• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Внешний долг России Военная авиация Война Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Два мнения о развитии России Евразийство Жизнь с точки зрения науки Законотворчество Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь будущее грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны многомирие нло нло (ufo) общественное сознание оптимистическое приключения сказкиПтаха социальная фантастика удача фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Сентябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930 
    Сентябрь 2020 (772)
    Август 2020 (1102)
    Июль 2020 (1351)
    Июнь 2020 (1090)
    Май 2020 (1144)
    Апрель 2020 (1130)
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Владимир Поселягин: Дон (фрагмент)

     Владимир Поселягин

    Дон

    Пролог

    Я осторожно перевернулся на бок, стараясь не тревожить ногу, из которой торчала кость. Штанина кожаных брюк ее, конечно, прикрывала, но успела промокнуть от крови и хорошо обрисовывала торчащий обломок. Я уже прекратил катиться по обочине, а вот в глазах все еще мельтешение — дорога, небо, машины вокруг — и снова то же самое, как в калейдоскопе. С трудом сняв шлем, — у меня еще и плечо болело, ладно на локтях и коленях защита, — я поправил задравшуюся косуху и посмотрел на свой байк. М-да, нету у меня больше байка: из-под заднего колеса КамАЗа торчало только колесо, и тоже подавленное. Тварь на внедорожнике. Вылетел на красный, когда я на зеленый ехал, выбил меня из седла, загнав байк под встречный КамАЗ, а меня отбросив на обочину. Сам я байкер опытный, почти два десятка лет в седле гоняю, попробовал однажды — и все, понял, что это мое. Сколько всего было, а вот так на ровном месте у меня впервые.

    Ко мне уже бежали люди, машины останавливались, и первый же подбежавший поинтересовался:

    — Как ты?

    — Нога. Скорую вызывайте.

    — Урод на «Прадо». У меня все на регистраторе записано. — Парень мельком глянул на наколотые перстни на моих пальцах и достал телефон.

    — Угу, это хорошо.

    Пока он вызывал скорую и пояснял другим очевидцам, что медики нужны мне срочно, я пошарил по карманам. Мобильнику хана — трещина, не включается. Тут и из внедорожника наконец пьяный водитель выпал, поня-я-ятно… Очевидец уже сообщил, что место аварии в пригороде Москвы, но убрать телефон не успел, и я попросил позвонить. По памяти набрав номер Черепа, я стал ожидать ответа. Номер незнакомый, тот мог и не ответить, но все же взял, хотя и не сразу. Десять утра, а он обычно спит до обеда.

    — Слушаю, — явно с хмурым видом, как я понял по интонации, сказал Череп.

    — Это Дон. В меня пьяный урод влетел, хорошо помял. Сейчас на неотложке увезут. Запиши номер… как протрезвеет, найди урода и отправь парней с битами, пусть все кости переломают. И привет от меня обязательно предадут, чтобы знал, за что. Потом меня в больнице найдите, договоритесь, чтобы палата была получше и персонал. Да знаешь, что делать. Все.

    — Сделаем, босс, в лучшем виде.

    — Угу.

    Дав отбой, я стер номер и вернул телефон хозяину, который слушал меня со слегка нервным видом. Ну а номер внедорожника с моего места было хорошо видно, после удара машину занесло, и корма в мою сторону смотрела. Один из очевидцев был медиком, он и стал оказывать помощь, жгут наложил выше колена, а то у меня уже солидная лужа крови натекла. Тут и неотложка с гайцами подъехала. В салоне, куда сунули носилки, меня вырубило — врач чем-то обколол, и я поплыл. Интересно, в какую больницу меня повезут? Ничего, Череп узнает и всем обеспечит.

    * * *

    Очнулся я от холода, пробиравшего меня буквально до костей. Дышалось тяжело. С трудом открыв глаза, — такое впечатление, что под веки песок насыпали, — я увидел, как поднимется какая-то стеклянная крышка, которой я, видимо, ранее был накрыт. Это что за хрень, барокамера, что ли? Так я хоть и люблю дайвингом заниматься, когда летаю на курорты, но не с глубины поднимался, а с байка улетел. Пошевелившись и осторожно сев, — мышцы словно деревянными были, но постепенно отходили, я только ногой не дергал, чувствуя на ней нечто стесняющее, гипс наверняка, — я осмотрел себя. Ну да, это мое тело, с уже дряблой кожей пятидесятисемилетнего мужика, с синими, давно расплывшимися наколками. На спине их тоже хватает, но увидеть не могу. На ноге довольно чистый гипс. Гематом на теле много, но почему-то они все желтые, а я опытный, такими они становятся дня через два-три. Это что, я столько без сознания был?

    Однако все вопросы колом встали в горле, когда я оглядел помещение. Неяркий свет, я бы назвал его дежурным, позволял разглядеть, что вокруг штабелями стоят саркофаги с прозрачными крышками. Я был на самом верху штабеля и, осторожно перегнувшись через край, с некоторым трудом рассмотрел пол внизу. До него метров десять. Значит, подо мной еще девять саркофагов, как в соседнем ряду. И во всех них обнаженные люди, такие же обнаженные, как и я. Сидя, я старался согреться, растирая ладонями тело. В этом ангаре было так холодно, что я едва не замерз насмерть — кожа синяя, и это не от наколок, тут воздух ледяной. Я сразу понял, что если ничего не сделаю, то просто замерзну нафиг. Приметив в соседнем ряду в головах саркофагов подобие узких лестниц, я перегнулся и убедился, что у меня есть такая же. Дальше, размяв мышцы, — еще не хватало, чтобы те меня подвели, — я грохнулся на ребристый пол внизу. Травм мне и так хватало, но я решил рискнуть.

    Перегнувшись, я дотянулся кончиками пальцев до лестницы, насколько хватило длины рук — они у меня хоть и не такие длинные, как у горилл, но дотянутся смог, покинул саркофаг и, перевалившись через край, повис. Дальше целая нога наконец нашла опору — нижнюю ступеньку, — и я стал спускаться, не задействуя сломанную ногу. Правда, устал быстро, аж в пот бросило, попробовал опереться и на загипсованную — нормально, не болит, ничего подобного.

    Потом, осторожно ступив на пол, я направился к коридору, который виднелся дальше — там и грузовая техника пройдет. В остальных местах саркофаги были поставлены плотно, я их плечами касался, пока шел, заодно продолжая руками растирать плечи, чтобы согреться. Изо рта вырывались натуральные облака пара. Ё-мое, как же холодно!

    Голова работала слабо, мысли ворочались тяжело, проморозило мне мозги. Хотя легкое недоумение от ситуации, в коей я оказался, конечно, присутствовало. У меня даже мелькнула мысль, что это новейшие российские разработки — планета пережила Третью мировую войну, а мы как бы те люди, которые новую цивилизацию будут строить. Глупо, конечно, я буду последним в очереди на подобную заморозку, но отчего-то это предположение намертво засело у меня в мозгах, и я был уверен, что нахожусь глубоко под землей и случайно «оттаял». А иначе тут бы народу было немало, медики те же. Хм, я и не знал, что такие технологии существуют. О том, что заморозки имеются, мне известно, а вот что они удачные, и людей потом разморозить можно, узнал только на собственном опыте.

    Не успел я дойти до коридора, как услышал какие-то технические шумы — возможно, дверца открывалась — и несколько голосов. Так что я увеличил скорость хода насколько мог — да я реально насмерть замерзал! — и буквально вывалился под ноги четырем мужикам в странных темно-зеленых комбезах, плотно облегавших тела. Еще с какими-то утолщениями на воротниках.

    — Медиков сюда, — прохрипел я.

    Однако реакция неизвестных оказалась несколько странной. Один в обморок грохнулся, другие давай верещать, как зайцы, как будто я их живьем режу. Пока еще не приступал, а опыт имелся — на ножичках я был мастером своего дела и немало людей обучил, которые тоже достигли мастерства. Только ножичка нет, я бы пощекотал эту оставшуюся тройку за такую странную реакцию и медлительность с вызовом медиков и обогревом меня любимого.

    Я наконец смог встать, и тут старший из незнакомцев, отдав несколько команд на незнакомом языке, — на америкосовский, кстати, он мало походил, — осторожно подошел ко мне и потыкал пальцем в грудь. Потом он что-то сказал, отчего у двух других мужиков сразу ослабли коленки, как будто воздух из них выпустили, а этот старший снял какой-то прибор с пояса — я думаю, рацию — да начал что-то сообщать в нее и ходить, задрав голову. Оказалось, он мой саркофаг искал, а найдя, указал на него остальным. Те, недобро на меня поглядывая, в это время хлопотали над своим товарищем, что без сознания лежал, явно обделавшись. А потом закрутилось. Я уже совсем плох был, когда створки ворот в стороне уже знакомо зашипели, и в проем скользнули две девки в белых комбезах, наконец-то медики. Вот им обтягивающая одежда шла, и последнее, что я осознал, прежде чем потерять сознание: носилки-то без колес, сами летели за одной из девчат!

    * * *

    Очнулся я в этот раз просто с великолепным самочувствием. Я себя таким бодрым, наверное, лет с двадцати не чувствовал. Открыв глаза, я обнаружил, что снова от меня вверх и вбок уходит стеклянная крышка. Однако это была заметно другая, каплевидная и полностью стеклянная, а у саркофагов были половинчатые, от пуза и ниже металл серого оттенка, выше — стекло с рубленными краями. Значит, я в каком-то другом саркофаге лежал. Интересно, чего это мне вкололи, что такой приход? Наркоту я пробовал — кокаин, просто ради интереса, прикольные ощущения, но повторять не стал, поэтому не подсел. Разве что травкой баловался, да и то пару затяжек в неделю. Я даже не курил из-за проблем с легкими. Туберкулезом переболел, когда второй срок получил, первый по малолетке был, вроде вылечили, но курить теперь нельзя, вот и веду здоровый образ жизни, водка разве что спасает. Вот ее мне можно.

    Новый саркофаг находился в небольшом помещении, где стояло еще четыре таких же аппарата непривычного вида — все в светлых тонах, белое, явно больница. Тут я уловил движение, и со стороны моей головы — а я стал садиться, когда крышка ушла в сторону — вышла девица лет двадцати. Хм, одна их тех, что я в том ангаре видел. Подойдя к саркофагу, она заглянула мне в глаза и поинтересовалась на незнакомом мне языке, который — что странно — я понимал как родной русский:

    — Как вы себя чувствуете?

    — Очень хорошо, — снова мысленно прислушавшись к себе, ответил я. — Кто вы? Где я?

    — Простите, как вас звать?

    — Меня не зовут, я всегда сам прихожу. А имя мое по паспорту — Афанасий Егорович Водовозов. Над именем не смейтесь, у нас в роду почти все Афанасии, шестерых точно помню.

    — Простите, это очень длинно, я не могу запомнить. Желательно уменьшительное.

    — А что тут думать, зовите по кликухе моей. Дон меня зовут. — Изучая чистые, без татуировок, руки, я рассеянным голосом пояснил: — Это сокращенно от Дона Корлеоне. Мой любимый фильм «Крестный отец» с малолетства, потому и ступил на кривую дорожку. Сперва так и называли, а потом сократили до Дона.

    — Простите, Дон, я все равно не понимаю. Я уже вызвала офицера эсбэ, он подойдет и все вам объяснит… А вот и он.

    Тут действительно пшикнула дверь, и в палату вошел парень лет двадцати пяти на вид, с массивной челюстью, явно с каким-то оружием — из открытой кобуры рукоятка торчала — и в серебристом комбинезоне. С левой стороны воротника какие-то значки были, видимо, так звание обозначалось. В руках у парня был какой-то сверток и ботинки. Все запечатано в прозрачную пленку. Я и рта не успел открыть, — да и не собирался пока, сначала подожду, побольше информации нужно — как девчонка протараторила:

    — Данные я вам отправила, пациент назвался Доном.

    — Хорошо. Так, Дон, я лейтенант Службы безопасности Военного флота империи Дзотов, Кэл Ивас. Держи, тут технический комбинезон, считай, подарок от наших технарей, которых ты так напугал, а одного заставил сменить цвет волос на седой. Давай помогу одеться, а потом пройдем ко мне в кабинет и поговорим, как я вижу, вопросов у тебя очень много.

    — Хорошо, — только и сказал я, а в голове завертелись мысли от новой информации.

    Моя нагота не смущала никого, тем более девицу, — ну да, старик почти, такой наверняка молодых самцов подавай с упругой кожей и мышцами — да и медиком она была. Сам я тоже наготы своей не стеснялся, возраст не тот, а безопаснику было откровенно плевать. Гипса на ноге уже не было, так что молодцевато соскочив на теплый упругий пол из неизвестного материала, — у меня квартира имела пол с покрытием из пробкового дерева, очень похоже — я взял темно-зеленый комбез в руки. Сейчас будем одеваться. Как будто я ребенок, не знаю, как такие шутки носить. Оказалось, не знаю, технологии, блин.

    Спустя два с половиной часа, сидя на диванчике в кабинете лейтенанта, я продолжал осмысливать информацию, которую тот на меня вывалил. Да уж, космос, инопланетяне и высокие технологии, и, похоже, мне придется с этим жить. Не то чтобы я стремился на Землю, вообще не заикался, но лейтенант поспешил пояснить, почему они не могут вернуть нас на Землю. Нас — это остальных землян в тех саркофагах, которые называются криокапсулы. Тут две причины: неизвестно, где наша планета, и отсутствие у нас средств оплатить эту дорогу. Заработаем, купим судно — и милости просим, летите ищите свою планету. К тому же неизвестно, сколько времени прошло с момента нашего похищения.

    Оказалось, военный флотский патруль в составе тяжелого крейсера, трех легких и одного малого разведчика-фрегата обнаружили на краю астероидного поля остов грузового корабля. Похоже, что-то случилось в гиперпрыжке, и корабль выкинуло в обычное пространство, экипаж погиб, искин с навигационными данными уничтожен, а вот груз в трюме, рабы — именно так, рабы — уцелели. Судя по космической пыли на корпусе, болтался этот остов в тех местах лет двадцать. Долго. Патруль вызвал буксир с базы. Он три недели летел, взял в захваты остов, подключил к своей энергосистеме трюм и капсулы, а то там батареи на последнем издыхании были, и полетел сопровождении патруля обратно. Время патрулирования все равно закончилось. Ну и в первый день полета в прыжке в ангар грузового судна спустилось четверо техников с борта буксира. Они временно были приведены туда с тяжелого крейсера, на борту которого мы в данный момент находимся, чтобы отслеживать сохранность капсул. Ну а дальше что случилось, то и случилось. За час до начала работы насмотрелись ужастиков про синих зомби с татуировками, и… Думаю, дальше описывать не стоит, за кого меня приняли.

    Теперь немного о том месте, куда я попал. Содружество. Офицер, тратя свое личное время, описал мне, где я оказался, причем подбирая такие фразы, что я все понял достаточно полно. Нейросети, базы знаний, корабли, законы, закон десяти и все остальное. Два часа жизненно важной информации, которую я впитывал как губка. Также он пояснил, отчего я так прекрасно себя чувствую и куда делись мои татуировки. Их пропажу я заметил еще когда садился в капсуле, — сложно не заметить такое, кожа совершенно чистая, — но тогда вопрос задать я не успел, а сейчас офицер пояснил. Тут и медик встревожилась, вредные вещества в чернилах влияли на состояние организма, и запуганные мною техники скинулись, чтобы та убрала эти ужасы.

    Хм, даже не знаю, как реагировать. С одной стороны, хочется истерику устроить и громить тут все, а с другой — я даже был доволен. Если уж начинать новую жизнь, так почему бы и нет? Чистое тело для новой жизни. Тем более офицер пояснил, что у них живут до двухсот пятидесяти лет (это долгожители), а так до двухсот, и процедуру по омоложению можно провести в любой момент.

    Правда, она не бесплатная, в их мире вообще ничего бесплатного нет. Но зато, оплатив, можно скинуть возраст до юношеских двадцати лет. Та девчонка-медик, получив деньги за удаление татуировок, решила провести комплексное восстановление моего организма, оплаты для нужных картриджей хватало. Слишком ужаснуло ее состояние моего тела. Почти шесть часов чистили и обновляли. Я, конечно, возраст не скинул, но подлеченный мог спокойно еще лет сорок прожить, да и выглядел теперь всего лишь на сорок. Проверил зубы — все целые и свои. Мне это все офицер описал. Ну а то, что я на их языке говорю, так мне залили гипнограмму знания языка и письменности. У флотских их не было, тут все с базами знаний связано, пришлось поискать на борту пиратов — нашли самую лучшую и полную и залили.

    Теперь наконец дошли и до того, почему лейтенант тратит на меня свое время. Как я и думал, он имел свой интерес, который и решил мне показать:

    — Дон, я вижу, вы понимающий человек, скажем так, битый жизнью.

    — У нас на Земле тоже так говорят, — сказал я, добавив: — А насчет того, что опыта у меня хватает, это вы правы. Говорите что хотите, я уже заждался.

    — Тогда сразу к делу. Мое предложение такое — я хочу продать вам нейросеть. Трупы пиратов мы уже собрали, взяли образцы ДНК и утилизировали. Расстреляли пушками, тут так кремируют в космосе. Конечно, это не рекомендуется, но все целые сети и импланты из голов трупов были извлечены. Обычно если мы заходим на станцию на Фронтире, то продаем, но тут идем сразу на базу. Честно скажу, рабочих было едва треть, цены за них большие не получишь, тем более вторичные.

    — Э-э-э?

    — Вторичные — это уже снятые с кого-то, бывшие в употреблении. Не волнуйтесь, они проходят полную чистку… Так вот, из того десятка, что есть в наличии, вы можете себе подобрать нейросеть и подходящие импланты. Наш медик установит их, я договорюсь. Вы же даете расписку, что должны мне деньги, без упоминания, за что. Даже не мне, а моему близкому родственнику, но счет будет указан мой. А когда вы пройдете Центр Беженцев и устроитесь на работу, то в течение двух лет будете обязаны вернуть эту сумму. Кстати, для вас это хорошее предложение, так как если вы подпишете контракт с какой-нибудь компанией, то вряд ли сможете уйти от них.

    — А вы думаете, что компании предложат мне работу?

    — Думаю, да. Мы еще не касались этой темы, хотя я видел, вы заинтересовались, но не спросили. У вас индекс интеллекта сто шестьдесят восемь. У меня, для примера, сто тридцать три, и я не без основания горжусь этим.

    — Почему же тогда меня в армию или флот не вербуете, по идее должны.

    — Да, это входит в мои обязанности, но в вашем случае был отказ по медицинским показателям. У вас излишне расшатанная психика и нарушены нейронные связи в мозгу. Видимо, нервничали много. Нейроны наш медик восстановила, но отметку о вашем состоянии поставила. Не пройдете вы медицинскую комиссию. В армию вам ходу нет. Вот в полицию, скорее всего, возьмут.

    — Этого еще не хватало, — проворчал я. — На другую сторону переходить и не подумаю. Так что там по компаниям?

    — Даже если вы куда-нибудь завербуетесь, то вам со своей сетью потребуется выплачивать не такие большие долги, только за базы знаний. Или можете работать на себя — нейросеть есть. Возьмете ссуду в банке — и спокойно выплачивайте. По работе рекомендовать ничего не буду, думайте сами. В зависимости от этого и подберете себе нейросеть.

    — Но посоветовать можете?

    — Посоветовать? Пожалуй. У нас сейчас техника делится по поколениям — чем выше, тем современнее и лучше. Нейросети в армии и флоте восьмого поколения. Лет двадцать назад на них перешли, а до девятого еще лет сто ждать, а то и более, так что пока восьмое лидирует. Это я имею в виду наши Окраинные миры, а не Центральные, там двенадцатое поколение имеется. Вроде даже на тринадцатое начинают переходить. Но об этом сразу забудьте. У граждан империи самое высокое поколение — шестое. Их можно свободно купить, седьмое уже нет. Среди трофеев три нейросети пятого поколения, остальные четвертого и даже есть третье. Шестое имеется, но всего одно. По поводу работы советую не заключать с какими-либо работодателями контрактов, скорее всего, вы будете работать на них всю жизнь и покинуть компанию не сможете. Способы есть всякие, но в основном — обвешать долгами. Поэтому советую начать свое дело. Это или пилот, или техник. Рекомендую второе. Выучиться можно быстро, с вашим уровнем интеллекта вы уже через пару недель поднимете базы на тот уровень, когда можно работать и зарабатывать. Поэтому чем выше поколение вы сразу возьмете, тем лучше — дольше прослужит. Вторичные сети особо ничем от новых не отличаются, ну разве что запускаются при установке чуть дольше, но это в несколько часов, не критично.

    — А каких моделей нейросети? Насколько я понял, они ведь подразделяются на специализации?

    — Правильный вопрос. Так и есть. Шестая сеть техническая, модель называется «Техник шесть-УРМ». То есть по буквенным обозначениям ясно, что она усиленная, модернизированная и расширенная. Максималка по сути. Я рекомендую вам ее именно ее. Единственный минус — при извлечении пострадали почти все импланты, кроме одного. У этой нейросети шесть слотов под импланты, все штатно стояли, время сказалось — и вот повредили. А уцелевший имплант — это имплант «Воин» шестого поколения. Не знаю, откуда бывший владелец этой сети достал полулегальный имплант шестого поколения, но мы можем его вам поставить. Он дает прирост силы и ловкости, увеличивает скорость реакции, помогает справится со стрессом в бою. При приобретении боевых баз, гражданской линейки самозащиты, он вам точно пригодится. Тем более, ставя его вам, мы ничего не нарушаем, поскольку он недавно появился в свободной продаже. Правда, чтобы его носить, вам нужно будет вступить в силы самообороны или зарегистрироваться у наемников. Это скорее для галочки.

    — А пятое поколение?

    — Один пилот, с тремя имплантами из пяти. Потом «Штурмовик», военная сеть. К сожалению, сразу скажу: рисковать с ее установкой я не буду, всплыть может. Третья сеть линейки «Администратор». Вот у нее полный комплект имплантов, но сама сеть не модернизированная, простейшая. По цене шестая и эта пятого с комплектом имплантов — одинаковые. Но шестая лучше, даже сравнивать глупо, а импланты можно приобрести потом и установить.

    — У меня есть время подумать?

    — На самом деле нет. В капсуле вы пролежали три недели с момента, как напугали техников, и завтра вечером мы прибываем на базу. Я для того вас и поднял, точнее попросил поднять, чтобы пообщаться. Установка займет часов восемь, потом адаптационный период. На принятие решения у вас есть максимум часов шесть, потом время упустим.

    — Понятно. А вместе с пиратами баз знаний не находили?

    — Почему же, находили. Только они нелицензионные и у вас не примут экзамены по специальностям.

    — Значит, нужно брать те, где не потребуется сдавать экзамены.

    — Хм, соглашусь с вами. Так вы приняли решение?

    — Да, подписываем долг и ставим шестерку с имплантом. А по базам что? Раз имплант боевой, так может, боевые какие есть?

    — Сейчас посмотрю. Откровенно говоря, по поводу пиратских баз знаний я не думал, поэтому не успел подготовится…

    Офицер углубился в работу на планшете — по крайней мере, штука, которой тот пользовался, очень походила на планшет — и быстро нашел, что нужно:

    — Ага, есть кое-что. Немного, наверняка десантники всю мелочевку по карманам распихали, когда остов исследовали, но не все нашли. Есть три военных базы, две третьего и одна четвертого. Четвертого — это «Тактика малых групп». Хм, а она лицензионной оказалась, хотя и устаревшей на тридцать лет, но ее можно будет обновить. Две другие базы — это «Сапер» и «Стрелок».

    — Я возьму. В жизни все может пригодиться.

    — Хорошо, тогда я вам залью безранговую базу «Нейросеть», чтобы вы быстро с сетью разобрались, и три одноранговые базы. «Содружество и империя Дзотов», «Юрист» и «Торговля». Это будет вам бонусом.

    — Для бонуса что-то мелковато, давай третий ранг?

    — Нет, третий — это много…

    Мы немного поторговались и ударили по рукам. Лейтенант в качестве бонуса выдал мне «Юриста», «Торговлю» и дополнительно «Экономику» во втором ранге. Дальше я подписал предварительное соглашение на долг — потом после установки сети окончательно подтвержу его, — и мы вместе отправились в столовую. Я умирал, есть хотел, и офицер заказал в каком-то аппарате мяса. Надо запомнить, вдруг на хавчик пробьет, а рядом никого. После столовой я вернулся в медбокс, как он правильно назывался, и меня положили в хирургическую капсулу. Операцию проводила та же девчонка, что меня лечила и поднимала из лечебной капсулы в прошлой раз. Кстати, она меня похвалила за то, что я согласился на предложение ее парня. Ага, так вон оно в чем дело, эта парочка тут дела крутит!

    Сутки спустя, покинув салон челнока, я ступил на пыльные бетонные плиты Центра Беженцев, покосившись на местное светило непривычного цвета — желтого, но с зеленоватым оттенком. Меня уже встречали, и, вздохнув, — вещей-то при себе не было, все мое имущество в голове, подаренный комбез я не считаю, — я направился навстречу местному сотруднику. У меня начиналась новая жизнь.

    Я тут был первым из земляков, их еще грузили в капсулах на грузовозы, чтобы спустить на планету. Похоже, принимать местное гражданство я буду первым. А сейчас я на ходу доставал карту «ФПИ», — удостоверение личности — выданную военным медиком за полчаса до того, как я покинул борт крейсера. На месте гражданства пока был прочерк, зато большинство пунктов заполнено. Уже хорошо.

    Пока местный сотрудник вставлял карту в приемник своего планшета, считывая с нее информацию, я осматривался. А челнок, свистя движками, уже поднялся и исчезал в небе. Да, тот лейтенант не обманул, все сделал как и обещал. Но и я свое слово сдержал. Более того, чтобы показать, что меня не обманывают, уже после установки нейросети, когда мы тут в системе маневрировали и Галосеть была доступна, мне дали посмотреть прайс-лист местной компании «Нейросеть», которая монопольно торговала нейросетями и имплантами. Базами знаний, впрочем, тоже. Да, мне вторичку продали со скидкой двадцать процентов. Это относилось ко всему. Не обманули. Я даже больше скажу, когда сеть запустилась, меня уложили в капсулу на десять часов до момента стыковки с флотской базой — это, кстати, тоже бонусом вышло.

    На то была причина. Дело в том, что имплант выходит на режим в течение месяца, ему еще развернуться нужно, а у вторички два месяца. Мне же за десять часов в лечебной капсуле полностью развернули имплант. Правда, и с этим возникла проблема — походка и движения изменились, имплант влиял. Поэтому лейтенант сопроводил меня под ручку в отсек к десантникам, где стояли тренировочные капсулы виртуального погружения, и виртуальный инструктор почти шесть часов гонял меня по разным картам — бег и силовые упражнения были, даже плавать приходилось. А в реале прошел всего час. Зато с координацией движений проблему решили — тело снова стало моим. Оттуда меня проводили к выходу, дальше челнок — и вот я на планете. И все базы у меня в памяти сети находятся, учить можно хоть сейчас. Обычно после установки сети пару дней не рекомендуется напрягаться, но я десять часов в лечебной капсуле пролежал, где окончательно помогли развернутся как импланту, так и сети, так что с этим проблем теперь нет.

    — Все в порядке, нас о вас предупредили, — сообщил местный работник. — У вас значится одно имя — Дон. Мы можем внести фамилию при регистрации.

    — Как мне сообщили, я могу обойтись одним именем, или это не так?

    — По вашему желанию, конечно.

    — Ну так я желаю.

    — Хорошо, идемте, нужно с вами закончить, а то столько работы.

    — Много моих земляков?

    — Три тысячи практически. Почти четыреста умерло из-за отказов капсул, вам повезло, что энергии хватало на разморозку. Да, я знаю причины, почему вы очнулись.

    — А меня не просвещали, — шагая рядом с местным чиновником к ближайшему зданию, сказал я.

    Эх, был бы платок — вытер бы лицо; жарит солнце, как будто в пустыне нахожусь. Еще и плиты эти раскалились. О, а на посадку шесть судов идет, их уже ждут, платформы, что без колес летают, и люди. Видимо, готовятся к приемке капсул, будут размораживать моих земляков тут, в Центре Беженцев. Не за раз, естественно, на неделю-другую процесс растянется, но примут всех. Чиновник, заметив мое замешательство, спросил:

    — У вас же нейросеть стоит? Она развернулась?

    — Да, но я ею пока не пользуюсь, хочу базу по ней изучить, чтобы разобраться.

    — Понятно. У вас комбинезон для космоса, со встроенным скафандром. У него есть функция не только обогрева, но и охлаждения, климат-контроль по сути. Вы подключите свою сеть к нему и установите температуру, сразу полегчает, поверьте мне.

    — А как это сделать?

    — Сейчас.

    Чиновник повернулся ко мне, остановился и нажал несколько сенсорных кнопок на пряжке. А я опасался их трогать, чтобы не навредить. Парень свои действия пояснял:

    — У вас комп комбинезона работает в автоматическом режиме, такой режим применяют, когда сети, например, нет. Сейчас на рабочем столе сети должна появится иконка. Войдите в комп комбеза, раздел температура, и установите нужную вам. Там она указана цифрами. Советую двенадцать, ниже прохладнее, выше теплее. Научитесь.

    Я все сделал, как советовал этот парень, и действительно, комбез заработал, — кстати, зарядка батарей всего тридцать процентов, — и мне стало куда как легче. Еще бы шляпой свою лысину от солнца прикрыть — так совсем хорошо. Я насчет лысины уточнял у той девушки-медички. У меня рано волосы редеть начали, и я стал брить голову — уже лет пятнадцать брею, — а та шевелюру не восстановила, хотя сказала, что это плевая операция. Она посчитала, что без моего разрешения делать этого не стоит. Угу, как татуировки убирать, так она первая, а волосы отрастить, так сразу скромницей стала: не хочу, не буду. Ну, в принципе, права, я еще не решил. Скорее всего, вообще волосы удалю с головы, ну кроме ресниц и бровей. Думаю еще, взял время на это дело.

    Дальше мы прошли в зал, где девушка на ресепшене мне сообщила номер комнаты, где я буду проживать. Оп-па, оказалось, мне нужно дождаться первой партии. Ради меня одного никто не будет проводить присягу и начинать работу, тем более не все специалисты прибыли. А на территории Центра Беженцев после принесения присяги и получения гражданства я могу пробыть лишь три дня, после чего обязан найти работу, или это сделают за меня. Ну про это я и так знал, меня уже просветили, что меня тут ожидает — спасибо лейтенанту, было отчего отталкиваться. Я набрал рекламок разных компаний, которые были выложены на столе, и направился к комнате.

    Я впервые сейчас пользовался сетью, — работу с комбинезоном не считаю — мне скинули карту общежития, и я по стрелке перед глазами, как по навигатору, достиг своей комнаты. Ключ мне выдали, я приложил его к считывающему устройству, и дверь открылась. Угу, двухместная комната с отдельным блоком санузла. Именно туда я чуть ли не бегом устремился. В туалет хотел. Я уже один раз пользовался санузлом на борту крейсера, и как эта система работает — знаю, показали. Поэтому воспользовался им уверенно. Затем скинул комбез и принял душ — вот это было в первый раз; прикольно, мелкой водяной взвесью обдали со всех сторон, и потом пришлось салфетками стирать. Тут к воде серьезно относились, на такую фигню, как душ, много не шло — стакан минимум. А хочешь воды — для этого есть бассейны, только стоят дорого. Ну а реки и океаны — это бесплатно. Тут есть неплохие курорты. Надо будет посетить. Когда с деньгами нормалек будет. Использованные салфетки я бросил в утилизатор и действительно почувствовал себя чистым.

    Столовая в общежитии тоже была, совершенно пустая, и пищевой синтезатор простейший, он даже с нейросетью взаимодействовать не мог, на «диких» рассчитан, вроде моих земляков. Несколько кнопок с разными блюдами — и все. Я нажал первую, вылез поднос с кашей, парой булочек и соком красного цвета. Попробовал — вполне ничего, и сок на малиновый похож.

    После еды я вернулся в комнату и решил заняться делом — базы знаний поучить. Все равно вокруг пока тихо, сейчас время обеденное, а первые группы будут проводить только завтра. Заперев дверь и поудобнее устроившись на кровати, — комбез я снял, пусть кожа дышит, — я вошел в управление сетью. Найдя раздел обучения, где отдельно указан список баз, хранящихся в памяти, я активировал изучение базы по нейросетям, — нужно же знать, как ею пользоваться, — закрыл глаза и начал учить.

    Открыл я глаза через два часа сорок три минуты, как показывала нейросеть. Тут таймер остановился. Неплохо. Хотя мне и было известно, что с каждым рангом базы учатся дольше, но за три неполных часа такие знания получить — я в восхищении. Выученное почти сразу стало всплывать в глубинах моей памяти, как будто я знал все это раньше. Так что я начал настраивать под себя рабочий стол сети, время точно по этому часовому поясу установил (а электронные часы показывали время над дверью комнаты), ну и проверил остальные разделы. Жаль, связь недоступна, ее еще оплатить требуется, чтобы можно было пользоваться. Довольно повозившись на кровати и сходив в туалет, я снова устроился на ней и запустил изучение первого ранга «Юриста» — нужно же знать, с чем я тут столкнусь. Про Содружество следом пойдет. И да, в фойе стояли терминалы с бесплатным выходом в Галосеть, можно поискать там работу. Главное — ссуду в банке взять на приобретение баз знаний и оборудования. Это если я на себя буду работать, как, впрочем, и планирую.

    Когда я изучил и эту базу, тоже в первом ранге (два часа и тридцать две минуты вышло), наступило время обеда, поэтому, анализируя всплывающие знания, я направился в столовую. А та оказалась не пустой — вот и землячки, те первые счастливцы, коих подняли из криокапсул. Вот и пообщаемся, может, что расскажут, а то я нихрена не помню, кроме аварии и «скорой». Сделав заказ, — в этот раз на вторую из шести наличных кнопок нажал — я получил кусок жареного мяса с гарниром вроде зеленого горошка, такие же две булочки и суп красного цвета с кусочками мяса, как я рассмотрел; а сок был другой, желтого цвета. Прямо с подносом в руках я направился к столику, где сидели четверо парней:

    — Можно к вам?

    — Давай, — кивнул один и, когда я устроился, поинтересовался: — Вы из местных?

    — А что, так заметно? — спросил я уже на русском.

    — А, наш, значит. Просто я такую одежду, как у тебя, не видел, а нас вот в оранжевые робы всех обрядили, как зеков в Америке. А на ногах не обувь, а что-то вроде тапочек одноразовых. А у тебя стильные ботинки с заклепками.

    — Я раньше проснулся, капсула отказала и разморозила меня. Так что я тут уже пару дней чалюсь. Если есть вопросы, можете задавать, кое-что могу пояснить. Ну и сам поспрашиваю. Лицо твое мне знакомо, где-то видел, а где — не припомню.

    — И я тоже смотрю, а вспомнить никак не могу.

    — У меня последнее в памяти сохранилось, как меня пьяный урод снес, и я на своем байке под грузовик лечу. Байк под колеса, а я перелетел между передними и задними колесами. Потом скорая…

    — Ну точно! — воскликнул парень. — Я и был на неотложке. Фельдшер я. Точно, тот байкер, как сразу не узнал?

    — Так что было дальше?

    — А что было? — пожал тот плечами. — Доставили в больницу, вас в процедурную, где врач-травматолог ждал, а я сел отчет составлять. А через час, как раз когда стемнело — как провал. Тут уже очнулся.

    — Ага, наверное, и гипс мне уже наложить успели.

    — Мы не одни тут, я троих уверено опознаю, из нашей больницы, мы уже пообщались.

    — Значит, работорговцы облучили больницу, вырубив всех, и тех, кто им подходил, прибрали. Даже калечных, раз и меня прихватили, — вслух предположил я.

    Дальше мы эту тему развивать не стали, все равно никто ничего не знал, зато на меня с вопросами навалились — мама не горюй. Их после подъема из капсул, кстати, языку местному обучили — отправили смотреть получасовой фильм, — так что они знали, где находятся и что их ждет, но требовали подробностей. К нашему столику подсели другие парни и девчата и тоже стали слушать мои ответы на вопросы, которые сыпались со всех сторон. Час в столовой пробыл, за это время туда пришло еще порядка тридцати человек. Из свежеразмороженных. Видимо, конвейер и не думал останавливаться, наверное, и ночью будет работать. Сам я спать не хотел. Мое внутреннее время с местным не совпадало, я планировал лечь чуть позже и продолжал общаться с людьми. На основную часть вопросов честно ответил, и понял, что хватит, хорошего понемногу, — контакты, если что, установил, дальше видно будет, — после чего распрощался и покинул столовую.

    Комната моя была пустой, соседа пока не подселили, поэтому я с наслаждением снял тяжелый комбез и устроился на койке — надо будет при возможности белье или домашнюю одежду купить, легкую. Найдя базу про «Содружество», я активировал учебу и погрузился в мир знаний, наплывавший на меня.

    Утром, проверив, что удалось выучить, я довольно кивнул. База второго ранга «Юрист» выучилась на шестьдесят восемь процентов. На это ей понадобилось аж шестнадцать часов. После базы «Содружества» я на «Юриста» переключился — и вон сколько выучил. С завтраком я немного запоздал — время десять часов, — но не жалел, знания нужные. Ничего, следующей ночью точно доучу. Хм, тогда получается, третий ранг учится дня четыре, а то и пять. Мне почему-то кажется, что это уже много, хотя если вспомнить годы учебы на Земле… разве что с мгновением сравнивать можно. Миг — и готово. Грех жаловаться.

    Одевшись, я направился вниз. Все здания на поверхности — медкорпус и остальное — были административными, а общежития находились внизу. Если учесть, что жил я на минус четвертом этаже, только столовая в нашем блоке на два этажа ниже была.

    Народу внутри оказалось немало, я вроде задержался, завтрак уже пропустил, а до обеда еще далеко, однако все равно столовая была на две трети заполнена людьми. Причем некоторые, увидев меня, еще и руками замахали, привлекая внимание. Ребята вроде из тех, с которыми я вчера вечером общался. Делая заказ, я нажал на четвертую кнопку, — продолжим экспериментировать, — а потом подсел к ближайшему из тех, что руками махали. Почти сразу вокруг начали собираться люди, но я очень хотел есть и попросил дать мне на это время. К счастью, меня поняли и дали спокойно позавтракать. Пусть это и поздний, но все же завтрак. В этот раз хлебцы были с чем-то вроде джема, а горячий напиток немного напоминал чай, хотя я уловил еще вкус шиповника. Для завтрака самое то, и что странно — я наелся и чувствовал сытость. Наконец-то с заказом повезло, на завтрак получил именно то, что нужно. Вот теперь и пообщаться можно.

    Снова вокруг меня стали собираться люди. Первый вопрос задал один из вчерашних знакомцев.

    — Дон, ты уже прошел регистрацию?

    — Нет. Мне назначили сегодня на девять утра, сообщение прислали на нейросеть, но я попросил перевести время на завтра. Так что присяга и принятие гражданства меня ожидают завтра после обеда.

    — Скажите, а что это за государство, в которое мы попали? — спросила миловидная женщина, крашеная блондинка.

    — Правильный вопрос, — кивнул я. — Вы первая, кто его задал вот так прямо. Если говорить так же прямо, то империя Дзотов, одно из шести государств, которое входит в Содружество и считается рабовладельческим.

    — Что?! — Та даже ладонь ко рту в ужасе прижала.

    — Именно так. Конечно, у других государств это показано более явно — захотели человека рабом сделать, если это им законы позволяют, то сделали и ошейник надели. В империи Дзотов с этим чуть сложнее. Но при этом рабство есть. Тут это называется долговым рабством. Не путайте с Землей, где разные банки тоже вешают на людей долги и пени, но там лишь коллекторы с битами приходят, а тут приставы с рабскими ошейниками — и иди, отрабатывай долг. А долг может расти по желанию хозяина, и сделать ничего не сможешь, и фактически это вечное рабство. Взять меня, я как последний лох купился на сладкие речи. На то, что мне нейросеть поставили со скидкой, что действительно было, вот только цена этой сети была такой, что выплатить долг за два года (а именно такой срок указан в долговой расписке) я просто не смогу. Об этом я узнал уже тут, когда вчера вечером после ужина прогулялся до терминалов и почти два часа убил, пока искал нужную информацию в местном интернете. По сути меня загнали в долговое рабство, и по окончании срока я, уже устоявшийся специалист-техник, окажусь с ошейником в рабстве. Не удивлюсь, что не я первый по этой схеме в такие долги влез.

    Почти сразу со всех сторон посыпались вопросы, но я поднял руку и попросил высказываться по одному, и вот так отвечая на вопросы, посоветовал идти работать в компании и корпорации на контракт. Да, там тоже рабство, но в золотой клетке, а это уже совсем другое дело. Если кто возжелает на вольные хлеба идти, как это сделаю я, то это его личное желание, но тогда он станет должником банкам, и те смогут перепродавать его кому-то другому в случае неуплаты долга. Правда, это единственный шанс сохранить независимость. Однако тут все зависит от уровня интеллекта — чем он выше, тем больше шансов соскочить с этой иглы, раздать долги и дальше уже зарабатывать самому для себя.

    Описывая местные реалии, я размышлял. Ну да, тот факт, что меня развели как последнего лоха, я уже воспринимал спокойно, а тогда чуть терминал не выломал — едва штрафа избежал за порчу имущества. Не сломал все же. Чтобы успокоиться, прибежал к себе в комнату и забылся, начав изучать второй ранг «Юриста». А утром уже по-другому на все взглянул и начал строить планы, как соскочить с этого долга. Поначалу хотел взять ссуды в разных банках, государственных или частных, и выплатить долг тому лейтенанту. Однако у него беспроцентный долг, а у банков проценты, так что пока потерпит. Тем более никаких ежемесячных отчислений не требовалось. Могу два года не платить, а в последний день выплатить всю сумму долга — мне эта идея больше всего нравилась, посмотрел бы я тогда на рожу того лейтенанта. А можно платить частями. Я еще подумаю. Лишь одно было ясно: на честную зарплату техника — а работать я буду на себя, и сколько не заработаю, все придется отдать — такую сумму долга за два года точно не выплатить.

    Долг вместе с базами мне установили в триста шесть тысяч кредитов, за что я подписался и «под протокол» подтвердил долг, а почитав форумы таких вольных техников, — пришлось зарегистрироваться там под ником Корлеоне, — понял: может, такую сумму я и наберу, но на еду и жилье денег не останется. Примерно такая сумма и набежит с моих доходов за два года, если еще учесть, что я долги за ссуду буду отдавать. Это я учитываю, что если возьму ссуду в государственном банке и прикуплю пакет баз «Техник малых и средних кораблей», который как раз в размер ссуды и входит — я делал запрос, там по размеру индекса интеллекта отсчитывается, и мне насчитали шестьдесят шесть тысяч кредитов. Вот такого размера ссуда.

    То есть я получаю деньги, заливаю базы, еще нужно где-то деньги на оборудование найти, — я же не пальцем буду ремонтировать корабли, это не в носу поковырять, — учусь, сдаю на сертификат по минимальному уровню и приступаю к работе. Вот если бы мне три года дали — тогда да, рвать все жилы, но долги — все долги — я бы закрыл. Но лейтенант установил время два года, а значит, твердо знал, что делать. И ведь не врал, говоря, что такую сумму за эти два года я заработаю, просто без уточнений это делал. Интересно, зачем ему через два года опытный сертифицированный техник с высокими показателями интеллекта и мощной нейросетью? И ведь фактически бесплатно такого ценного специалиста получит, если так подумать. Он же ничего не вложил в меня, только идею. И не прижмешь, договор на его родственника оформлен.

    Тут тоже нюансы есть с нейросетью. Лейтенант правильно говорил, что это идеальный вариант и все стремятся заполучить сети подобных поколений. Вот только снова не уточнил, что начинают с третьего, ну максимум четвертого и долго, очень долго копят деньги на шестую. А тут разом шестерка, и — хопа! — я в долговых обязательствах. Придушить гада готов. Однако я хоть и лох, — горько осознавать кидок, — но буду честен сам с собой, кое-что придумать успел.

    Пусть жизнь у меня начинается с чистого листа, но, похоже, с криминалом завязывать пока рано. Кем я был по воровской специальности раньше? Да вором-форточником, честным вором. Квартиры на раз вскрывал, тут, конечно, другие технологии, но если подучиться… В рабство я не хочу — значит, будем учиться. Найду базы, — надеюсь, такие вообще есть — чтобы сигнализацию отключать, дома или офисы, где сейфы имеются, вскрывать, ну а дальше пойдет привычная работа. Еще стоит продумать, как добычу вскрывать. А вот базы техника купить нужно обязательно, это работа-прикрытие, чтобы на меня косо не смотрели. Мол, откуда деньги взялись. Сертификат получу, работать начну и по-тихому грабить. Надо только провентилировать этот вопрос, а то идея пришла, а информации ноль.

    Закончив отвечать на вопросы, я покинул столовую — а то все новые и новые люди подходят, я так весь день просижу. Хватит, попозорился разок, дальше сами слухами всю информацию, что я надыбал, передадут. Своим нужно помогать, и я с этим был полностью согласен. В фойе, куда я вышел, все терминалы были заняты. Еще и очереди к ним стояли — этого только не хватало. Хмыкнув, я с некоторой гордостью вошел в местную сеть — она бесплатная, локальная — и задал запрос на поиск свободных терминалов. Ага, в актовом зале стоят шесть аппаратов, все шесть свободные, так что, развернувшись, перешел в соседний блок и зашел в нужный зал — тот не был заперт — и стал работать с ближайшим терминалом. Час убил и понял, что мой план вполне осуществим, причем без особых финансовых потерь. Тут даже легально продавались базы по взлому разных помещений и вскрытию всего того, что мне нужно, только назывались они по-другому. «Системы безопасности помещений, планирование и схемы», «Охрана объектов», «Системы маскировки охраны объектов» и «Противодействие взлому охраняемых объектов». Те же грабли, только с другой стороны. Кто самый лучший грабитель? Конечно, охранник, который знает все о системах и своих объектах. Я, разумеется, в охрану не пойду, но эта информация мне нужна, буду учить.

    Думаете, я вот так просто нашел, что мне нужно и все? Конечно нет, официально я буду состоять простым корабельным техником и работать в наземном космопорте или, возможно, поднимусь на орбитальный терминал и там обустроюсь, а неофициально буду грабить. И чтобы на меня не подумали, учиться буду в своей медкапсуле. А так просто быстрее, и капсула на первоначальных этапах мне необходима, без нее не обойтись. Причем решил купить базы корабельного техника — возьму медтехника, чтобы я мог управляться с капсулой, — и, подумав, еще базы техника по ремонту медоборудования. Это не медтехник, а именно медик, несмотря на схожесть в названиях.

    Так вот, потом два раза ложусь в капсулы по десять дней в той же корпорации «Нейросеть», учусь под разгоном — там такая услуга есть — и сдаю на сертификаты по всем трем специальностям в минимальных рангах, вроде я все должен изучить. Потом уже покупаю техническое оснащение и потихоньку начинаю работать. Приобретаю, желательно неофициально, но лицензионные базы по системам безопасности, полный комплект не ниже четвертого ранга, а желательно вообще пятый, арендую медкапсулу (купить не смогу, слишком дорого) и вот так постепенно по ночам буду учиться. Откуда деньги на лишние базы, оборудование и аренду капсулы? А есть идея. Ссуду я брать собирался в государственном банке империи, но тут в Гиберии, столице планеты Гейн, Центр Беженцев на окраине находился и имелось еще шесть частных банков. Вот в шести разово я и смогу взять еще ссуды, а работая техником, смогу выплачивать ежемесячные отчисления. Хм, придется на орбиту подниматься, цены на ремонт на поверхности были чуть меньше, чем в космосе, а у меня каждый кредит на счету.

    Закончив работать с терминалом и по полной загрузившись информацией, которую на ходу анализировал, я вернулся в свою комнату, строя планы. А тут сюрприз — сосед появился, явно из свежеразмороженных. Я не стал гнуть губу и отмахиваться, показал парню, как пользоваться санузлом, и посоветовал сходить к терминалу, вбить свое имя и узнать, на какое время ему назначена присяга и все остальное. Ну и пояснил, где можно найти свободный терминал. После этого велел меня не беспокоить до вечера, завалился на кровать и продолжил изучать базу «Юриста» — штука очень нужная, как я теперь смог убедится. Пусть она пока в наличии во втором ранге, но без нее никуда.

    Выйдя из ворот Центра Беженцев, я энергичным шагом, придерживая на плече баул с эмблемой того самого центра, направился прочь, в сторону окраины города. Ну вот и все, я гражданин империи с нулевым рейтингом. Мне дистанционно открыт счет в государственном банке империи, где я как раз и собирался взять ссуду. Осталось дойти до этого банка, провести регистрацию — и можно будет пользоваться счетом. А деньги там уже есть. Оказалось, мы все попадали под миграционную программу, а в этом случае нам требовалась поддержка государства, которую мы и получили. По законам империи все новые граждане проходят как эмигранты. Поэтому нам выдавали по три тысячи подъемных. Они сейчас в банке. Я мог и дистанционно активировать счет и даже взять ссуду, но решил лично посетить банк. Благодаря выученной мной базе «Юриста» второго ранга я зашел через терминал на сайт Центра Беженцев и быстро выяснил, что еще государство должно нам дать. Оказалось, если я ухожу раньше, то мне могут выдать пайки за те дни, которые не питаюсь в Центре Беженцев. Я отказываться не стал. Сообщил после присяги и получения гражданства, что ухожу на вольные хлеба, хотя уговоры были серьезные, получил на руки баул с семью пайками и наконец-то покинул стены этого государственного учреждения. Да, мой технический комбез лежал в бауле свернутый, — на планете он привлекает к себе излишнее внимание, — а мне, как и остальным землякам, выдали арестан… э-э-э оранжевую робу. Замаскировался.

    Сейчас в банк — пешком идти далече, я по терминалу смотрел схему и скинул файл с картой города на свою сеть. В местном Галонете я ею пользоваться пока не мог — связь, как уже говорил, не оплачена. Но ладно, какие наши годы? А райончик, я смотрю, тут так себе. Общаги затрепанные, вон, в стороне, явно промышленные здания, людей почти что и нет, но в воздухе летающих аппаратов хватает. И что важно, я заметил воздушных байкеров — а-а-а, хочу-у-у! Тут послышалось шипение, и я понял, что тело отказывается мне подчиняться. Рухнув на пыльную брусчатку, едва не раскрасив нос, я услышал, как рядом совершил посадку какой-то аппарат. Меня ухватили за руки и за ноги и закинули в грузовой отсек на что-то мягкое — о, так я не один такой лошара, которого взяли за цугундер?

    Блин, это мягкое оказалось чьей-то жопой. Тут и похитители голос подали, подтверждая мои мысли:

    — Куда их? — спросил ломкий юношеский голос.

    — В колонисты, там самые большие деньги за «мясо» дают. С этих шестерых тысяч сто получим точно. — Этот голос чуть постарше был, с покровительственными нотками.

    Почти сразу вмешался другой, грубый и хриплый:

    — Хватит болтать, пришла новая информация из Центра. Из ворот еще двое вышли, мужик и баба, супруги, видимо. Берем их — и все на сегодня. Второй день работаем, полисмены могут что-нибудь пронюхать. А мне минус в социальном рейтинге не нужен, еще и штраф платить придется. Готовимся.

    Думаете, я волновался насчет похищения? Как бы не так, у меня в голове только одна мысль засела: пернет или нет лежащий подо мной сосед — это же какой урон авторитету!

    Вот почувствовалась тяжесть, началась болтанка. Мы явно взлетели, покрутились, а потом пошли на посадку, и я ощутил легкость. После этого люк в грузовой отсек открылся, и тот же грубый голос скомандовал:

    — Грузите быстрее, пока никого нет, и улетаем.

    Я уже понял, что похитителей больше трех, к тому же сознание не потерял и краем глаза ноги видел. В общем, их тут четверо или пятеро, просто остальные молчали. Когда закинули следующие тела, мне придавили ноги, и люк захлопнулся. Я быстро освободился от тяжести и перебрался к люку. Хм, баула моего не было — видимо, в салон закинули. Не дай бог хоть один паек тронут — урою! Думаю, остальные тоже, как и я, все чувствуют, все понимают, но пошевелиться не могут. Нас обездвиживали каким-то неизвестным оружием без потери сознания, хотя, возможно, я один был такой. Все же когда меня облучили тем оружием, у меня на рабочем столе иконка от боевого импланта замерцала, с вопросом, не убрать ли воздействие на тело парализатора. И запрос: «да — нет». Я, может, пошевелиться и не мог, но работать с сетью вполне, и активировал «да». А пока спадало то влияние, что меня обездвижило, и похитители еще двоих на борт принимали, я уже смог нормально двигаться. Теперь я готов подороже продать свою жизнь и свободу. А точно им кто-то из Центра информацию сливает, узнаю кто — закопаю! Я не из тех людей, что ментов вмешивают, свое личное кладбище имею.

    Летели мы куда-то далеко, поэтому у меня было время подумать, сидя у люка. Я ведь честным вором был, почти что коронованным, мне даже предложили короноваться, но я сам отказался — имелись тогда причины — и не жалел. Примерно три года назад, сейчас уже точно и не скажу, сколько. Пусть будет за три года до аварии я решил, что мне пора на пенсию. Вызвал ближнего помощника — Череп его кликуха — и сказал, что все, пора мне на покой, мол, ты будешь моим преемником, готовься. Год его готовил, и за два года до аварии ушел на покой. Общак и все дела, заводы, фабрики были переданы под его управление, — там деньги шли на общак и грев на зоне — у нас шесть зон было на греве. Себе я трешку в центре оставил и четыре мойки, — хватало на жизнь и небольшие веселья, — ну и на байке гонял.

    Вот так на пенсию я и вышел. Череп продолжал меня величать боссом, да и относился с уважением, я же его с малых лет растил. Он меня отцом считал, но свое место парень занимал по праву — очень грамотно дела вел. Я правильный выбор преемника сделал — мне уже присылали весточку, хвалили. Неплохо я жил, чтил воровские традиции, жил в уважении, а тут раз — и оказался у инопланетян. Придется покрутиться. А вот того алкаша на внедорожнике мне откровенно жалко. Бойцам пофигу будет, что полбольницы исчезло — виноват в аварии тот урод, кончат они его, точно говорю. Точнее, давно уже приходили и спрашивали, виноват — отвечай. Да и хрен с ним, нечего было зенки заливать.

    Вдруг я почувствовал, что мы пошли на снижение. Пора готовиться. Как только мы совершили посадку, я напружинился. Тут еще снаружи раздался едва слышный — хорошая звукоизоляция в этом грузовом отсеке — хриплый голос того мужика, я более чем уверен, что старшего:

    — Покупатель уже на подлете. Поторопитесь, уложите их так, чтобы товарный вид не теряли.

    Спрятался я слева, а как только открылся люк, вылетел наружу, распрямив ноги, которые сработали как пружина, и нанес обоими кулаками удары в лоб двум парням. Молодые совсем, салаги. Мои удары, усиленные боевым имплантом, сразу вырубили их. Брать ребят надо живыми, надеюсь, они переживут встречу с моими кулаками. А мне тут одна интересная идея пришла в голову, вот прям сейчас пришла, когда слова старшего услышал. Но об этом позже. Перекатом погасив скорость, я снова оказался на ногах. Хм, а тут высокая трава — мы на дне глубокого оврага стояли, заросшего по краям высокими на вид хвойными деревьями. Вскочив на ноги, я рванул к старшему, который уже тянул из кобуры какое-то оружие, подпрыгнул и, ухватив его голову обеими руками, мощно боднул лбом в переносицу. И этот тоже поплыл. А из открытого дверного проема пассажирского салона на меня большими глазами смотрел четвертый. Вроде салон пуст, это хорошо, всего четверо. Дальше я рванул к последнему похитителю и на истерике стал орать:

    — Порешу, тварь! Горло перегрызу! Лицо обглодаю! Вы на каво руки подняли, сявки?!..

    Среди нашего брата так буйствовать — это норма, но кто действительно в истерику впадает, те долго не живут. Таких не любят — хрен его знает, что от них ждать. Однако есть у нашей братвы управляемый гнев, когда при кажущейся давящей истерии им с холодным разумом управляют. Вот сейчас я этот способ и использовал, так как у четвертого было какое-то оружие с широким раструбом в руках, которое тот дрожащими руками пытался на меня направить. Только глаза у него уже остекленели от ужаса, — я смог его накрутить волнами агрессии, — парня даже трясти начало. Это и позволило, сблизившись, но не прерывая морального давления, выбить у него оружие, дернуть тельце на себя, повалить на траву и скрутить. Убивать я его не собирался, просто слегка придушил, и когда парень перестал дергаться, я ослабил хватку, дав ему глотнуть свежего воздуха, и тихо спросил, полулежа на нем, чтобы блокировать сопротивление:

    — Кто старший у вас?

    — Гач, — прохрипел тот и показал глазами: — вон он лежит.

    — Покупателю все равно, кого брать?

    — Ему «мясо» нужно, а откуда оно, ему все равно.

    — Жить хочешь? Заплатишь, оставлю в живых.

    — У меня нет денег.

    Парень, видимо успокоенный моим мирным тоном, решил повыкобениваться, так что я снова сорвался на истерику и начал на него давить. Перестарался немного — обделался бедняга, но был уже на все согласен. Про закон десятерых я в курсе, кто сильнее — тот и прав, так что я по-серьезному поинтересовался, что смогу с них поиметь, включая летательный аппарат, который, как оказалось, назывался грузопассажирским глайдером и был четвертого поколения. Старая, но живая машина. В этот раз парень не отказывался сотрудничать со мной, только глядел со страхом. Хэх, не промок еще порох в пороховницах, умею кое-что. Для начала я ему на сеть сбросил номер своего счета. Пусть переводит все, что у него есть. Проверить я не могу, не имею выхода в сеть, к банку не подключен, счет не приписан — хоть номер известен, в Центре Беженцев выдали. Но парень получил электронный квиток о переводе и отправил копию мне. Наши сети могли связываться наподобие рации. Ого, пятнадцать с половиной тысяч — неплохо! Естественно, одарил меня «под протокол». База «Юрист» — отличная штука.

    Оружие, которое похититель на меня направлял, называлось «шокер», — это им нас парализовали — вот я его шокером и обработал, там не было приписки к владельцу — у кого в руках, тот и может пользоваться. Забравшись в салон, я нашел свой баул — двух пайков как не бывало, — достал комбез и переоделся. На ремне застегнул кобуру с шокером. По узкому проходу между двух кресел пробравшись на место пилота, я сел в кресло и стал изучать надписи на экране — выйдя в меню и найдя опцию закрытия грузового отсека, активировал, ничего сложного. Звукоизоляция в отсеке хороша, не хочу, чтобы земляки знали, что я делаю. Я оттого и о денежных делах не говорил, а, скорее, шептал, так что вряд ли земляки нас слышали, а сейчас тем более не услышат.

    Покинув салон глайдера, — того нервного, что мне так помог, я уже обыскал, — я и по трем остальным прошелся. Одежда у них оказалась простая и не особо меня заинтересовала, а пояса с чехлами снял и закинул в салон глайдера. Дальше стал приводить в сознание старшего. Привел, потер виски, похлопал по щекам, и тот, морщась, начал приходить в себя. А хорошо я его приголубил, похоже, скоро он будет светить двумя мощными фонарями под глазами.

    С главарем тяжело было, я ему руки сзади связал ремнем от баула, но он отстегивался, пришлось минут пять поработать, пока тот не согласился подарить неправедно нажитое. Правда, от этого на счет мне пришло сорок три тысячи, о чем главарь копию квитка прислал, чем подтвердил переход средств на мой счет, и снова «под протокол» подарил мне глайдер. Что нужно говорить при дарении имущества, я знал, база «Юрист» — наше все. Тем более глайдер тут навроде велосипеда, хочешь — регистрируй, хочешь — нет, этот зарегистрирован не был. Так что главный скинул мне коды владельца и даже прошел в салон и помог сменить владельца в управляющем компе, прописав меня. Я лично понятия не имел, как это делается, но оказалось легко — сам бы разобрался, если бы с меню работал. Он же показал, как войти в память бортового компьютера и активировать прошлый маршрут, чтобы глайдер на автопилоте вернул нас к Центру Беженцев. Дальше я его вырубил шокером, а вот с двумя первыми молодчиками поработать не успел — рядом со свистом совершил посадку схожий глайдер, имевший неуловимо ощутимые современные черты корпуса. Этот аппарат был явно новее того, что я вот так нежданно-негаданно заполучил.

    Что делать дальше, я уже успел продумать, да и старший из похитителей помог. Оплату за восьмерых «диких» он должен был получить анонимным банковским чипом. Что ему пригодится, то и мне сойдет. Поэтому я вышел наружу. На траве лежали четверо похитителей, живые, но без сознания, в шеренгу, и я, положив ладонь на рукоятку шокера, стал ожидать подхода покупателей.

    — Я смотрю, власть сменилась, — посмотрев на лежавших, сказал моложавый, но седой мужчина.

    Два его помощника стояли у глайдера, ожидали, к чему приведут переговоры.

    — А что, какие-то проблемы?! — слегка выпятив челюсть, с напором спросил я.

    — Нет, мне все равно, кого брать. Но тут четверо, а не восемь, как сообщалось.

    — Зато у всех стоят нейросети, что изрядно поднимает их цену.

    — Поднимает. Хм… — Тот задумчиво осмотрел меня и предложил: — Даю цену как за восьмерых «диких», и расходимся.

    — Десять.

    — Десять? Хм, пожалуй. — Кивнув одному из помощников, который тут же скрылся в своем глайдере, седой продолжил: — Надеюсь, это не последняя наша встреча?

    — Возможно. Хотелось бы контакт получить.

    — Сеть у вас не откликается, хотя она у вас есть, я по выходам на кистях вижу. Держите.

    Седой достал из кармашка самую обычную на вид визитку, без имен, лишь ник почтовый, и сказал, пока я изучал адрес почты:

    — Вам ответят сразу.

    — Угу.

    Тут подошел помощник седого и протянул ему небольшую штуку, похожую на флешку — это и был банковский чип. Седой взял чип и протянул его мне, а я резко стал падать, подбивая седому ноги. На то были причины — пока седой отвлекал мое внимание чипом, его помощник наводил на меня знакомое оружие, шокер. Подбив ноги седого, я заставил его рухнуть на себя, а сам выдернул такое же оружие и открыл огонь по помощнику. Тот успел раза четыре надавить кнопку в корпусе оружия — и ничего: у меня онемение в ногах и правой руке, что сжимала шокер, седой тоже шевелится, ему хоть бы хны. А вот помощника я вырубил. Да не сразу.

    Тот стреляет в нас с седым, а я в него, и вот так друг в друга палим непонятным мне пока излучением. Я лежу прикрытый, парень стоит, на восьмом выстреле он зашатался, а после девятого упал. Ну я и прислонил ствол шокера к виску седого — этот гад до сих пор пытался встать — и выстрелил. Вблизи излучение сработало, он сразу обмяк, а я направил ствол оружия на глайдер покупателей, да только тот стремительно взлетел и смылся.

    С трудом скинув с себя сразу потяжелевшее бесчувственное тело седого, я сел, осмотрелся и расхохотался. Во дают. Однако долго сидеть не стоит. А тут все та же база «Юрист» помогала. И если раньше я шел по краю, и даже край этот прошел, продавая граждан империи, то сейчас кто первый вызовет полицию, тот и будет прав. А я пока проблем не хотел. Так что доковылял до своего глайдера, взял планшет бывшего хозяина этой машины — он пароля входа не имел — и, выйдя в сеть, нашел страницу полиции и отправил запрос. Ответил, судя по всему, полицейский искин, вряд ли кого живого будут сажать на эту службу. На экране появилась явно ненастоящая девушка, которая поинтересовалась причиной вызова.

    — Девушка, — выдохнул я, с трудом ворочая языком. — Примите сообщение под запись. Я недавно получил гражданство, меня зовут Дон, но при выходе из Центра Беженцев меня вырубили и похитили. Я смог сбросить паралич, у меня боевой имплант стоит, и когда похитители приземлились, я атаковал их из грузового отсека. Справился со всеми четырьмя. Мне удалось стребовать за похищение компенсацию, и на мой счет были переведены средства, а старший похититель подарил глайдер. Отправляю записи «под протокол». Но я не успел стребовать компенсацию с двух последних — прилетели покупатели, они покупают жителей империи на одну из планет для колонизации. Мне пришлось изображать из себя продавца людей, чтобы те ничего не заподозрили, но они заподозрили. Произошла перестрелка из шокеров. Двух покупателей я обездвижил, третий улетел на их глайдере. Ловите снимок аппарата и лицо беглеца, а также видео всего, что произошло со мной с момента похищения. Я вел запись. Пришлите медиков для похитителей и продавцов, а также медиков для остальных «диких». Я вел бой и не знаю, в каком они состоянии лежат в грузовом отсеке теперь моего глайдера. Спасибо. Надеюсь, вы найдете нас по сигналу этого планшета. Он теперь тоже принадлежит мне.

    — Информация принята к сведению, ожидайте прибытия ближайших патрульных.

    — Жду.

    Однако вместо этого я снова вышел в местную сеть — судя по таймеру, оплачена она на полтора месяца вперед — и, найдя юристов, подписал договор на год о юридическом сопровождении. Адвокат сразу выяснил, как и что произошло — я ему все записи тоже выслал — и обещал прибыть на место, как только полицейские сообщат, где мы находимся. Дальше я снова снял технический комбинезон и сменил его на робу апельсиновой расцветки — не нужно выделяться. После чего, пробежавшись, снял трофеи с седого и с его помощника — это мои трофеи — и убрал их в баул вместе с теми, что снял с похитителей. Мое — значит мое, и как я знал из баз, тут подобное вполне проходило.

    Я как раз банковский чип искал в траве, пока не догадался седого перевернуть, — ну точно, под правым ботинком лежал, — как прибыли полицейские и в громкоговоритель приказали всем замереть на месте. Да я тут один шевелиться могу! Встал с поднятыми руками, сжав пальцами и спрятав в руке банковский чип. Полицейских было двое, когда они покинули свою машину после посадки, то отнеслись ко мне вполне благожелательно. Как оказалось, пока они летели по сигналу планшета — надо же, даже в овраге работает! — дежурный следователь просмотрел записи и уже определил, кого арестовывать, а кого считать потерпевшим. Потерпевшими были я и все мои земляки. Да, прибывшие медики сообщили, что земляки все это время без сознания были, в отличие от меня. Мне же имплант помог.

    Вытирая лицо от пота, который сразу выступил, когда я покинул здание полицейского управления, где кондиционеры гоняли холодный воздух, я направился на стоянку к своему глайдеру. Баул с личными вещами и трофеями висел на плече, я не собирался с ним расставаться — мало ли, уведут — и везде носил с собой. Следом за мной выходили седой с напарником и банда похитителей. Их взяли сегодня, и сегодня же состоялся суд, быстро тут это дело.

    Ничего особенного ни похитителям, ни седому не было — оштрафовали на солидные суммы да понизили рейтинг социальной безопасности. Оказывается, это не такие уж и серьезные преступления. Вот убили бы кого — каторга обеспечена, а так адвокаты их отмазали. Мой тоже сделал свою работу и уже отправился по своим делам. Счет за его услуги мне был предоставлен, но это оплачу, только когда в банке окажусь. Полторы тысячи за пару часов работы. Однако. Но я и сам был в плюсах, с трофеями, да еще рейтинг за задержание двух банд на одну единицу подняли. Надо узнать, что это такое и нужно ли мне.

    Вместе со мной из здания полицейского управления, к которому слева примыкало здание суда, выходили и мои земляки, которые тоже присутствовали при оглашении судебного решения. Меня нагнал мой бывший сосед по комнате, Егор Портнов. Оказалось, наслушавшись моих речей, он, как и я, решил идти по вольной дорожке, на себя работать. Я и не знал, что он тоже лежал в грузовом отсеке, потом уже выяснил, когда медики с похищенными работали, в чувство приводя.

    — Ты сейчас куда? — уточнил он.

    — В банк вестимо, до конца рабочего времени час остался, надеюсь успеть.

    — Подбросишь нас?

    — Чем? Руками? Я этой бандурой управлять не умею и местных прав у меня нет. Сейчас вещи заброшу, чтобы тяжесть не таскать, и идем. Банк вон там, за тем зданием, пять минут ходу. А если вам какой коммерческий подойдет, так с другой стороны улицы один такой стоит. Мне лично в государственный нужно.

    — А, ну давай, мы подождем. Все туда идем.

    — Угу.

    На самом деле мне на глайдер нужен не только для того, чтобы баул закинуть, а переодеться. Жарко, а климат-контроль технического комбеза настоящее спасение. Так я и сделал. Глайдер мне сюда полицейские перегнали, подтвердив мое право на него, и выдали брелок открытия. Так что я подошел к аппарату, нажал кнопку, и боковая дверца ушла в сторону. Переодевшись, я снова запер аппарат и, нагнав наших у пешеходного перехода, направился вместе с ними к банку.

    Седого и похитителей давно не было — вызвали такси и улетели, прекратив мне мозолить спину недобрыми взглядами. Эх, чую, зачистить их было нужно, чтобы не словить неприятностей в будущем. Однако если их валить, то и земляков заодно пришлось бы — свидетели какие-никакие, — да и глайдер бросать. Нет, правильно я все сделал, и наши в порядке, и я бабла поднял. Надеюсь, такие лохи мне еще не раз повстречаются. А вообще этот закон десяти неплох для таких, как я. Хотя нет, все же я честный вор, по вооруженным налетам не работаю, не бандит я — вор. Это так, просто ситуация сложилась подобным образом, и я решил не упускать свою выгоду.

    А вот и банк — как я и говорил, открыт еще. После того как мы толпой ввалились в фойе, нас сразу разобрали специалисты, вот и я попал к миловидной девице. Уточнив, что я желаю сделать, то есть подтвердить свою личность и приписать к нейросети счет, та начала помогать. Сначала взяла образец ДНК, — это и есть мой код к счету, — и теперь я значился в их базах и был приписан к этому самому счету. Более того, девушка помогла мне с оплатой абонемента пользования Галосетью и описала, как оформить свою почту. От спама как спастись.

    Убедившись, что счет приписан к сети, я первым делом проверил баланс. Отлично, на счету находилась шестьдесят одна с половиной тысяча. Полторы я тут же перевел как долг за работу адвоката, и мне тут же на почту пришло уведомление, что оплата принята. А я свою почту прикрепил к оплате, и ее смогли подтвердить. А также оплатил пять тысяч за год, чтобы меня все это время сопровождала адвокатская контора. Пусть на всякий случай будут. Вот так я и убедился, что счет работает и пользоваться я им умею. Правда, после этого осталось пятьдесят пять тысяч с мелочью.

    Вот теперь я достал банковский чип и предъявил его девице, сообщив, что тот достался мне трофеем и полиция в курсе — я как раз из здания суда. На чипе оказалось сто тридцать пять тысяч, которые перевели на мой счет, а чип отправили в утилизатор. Я и слова сказать не успел. Черт, он бы мне пригодился, а теперь-то что говорить, только мысленно поругался. После этого я взял максимальную ссуду, — она вышла даже больше, семьдесят одна тысяча, это из-за того, что теперь при подсчете рейтинга я считался гражданином империи, — и с суммой в размере двухсот шестидесяти одной тысячи на счету наконец-то покинул банк. За три минуты до закрытия.

    Некоторые из наших уже ушли по своим делам, закончив раньше, а кто-то, как и я, только выходил. Оставшиеся тоже собирались в офис компании «Нейросеть». Идти было недалеко, работал филиал круглосуточно, и мы, общаясь и строя планы на будущее, вскоре добрались до нужного здания. Тридцатиэтажная высотка полностью принадлежала компании, и мы прошли в фойе. За время пути я больше слушал, особо о своих планах не сообщая, поэтому был в курсе, что все взяли ссуды и сейчас шли на установку нейросетей третьего поколения. Денег хватало, тут многие были интеллектуалами, по минимуму хватало даже на базы. А для специализации некоторые планировали взять ссуды в коммерческих банках, приобрести оборудование и начать работать. То есть все они собирались стать техниками, и всего один наемным пилотом. Вот же насоветовал на свою голову, наплодил конкурентов, от которых и так не протолкнуться! С другой стороны, мне было куда легче, чем им, задел на старте получился выше.

    Снова всех, кто со мной был, — осталось трое — разобрали местные сотрудники. На этот раз я попал к парню лет двадцати пяти, хотя теперь, зная, что местные — долгожители, я сомневался, что это его реальный возраст. Вполне могло быть, что ему за пятьдесят, и он старше меня. Обычно глаза выдавали возраст, но этот смотрел молодцевато, видимо, действительно возраст паренька соответствует его внешнему виду. Ну наверняка ему не больше тридцати! Я не удержался и спросил. Тридцать семь, зовут Дим.

    Представившись, я решил уточнить:

    — Дим, я только что из зала суда, получал материальную компенсацию за похищение, и немного денег есть. Два часа там просидел и со скуки все это время ползал по вашему сайту с ценами и разным товаром. Потом пообщался на форуме, где получил бесплатные советы от специалистов. Смотри, что они мне насоветовали, если где ошибка, сообщи. У меня стоит сеть шестого поколения «Техник» с максимальными расширениями. Но имплант только один, да еще военный «Воин-М». Я в курсе, что их ставить разрешено или тем, кто записался в силы самообороны империи, или в наемники. Я выбрал последнее, но вступлю позже, сегодня просто не успел. Как мне удалось выяснить, регистрация своего подразделения не такое и долгое дело. Так вот, суть предложения такова: установить сети, и в обязательном порядке имплант на интеллект, который сразу поднимет мои возможности. Каким образом, объяснить мне не смогли — мол, поймешь, когда имплант заработает. Однако имплант после установки разворачивается четыре дня, и все это время учить базы сильно не рекомендуется. Но как я понял, лимит времени у меня все же имеется, и первым делом мне нужно закачать на сеть пакеты баз знаний и изучить их. Дело в том, что я взял ссуды, и должен как можно быстрее получить сертификаты специальностей, чтобы начать работать и платить отчисления. Надеюсь, два раза по десять дней хватит для минимального уровня. Я из тех «диких», которых недавно доставили на планету, и в местных реалиях еще плохо ориентируюсь. Ну и после изучения баз, прежде чем идти сдавать на сертификат, мне можно будет поставить имплант. А пока я дальше занимаюсь делами и начинаю работать, тот развернется. Все ли мне правильно сообщили?

    — Да, действительно, все верно.

    — У меня такой случай был. Мне имплант поставили и за десять часов в капсуле его развернули. А тут так нельзя сделать?

    — Нежелательно. Это разные импланты, и к каждому свой подход.

    — То есть вы согласны с мнением специалистов, и мне лучше всего поступить именно так?

    — Да, с вами работали очень опытные консультанты.

    — Отлично. Цены на импланты и базы знаний я знаю, просмотрел в прайсах, как и говорил. Имплант на интеллект «плюс пятьдесят» стоит сто тысяч кредитов, на «плюс сто» — сто пятьдесят. Почему такой разбег?

    — Акция. Она действует еще двое суток. Вы можете приобрести имплант сейчас, пока действует скидка, а установить потом.

    — «Сто плюс» лучше пятидесяти?

    — Более чем, вы не пожалеете. Я лично рекомендую брать именно «плюс сто».

    — Угу, ясно. Беру имплант за сто пятьдесят тысяч. Те спецы тоже на него кивали, чуть ли не слюнями захлебывались, убедили. Теперь по пакетам баз. Мне нужен пакет баз «Техника малых и средних кораблей» четвертого ранга. Потом пакет баз «Медтехника» в третьем ранге и пакет баз «Техника по медоборудованию», тоже третьего ранга. Отдельно базу «Пилотирование и обслуживание атмосферных аппаратов», «Юрист» четвертого ранга. Как раз все деньги уходят на импланты и на базы. Остается на учебу под разгоном да на установку импланта.

    — Не остается, — поправил меня Дим. — Вы можете взять первые десять дней учебы бесплатно в качестве бонуса.

    — Э нет, мне про бонусы при таких крупных заказах говорили. Сами сказали, что меня консультировали опытные специалисты. Я базу третьего ранга хочу.

    — Да, вашей покупки хватает на базу третьего ранга. Вы уже решили, что брать?

    — Конечно. «Техник бытового оборудования и приборов». Куда платить и где мои базы с имплантом?

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз