сигареты отлично притупляли чувство голода.

    — Ну-с. — Алекс хрустнул шейными позвонками и поплелся под мост.

    Здесь, защищенные от сквозного ветра и дождя, ютились самые низы социальной лестницы Маэрс-сити. Алекс шел среди мусорных баков, в которых бездомные сжигали всякую рухлядь. И почти никогда — газеты. Ими они утеплялись, набивая старые жилеты, куртки или пальто.

    Алекс и сам так когда-то делал…

    Над этими же баками они жарили ту еду, которую могли либо купить на заработанные (неважно, каким образом) деньги или то, что поймали на помойках и рядом с оными.

    — Молодой, закурить не будет? — Из очередной группы бездомных выделился старичок в дырявом драповом пальто, с прохудившейся вязаной шапкой и в перчатках без пальцев.

    Алекс достал сигарету и протянул.

    — Спасибо, спасибо, — бездомный едва в ноги не кланялся.

    Он вернулся с добычей к “костру” с видом первобытного охотника, прибившего в одиночку мамонта и принесшего мясо в племя.

    В итоге шестеро бездомных, от стара до мала, курили эту сигарету по кругу, а остальные группки смотрели на них с глубочайшей завистью.

    Да, туристам такую жизнь волшебного города никто не покажет…

    Миновав ночлежку бродяг, Алекс оказался перед одной из колонн железнодорожного моста. От другой такой же ее отделяли непроходимые завалы из всякого тяжеловесного барахла. Эдакая стена, через которую, если честно, не имело никакого смысла пытаться пробиться.

    — Надеюсь, оплата заканчивается не в этом месяце…

    Алекс вытянул перед собой ладонь и усилием воли создал на ней светящуюся темно-алой энергией простенькую пентаграмму, в которой значился шифр его имени и даты последней оплаты.

    Сначала ничего не происходило, и Дум уже начал беспокоится, что его проплата успела закончиться, но через пару мгновений на колонне загорелся волшебный символ.

    Прозвучал неприятный металлический скрип и скрежет, и часть завалов, превратившись в весьма цивильную металлическую дверь, распахнулась, пропуская Алекса внутрь.

    Как только он пересек порог, дверь закрылась, а сам он оказался в довольно просторном ангаре, внутри которого высились нагромождения корабельных торговых контейнеров.

    В три ряда. Первый, разумеется, был самым дорогим, и чем выше, тем дешевле. На третьем ярусе, куда приходилось взбираться по шатающейся лестнице, обычно хранили всякое барахло, а на нижнем — машины и иной транспорт.

    — Обожаю, — протянул Алекс. — Интересно, сколько фараоны получают, крышуя все это предприятие?

    Склад, который не значился ни в одних бумагах, стоил не так уж и мало. За один год пользования контейнером на первом ярусе клиенту придется отдать двадцать тысяч кредитов. И Алекс когда-то сделал очень большую глупость.

    Он заплатил на четыре года вперед, расставшись почти со всей наличкой, что у него была. А счета, благодаря одному лысому гному, конфисковали в пользу государства… в лице коррупционера, который это абсолютно незаконно провернул.

    Хотя не пристало черному магу сетовать на незаконность того или иного действа.

    — B7, — повторял Алекс, разглядывая надписи на контейнерах, — ты точно был где-то здесь…

    Склад, при своей абсолютной автономности, пустовал. Да и вообще, за все годы пользования Алекс ни разу не столкнулся здесь с другим клиентом. Хотя слышал, что даже такие крупные шишки, как Феликс Бертони из семьи Бертони хранили здесь свои побрякушки.

    — А вот и ты. — Широко улыбнувшись, Алекс остановился около контейнера, на котором белой краской было выведено “B7”.

    Приложив ладонь к замку, он направил в него тонкий поток своей энергии, неподдельная сигнатура которой и являлась ключом доступа.

    Железная створка, не издав ни единого скрипа или шума, отворилась, впуская владельца внутрь.

    — Все на месте, — облегченно вздохнул Алекс. — Ну что, родимый, заждался, наверное?

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз