• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Внешний долг России Военная авиация Война Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Два мнения о развитии России Евразийство Жизнь с точки зрения науки Законотворчество Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь будущее грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика удача фантастика фантастическая литература фашизм физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Июль 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 
    Июль 2020 (547)
    Июнь 2020 (1090)
    Май 2020 (1144)
    Апрель 2020 (1130)
    Март 2020 (1308)
    Февраль 2020 (1129)
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Алексей Тихий: Феникс. Книга 1 (фрагмент)

     Алексей Тихий

    Феникс. Книга 1

    Часть первая

    Глава 1

    Новая жизнь

    Доктор настоятельно рекомендовал мне морской воздух.

    Посмотрев в кошелек, я повесил мойву на вентилятор.
    Металлическая дверь со скрипом открылась, и темнота в подземном коридоре сменилась полумраком, а воздух наполнился шумом.

    Где-то там, впереди, беснуется толпа, алкоголь льется рекой, потасканные девицы во фривольных нарядах предлагают продажную любовь, а букмекеры принимают ставки на бои. Ну да, не элитное заведение и далеко не великий Колизей, так, грязный притон с азартными играми, проститутками и небольшой ареной для боев, расположенной ниже уровня пола. Право выступать в дорогих заведениях еще нужно заслужить, но такие, как я, рады и этому. Можно сказать, это мой единственный шанс на приличный заработок. На зарплату портового рабочего даже прожить трудно.

    Первое, что бросается в глаза, — каменная яма с ограждением наверху и уродливые рожи местных завсегдатаев. Как же мне все это надоело! Но особого выбора нет. Пара шагов — и камень туннеля сменился грязным песком. «Ладно, соберись!» — скомандовал я себе.

    Мой противник вышел из такой же арки с другой стороны каменного мешка. Повыше меня, примерно моего возраста: лет девятнадцати — двадцати двух. Даже цвет глаз и прически у нас похожи: у него — карие, у меня — почти черные, только он брюнет, а мои волосы ярко-медные. Единственное, внешность парня портили мелкие некрасивые костяные пластины на руках и лице. Дикая магия этого мира порой выкидывает и более причудливые фокусы. К слову, защиты от таких штук нет никакой. В целом же это совершенно обычный парень с гривой нечесаных волос и хмурым взглядом исподлобья.

    Что, братан, тоже судьба-злодейка заставила искать быстрый заработок?

    Публика бесновалась и требовала поединка. Что ж, нельзя разочаровывать людей, ведь за это нам и платят. Половина серебряной монеты — вот цена жизни и смерти. По сути, целый месяц работы в порту. Пора действовать.

    Противник тоже стряхнул оцепенение, и мы двинулись навстречу друг другу. Длинный кинжал в его правой руке отчетливо отливал сталью — выглядело дорого-богато. Позер? Скорее всего нет. Новичок. Кинжал хорош, но заштопанные штаны говорили о том, что на остальную экипировку денег у парня не хватило.

    На свой первый заработок я тоже купил себе такого красавца, но потом потерял в бою. Железный нож со следами грубой ковки в моей правой руке смотрелся значительно хуже, но клинок всегда остается клинком, даже если выполнен из дрянного железа, а не из благородной стали.

    Высокий рост и длина кинжала позволили моему противнику атаковать первым. Его быстрый укол вынудил меня отступить назад и присесть, чтобы в следующей атаке он не распорол мне горло. Но кончик его клинка все же прошелся по моей голой груди, оставив красную черту, из которой выступила кровь. Алые капельки моментально вспыхнули: этот мир изменил и меня. Кровь в жилах теперь горела не хуже керосина, стоило ей только покинуть тело. Неприятно — всполохи огня отвлекают от боя. Небольшим усилием воли я унял пламя и остановил кровотечение.

    Теперь контратака, секущий удар по его вытянутой руке — и на предплечье парня появился неглубокий разрез. Он встряхнул рукой, роняя капли крови на бурый песок арены.

    Парень, хоть и не был опытен, успел разорвать дистанцию, не выронив при этом нож. Эх, будь в моей руке такой стальной кинжал, то рана получилась бы глубже, и он бы уже остался без оружия.

    Тем не менее я не стал играть в догонялки. Даже загнанная в угол крыса может укусить, а когда у противника остро заточенная сталь, стоит быть вдвойне аккуратным. Уж я-то знаю.

    Первый сход — вничью: 1:1. Продолжим.

    В этот раз я решил атаковать сам. Выйдя на дистанцию, нанес два ложных укола, отчего парень задергался, а я ударил по-настоящему. Противник отступил назад и тут же выкинул руку с острым клинком вперед. Думаешь, я рвану за тобой и сам напорюсь на лезвие? Ищи дурака. Не дожидаясь, пока он завершит свой бесполезный, ограничивающий собственную подвижность, удар, я скользнул вперед, невооруженной рукой отводя его кинжал в сторону, и ударил коленом в пах. Парень согнулся пополам, но, к его чести, кинжал так и не выпустил.

    Уколоть в горло и для контроля протянуть лезвие на себя, расширяя рану. Отойти.

    Ножевой бой — это реакция, запредельная скорость и гибкость. Множество финтов и обманных движений, которые завершаются одним выверенным ударом. Что толку наносить мелкие порезы, когда бой идет до смерти одного из противников? Даже проникающее ранение в живот не дает гарантий, что противник не достанет тебя в ответ, а чтобы пробить ребра, требуется внушительная сила, поэтому надо уметь пользоваться тем, чем тебя наделила природа, — в моем случае это скорость и голова.

    Парень схватился за шею, тщетно пытаясь остановить поток крови. Его затухающий взгляд был направлен куда-то в сторону зрительских трибун. Я проследил за ним. В последние мгновения своей жизни он смотрел на пожилую женщину в простом платье. Она прижимала руки к лицу, ее плечи содрогались, а из глаз градом катились слезы. Мать? Не хочу знать ответ. Я отвернулся.

    Публика взревела, и на песок арены посыпался шлех, местная мелкая медная монета. Чертов мир и его чертовы законы, но я не в силах их изменить. Здесь чужая жизнь стоит ровно столько, сколько за нее готовы заплатить.

    Деньги, как и оружие противника, я трогать не стал. Помощник хозяина, Брего, все соберет, оставив себе лишь небольшую долю, он честный малый. Надо будет не забыть сказать, чтобы кинжал отдал той женщине. На погребение хватит с лихвой, это даже больше того, что я могу себе позволить, но после того, что увидел, по-другому поступить не могу.

    Каменная арка арены скрыла меня от зрителей, и мелкая дрожь пробежала по телу. Я прислонился к стене, пытаясь устоять на ногах. Никак не могу привыкнуть к этому состоянию. Убивать людей — серьезное испытание для психики, но я должен был измениться. Этот мир значительно жестче того, в котором я был рожден. Магия и экзотическая красота в нем тесно переплетены с кровью и людскими страданиями.

    Две минуты слабости — и дрожь прошла. Выдохнуть — и вперед.

    В комнате меня неожиданно встретил сам толстомордый Фитц, хозяин заведения. Громадный мужик с густой черной бородой, лысым черепом, безразмерным пузом и массивными руками профессионального борца с короткими и толстыми когтями. Горло такими не перережешь, а вот череп пробить — запросто.

    — Гей-ор-гей, друг мой! — исковеркал мое имя Фитц, но я уже привык к тому, что местные с трудом могут произнести его правильно. Толстые губы расплылись в приветливой улыбке. — Сколько лет, сколько зим!

    — Не коверкай мое имя, Толстяк. Зови лучше Герехом. И не ври, на прошлой неделе виделись, как раз тогда, когда ты зажал мою долю с боя.

    Мужик обиженно скривился, упер мощные руки в бока, но меня этой игрой не проведешь. Тоже мне обиженный.

    — Не было такого уговора. А коль не было уговора — то и денег нет, Герех, или хочешь поспорить?

    — Да куда уж. — Спорить с Толстяком действительно не было смысла. Сам лопух. — Ладно, чего хотел? Носом чую, не о моем здоровье беспокоишься.

    — Герех, разве так встречают друзей? Мог бы и спросить, хотя бы из вежливости, вдруг мне помощь твоя нужна. — Фитц снова стал само радушие во плоти. — Тут такое дело: боец у меня не пришел, а заменить некем. Ты бы, как заведено между старыми друзьями, помог, а?

    — На ножах?

    — Да толку в этих хлеборезках? Бой пройдет на настоящем оружии.

    — Спасибо, но нет, — резко отказал я.

    — Один серебряный, если победишь, — продолжал гнуть свое Толстяк.

    Прохиндей знает, куда бить. Вот какого черта я в тот вечер язык распустил? Хотя понятно, какого, — четыре кружки фирменного эля развязывали и куда более короткие языки, чем мой. Мне как раз не хватало около тридцати монет, и Фитц об этом знал. Когда надо, Толстяк без мыла в жопу залезет и черта уговорит.

    — Ты меня за клоуна держишь, Толстяк? Полторы серебрушки. А если проиграю — половина монеты моя.

    — Не гневи богов, Герех. Серебряная монета за победу и три пятака за проигрыш!

    — Шесть пятаков.

    — Четыре.

    — Шесть, Фитц, шесть.

    — Чтоб тебе пить морскую воду, Герех! Пять — и это последнее слово.

    Для него это копейки, но он жаден как черт и будет торговаться за каждую монету.

    — Последнее так последнее, — хитро улыбнулся я. — Идет.

    Мы ударили с Толстяком по рукам — сделка состоялась.

    Второй выход за вечер, и уже с серьезным противником. Одно дело — махать ножом, этому за последнее время жизнь в трущобах большого города меня научила, а вот фехтование и прочие воинские уловки по-прежнему давались с трудом. Мой наставник, старик Эрик, в этом не был силен, а на других учителей попросту не хватало денег. Даже обучение у калеки-ветерана, что проживает на чердаке, дорого обходилось моему кошельку. Однако пора действовать, деньги для меня совсем не лишние.

    Короткая дорога через темный туннель и я снова на арене. Публика веселилась, а в меня полетели огрызки. Вот черт, толстяк меня подставил! В этот раз противник выглядел значительно лучше: высокий широкоплечий парень лет двадцати пяти, с парой мечей, одетый в отличный кожаный доспех, дополнительно усиленный металлическими пластинами. В этом амбале одного роста было почти под два метра, а я уступал ему на полторы головы, да и качество снаряжения у нас совсем разное. У него — хороший доспех и оружие, а у меня — все самодельное: дубинка и простой деревянный щит. С деньгами проблема, каждая монетка на счету, и на его фоне я смотрелся откровенно бледно. Одно радовало — я хотя бы на лицо симпатичнее и все зубы на месте. Но в бою это мало поможет. Мне бы такую мускулатуру, как у него, но тут кому что досталось от природы.

    Противник ударил блестящими мечами друг о друга и пафосно вскинул руки. Красуется. Хорошо выпендриваться, когда ты заведомо сильнее. Но мы еще посмотрим, кто кого. Просто так отдавать свою жизнь я не намерен.

    Закончив с демонстрацией своей крутости, громила враскачку двинулся на меня, эффектно перенося вес тела с одной ноги на другую. Бесит. Мне оставалось лишь поудобней перехватить свой самодельный щит и дубинку в ожидании боя. Он куда сильнее и выносливее меня, так зачем бегать? Спрятавшись за щитом, я размахнулся и бросил в него бесполезную дубинку, вытащив из-за пояса нож. Противнику пришлось прервать представление, отбивая мой импровизированный снаряд. Маленькая гадость иногда может принести большую радость. Что толку от этой деревяшки, доспех ею не пробить.

    Понеслась потеха. Его правый клинок мощно ударил в центр моего щита, а затем парень вошел в клинч и ударом плеча откинул меня назад, я успел только тщетно взмахнуть ножом. Тяжелый, гад. Хорошо хоть на ногах устоял.

    Громила вновь кинулся в атаку, и серия мощных ударов обрушились на мою хлипкую поделку, заставляя сосредоточить все силы только на том, чтобы удержать щит в руках.

    Я догадывался, что он попытается смять меня градом атак, и поэтому присел, полностью спрятавшись за щитом. Четыре удара барабанной дробью прошлись по моей деревяшке. Каждая атака сильно снижала общую прочность самодельной конструкции. Но и меч — не топор, дерево он рубит хуже. Тем не менее я прекрасно понимал, что таким образом противник меня скоро достанет. Я выбрал момент и рискованно контратаковал: с подшагом вперед выкинул руку с ножом и почувствовал, как лезвие ударило в плоть. Получи, гад!

    Когда мне удалось вновь взглянуть на противника из-за кромки щита, я увидел, что мой нож отхватил ему кусок уха, и красавчик серьезно обиделся. Шутки кончились. Его клинки и глаза налились синим свечением, и парень атаковал в полную силу. Чертовы боевые техники, вот почему мне как попаданцу их не досталось?

    Противник ускорился, и чудовищно мощные удары обрушились на хлипкий щит. Меня зашатало от силы атак. Я держался изо всех сил, но первый удар снес кромку у моей деревяшки, второй — отбил приличный кусок, а третий попал по мне. Отточенное лезвие меча, усиленное магией, прорубило доски и вошло в мою левую руку. Клинок рассек бицепс до самой кости. Боль обожгла каленым железом, рука разжалась — и щит полетел на землю, но я все же смог устоять и даже попытался ответить.

    Колющим ударом почти достиг подбородка противника, но тот успел раньше. Все решила длина оружия. Лезвие второго меча вошло в мою грудь. Языки пламени ударили из раны. Сердце стукнуло пару раз и остановилось.

    «Черт, похоже, это конец. И меня-то никто не будет оплакивать…» — Тело перестало слушаться, и я упал замертво.

    Публика взревела, по полу застучал град медных монет. Зрителям понравилось выступление громилы, и они щедро награждали победителя за поединок. Проигравшему же ничего не достанется.

    Я умер. Снова умер.

    Тело стало чужим, тяжелым и неподъемным. Я даже взгляд перевести не в состоянии. У меня остались только зрение, осязание, слух и способность мыслить. Чувствую себя овощем. И так происходит каждый раз, стоит мне умереть!

    Ненавижу умирать, но, к сожалению или к счастью, когда я попал в этот мир, мне достался удивительный талант. Я, черт побери, БЕССМЕРТНЫЙ! Ну или почти такой. Все же целенаправленно расставаться с жизнью я не пробовал, но те способы, которые удалось испытать на своей многострадальной шкуре, так и не смогли убить меня окончательно.

    Зрители успокоились, и я почувствовал, как меня схватили за ноги и поволокли с арены. Голова была повернута набок, так что человека, который меня тащил, я видеть не мог, но догадывался, что это Виско, один из помощников Толстяка Фитца. Не в первый раз меня утаскивают из этой ямы в таком виде. Хотя впервые я умер не здесь. Первая моя смерть имела место еще в другом мире.

    Я спокойно занимался починкой подаренного отцом на восемнадцатилетие мотоцикла, когда произошло неожиданное событие: я сгорел. Такое случается, особенно если работаешь с горюче-смазочными материалами. Стоило мне закончить с ремонтом и открыть канистру с бензином, чтобы заправить мотоцикл, как все пошло наперекосяк.

    Появление в огненном ореоле странного мужика в красной мантии заставило меня выронить канистру, и бензин полился на бетонный пол гаража. Пришелец рассматривал меня десяток секунд, а потом проговорил:

    — Пришло время пробудиться. Гори!

    Затем вспышка пламени и сводящая с ума боль. В общем, бах — и ты на небесах, точнее, в другом мире. Ни одного объяснения, совета и какой-либо помощи.

    Придя в себя посреди каменной площадки и наблюдая огненную феерию, которая сопровождала процесс моего появления в этом мире, я пытался ответить на очень простой вопрос: «Сон это или не сон?»

    Первые минуты я оставался сторонним наблюдателем и некоторое время не мог ничего понять. Только после того, как утренняя прохлада защипала кожу, а мелкие камни больно впились в спину, я начал подозревать неладное. Пришлось вставать и разбираться в ситуации. Незнакомые раскидистые деревья с красно-зелеными листьями и восход двух светил — маленького оранжевого и большого ярко-желтого — лучше любых слов говорили о том, что произошло. Книжки надо читать, там все написано. Это другой мир, а я — чертов попаданец.

    Грустные мысли постепенно сменились каким-то странным воодушевлением. Детские мечты иногда сбываются. Вокруг — новый неизведанный мир, впереди — приключения. И я — самый настоящий попаданец. Круто. Еще бы какую-нибудь одежду, кучу золота и небольшой гарем — и вот оно, счастье.

    Тогда я был полон надежд на будущее. Ведь если я попаданец, значит, у меня вот-вот найдется мудрый учитель, который откроет все тайны мироздания, обучит магии и, конечно, научит лихо махать шашкой, после чего прекрасные эльфийки вперемешку с человеческими принцессами пачками посыплются к моим ногам. Я ожидал множества открытий. Вдохнув полной грудью воздух, насыщенный ароматами неизвестных цветов и приключений, я отправился исследовать новый мир.

    Правда, далеко уйти не удалось. Через пять минут блужданий по непривычному красному лесу я стал завтраком для кираса, местной разновидности тигра, но побольше и поумнее. Это на земле тигры — вымирающий вид, а здесь вымирает тот, кто по глупости или незнанию забредет на их охотничью территорию. Кстати, именно эта зверюга была изображена на гербе здешнего властелина.

    Удар тяжелой лапы с внушительными когтями отбросил меня на ствол дерева, после чего подняться уже не удалось. Что может голый и безоружный человек против трехсоткилограммового хищника? Ничего.

    Когда тебя рвут когтями — это очень больно, когда тебя душит здоровая кошка — это дико страшно, а вот когда ты лежишь мертвый, но при этом чувствуешь боль, не умираешь и ничего не можешь сделать, — это жутко. Жутко так, что я думал, сойду с ума. Меня тогда спасло то, что при попытке попробовать меня на вкус хищник заскулил и убежал. Так я и узнал, что моя кровь воспламеняется, едва покинув тело.

    Целый день я плакал и молил бога о смерти или хотя бы о том, чтобы он прекратил эту пытку, но никто не откликнулся. Что делать, не готов я был к подобным испытаниям. Я почти обезумел, но с первыми лучами местных солнц произошло чудо. Мое тело объяло пламя, и я снова сгорел, но это была уже совсем не та боль, что ранее. На этот раз она очищала и освобождала. Пламя ударило вверх, опаляя листву и стволы деревьев. Мой дух огненной птицей воспарил над землей. Я потерял себя. Свобода и сила, мощь пламени и лютая злоба — вот кем я стал в тот момент. Чудесное и неописуемое чувство. А через какое-то время я снова ожил в человеческом теле. Без единой царапины, свежий и полный сил, как будто и не было этого дня мучений.

    Впоследствии мне приходилось умирать еще много-много раз. Меня рвали дикие животные, забивали плетьми работорговцы, дважды убивали местные аристократы и трижды я ощущал, как сталь разбойничьего кинжала холодит внутренности. А однажды меня даже повесили крестьяне из-за нескольких фруктов. Уже потом я узнал, что это были плоды священного дерева Сорке, но это случилось намного позже.

    Тот год выдался одним из самых насыщенных в моей жизни. Я оказался голым в чужом мире, без понимания местных реалий, не зная даже языка — да-да, при перемещении мне этот навык не достался, и язык пришлось учить. Справился, хоть и с трудом. Английский, к примеру, я в школе так и не осилил. Но жить захочешь — и не такое сделаешь. Над местной письменностью еще предстояло работать, но прогресс наметился. Мало-мальски читать и писать я уже умею.

    Однако пора отвлечься от воспоминаний — утро близко. Я уже ощущаю, как моя плоть начинает гореть.

    Малое светило, Гисеон, появилось над горизонтом, и уже такая привычная боль пронзила все тело. Горящее внутри пламя требовало выхода, кожа начала темнеть и трескаться, и с первыми лучами большого Гериона я вспыхнул факелом.

    Наконец-то! Оковы плоти теперь не сдерживали мой дух, и я птицей взвился ввысь. Свобода, мощь пламени и злоба овладели моим существом. Языки огня поднялись вверх, опаляя каменный потолок подземной комнаты, и через бесконечно долгие мгновения тело осыпалось черной сажей. Свобода, мощь пламени и злоба! Я Феникс! Я снова восстану из праха!

    В богато украшенном зале в массивных креслах у камина расположились двое.

    — Как ситуация? — нарушил молчание хозяин дома. Седоволосый мужчина в белых одеждах держал в руках широкий бокал с крепким напитком и задумчиво смотрел сквозь стекло на огонь в камине. От танца огня по стенам и лицам разбегались тени.

    — Сложно, но в целом держимся. Основной удар мы отбили, потеряно два мира, но мы сдерживаем эмиссаров еще в трех, — ответил молодой человек в красных одеждах.

    — Что же делать?

    — А какой у нас выбор, брат? Нас слишком мало, но мы продолжаем сражаться! — От его последних слов пламя в камине взметнулось вверх.

    — Тише, — наставительно произнес седоволосый. — Как твой подопечный?

    — Пока копошится на самом дне. Но в целом нормально, адаптируется потихоньку.

    Оба собеседника замолчали, каждый обдумывал что-то свое. Тишину нарушал лишь треск дров, объятых жаром в камине, и вой ледяного ветра за окном.

    — Слабоват он, — неожиданно сказал седовласый. — Не рановато ты его пробудил?

    — Ты просто забыл, что такое быть молодым, — с улыбкой отозвался маг в красном. — Он молод, но это его плюс, ему легче перестроиться. Подожди, он еще тебя удивит.

    Глава 2

    Прекрасный заар

    — Какие ресурсы вы предпочитаете использовать для самообучения?

    — Грабли.
    После воскрешения тело было переполнено энергией. Хотелось переплыть океан и покорить горы! Но это все потом! Сейчас главное, что нужная сумма собрана, а значит, сегодня моя жизнь портового работяги подойдет к концу. Я стану героем.

    Единственный минус — отсутствие одежды. Она попросту сгорела. С этим я уже давно смирился, и в моем рюкзаке всегда имелся сменный комплект.

    Из предосторожности я тщательно охраняю тайну своего бессмертия. Так сказать, во избежание. Мало ли какой чокнутый сектант заинтересуется моей персоной. Даже условно бессмертным стоит опасаться обнаружить себя на алтаре какого-нибудь божества. А в этом мире подобное очень даже вероятно.

    Я даже специально наводил справки, оказалось, что про подобных мне есть только какие-то неясные мифы, мол, были, да сплыли. Свою горящую кровь и живучесть я объяснял двумя редкими мутациями: «драконьей кровью» и «регенерацией». Я знал, что здесь встречались и более необычные случаи. Местный хозяин в курсе, что меня нелегко убить, и такая версия его вполне устраивает, так что он периодически бессовестно пользуется моими услугами. Все довольны.

    Вообще, в этом мире мутации встречаются довольно часто, в основном это следствие прошлых катастроф и магических войн. Здесь запросто можно увидеть разумного с крыльями или с парой копыт вместо стоп. У меня еще не самый печальный случай. Вот такой он, третий мир в спирали Соер-Киф. Мир могучих воинов и магов, мир, населенный множеством разумных рас и куда большим количеством всякой нечисти и нежити. Интересное, но опасное место.

    Что же касается остальных свойств организма, то моя кровь, стоит ей покинуть тело, загорается сильнее любого бензина, и я почти не боюсь пламени. Чтобы получить ожог, мне надо засунуть руку в горн или прикоснуться к раскаленному добела металлу. И каждое утро все полученные травмы заживают без следа. Проверено экспериментально.

    Ну и, разумеется, магия — ведь я же попаданец. Вот только с умением и пониманием, как ей пользоваться, проблема. Магия — удел благородных, и абы кого к этим знаниям не подпускают. Конечно, можно придумать что-то свое, но умирать от внутренних повреждений, нанесенных магическими опытами, намного неприятней, чем быть забитым плетью. Тоже проверено. Экспериментально.

    Уверен, у меня есть талант и я способен на многое, но как это делать правильно — не понимаю. В общем, три смерти подряд, сопровождавшиеся длительной агонией, четко объяснили мне, что самостоятельные опыты — это, безусловно, похвально, но магия — это наука, которая не прощает ошибок. Хотя пару незначительных фокусов все же освоить удалось. Например, я могу контролировать свою кровь. Контроль — сильно сказано, но остановить кровотечение сумею. Как это относится к магии огня, которая, как я понял, является моей неотъемлемой частью? Вот хрен его знает. Может, потому что моя кровь горит? Неизвестно, а задавать глупые вопросы опасно для здоровья.

    Но хватит философствовать — сегодня важный день, и пора действовать. Поднявшись с пола, я прошел в соседнюю комнату, где лежали мои пожитки. Тряпичный рюкзак, нож, смена одежды и легкие сандалии. Вчерашние вещи сгорели на арене, так что я переоделся в новую льняную рубаху и штаны, подпоясался плетеным кожаным ремнем. Одевшись, сразу отправился наверх. Там меня ожидала награда за вчерашние подвиги.

    Общий зал в утренние часы был пуст. Заведение Толстяка Фитца, гостеприимно открытое всю ночь, под утро затихало: пьяницы и гуляки расходились по домам, а служащие занимались уборкой. Сегодня вечером кутеж повторится вновь.

    — О, Герех, ты наконец проснулся! — окликнула меня мадам Сирба, тучная женщина с неприлично ярким макияжем и парой нелепых маленьких крыльев, напоминавших нетопыриные, на спине.

    Мадам Сирба, или бордель-маман Сирба, — правая рука и партнер Толстяка. Могу поклясться, что жирдяй не доверяет даже собственной матери, но эта женщина умудрилась стать для Фитца чем-то большим и потому ведет часть его финансовых дел. Партнер — слишком веское слово, но, наверное, именно оно ей подходило.

    Мадам сидела за одним из уже убранных столов и присматривала за работой в зале. Отношения у нас с ней были весьма натянутые, так что я не стал разглагольствовать и молча присел напротив. Врагами нас не назовешь, просто я ей несимпатичен, а она мне безразлична.

    — Фитц передал. — Мадам Сирба протянула тощий кошелек.

    Я достал и пересчитал деньги. Все ровно: три пятака за первый бой и пять — за второй, да еще семь медных монет от зрителей. Итого сорок семь медяшек за вечер — три месяца работы в порту или половина зарплаты стражника. Кому-нибудь другому ради такой выручки пришлось бы реально рискнуть жизнью, мне же — всего один раз умереть. Поток любителей быстрой наживы никогда не уменьшался, мне вчера действительно повезло, что боец Фитца не явился, боги удачи явно на моей стороне. Вместе со всеми накоплениями сейчас получается как раз нужная сумма, ну, даже немного больше. Собрав монеты и переложив их в свой кошелек, я, не прощаясь, развернулся и вышел за дверь.

    Улица встретила меня солнечным светом, морским бризом и запахом цветов. Вынырнув из-за горной гряды, большой Герион осветил подкову залива одного из островов моря Мирак, окруженного стеной почти отвесных скал, склоны которых были облагорожены человеческой рукой. В теле многотонных каменных бастионов тянулись террасы, на которых фруктовые деревья гнулись к земле под весом плодов. Смесь чуть сладковатого аромата фруктов и ни с чем несравнимой свежести моря сопровождала каждый день в этом прекрасном месте.

    Солнечные лучи скользили дальше, освещая водную гладь, на которой суетились в поисках свободных мест для швартовки корабли всей известной ойкумены: быстроходные орочьи галеры, крутобокие каравеллы торговой республики Спар, изящные эльфийские люгера и даже утлые лодочки глубоководных торговцев мерроу. К верфям и складам тянулся рабочий и мастеровой люд, в торговых лавках у причалов, несмотря на время суток, уже бойко шла торговля и пестрели товары. В сердце этой бухты и находился город Заар, столица одноименного герцогства, жемчужина моря Мирак. Обширный портовый город, который не обойти пешком и за целый день, раскинувшийся вокруг бухты с кристально чистой водой.

    Чистые и аккуратные центральные улицы завораживали плетением дорог и террас, создававшим причудливый узор. Богато украшенные здания гильдий, цехов и дома сильных мира сего соревновались в роскоши и изяществе. Местные парки могли поспорить величием с любым из ныне существующих на Земле. И, подобно короне на царском челе, возвышались башни замка правителя.

    Велик и прекрасен был Заар. Покупатели и туристы со всего света стекались в этот райский уголок. Кто-то по-деловому спешно проносился между десятками и сотнями торговых лавок и магазинчиков, оптом скупая товары, кто-то, наоборот, с беззаботным видом бродил по рядам, часто в обнимку с какой-нибудь красоткой. Те же, кто уставал от города с его бесконечным потоком разумных, предпочитали отправляться на бескрайние песчаные пляжи, тянущиеся вдоль бухты, чтобы целый день валяться в шезлонге, подставив лицо под ласковые лучи южного солнца. Каждый мог найти себе развлечение по вкусу среди обилия предлагаемых здесь товаров и услуг.

    Все расы и народы перемешались в этом портовом городе, и осколки магии тоже внесли свою лепту во внешность местных обитателей. Четырехрукий краснокожий и мускулистый представитель расы асуров охранял покой светловолосого эльфа. Грузчики-орки следовали за торговцем-полуросликом, а бригада гномов-каменщиков шла на обед в ближайшую таверну. Ну и рабы — всех мастей и размеров — сопровождали своих хозяев. Разношерстная толпа двигалась по своим делам.

    Но была у этого райского места и другая сторона, темная. Не все было так гладко в этой «жемчужине». Было бы ошибкой принимать этот блеск за чистую монету. Стоило покинуть центральные улицы, как тебя встречал совсем другой город.

    Именно в Зааре находились лучшие рынки невольников этого мира. Бараки с живым товаром занимали десятую часть города. Здесь можно было купить раба на любой вкус и цвет. Хочешь, чтобы твое одиночество скрасила сладкоречивая, как змея, темнокожая эльфийка или белокурая жительница севера? А может, ты предпочитаешь нежных желтокожих мальчиков? Или тебе нужны болотные гоблины для выращивания наркотиков в болотах Урса? Или огры — для тяжелой работы на рудниках? Рынки Заара готовы удовлетворить самые взыскательные и экстравагантные требования.

    Если пройти еще дальше, то тебя встретят заведения всех мастей. Кабаки, дешевые бордели и опиумные курильни по соседству с игорными домами и воровскими притонами. Там одни люди медленно опускались на самое дно, а другие мгновенно возвышались до небес. Удачный бросок игральных костей мог сделать нищего богачом, богача — нищим, а мог и стоить жизни. Как повезет.

    Еще дальше от центральных улиц начинались трущобы, где на узких улочках бедных кварталов в грязи вместе с домашними животными играли дети. Жилые дома соседствовали с выгоревшими до основания развалинами. Здесь все было пропитано вонью нечистот, бедностью и кровью. В этих кварталах не встречалась городская стража — тут правили уличные банды. Неправильная татуировка на лице или ее отсутствие могли стоить не только кошелька, но и жизни незваному гостю.

    Такова темная сторона этого великого города, и я был знаком с ней не понаслышке. Когда-то я прибыл в этот дивный край в рабском ошейнике и начал изучать столицу именно отсюда. И пусть с этого момента уже прошло больше полугода, но я отчетливо помню и свист кнута, и то, как он рвет кожу, и как содрогается тело от мучительной боли. В тот раз от рабской доли меня спасли не прекрасные физические кондиции, а их отсутствие. Кому был нужен такой задохлик, как я? Расходный материал, выброшенный в кучу такого же человеческого мусора. Это было тяжелое время и не лучшие мои воспоминания, даже мелкая дрожь пробежала по телу. Этот мир подарил мне много боли, но он же помог стать сильнее. Его жестокость выжгла из меня все слабое, ненужное, я во многом изменился.

    Ладно, хватит воспоминаний. Впереди много дел, и для начала новой жизни требуется окончательно распрощаться со старой, и первый шаг — это поход в местное отделение банка. Сегодня родится новый герой.

    Шариться по центру города таким, как я, не рекомендуется. Стражники сразу выделяют из толпы залетных — хорошая одежда стоит денег, потратить которые на что-то пусть красивое, но непрактичное и бесполезное для выживания, мог позволить себе не каждый. Лично я не мог. Так что соваться в центр в том виде, в каком пребывал я, было бы не самой умной идей. Впрочем, добираться в банк и по прямой, через бедные кварталы, тоже небезопасно. Особенно с такой суммой денег. «Нож в печень — никто не вечен», прирежут — и даже имени не спросят. Связей в черном городе у меня немного, а если идти по прямой, придется пересекать владения минимум трех крупных банд, что чревато.

    Чем-то движение по городу похоже на морское путешествие. Там, на водных просторах, прямой путь тоже не является самым быстрым. Зачем плыть против течения или рвать паруса в попытке угнаться за ветром? Я выбрал способ, очень напоминающий общественный транспорт на моей родине: садишься в автобус, едешь до ближайшей остановки и спокойно добираешься до места. Только вместо автобуса используется граница центрального района. Там всегда «час пик», но зато можно не опасаться за свою жизнь.

    А вот за кошелек стоит держаться обеими руками везде. Портовый тракт и Серебряная улица — излюбленные места карманников всех мастей: от зеленых новичков до матерых профессионалов. Но спасибо, я уже опытный, рюкзак в таких местах ношу на груди. Можно было еще и кошелек обмотать парусиной, но этим только привлечешь лишнее внимание. А так, кому нужен оборванец?

    В общем, всё это в теории, а на практике… Через пару часов я без приключений добрался до центральных улиц города, зато как только вынырнул из людского потока и свернул в переулок — тут же стал объектом внимания городской стражи.

    Облаченные в шлемы и кожаные куртки, дополненные стальными панцирями, с парой пистолей на перевязи, стражники Заара напоминали каких-нибудь кирасиров XVII века, вот только коней не хватало. И алебарды в их руках тоже выбивались из антуража.

    Кстати, дела с огнестрельным оружием в этом мире обстояли неплохо. Оно не только существовало, но и встречалось достаточно часто. Единственным его существенным минусом была цена — около серебряной монеты за выстрел. Общий уровень технологий я, не будучи великим знатоком истории, оценивал где-то на XVI–XVII век. К примеру, производство огнестрела тут шло вручную, и большая часть оружия была дульнозарядной. Но этот мир не знал пороха. Вместо него использовались кристаллы огнита.

    Огнитом тут называли редко встречающийся кристалл, который и являлся аналогом пороха. Вроде просто: положил кристалл, вставил пыж, пулю, снова пыж — и стреляй на здоровье, но не тут-то было. Этот редкоземельный минерал еще и крайне нестабилен, и при попытке механической либо химической обработки детонирует. Взорваться может даже от удара. Единственный его плюс в том, что растет он «палочками», толщина которых точно соответствует возрасту кристалла. Поэтому любители палить из огнестрела носят с собой несколько стволов разных калибров, чтобы удобней было подбирать кристаллы под размер. Попытка забить в ствол сразу несколько кристаллов обычно грозит неравномерной детонацией, и выстрел может не состояться либо рвануть так, что высвободившаяся энергия сломает дорогую игрушку.

    Собственно, вся местная взрывчатка состояла из огнита или его производных. В свое время эта тема меня очень заинтересовала, так как сулила свободу (и даже заработок), пусть и в роли ценного ученого. Что такое нарезной ствол и патроны я, слава богу, помнил, но, как оказалось, все не так просто. Насколько мне удалось выяснить, местные алхимики не единожды пробовали создать похожее вещество или сделать из огнита порошок, но все попытки привели лишь к появлению более слабых смесей, которые снизили эффективность огнестрельного оружия до уровня охотничьих луков. «Если нет разницы, зачем платить больше?» В общем, как по мне, при наличии магии особого толка в огнестрельном оружии нет, но это если рассуждать со стороны бойца-одиночки. Другой вопрос, что сотня стрелков при всей их дороговизне обойдется дешевле подготовки сотни магов и легко сможет противостоять сотне в броне. Ну и, конечно, то, что все шахты огнита находятся в собственности правящей верхушки, значительно удешевляет его добычу.

    Благодаря своим свойствам огнит стал не только ценным в военной сфере ресурсом, но и второй валютой. В банк его не положить, но если знать места, всегда можно обменять на звонкую монету.

    С общим уровнем развития, на мой взгляд, здесь беда. Говорят, кланы гномов (что неудивительно) и империя в этом плане более продвинуты, но в герцогстве к технологиям относятся прохладно, поскольку пока не видят в них какой-нибудь существенной пользы. Я даже подумывал встать на путь прогрессорства, но все оказалось куда сложнее, чем мне виделось попервой. Мои мечты, как волны, разбились о скалы реальности.

    Я знаю, как устроен двигатель внутреннего сгорания, но даже просто при планировании столкнулся с целой кучей проблем. Какое горючее использовать, какая нужна толщина стенок, из какого сплава их сделать, чтобы при детонации в цилиндрах пальцы остались на месте? Все это можно было выяснить только практическим путем. В Зааре нет никакой стандартизации, каждый кузнец творит по собственной технологии, а единственное сталелитейное производство работает на правящую династию, и за попытку сунуть туда нос мне этот самый нос и открутят.

    Для проведения же самостоятельных опытов, даже при знании общих принципов устройства и работы механизмов, необходимы либо серьезные практические навыки, либо углубленные знания в химии, металлургии, механике и всем таком прочем. И с тем и с другим у меня проблемы. Я не дурак, но и не ученый, и никто не готовил меня к жизни в чужом мире, не преподавал курс «Прогрессорство для чайников» и не обучал тому, как «как собрать автомат из говна и палки» и прочим секретным приемам кунг-фу. Я даже не спецназовец. Немного понимаю в технике, люблю биологию, занимался легкой атлетикой, даже выступал за школу, но этого явно недостаточно, чтобы начать техническую революцию.

    Конечно, если сам во всем этом не разбираешься, то всегда можно найти умельцев — местные тоже не дураки, но будь любезен в таком случае оплатить их услуги. Грамотные специалисты, кузнецы, алхимики, мастерская, различные материалы и прочее будут стоить весьма приличных денег. А их еще где-то найти нужно. При этом опыты могут занять не один месяц, а то и год. Можно было бы попробовать создать что-то попроще — паровой двигатель, например, но самостоятельно я его сделать все равно не смогу, и все снова упирается в специалистов и ресурсы, а значит, опять же в деньги.

    Одни вопросы, и никто не спешит поделиться со мной информацией и помочь.

    Да, кстати, в этом мире существуют аналоги техники моего мира. «Ветряк», как следует из названия, создает ветер достаточной силы, чтобы двигать судно, и, вполне возможно, ненамного уступает тому же паровому двигателю. Тут еще разобраться надо, что выгодней. Для управления ветряком требуется маг, но обойдется ли паровой двигатель дешевле? Аналог печатного станка тоже существует и тоже работает с помощью магии. Исходный текст пишется специальными чернилами, затем на него накладывается чистый лист, и с помощью несложных чар получается точная копия текста. Как ксерокс, только магический. Короче, я уже голову сломал, пытаясь придумать что-то полезное, но пока безуспешно.

    В общем, на своем опыте я пришел к выводу, что ни один попаданец без серьезных навыков и знаний не сможет собрать на коленке ничего сложнее колеса, да и то для этого нужны руки, произрастающие из правильного места.

    Единственное «оружие», которым я как человек из нашего мира владею, — это некоторый объем полезных знаний об устройстве мира и умение учиться. В школе нас интенсивно накачивают знаниями из разных областей, а если добавить к этому еще и общее информационное поле, то, по местным меркам, я весьма образован. Разве что не владею такими науками, как изящная словесность, соколиная охота и верховая езда. Дак я никогда этим и не занимался.

    — Куда прешь, голодранец?! — Двое стражников решили, что я достоин их внимания, и преградили мне путь.

    — Доброго дня, уважаемые, — с добродушной улыбкой деревенского дурачка поприветствовал я представителей закона и продемонстрировал простой кулон из серебристого металла.

    Парочка служивых грустно посмотрела на меня и отошла в сторону. Даже не попрощавшись.

    «По традиции», я должен был дать медный пятак и продолжать свой путь до следующего патруля, который мог стоять в пятидесяти метрах дальше по улице. Там бы процедура повторилась, и дорога вновь была бы свободна. В общем, ходить так можно долго, но дорого. Таким неказистым образом дед нынешнего герцога Заара очистил центральные улицы города от всякой шушеры. Стража в едином порыве поддержала мудрого и предприимчивого правителя, поэтому традиция прижилась быстро и вот уже не первое десятилетие бережет покой состоятельных граждан и пополняет кошельки стражи.

    Продемонстрированный же мной амулет является ключом к банковской ячейке и говорит о том, что, несмотря на внешний вид, я достаточно состоятелен, чтобы гулять где вздумается. Разумеется, в пределах разумного — если сунусь в кварталы знати, эта побрякушка не поможет.

    Обзавестись такой полезной, но дорогой вещью меня заставили обстоятельства — начинать все заново очень неприятно. В первый раз меня обчистили, когда кто-то обнаружил тайник с моими накоплениями. Во второй — примерно через месяц, когда у меня было при себе около трех серебрушек. Меня просто зарезали и ограбили в двух улицах от дома. После этих событий я пришел к выводу, что «деньги лучше держать в сберегательной кассе, конечно, если они у вас есть». Платить две серебряные монеты за обслуживание в банке дороговато, но безопасность того стоит.

    Без спешки и стараясь держаться края улицы, я двинулся к местной администрации. По дорогам проезжали кареты и всадники в дорогих одеждах, так что безопасней было прижиматься к обочине. Получить удар плетью от кучера или от дворянина — удовольствие ниже среднего.

    Центральные улицы пестрели различными магазинами, ресторанами и прочими атрибутами богатой жизни. Такому бродяге, как я, оставалось только проходить мимо. Мне хотелось самых простых и обыденных вещей: спрятаться от солнца в тени веранды, сесть за столик, заказать прохладное пиво или хороший кофе с мороженым — но все эти удовольствия сейчас мне были не по карману. Это в прошлой жизни мороженое можно было есть пачками, а остатки небрежно бросить в мусорный бак. Тут же этот деликатес стоил от четырех медных монет за порцию. Трижды подумаешь перед покупкой. Да и ни одно приличное заведение не пустит такого оборванца на порог. Осознание этого факта больно било по самооценке, но я держался. Так, сглатывая слюну при взгляде на витрины, пересек еще два оживленных перекрестка, трижды был для проверки остановлен стражей, но наконец-то добрался до администрации.

    Здание напоминало Капитолий, тот, что находится в Вашингтоне, виденный еще в прошлой жизни по телевизору. Тот же белый камень стен, монументальность и купол посередине. Размеры здания в США мне не были известны, но данное строение поражало внушительностью.

    Вокруг сновали люди в дорогих одеждах, и хотя за последний год я стал меньше обращать внимание на брезгливые взгляды прохожих, это немного коробило. Единственное, что меня сейчас заботило, — это как не споткнуться в последнем шаге от цели.

    Миновав площадь, я поднялся по лестнице, быстро прошел через богато украшенное золотом, лепниной и мраморными статуями фойе. Свернул налево в отделение банка и снял все деньги со счета. Вместе с сегодняшним заработком выходила немалая сумма, по местным меркам. Ровным счетом десять серебряных и тридцать две медных монеты. А это мешочек денег размером с ведро. Серебряных монет в этой куче было только две, медных, с учетом пятаков, — почти пятьсот. Менять их в банке не было никакого желания — не самый удачный курс.

    В среднем за одну серебряную монету дают сто медных, а местный банк предлагает курс 1 к 106. Вроде невелика разница, но при обмене меди на серебро я потеряю 15 монет. На фиг, на фиг, мне эти деньги не так-то просто достаются.

    С мешком денег, под недоуменными взглядами прохожих, я снова пересек площадь. Все, я у цели. На самом краю площади стояло большое двухэтажное здание с ажурным балконом почти под самой крышей. Оно выделялось даже среди местных построек и, пожалуй, по вычурности давало сто очков вперед любому из них.

    Простая глиняная черепица крыши резко контрастировала с тяжелыми дверями, украшенными черепами и костями разных тварей. Пустые глазницы личей и демонов взирали на прохожих, части скелетов морских чудовищ и темных тварей выступали острыми шипами. Я испытывал невольный трепет перед этой картиной. Мастер, который украсил вход, явно был очень талантлив: все эти черепушки смотрели откровенно злобно. Впрочем, учитывая, что здание принадлежало Гильдии охотников, или, как ее называли в герцогстве, Гильдии искателей. Тряхнув головой, я все же смог себя перебороть и взяться за массивную бронзовую ручку. Дверь на удивление легко поддалась, и одна створка открылась.

    Просторный холл гильдии встретил меня еще одним страшилищем. Скелет морского дракона, чья голова была повернута в сторону входа, а пасть раззявлена, обвивал массивную колонну. Клыки размером с руку взрослого мужчины вызывали опасение даже на расстоянии. Да и сама тварь в длину была не меньше тридцати метров. Казалось, в пустых глазницах вот-вот вспыхнет зеленое пламя, и тварь кинется на вошедшего. Заар — крупный портовый город, и ничего удивительного, что тут могли водиться такие морские гады.

    Нижний этаж здания был отведен под зал собраний и по совместительству — таверну. Тяжелые дубовые столы и лавки занимали место по бокам, оставляя центр свободным.

    Сегодня зал был битком набит, так что поначалу у меня даже в глазах зарябило. Но особенно выделялись трое: человек-маг, одетый в фиолетовый балахон с наплечниками в виде костяных ладоней, и двое его напарников. Один из них был закован в латы, но снятый шлем открывал лысую голову со слегка вытянутым назад черепом и чуть скошенной челюстью — характерные черты для представителей расы магнонов. Вторым был серокожий глубинный гном. Эта троица странно смотрелась вместе, к тому же все они являлись обладателями серебряных амулетов.

    Магов всех мастей можно встретить повсеместно, но вот некроманты, демонологи и прочие темные — большая редкость. Дело в том, что ими почему-то становились только люди из высших сословий, причем это, как правило, были отпрыски самых благородных фамилий: маркизы, бароны, графы и даже члены королевских семей. В чем причина такой избирательности, непонятно, но, судя по слухам, исключений почти не было.

    Вызывал интерес и магнон в латах — латах! — ведь эта раса славилась своим миролюбием, и редкий гость поверхности — глубинный гном. Я представителей многих рас встречал на местных улицах, но таких видеть еще не приходилось. Великан-магнон что-то говорил, но в гвалте голосов терялся даже его могучий бас.

    Некоторое время я рассматривал местную публику, пытаясь понять, куда идти дальше, пока меня не отвлекли.

    — Доброго дня. Меня зовут Курт Верско по прозвищу Рубака, я представитель Гильдии искателей в герцогстве Заар. Желаете разместить заказ? — представился мужчина приятным баритоном.

    Дорогой, но уже слегка поношенный камзол с перламутровыми пуговицами не мог скрыть фигуру воина, а легкая седина в густой черной бороде и волосах подчеркивала принадлежность к гильдии. Узловатые пальцы и четко очерченные под тканью рельефные мышцы говорили о том, что человек на протяжении долгих лет машет боевым железом. Ну а золотой амулет с изображением солнца на цепи, который он открыто носил на груди, говорил сам за себя. Общее впечатление слегка портили черные рога и красноватый оттенок кожи, но это скорее мой личный бзик. Примесь демонической крови в жилах Вереско не делала его злодеем автоматически, просто так сложилось, что первый тифлинг, которого я здесь встретил, оказался работорговцем.

    — Добрый день. Извините, уважаемый, но я бы хотел вступить в Гильдию искателей, — с невольным придыханием ответил я.

    Когда так долго и расчетливо идешь к своей цели, то на самом финише невольно начинаешь волноваться.

    — Пройдемте, — спокойно предложил представитель и указал рукой на лестницу.

    Мы поднялись на второй этаж, где в нишах с тяжелыми портьерами стояли маленькие столики и удобные кресла. Одно из них занял господин Вереско, а мне ничего не оставалось, кроме как сесть напротив.

    — С вас пять серебряных монет вне зависимости от результата экзамена, — сухо ответил на невысказанный вопрос представитель гильдии.

    — Да, конечно. — Я торопливо достал мешок с деньгами и стал отсчитывать монеты. Вот же придурок, не сообразил! Можно же было сделать это заранее, в банке, и не позориться теперь.

    На лице представителя гильдии не дрогнул даже мускул, он терпеливо ждал окончания подсчета, прикрыв глаза и откинувшись в кресле. Медяки вставали в аккуратные столбики по десять монет, и через пятнадцать минут мой мешок похудел примерно наполовину, а на столе выросли ровные горки меди.

    — Имя? — спросил управляющий гильдии, готовясь записывать мои ответы в большую книгу.

    — Ге-оргий, — по слогам проговорил я.

    — Гео-рей, — произнес следом Вереско. Его произношение было еще ничего, встречались кадры значительно хуже.

    — Герех, — со вздохом сдался я.

    Не судьба. Видать, суждено мне носить это имя, пока не вернусь домой. За год я уже свыкся с ним, но чего уж там, я, по крайней мере, попытался.

    — Откуда родом? — меж тем задал следующий вопрос управляющий.

    — Я не местный.

    — Да уж вижу, — хмыкнул мэтр Вереско, меня действительно было тяжело спутать с коренными уроженцами Заара. — Имперец или из республики?

    — Из другого мира, — откровенно ответил я, но управляющий даже бровью не повел. Лишь кивнул, записывая мои слова в книгу.

    Конечно, пришельцы из иных миров — не самый распространенный вид гостей города, но иногда их можно встретить. Все же порталы между мирами — весьма дорогое удовольствие.

    — Из какого мира? Надолго ли у нас? — продолжал расспросы Вереско.

    — Меня сюда случайно закинуло, теперь вот даже не знаю, как вернуться домой.

    Курт Вереско по прозвищу Рубака прокашлялся и впервые за наш диалог проявил эмоции:

    — Давно?

    — Около года, — односложно ответил я.

    Мужчина с пониманием кивнул.

    — Вашу руку.

    Я послушно протянул ладонь.

    В руке Курта Вереско мелькнула металлическая игла и проколола кожу на моем пальце, отозвавшемся легкой болью. Стоило только капле крови соприкоснуться с воздухом, как она моментально вспыхнула пламенем.

    — Драконья кровь?

    — Да, господин Вереско.

    Он вновь кивнул в знак согласия. Затем из кармана камзола управляющий достал медный амулет с изображением восходящего солнца, положил его на стол и прижал сверху мой палец.

    — Ждем, а пока я вам расскажу, что произойдет, если вы выдержите экзамен. Согласно закону Конклава магов «О правах Гильдии охотников», принятому в 3674-м году от заселения мира, гильдиец в правах своих приравнивается к безземельному дворянину и имеет право носить оружие и применять боевую магию. Согласно этому же закону охотник обязан носить знак отличия, не скрывая его. Охотник имеет право на суд короля, герцога или иного правителя тех земель, на которых был задержан. Хм… Про последний пункт можешь забыть. Кому в наше время нужны лишние проблемы? Ножом по горлу — и тело в море.

    Вереско продолжал рассказывать и комментировать давно выученный мной наизусть закон конклава. Стать членом Гильдии искателей — это билет в жизнь для таких, как я. Членство в гильдии давало возможность начать жизнь заново, это был один из немногих социальных лифтов, что существовали в этом обществе.

    Обычно искателями становились или ветераны, решившие уйти в отставку, но не сумевшие накопить достаточно денег на достойную старость, или отпрыски бедных родов, не нашедшие местечка поспокойнее. Отдать пять серебряных монет без каких-либо гарантий на успех мог позволить себе далеко не каждый. Зарплата стражника в Зааре равна серебряной монете в месяц, а жизнь в городе дорогая. Соответственно, при условии экономии такую сумму можно собрать примерно за год службы. Вот только денежный взнос не гарантировал положительного результата — необходимо было иметь еще и некоторый магический талант.

    Стоит понимать, что основание гильдии произошло не на пустом месте. Все дело в особенностях магической структуры этого мира. На дворе был аж 7541-й год от заселения мира, а за все эти тысячелетия он продвинулся всего лишь до уровня земного Средневековья, пусть и магического. Полностью изучить историю мне не удалось из-за проблем с местной письменностью и ограниченным доступом к этим знаниям, но если вкратце, то ситуация выглядела примерно следующим образом.

    Первое тысячелетие переселенцы с азартом исследовали шесть материков, развивали свои сообщества и строили города. Ну а потом, как водится у разумных, принялись за войны. Воевали местные владыки с не меньшим азартом: землетрясения разрушали стены, метеориты падали с небес и огромные волны смывали целые города. В общем, после таких развлечений приходилось отстраивать города заново… а потом все повторялось.

    Уже в третьем тысячелетии эти земли пережили крупномасштабное вторжение демонов, а затем и Войну Веры. Все как положено: с инквизицией, расколом церкви, сектами и прочими прелестями религиозных распрей. В четвертом тысячелетии произошло вторжение из мертвых миров, а в пятом — этот мир снова попробовали на зуб демоны, уже другие, затем — снова Война Веры. Шестое тысячелетие началось относительно спокойно, но вскоре разгорелась междоусобная война с Проклятым Императором, которая продлилась аж пять веков.

    В общем, местные не скучали: если никто не приходил их захватывать, они развлекали себя сами. Все эти события: войны, вторжения, божественные явления, высокоуровневая боевая магия и прочее — сильно расшатали структуру мира, и нынешнему поколению приходилось разгребать дела предков.

    Из шести материков на данный момент густо заселен только один, но между материками до сих пор действует древняя портальная система, которая три тысячелетия назад пошла вразнос (так что случайные врата можно теперь неожиданно встретить даже в собственном туалете). Современные маги то ли не знают, как эту систему отключить, то ли сил не хватает, то ли просто не желают связываться, но проблем она приносит массу. Такой блуждающий портал может открыться где угодно и перенести, соответственно, что угодно. Например, перекинуть племя диких огров с соседнего материка. Или морского гиганта, который сдохнет на суше и заразит округу новым видом чумы. Вариантов масса. Постоянно лезет откуда ни попадя всякая пакость. Собственно, этот бардак и стал одной из причин основания гильдии. Регулярная армия обычно справляется с большинством проблем, но мелкие дыры затыкают именно охотники. Вот так и работает система.

    Помня уроки прошлого, большинство ныне существующих государств пошло по пути ограничения магических возможностей. Только искателям, как и благородным сословиям, сейчас разрешено изучать и применять боевую магию, использовать артефакты. Со временем те немногие счастливчики, что смогли выжить, получали шанс стать титулованными дворянами. Да, эта дорога не для всех, но я был уверен, что смогу ее пройти. Попыток-то у меня много.

    Серьезный денежный взнос и высокий уровень магических способностей как критерий вступления в гильдию были введены для того, чтобы не вызывать в обществе ненужного ажиотажа. Только представьте, что произойдет, если какой-нибудь полоумный, получив доступ к боевой магии, возьмется за грабеж или целая деревня объявит себя охотниками и, вместо того чтобы возделывать поля, пойдет и дружно сложит головы в ближайшем могильнике? Вот будет веселуха.

    Устанавливая жесткий отбор, Конклав магов поступил очень мудро. Таким образом они держали под контролем потенциально опасных бунтовщиков среди одаренных, да еще и направляли их энергию в полезное русло. Разбойники, монстры, прорыв инородцев или стихийные бедствия — кого послать? Правильно. «Искатели, фас!»

    Что же касается системы амулетов искателей, которые выдавались всем гильдейцам, то они делятся на несколько рангов. Медь, бронза, железо, сталь, серебро, золото, мифрил и орихалк. Каждый последующий ранг после медного присваивается гильдией по результатам испытаний и за заслуги. Эти амулеты, насколько мне удалось узнать, отличались свойствами.

    Самый простой, медный, тем не менее является сложной системой заклинаний и может определять местоположение, а также параметры и потенциал носителя. Более привычно для меня было называть это таблицей характеристик, почти как в компьютерных играх. Очень похоже, но есть и отличия. Человека (ну или иное существо) не оценишь в цифрах, как персонажа в игре. Так что показатели характеристик в этой таблице — не истина в последней инстанции, а всего лишь условность, которая отражает физическое и ментальное состояние носителя. Это же относится к предрасположенности, уязвимостям и прочему. Другими словами, артефакт лишь собирает информацию об организме и выводит ее в упрощенном виде.

    Бронзовый амулет — уже более продвинутая версия, которая позволяет отслеживать состояние здоровья и энергетики носителя. Как это происходит, я не знаю, но в моем родном мире аналогом можно было бы назвать аппарат МРТ. По сути, амулет гильдейца — это карманный доктор. Артефакт способен не только считывать пульс и энергонаполненность резерва, но и по результатам анализа энергетики носителя поставить диагноз. Удобно и емко.

    Что делает железный амулет, я точно не знаю. По слухам, в него встроена система дальней связи.

    — Готово. Закрой глаза.

    Я послушно выполнил просьбу, и перед моим внутренним взором появилась таблица.

    ...Раса: человек

    Пол: мужской

    Возраст: 19

    Рост: 176

    Вес: 72

    Потенциал: 8,7

    Предрасположенность: магия огня


    Тело

    Сила: 2,3 (прогресс 0,0)

    Выносливость: 2,7 (прогресс 0,0)

    Скорость: 3,7 (прогресс 0,0)


    Разум

    Воля: 5,6 (прогресс 0,0)

    Интеллект: 3,3 (прогресс 0,0)

    Восприятие: 3,2 (прогресс 0,0)


    Энергетика

    Резерв: 8,7 (прогресс 0,0)

    Мощь: 3,6 (прогресс 0,0)

    Сопротивление: 3,7 (прогресс 0,0)
    — О-го-го! — удивленно сказал представитель гильдии, и впервые с начала нашей беседы с его лица сползла маска невозмутимости. — Потенциал — восемь и семь. Парень, ты с какого неба к нам свалился?...

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз