• ,
    Реклама Яндекс
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Вайманы Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Дизельпанк Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в США Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война детектив для души информационная безопасность исламизм историософия история Санкт-Петербурга мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание саксофон сказки современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература фашизм физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Апрель 2021    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930 
    Апрель 2021 (793)
    Март 2021 (1389)
    Февраль 2021 (1267)
    Январь 2021 (1164)
    Декабрь 2020 (1064)
    Ноябрь 2020 (1125)
    Реклама Яндекс
    Реклама Яндекс
    Погода
    Сергей Тармашев: Месть Тьмы. Танец мести (Тьма - 6) (фрагмент)

     Сергей Тармашев

    Месть Тьмы. Танец мести

    Рождённый пожирателем гнили всегда останется таковым, даже если сумеет обрести крылья и подняться в небо.

    Крырд Широкая Ладонь, легендарный вождь древности

    ЭПИЗОД ТРЕТИЙ

    ТЬМА СГУЩАЕТСЯ

    Глава первая

    Ссора

    Высокий величественный замок, взметнувшийся ввысь посреди Дворянского квартала Арденны, в лучах всегда мягкого авлийского солнца сверкал разноцветными витражами длинных стрельчатых окон подобно тому, как сверкают зачарованными кристаллами Мантии Резонанса множества волшебников, собравшихся в солнечный день на магическое празднество. На фоне многочисленных дворцов, располагающихся вокруг, архитектура сего величественного замка выделялась своею загадочностью и уникальною своеобразностью красоты, свойственными исключительно древним волшебным постройкам, неспешно взирающим на суетливое течение времени многие тысячи лет. Элири стояла на школьном дворе, подняв голову, и с удовольствием рассматривала благородное строение, любуясь деталями архитектуры, скрупулёзно отточенными древними зодчими до самых мельчайших мелочей.

    Школа Магов Арденны стоит здесь вот уже пятнадцать тысяч лет, и всё в этом изысканном замке пропитано потоками волшебных энергий столь сильно, что время давно уже не властно над сим прекрасным строением. Подобно Башням Магов Школа не ветшает, не разрушается, и ничто внутри неё не приходит в негодность само по себе. Наоборот, с каждой минувшей весной благородное здание становится всё монументальней, окутывающие его пласты первозданного волшебства прирастают новой толикой силы. За тысячелетия сии капли сложились в столь непоколебимую мощь, что замок сей вряд ли возможно разрушить.

    По крайней мере наставники утверждают именно так, и на уроках наук летописных и исторических тому давались неоднократные подтверждения. Ибо за долгие века своего существования Арденна множество раз подвергалась сильному разорению, а порою и вовсе бывала разрушена целиком. Но Школа Магов всегда оставалась незыблема, и всякий раз столица возрождалась из пепла вокруг неё, подобно фениксу. Элири любила разглядывать замок, ставший для неё домом в последние пять лет, то есть фактически с тех самых пор, сколько она себя помнит.

    Потому что пять лет назад её нашла в море рыбацкая шхуна Вакри, сразу после шторма, посреди океана, весьма далеко от человеческих берегов, привязанной к бревну работорговца. Кто она, откуда и как туда попала, Элири не помнила, и добрые вакрийские рыбаки отвезли её сюда, в Школу Магов Арденны. Наставники приняли ребёнка с радушием и теплотой и попытались отыскать её родственников, но так и не преуспели. Выяснилось, что ни в Авлии, ни в соседней Мергии, ни даже в далёкой Нимии в то лето никто не заявлял ни о пиратских, ни о прочих нападениях, связанных с пропажей ребёнка с подтверждённым магическим даром Оранжевого ранга.

    Главенствующий Наставник Гулбинтур даже связывался со Школой Магов Арзанны, ибо маленькая Элири отчасти имела свойственные редонийке черты внешности, но оттуда тоже ответствовали, что никаких пиратских или иных нападений на побережье Редонии замечено не было. В общем, наставники сообща решили оставить найдёныша в Школе Магов, и с тех пор сей древний и благородный замок стал для Элири домом. Жить в Школе ей нравилось. Особой тяги к беспрерывному общению она не испытывала, посему одиночество переносила вполне спокойно. Тем более что таковое наступало лишь во времена школьных каникул, когда ученики разъезжались по родным городам на лето и в древнем замке оставалось лишь несколько весьма умудрённых длительным жизненным опытом наставников, которые подобно Элири проживали в Школе постоянно. Посему совсем уж полное одиночество ей не грозило никогда.

    Старые волшебники в любой момент с радостью были готовы оказать юной ученице любую помощь или же просто составить компанию, но очень скоро для Элири открылось, что и уединение имеет в себе многие плюсы. Можно было беспрепятственно лазать по залам и башням древнего дворца, взбираться на чердаки и спускаться в подвалы, листать магические фолианты невероятной древности, хранящиеся не только в школьной библиотеке, но и в архивах, коих за пятнадцать тысяч лет скопилось великое множество, и даже поиграть с могучими артефактами школьного музея. Ничего этого во время учёбы содеять нельзя, ибо школьный распорядитель весьма суров и не пускает к столь серьёзным сокровищам науки малолетних шалунов, коим ещё невдомёк истинная ценность сих древних знаний и артефактов.

    Вдоволь набродившись по волшебным лабиринтам замка, Элири выбиралась из подвалов, что, кстати, поначалу бывало совсем непросто, выходила на улицу и разглядывала величественное древнее здание. Отсюда, снизу, многие элементы архитектуры представали пред ней в ином свете, отличном от того, как виделись они же из окон самых высоких башен замка. Но самым любимым её местом был, конечно же, Астрологический Шпиль. Лазать на него было строжайше запрещено, и потому приходилось накладывать на себя морок, дабы не быть заметной издали.

    Укрывшись мороком, маленькая Элири кралась по Астрологической Башне до небольшой двери, открывающей путь на самый высокий балкон замка. Там, снаружи, на балконе, начиналась узкая и весьма длинная лестница, идущая вдоль Астрологического Шпиля на самый его верх, где находилась небольшая площадка, предназначенная для звездочёта. Маленькая Элири храбро взбиралась на неё, усаживалась, свесив ноги с огромной высоты, и подолгу наблюдала за усеянным всевозможными звёздами ночным небосводом. В безоблачную погоду мириады звёзд, рассыпанные по небесам, являли собою завораживающе прекрасное зрелище. Длинные и узкие, маленькие и квадратные, треугольные и многоугольные — они были столь непохожи друг на друга, в какие-то часы светясь сильнее, а в какие-то угасая изрядно, и бескрайняя россыпь бесконечно далёких, совсем крохотных звёздных пылинок, усеивающих всё вокруг, ещё более оттеняла их необычность.

    Если в такие минуты опустить взор вниз, на раскинувшуюся вокруг ночную Арденну, то может показаться, что освещенная множеством маленьких уличных фонарей и большими окнами роскошных дворцов авлийская столица суть зеркало, отражающее смотрящееся в него звёздное небо. Но долго разглядывать город Элири было неинтересно, ибо быстро становилась заметна разница, после чего ночная Арденна безнадёжно проигрывала в очаровательности усыпанному звёздами небосводу. Наверное, днём с такой высоты разглядывать город будет более увлекательно, но взобраться на Астрологический Шпиль при свете солнца ей никто не позволит, ибо наставники весьма страшатся её падения. Однажды она попыталась, но её заметили с улицы даже под мороком и сообщили в Школу, после чего её ожидала крайне строгая беседа с Главенствующим Наставником Гулбинтуром.

    Но и отсюда, с земли, всегда есть на что полюбоваться. Особенно сейчас, в тёплое авлийское осеннее утро, перед началом занятий. Все ученики уже направились в учебные классы и лекционные аудитории, школьный двор пуст, и никто не мешает ей разглядывать башни замка. Кстати, птичье гнездо, свитое меж зубцов одной из таковых, за сутки стало вдвое больше. Значит, живущие там пичуги собрались высиживать птенцов. Это хороший знак. Авлийский климат всегда мягок, но если птицы начали гнездиться в начале осени, значит, зима выдастся особенно тёплой. Стало быть, температура не станет опускаться ниже, нежели сейчас, до самой весны, и крестьяне на полях соберут четвёртый урожай.

    Надо будет наблюдать за гнездом каждый день, и как только птенцы немного окрепнут, можно накопать им земляных червяков. Придётся проявить вежливость и терпение, дабы подружиться с родителями новорождённых, но Элири испытывает к животным весьма тёплые чувства и потому терпения на такое ей достанет безо всякого труда и с превеликим удовольствием. Когда она вырастет и станет опытным целителем, то заработает нужное количество золота и приобретёт себе домик с большим садом, в коем будет жить множество птиц и зверей!

    — Элири! Юная леди! — высоченные ворота Школы Магов слегка отворились, и на высокое широкое крыльцо вышел школьный распорядитель. — Извольте прошествовать на урок! Занятие начинается через сто ударов сердца!

    — Благодарю вас, милорд распорядитель! — Элири слегка присела в коротком реверансе и поспешила вверх по мощным гранитным ступеням. — Уже иду!

    Седой распорядитель проводил её придирчивым взглядом, и она на всякий случай поправила воротничок ученического платья. Всем известно, что распорядитель весьма и весьма суров к шалостям юных магов и ещё более внимателен к их внешнему виду, требуя от будущих учёных умов порядка и аккуратности во всём. Сей седовласый сухопарый волшебник всегда выглядит идеально, словно с иголочки, и может запросто отчитать тебя за замятую складку на платье, ибо неопрятность и волшебница суть понятия несовместимые. Когда в твоём распоряжении имеется магия, иметь к ней в придачу помятый вид — это крайне бросающийся в глаза моветон. В общем, на выволочку к суровому старичку лучше не попадать. Отчитает почище Главенствующего Наставника, хоть Лорд Гулбинтур суть маг Лазурного ранга, а школьный распорядитель — Жёлтого. Весьма строгий чародей! С ним никто не спорит, даже ученики из группы боевых магов.

    Элири вздохнула. Сейчас с одним из таковых у неё опять будут неприятности. Нэдид был её ровесником, они начали учиться в Школе Магов в одно время, и первые несколько лет всё было нормально. Но в прошлом году меж ними случился конфликт, и Нэдид сильно её невзлюбил. Произошло это во время большой перемены. Элири, как сие часто бывает, вышла на улицу и бродила вокруг замка, разглядывая причудливые барельефы, покрывающие древние стены. На одном из таковых, изображающем дракона, она обнаружила птичье гнездо с двумя птицами в нём. Барельеф располагался невысоко, и Элири замерла, дабы не спугнуть пичуг. С минуту она с интересом наблюдала за милыми крохами, как вдруг рядом раздался голос Нэдида:

    — Ты чего застыла? Испугалась чего-то? Там что, летающий вампир? — Он задрал голову, прослеживая её взгляд, и зашептал заклинание.

    Прежде чем Элири успела понять, что происходит, Нэдид сплёл Молнию и ударил ею по несчастным пичугам. Одну птицу разорвало на части, вторую сильно обожгло и вышвырнуло прочь из гнезда. Элири вскрикнула и бросилась к упавшей пичуге, на ходу шепча заклинание Ока Целителя. От волнения заклятье не получилось, и она услышала, как за её спиной Нэдид начал плести новую Молнию. Тогда она ринулась на него и с разбега толкнула руками в грудь. От неожиданности тот упал, и Элири накричала на него, назвав болваном, садистом и убийцей. Нэдид вскочил и тоже толкнул её, правда, несильно.

    — Ты что, ополоумела?! — возмущённо воскликнул он. — Это всего лишь какие-то летающие комки перьев! Которые загадили стену замка! Ты из-за них на людей бросаешься?! Может, ещё горло мне перегрызёшь?! Больная!

    Она не осталась в долгу и что-то там заявила ему на тему того, кто именно из них ополоумел и кого именно нужно лечить от жажды убийства. На их возмущённые голоса сбежалось полшколы, и одноклассники Нэдида, которые видели, как Элири сбила его с ног, принялись подтрунивать над ним, мол, боевого мага победила девчонка-целитель. Потом явились наставники. Наставник по боевой магии увёл красного от злости Нэдида, наставница Целителей помогла Элири излечить раненую птицу, и все отправились на занятия. Но Нэдид после того случая заимел на неё зуб и с тех пор всячески пытался её как-нибудь задеть и сделать гадость.

    Этот учебный год начался менее недели назад, но они уже успели дважды поцапаться друг с другом. Первый раз это произошло в первый же день, когда они увиделись на первой лекции спустя три месяца летних каникул. Нэдид за это время заметно вырос, и теперь его вряд ли удастся столкнуть с ног просто так. В первое мгновение он смотрел на неё удивлённым взглядом, наверное, тоже заметил, что она немного подросла. Чтобы не устраивать очередную ссору, Элири отвернулась от него и прошествовала мимо, на своё любимое место в первом ряду. Но ссора, конечно же, случилась, потому что Нэдид возмутился её демонстративным игнорированием и поставил ей в упрёк, что она с ним не поздоровалась. Элири, конечно же, немедленно заявила, что он сам с ней тоже не поздоровался, а она не обязана здороваться первой со всякими садистами, убивающими беззащитных птах. Ну и так далее.

    Второй раз они поругались вчера, тоже на первом занятии и тоже сразу. Она пришла в аудиторию в новом ученическом платье, которое четверть месяца назад ей подарили наставники на шестнадцатилетие. Платье сие было сшито по их заказу искусной мастерицей дел портняжных, имеющей Красный ранг магии. Мастерица была весьма известна в столице, но, будучи некогда выпускницей Школы Магов, сохраняла добрые отношения с наставниками и согласилась изготовить сей подарок. Известная портниха была сведуща в модных тенденциях, являясь одной из законодательниц таковых, и платье получилось великолепным.

    Надев его, Элири даже не сразу узнала себя в огромном зеркале. Оттуда на неё смотрела эффектная молодая ученица с очень даже хорошей фигуркой, подчёркнутой покроем одежд. Изящное оранжевое тиснение некоторых швов эффектно гармонировало с её густым и длинным оранжевым водопадом прямых волос, подчёркивая магический ранг владелицы. Назвать нескладным подростком сию очаровательную ученицу было уже никак нельзя, и она испытала определённое смущение.

    На что знаменитая портниха заявила, что в шестнадцать лет Элири уже не ребёнок, посему должна привыкать выглядеть изысканно, как подобает волшебнице. Так как до совершеннолетия ей остаётся ещё два лета, а платье суть ученическое, то свойственное молодым волшебницам смелое декольте и всевозможные эксперименты с длиной платья либо глубиной разрезов исключаются. Но в остальном всё должно быть на уровне, и она сей уровень обеспечила.

    Платье Элири понравилось всем, кроме, конечно же, Нэдида. Надоедливый мальчишка пристально разглядывал её, полуоткрыв рот на полуслове, но вместо того чтобы оный рот закрыть, исторг из себя очередную гадость. Что-то там насчёт того, что у нормальных волшебниц при таком покрое есть декольте, а у ненормальных — нет, потому что им в сие декольте нечего показать. Это её, разумеется, возмутило, и она гордо ответствовала, что подобные нюансы её интересуют мало, ибо ученическое платье требуется ей, дабы посещать в нём занятия. А если лично Нэдиду остро недостаёт декольте, то она разрешает ему сделать таковое самому себе и показывать через него что угодно и кому угодно. При этом ехидно добавив, что уверена в том, что женское декольте будет ему весьма к лицу, и она может даже замолвить за него словечко портнихе.

    Вся аудитория грохнулась со смеха, и Нэдид побагровел так, что она всерьёз запереживала, а не лопнет ли он от злости. Он, понятное дело, не лопнул, но надулся на неё очень сильно и весь день косился злобным взглядом. Потом занятия закончились, мальчишки удалились в своё крыло замка, девочки в своё, и больше она его не видела. И вот сейчас этот малоприятный процесс предстоит ей вновь. Элири вздохнула и ускорила шаг, дабы не опоздать на урок.

    Первая лекция состоится в главной аудитории Школы, и путь туда лежит через центральный коридор замка. Этот маршрут нравился ей особенно. Древние каменные полы, отшлифованные сотнями поколений юных магов, были идеально ровны и гладки, но пропитывающая древний камень магия не позволяла ноге скользить по столь безукоризненной поверхности. Сам центральный коридор был широк и величествен, его высокие сводчатые потолки уносились высоко вверх, а потолки пересекаемых им залов и вовсе терялись в высоте. Вечером, когда солнце опустится к горизонту и на улице стемнеет, они вспыхнут волшебным свечением хрустальных плит, зачарованных древними чародеями, и древний камень стен замка обретёт причудливую игру теней, становясь абсолютно непохожим на себя теперешнего.

    До широких дверей высотою в три человеческих роста, ведущих в главную аудиторию, Элири добралась за десять ударов сердца до начала занятия. Лекцию сию будет вести лично Главенствующий Наставник, и прямо в этот миг он приближался к дверям, шествуя с другой стороны коридора, навстречу Элири. По всему выходило, что она опережает Лорда Гулбинтура на пять ударов сердца, то есть успевает вовремя и никак не опаздывает, а значит, всё идет так, как должно. Элири остановилась у дверей, выполнила краткий реверанс в знак уважения и приветствия и с силой толкнула массивную дверную створу. При её появлении возня, царящая в аудитории, мгновенно стихла, но тут же началась вновь.

    — Где Гулбинтур? — громко прошептал ей кто-то из многочисленных учеников.

    — Идёт сразу за мной! — шёпотом ответила она, спеша к своему любимому месту в первом ряду.

    Легенды гласят, что однажды на нём сидела сама Айлани Величайшая, когда пять тысячелетий назад посещала Школу Магов Арденны с официальным дружественным визитом. Наставники утверждали, что с тех бесконечно давних легендарных пор в этой аудитории ничего не изменилось, и Элири часто представляла себя Белым Магом, входящим в эти стены. Величайшая целительница окидывает взглядом ряды ученических парт, каждый последующий ряд которых возвышается над предыдущим, дабы сохранять обзор даже самым дальним рядам, но не испытывает интереса внимать наставнику издалека и выбирает самый первый ряд. То самое место, на котором всегда сидит Элири.

    Торопясь усесться прежде, чем в аудиторию войдёт Главенствующий Наставник, юная ученица прошмыгнула к своей парте, на ходу окидывая аудиторию взглядом. Сегодня на лекции присутствует весь её курс, почти полторы сотни юных волшебников, и огромный зал заполнен на три четверти, если не более. Несносный Нэдид, как обычно, сидит на галёрке, она заметила его мельком. На удивление, он даже не посмотрел в её сторону, полностью игнорируя её появление, и Элири позволила себе порадоваться. Ну, хоть сейчас он не станет цепляться к ней со своими глупостями. Оказывается, приходить в класс самой последней — сие не лишено смысла. Может, поступать так постоянно, дабы у этого болвана не оставалось времени на придирки?

    Едва она остановилась возле своего места, в аудиторию вошел Лорд Гулбинтур, и все встали, умолкая. Ученики приняли исключительно серьёзный благопристойный вид и склонили головы в поклоне, опуская подбородки вправо, как подобает настоящим взрослым волшебникам.

    — Милорды и Леди! — Главенствующий Наставник был давно не молод, отчего голос его стал немного скрипуч, но старческая немощь ещё не коснулась Лорда Гулбинтура. — Я приветствую вас на своём занятии!

    Сей Лазурный волшебник отличался изрядной бодростью и отличным зрением, мгновенно подмечавшим бездельничающих учеников, не говоря уже об огромной магической мощи, которой он владел, достигнув в своём ранге высшей, пятой ступени. Посему авторитет Главенствующего Наставника был в Школе Магов непререкаем, хоть сам чародей имел весьма добродушный нрав. Вот и сейчас Лорд Гулбинтур окинул обитателей задних парт строгим взглядом, в котором, однако же, не имелось и половины той суровости, что присуща взгляду школьного распорядителя, и изрёк:

    — Прошу занять свои места, юные маги, лекция начинается!

    Элири опустилась за парту, и в тот же миг лавка под ней полыхнула огнём. Обжигающее пламя жестоко вгрызлось в тело, мгновенно перебрасываясь на волосы, и от сильной боли перехватило дыхание. Она попыталась вскочить и закричать, но из-за сгорающей с превеликой болью кожи движение получилось судорожным, и Элири упала на пол. Вокруг вспыхнул гвалт, кто-то пытался сбивать огонь с её пылающего платья, кто-то испуганно читал заклинание, но сделать вдох всё так же не получалось, и сжавшееся в комок сознание Элири поплыло куда-то в охваченную страданиями кровавую муть.

    Очнулась она от ощущения ласковой теплоты, изливающейся на неё мягкими ручейками. Сии ручейки целительной энергии окутывали тело, ставшее лёгким и невесомым, нежно щекотали кожу на бедрах и немного шаловливо пощипывали волосы, будто подёргивая за пряди. Элири открыла глаза и увидела наставницу Оранжевых магов, плетущую целительные чары внутри Пентаграммы Силы. Сама Элири возлежала на медицинском ложе в лазарете Школы Магов, подле неё стоял Лорд Гулбинтур, рядом с которым возвышался седовласый Лорд Кангредор, наставник боевых чародеев. Седой боевой маг не имел ноги, оная была потеряна им в жестокой битве с Орками, и передвигался на гномском протезе, однако сие не мешало ему бегать быстрее многих своих учеников.

    За пять лет жизни в Школе Магов Элири ни разу не видела, дабы взгляд седовласого боевого чародея озарялся мягкостью. Взор умудрённого опытом сотен битв Зелёного волшебника в лучшем случае был холоден и колюч, в худшем — жёсток и безжалостен. Из всех наставников Школы это был единственный маг, которого боялись все и по-настоящему. Говорят, в старших классах получить от него заклятье Удушения можно запросто и за малейшую провинность, сознательно допущенную во время урока по боевой магии. Прямо сейчас Лорд Кангредор взирал на неё через зелёное Око Целителя, и взор его был всё так же холоден и колюч.

    — Элири? — мягко обратился к ней Лорд Гулбинтур. — Как ты себя чувствуешь?

    — Тепло… — Элири прислушалась к знакомым заклятьям, пытаясь определить степень своего состояния. — Щекотно немножко… Что со мной случилось?

    — Ты попала под удар боевого заклятья, — вздохнул Главенствующий Наставник. — Место, на которое ты села, было превращено в западню. Крайне печально, что такое смогло случиться. В нашей Школе подобного не было более пятидесяти лет.

    — Сильно… — Элири вспомнила, как пылали её волосы, и задохнулась от страха. — Сильно ли я обгорела? Мои волосы… Я… смогу быть целителем?

    — Всё уже позади! — немедленно успокоила её целительница. — Заклятье не было сильным и, что ещё более радует, не было умелым. Погибло лишь платье. Ты получила ожоги, но все их последствия я устранила полностью. Мышцы не пострадали, а твоя новая кожа даже лучше прежней, мощное регенеративное воздействие дало превосходный эффект. Твой организм, как оказалось, несколько дольше реагирует на Великое Исцеление, однако превосходно откликается на заклятье Регенерации, обновляя повреждённые ткани с редкостной точностью. Завтра утром ты сможешь вернуться к занятиям, но эту ночь я попрошу тебя переночевать здесь.

    — Волосы щиплет… — призналась Элири. — Немножко…

    — Волос у тебя пока нет, — как можно более мягко произнесла целительница. — Но они быстро отрастут вновь, я лично этим займусь, мы с тобой станем ежедневно практиковать заклятья, направленные на ускорение естественного роста волос, и за два лета они станут как прежде!

    — Как это… нет… — Элири замерла. — Совсем? Я же чувствую, как они щиплются…

    Седовласый боевой маг перевёл на неё свой колючий взор и произнёс своим по обыкновению жёстким голосом:

    — Это послетравматический эффект. Волосы выгорели вплоть до волосяных луковиц, но твой разум всё ещё ощущает их. Какое-то время тебе будет казаться, что они у тебя всё ещё есть. Под воздействием целительных заклятий волосяные луковицы восстановятся, и сей эффект исчезнет. Как только это произойдёт, я сам займусь твоими волосами.

    Творящая целительные чары наставница бросила на него встревоженный взгляд:

    — Заклятья Зелёного ранга имеют слишком резкие частоты! Она юная волшебница Оранжевого ранга, а не Зелёная чародейка. Ей будет больно!

    — Никак не больнее, чем уже было, — холодно изрёк боевой маг. — Зато бо́льшая сила магического воздействия ускорит рост волос значительно. Ко дню окончания Школы они будут вдвое длинней, нежели были. Раз её организм столь хорошо реагирует на заклятье Регенерации, она справится. В случившемся есть моя вина, посему мне надлежит загладить её.

    — Это Нэдид поступил со мною так? — Элири почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы, но пришедшая с целительным заклятьем вспышка ласковой теплоты навеяла на неё спокойствие. Элири подумала, что этот медицинский приём их группа уже изучала на уроках целительского искусства, и она тоже так умеет, пусть и не столь искусно.

    — Он будет наказан, — жёстко ответствовал боевой маг. — Я прошу тебя, Элири, принять мои извинения. Клянусь Эрдисом Щедрейшим, более подобного в этой Школе не повторится никогда!

    — Не наказывайте его, Лорд Кангредор, — вздохнула Элири. — Всё равно волосы уже не вернуть. Я не хочу, чтобы кроме меня страдал кто-нибудь ещё. От этого лишь будет ещё больше злобы.

    — Он будет наказан дважды! — холодно отрезал Зелёный чародей. — А волосы мы тебе вернём. Боевым чародейкам не привыкать терять волосы в пламени битв. У нас есть свои способы устранять сию травму, и вскоре ты в этом убедишься.

    — Дважды? — невольно удивилась Элири. — Но почему так, милорд?

    — Первый раз за то, что атаковал дружественного целителя, — ледяным тоном ответствовал боевой маг. — Второй раз за то, что атаку сию он провёл бездарно и неумело. Что свидетельствует о лености и бестолковости в постижении своего Удела. Некомпетентные боевые маги в сражении долго не живут. — Лорд Кангредор обернулся к целительнице: — Миледи, когда я смогу заняться её волосами?

    — Спустя двое суток, милорд, — со вздохом ответила наставница.

    — Благодарю вас. — Он вновь посмотрел на Элири: — Я зайду за тобой послезавтра после обеденной трапезы.

    С этими словами седовласый боевой маг развернулся и покинул школьный лазарет.

    Глава вторая

    Старость

    Обе пары Летающих Колесниц некромантов одновременно зашли на боевой разворот, стремясь взять дракона в клещи, и испустили потоки Стальных Стрел. Эленар ощутил, как Мург запускает вдоль своего могучего тела потоки боевой магии, укрывая себя защитой, но против четырёх Летающих Колесниц сразу его дракону не выстоять. Скорость, с которой вражеские механизмы испускают заклятья, слишком велика, скорость, с которой сии заклятья приближаются к цели, ещё выше, и скорость полёта самих некротических механизмов превосходит возможности его постаревшего боевого собрата. В былые времена всё это не смогло бы помешать Мургу. Высочайшие скоростные качества и манёвренность, свойственные драконам, способны свести на нет все изыски некромантов, ибо никому, кроме бесстрашного воина небес, не доступно умение на полной скорости мгновенно изменить направление полёта на противоположное или перпендикулярное. А с теми уловками Детей Некроса, что всё-таки окажутся для дракона слишком сложны, справится его всадник.

    Но лучшие годы Мурга позади, ему уже почти тридцать, и преклонный возраст даёт о себе знать. Скорость полёта уже совсем не та, объём выдыхаемого пламени сократился, общая выносливость снизилась. Дракон всё ещё демонстрирует отменную манёвренность, но в жестокой затяжной схватке высокой интенсивности заметно устаёт. Посему длительность, на которую хватает его защиты, уже не та, что раньше. Эленар крепче сжал бёдрами седло, дабы не вылететь с кружащего в витом ускорении дракона, и зашептал формулу заклинания, машинально ускоряя темп произнесения до предельного. Его собственный Магический Щит незримым пузырём вспыхнул вокруг дракона и едва заметно замерцал лазурью, отражая тысячи бьющих в него Стальных Стрел. Мург громогласно защёлкал и устремился в атаку на ближайшую Летающую Колесницу Некромосов.

    — У тебя превосходная защита, друг мой! Ты всё ещё весьма силён! — успокоил дракона Эленар, выхватывая зачарованный меч. — Это я для себя, на всякий случай! Ты же видишь, как мы с тобой популярны у Детей Некроса!

    Дракон довольно застрекотал и испустил огненное дыхание, заливая огнём ближайшую из мчащихся на него Летающих Колесниц. Колесница Некромосов мгновенно оказалась объята пламенем и завертелась на курсе, стремясь сбить с себя огонь прежде, нежели он прогрызёт её защиту. Остальные механизмы врага испустили из себя Взрывающиеся Болиды, и сии смертоносные камни ринулись к дракону, оставляя за собою дымные шлейфы. Мург с яростным стрекотанием вцепился лапами в пылающую Колесницу, но управляющий ею некромант в последний миг успел отвернуть в сторону, чиркнув бортом по шипастым лапам, и ушёл от захвата, подставляя брюхо Колесницы под удар Великой Молнии. Ожидающий того Эленар едва ли не выплюнул из себя окончание скороговорки заклинания, резким выпадом направляя меч в сторону врага и целя в его уязвимое место. С мерцающего лазурными чарами клинка сорвался кривой электрический разряд изрядной силы и вонзился в брюхо Летающей Колесницы.

    Защита механизма Некромосов не выдержала, грянул взрыв, и Летающую Колесницу кубарем отшвырнуло прочь, разбрасывая дождь обломков. В этот миг Взрывающиеся Болиды, выпущенные прочими вражескими механизмами, достигли дракона и взорвались, застилая мутное небо Некроса огненными вспышками и облаками грязного дыма. Шесть одновременных взрывов вкупе с бесчисленными сотнями Стальных Стрел, бьющих из вражеских боевых артефактов, сорвали Магический Щит Эленара, и следующие потоки заклятий ударили в дракона. Собственная защита старенького Мурга начала слабеть, и Колесницы некромантов почуяли это. Они промчались мимо и стали быстро объединять воздушные позиции для нанесения совместного удара в одну точку.

    Пришлось подавать Мургу сигнал об уходе в глухую защиту посредством усиленного маневрирования. Храбрый и доблестный дракон, одержавший за три десятка лет сражений множество побед над приспешниками Детей Некроса, чувствовал надвигающуюся старость и отчаянно не желал с ней смириться. Один на один он разделается с любой Летающей Колесницей некромантов, а в лучшие свои годы запросто мог сразить и двух таких. Мысль о том, что вместо яростной атаки ему предстоит всячески уклоняться от жестокой схватки, весьма возмутила Мурга, и старый дракон обиженно умолк. Однако подводить своего собрата, в ладонях которого когда-то вылупился из яйца, не стал и с великим неудовольствием принялся совершать хаотичные разнонаправленные манёвры.

    Стремительно мечущийся во все стороны дракон, меняющий направление полёта быстрее, нежели способна соображать машинерия некромантов, смешал их Летающим Колесницам план совместной атаки, и механизмы Некромосов принялись преследовать его, тщетно пытаясь поразить потоками заклятий. Эленар дочитал формулу, вновь повесил на дракона Магический Щит и спрятал выдох облегчения, дабы Мург не заметил его беспокойства. Защита была перевыставлена весьма быстро, но у Некромосов было целых два мгновения, в каждое из которых его старенький дракон мог погибнуть. Терять благородное животное Эленар не хотел, Мург был ему и сыном, и другом, и братом, он выкормил и вырастил дракона собственными руками, так же, как трёх его предшественников, и расставание с каждым из них было весьма болезненным. Память о навечно покинувшей тебя частичке твоего сердца будет навевать грусть ещё очень и очень долго, и эльфийский Принц всячески старался отсрочить момент, когда сие неизбежно случится.

    Мург виртуозным рывком ушёл от вышедших ему в хвост Летающих Колесниц, заставляя их изменить направление атаки и устремиться следом. В тот же миг доблестный дракон метнулся ровно в противоположную сторону и сразу же ринулся в другую, оказываясь за спинами врага. Механизмы Некромосов ожидали от него защитных манёвров и даже попытались развернуться, но соперничать с драконом в искусстве разнонаправленных ускорений не дано никому. Атакующий строй врага вновь сломался, и Мург очередным воздушным пируэтом избежал потоков вражеских заклятий, изливающихся из боевых артефактов Летающих Колесниц. Эленар прислушался к течению магических потоков.

    Боевые жезлы некромантов, исторгающие десятки Стальных Стрел за один удар сердца, не вечны. Они иссякнут, как только опустошат запас сих Стрел. То же касается и Взрывающихся Болидов. Они мощны, но таковых снарядов у Летающих Колесниц немного. Если удастся вынудить врагов опустошить всё это, то в распоряжении некротических механизмов останутся только Боевые Пульсары. Эти способны вспыхивать вечно, до тех пор, пока во чреве Колесницы находится Узилище Души Демона. Но, лишив механизмы врага двух оружий из трёх, можно перейти в атаку. К сожалению, сегодня этого недостаточно.

    Летающие Колесницы Некромосов оказались здесь не просто так. Они охраняют крупный карьер, раскинувшийся внизу. Эленар, прилежно вцепившийся в седельные поручни, поднял голову вверх и увидел земную поверхность. Его дракон в стремительном ускорении завивал петлю, вновь обманув некротические механизмы, и в данный миг мчался спиною вниз. Удары Летающих Колесниц снова прошли мимо, и эльфийский Принц бросил взгляд на дымящиеся трубы некротических строений. Здесь, посреди бескрайних россыпей трухлявого грунта Некроса, некроманты устроили добычу какой-то руды. Карьер был весьма крупный и потому частично перерабатывал добытую породу прямо здесь. Гигантская яма, амфитеатром уходящая во чрево гнилого материка, углублялась в таковое на пару быстрых перебегов и кишела Зомби, изготовленными из к*Зирдов.

    Змееязыких приспешников некромантов здесь были многие тысячи, но даже их не хватало для столь огромного карьера, диаметр коего превышал полтора быстрых перебега. Поэтому Некромосы заполнили сей рудник своими мёртвыми механизмами. В самом центре его, словно кровососущий вампир, распластался весьма большой механизм с длинным жалом, ползущим по кругу по стенам карьера и выгрызающим из них породу. Отгрызенную руду жало засасывало в себя и исторгало в самом своём центре в самодвижущиеся телеги, лишённые лошадей. Телеги сии подавали руду в прочие некротические строения, унизанные закопчёнными трубами, и множество Зомби-к*Зирдов копошилось в каждом из них. Помимо них ещё большее количество таковых орудовало всевозможными кирками, заступами, молотками, лопатами и вагонетками, помогая механизму с жалом собирать, измельчать и вывозить руду. Все без исключения трубы исторгали из себя ужасный ядовитый смрад, поднимающийся в вечно грязное мутное небо множеством дымных столбов, благодаря которым Эленар с Мургом и обнаружили сие место.

    В последние пару лет некроманты резко увеличили свою активность. Устраивать небольшие подземные логова, добывающие некромантию, им стало недостаточно. Вечногниющие Дети Некроса принялись организовывать рудники и всяческие мануфактуры, пряча таковые на бескрайних просторах мёртвого материка. Количество Зомби сильно возросло, предприятия Некромосов обзавелись многочисленной охраной, и даже малые их логова оказывались набиты бездушными воинами под завязку. Небесная Тысяча сбилась с ног, выискивая всё новые и новые очаги некротической активности. Не приходилось сомневаться, что некроманты готовятся к войне, и отряды драконьих всадников не сидели без дела ни дня.

    Сражения с приспешниками Некромосов случались всё чаще, и чтобы не распылять силы, численность боевых отрядов была увеличена, а патрульных, наоборот, уменьшена. В патруль отправлялись ветераны, чьи драконы имели преклонный возраст, и в их обязанности входило обнаружение врага. После которого надлежало немедленно предупредить Крепость Небесной Тысячи и сражаться до прибытия боевого отряда. Многие постаревшие драконы совершали в таковом патрулировании свой Последний Подвиг вместе со своими всадниками, отдавшими Небесной Тысяче всю жизнь и ныне не пожелавшими сдаваться перед надвигающейся старостью. Но Эленар находился в самом расцвете эльфийских сил и право на Последний Подвиг ещё не заслужил, а вот утратить дракона, к коему привык всем сердцем, ему очень и очень не хотелось. Но не желающий стареть Мург рвался в битву постоянно, и сдерживать бесстрашного и доблестного собрата становилось всё сложней.

    Вот и сейчас Мург пылает на него обидой, кружа с Летающими Колесницами Некромосов в смертельном воздушном танце. Но справиться с врагами самостоятельно у них не выйдет. Летающих некротических механизмов осталось три штуки, и внизу, в карьере, уже мелькало не меньше двух десятков Железных Големов, торопящихся с земли поддержать Летающие Колесницы ударами заклятий. Кроме того, внутри железного вампира точно находится некромант, Мург почувствовал его сразу, и ещё один его соплеменник управляет аркой портала, через которую Зомби вывозят добытую руду. Это означает, что либо Дети Некроса попытаются покинуть карьер прямо сейчас, либо вскоре к ним придёт подкрепление и количество Летающих Колесниц возрастёт.

    Вражеские механизмы вновь попытались нанести дракону совместный урон и вновь потерпели неудачу, не сумев одновременно ударить по благородному животному, ускользающему от них в виртуозных манёврах. Летающие Колесницы промчались мимо, промахиваясь густыми цепочками Боевых Пульсаров и потоками Стальных Стрел, после чего воспылали негодованием и испустили сразу по два Взрывающихся Болида каждая. Эленар бросил своё сознание в слияние с окружающими магическими потоками, стремясь обогнать вражеские заклятья. Взрывающиеся Болиды весьма мощны, если они ударят в Мурга вшестером, защита не выдержит. Но заклятья сии не умеют летать мгновенно, поэтому шансы сохранить дракона есть. Надо лишь успеть и опередить их на один удар сердца!

    Узрев среди магических потоков наиболее выгодное положение, Эленар прострекотал дракону приказ, и тот нехотя подчинился. Мург ринулся прочь от стремительно приближающихся Болидов и заложил вираж в сторону. Болиды, никогда не отпускающие своих жертв, повторили вираж и устремились следом, растягиваясь в цепочку. Эленар зашептал магическую формулу, просчитывая каждую вибрацию собственного мозга до малой доли удара сердца. Боевые жезлы Детей Некроса и их механизмов не столь сильны, как разум мага. Но они не нуждаются в чтении заклинаний и потому выигрывают в скорострельности. Сейчас первые три Взрывающихся Болида ударят в дракона и сорвут с него защиту. Четвёртый Болид Мург испепелит огненным дыханием, и за это время Эленару до́лжно успеть перевыставить защиту, иначе дракон погибнет. Необходимо сплести заклятье Магического Щита точно в нужный миг, не раньше и не позже.

    Повинуясь команде всадника, дракон совершил мгновенный рывок назад, уходя от нового удара Летающих Колесниц, и ринулся на стремительно приближающиеся Болиды. Прежде чем Мург успел сделать огненный выдох, три некротических снаряда вонзились в Магический Щит, с великим грохотом окутывая дракона пламенем, и благородное животное исторгло мощную струю огня, сбивая четвёртый снаряд. Оный взорвался возле самой морды Мурга, ударом своим срывая с дракона последнюю защиту, и в этот же самый миг Эленар закончил плетение. Новый Магический Щит вспыхнул вокруг храброго животного, и прочие Взрывающиеся Болиды ударили в защиту, вспыхивая бурлящим огнём. Щит выдержал, и эльфийский Принц направил дракона прямо сквозь бушующее в мутном небе пламя. Мург ринулся в пылающее облако огня, стремительно пронзая его, и выскочил точно в лоб идущей в очередную атаку Летающей Колеснице.

    Могучий дракон издал разъярённое щёлканье, подобно грому разнесшееся под облаками, и врезался в ненавистного врага, пробивая рогами насквозь, одновременно вцепляясь в него пастью и шипами мощных лап. Летающая Колесница попыталась вырваться, изливая заклятья из всех своих жезлов, но Мург мощным рывком громадного тела с хрустом разорвал её пополам. Узилища некротических заклятий взорвались, раскалывая Колесницу на куски, и буйство смертоносных энергий срезало дракону переднюю пару лап. Мург оглушительно застрекотал от охватившей его бесконечной ярости и ринулся в атаку на оставшиеся Колесницы. Эленар со всею скоростью, на которую был способен, перевыставил ему Магический Щит и схватился за Камень Зова.

    — Внимаю вам, Ваше Высочество! — строгий голос Верховного Мага Небесной Тысячи зазвучал в его сознании.

    — Могущественный Альтемар! Мы обнаружили весьма большой карьер Детей Некроса! Некроманты добывают здесь изрядное количество некоей руды, и двое оных находятся тут прямо сейчас. Карьер хорошо охраняется, я вижу два десятка Железных Големов и две Летающие Колесницы. Мой дракон ранен, я бы не хотел утратить его!

    — Юноша, — тон Альтемара стал укоризненным. — И вновь я вижу ваш след среди мировых магических потоков совсем не там, где вам надлежало быть. Как вы оказались в том месте? Вождь посылал вас много дальше, туда, где недавно были замечены следы Детей Некроса.

    — Мы сделали небольшой крюк. — Эленар выкрикнул короткую формулу и испепелил Молнией приближающийся к дракону Взрывающийся Болид. — Я хотел осмотреть район, в котором мы не бывали более четырёх лет. В том районе мы заметили множество столбов дыма, упирающихся в небо, приблизились к ним и нашли сие место. Но тут слишком много охраны для нас двоих.

    — Помощь уже в пути, Ваше Высочество! — ответствовал Альтемар. — Рекомендую вам увести Летающие Колесницы за собой как можно выше в небо, туда, где враги не достанут до дракона с земли.

    — Тогда я упущу некромантов! — Эленар зашептал вторую формулу.

    — Я открою портал прямо к вам, — произнёс Верховный Маг. — Но даже это требует времени. Кроме того, до прибытия боевого отряда сорок ударов сердца. Учитывайте это, Ваше Высочество!

    Альтемар разорвал связующие Камни Зова магические потоки, дабы они не мешали провешиванию портала, и Эленар вернулся к сражению. Кипящий яростью Мург мчался над карьером, заливая его потоками кипящего пламени, и хаотично бросался в разные стороны, рассчитывая запутать преследующую его пару Летающих Колесниц и дотянуться огненным дыханьем до кого-либо из них. Но механизмы некромантов сделали выводы из поражения своих соратников и не рисковали приближаться к дракону, стремясь осыпать его заклятьями издали. Железные Големы, коих оказалось даже больше, нежели поначалу, спешно вскидывали свои боевые жезлы и целили ими в проносящегося мимо Мурга, исторгая смертоносные некротические чары.

    За десяток ударов сердца Эленару пришлось дважды перевыставлять Магический Щит, и эльфийский Принц подал сигнал дракону, предлагая выманить Летающие Колесницы врага высоко в небо и вынудить их вступить там в честный бой. Жаждущий схватки дракон немедленно согласился и взмыл в небо стремительной свечой. Враги запоздало последовали за ним, но благородное животное уже скрылось в грязных облаках, уходя от атак с земли. Дальнейшая схватка протекала посреди грязной мокрой ваты облаков Некроса, сочащихся некромантией ничуть не меньше, нежели его трухлявая почва. Если бы не воля Великих Богов, вся эта гадость давно бы разлетелась по всему Парну. Но этому не бывать, и посему грязные облачные массивы в здешнем небе зачастую приобретают воистину гигантские размеры. Колесницы Некромосов ориентируются внутри не так бодро, как в свободном небе, драконы же чувствуют себя внутри некротических облаков подобно рыбе в воде, ибо в естественных условиях прячутся среди них, необычайно зорким взглядом выслеживая добычу сверху.

    Мург, пылая доблестью и отвагой, бросался на вражеские механизмы, словно был всё так же молод и силён, как в лучшие свои лета, и Эленар оказался вынужден сосредоточиться на защите. Благодаря внезапным ударам из облачной толщи ему удалось вынудить Летающие Колесницы опустошить весь запас Взрывающихся Болидов, и воздушное сражение закипело на равных. Вскоре Мург сумел запутать врагов среди грязной мути облаков и обрушиться на одного из них мощным ударом в бок. Дракон в мгновение ока залил Летающую Колесницу пламенем, и Эленар вонзил в механизм Некромосов Великую Молнию. Колесница лопнула, взрываясь множеством обломков, и Мург набросился на самый крупный из них, надеясь выковырять оттуда некроманта. Но вместо Дитя Некроса внутри оказался Зомби, сделанный из человека и явно не притрагивавшийся к управлению сей машиной.

    Узрев обман, дракон возмущённо застрекотал, сожрал трепыхающегося Зомби прямо на лету и устремился искать последнюю Летающую Колесницу. Она обнаружилась прямо под нижней кромкой облаков, возле пылающего магической синевой зеркала портала. Некротическая машина пыталась влететь внутрь, но вместо этого из портала вырвался могучий дракон и таранным ударом разнёс её вдребезги. Победитель издал победное щёлканье и ринулся за падающими обломками, дабы насладиться некромантом. Обнаружив вместо него Зомби, дракон сожрал его и обиженно застрекотал.

    — Нас обманули, Рырд! — возмущённо подхватил сидящий на его шее огромный оркский воин в древних доспехах. — Подлые Дети Некроса подсунули вместо себя своих подручных! — Он поискал глазами Мурга и вопросил: — Или это наш боевой брат сожрал всех Некромосов, пока мы спешили на битву?

    В ответ Мург издал обиженный стрёкот, заявляя, что также подвергся обману.

    — В этих Колесницах не было Некромосов, друг мой. — Эленар остановил Мурга подле Рырда. — Ими управлял демон посредством магических потоков. Но вместо Детей Некроса туда были помещены Зомби, дабы драконы, видя возничего, с яростью бросались на летающие Колесницы.

    — Некроманты желают отвлечь нас от своего логова! — мгновенно понял Трырд Стремительный Выпад. — Стало быть, оно весьма важно для них! Доставим же вечногниющим изрядные неприятности!

    Тем временем из портала один за другим появились ещё пятеро драконов, и Эленар предложил Мургу вернуться в Крепость, дабы приступить к исцелению. В ответ на это старый дракон весьма возмутился, прострекотав, что пожрёт и сожжёт всех приспешников некромантов, даже будучи без лап вообще, и потребовал немедленного участия в битве. Эленар согласился, выставляя Мургу Магический Щит, и драконьи всадники устремились в сражение. Семёрка драконов утопила карьер Некромосов в пламени целиком. Железные Големы, коих оказалось почти тридцать, сопротивлялись отчаянно, но не смогли противостоять благородным воинам. Закончилось всё тем, что закованные в древние доспехи Орки спешились прямо посреди охватившего карьер исполинского костра и изрубили Големов, не желая терять возможность захватить в качестве трофеев Узилища Души Демона.

    К великому сожалению Небесной Тысячи, обоим некромантам удалось уйти. Они бежали ещё до появления боевого отряда, пока Эленар с Мургом вели воздушный бой, и тщательно запутали следы своих порталов. Пока драконы поедали отлично прожарившихся Зомби, в угасший карьер явился Альтемар и приступил к исследованию оплавленных остовов некротических сооружений и механизмов.

    — Что замыслили здесь Дети Некроса? — Эленар подошёл к творящему чары Верховному Магу, стоящему подле взорванной некромантами арки портала. — Они добывают металлы, дабы производить боевые механизмы?

    — Совершенно верно, Ваше Высочество, — хмуро подтвердил Альтемар. — Это был весьма крупный рудник. Судя по тому, что я вижу среди магических потоков, некроманты возлагали на него определённые надежды. Сегодня мы нанесли им чувствительный удар.

    — Детям Некроса не откажешь в хитроумии. — Эленар покачал головой. — Устроить столь большой карьер едва ли не у нас под носом! Неудивительно, что мы несколько лет не посещали этот район. Обычно враги не рискуют приближаться к Крепости на подобное расстояние.

    — Вынужден с вами согласиться, — кивнул Верховный Маг. — С их стороны это был весьма дерзкий и при этом весьма сильный ход. Это не какое-то мелкое логово, мало-помалу творящее некромантию. Сей рудник обошелся некромантам изрядно. Но и ресурсов он добывал немало. — Могущественный чародей мрачно вздохнул: — Близятся трудные времена. Я чувствую, как тени сгущаются над миром. Всё это лишь начало.

    — Если сей рудник добывал металлы для сотворения боевых Големов, то эта портальная арка может привести нас к заводу, где Дети Некроса занимаются сим чародейством, — предположил эльфийский Принц. — А от завода есть шанс выследить путь к их столице, которую мы ищем вот уже пять тысячелетий.

    — Думается мне, Ваше Высочество, что не всё окажется столь просто. — Альтемар задумчиво внимал магическим потокам. — Некроманты скрывались от нас пять тысяч лет и вдруг допустят столь грубую ошибку? Мне верится в подобное с трудом. Однако же я буду распутывать клубок сих ложных порталов с великой тщательностью, пока не выясню, где сокрыт настоящий след и куда он ведёт. Отправляйтесь в Крепость и сообщите вождю, что я испрашиваю его разрешения устроить в этом месте временный исследовательский пункт.

    Верховный Маг скользнул взглядом по его дракону и добавил:

    — Ваш дракон лишился в бою передней пары лап. Вас надобно исключить на два месяца из тактических планов. Нуждаетесь ли вы в целительской помощи?

    — Мы справимся самостоятельно. — Эленар устремил на своего дракона исполненный теплоты взор: — Мург доблестный ветеран, ему приходилось терпеть и не такое. Но ныне он постарел, и я испытываю великую грусть при мысли о том, что всего лишь через несколько лет его не станет.

    — Несколько лет не есть несколько дней, — философски изрёк Альтемар. — Сражений у вас будет ещё достаточно. — Он вновь стал хмур: — Всё к тому идёт.

    — Мург весьма храбр и бесстрашен. — Эльфийский Принц грустно улыбнулся. — Он не страшится гибели в битве. Более его страшит старость. Я ощущаю, как всякий раз, вступая в бой, сей доблестный ветеран задумывается о Последнем Подвиге. Это самый достойный способ уйти в Звёздный Стан Рыгдарда Кровавого, но, признаюсь, мне очень не хочется, дабы сие произошло слишком скоро.

    — Тогда я исключу вас из тактических планов на три месяца. — Верховный Маг Небесной Тысячи вновь вслушался в течение магических потоков. — После того как лапы Мурга отрастут вновь, не желаете ли вы посетить Ругодар и провести несколько дней подле Чёрной Башни? Дракону её энергии придутся весьма кстати.

    — Благодарю, мудрейший Альтемар, но я бы не хотел оставлять Мурга без влияния некромантии в столь преклонном возрасте, — вежливо отказался эльфийский Принц. — Если он окажется вне родной среды обитания, боюсь, это приведёт к быстрому накоплению старческой немощи. Посему мы останемся здесь и будем сражаться со злом столько, сколько окажется в наших силах.

    — Разумно, — оценил Верховный Маг. — Тем более что занятие для весьма опытного дракона сейчас найдётся всегда. Некроманты замыслили войну, в этом уже ни у кого нет сомнений, и их приспешники роют логова по всему Некросу. Обученных драконов не хватает. Такого за пять тысячелетий существования Небесной Тысячи не случалось ни разу. Впору увеличить численность драконьих всадников с пятисот до шестисот или даже более, но снижать численность наземных отрядов, штурмующих подземные пещеры врага, нельзя. Ибо их не хватает ещё сильней.

    — Количество бойцов зависит от количества древних доспехов. — Эленар посмотрел на Мурга, хромающего в его сторону на четырёх лапах. Две из них несли на себе следы повреждений, но не были изломаны, что обещало быстрое заживление драконьих ран. — Увеличить таковое невозможно. Быть может, возможно обратиться к Белому Магу с просьбой о сотворении дополнительных амулетов и камней Истинной Чистоты? Тогда мы можем увеличить численность воинов за счёт брони, зачарованной магией Фиолетового ранга… Впрочем, в бою это будет весьма далеко от древней брони.

    — Вот именно, — подтвердил Альтемар. — Потерь окажется слишком много. Фиолетовые чары мощны, но сравниться с магией Чёрного Рыцаря не в силах ничто. Заменить его некому, ибо в мире одномоментно может существовать только один Чёрный Рыцарь, и таковой возлежит сейчас в Чёрной Башне.

    — Только один? — заинтересованно уточнил Эленар. — Это научный факт?

    — Это аксиома, выведенная мною лично за многие лета исследований, основанных на фактах, изложенных во множестве древних научных фолиантов, которые мне удалось отыскать за триста лет, — объяснил Альтемар. — В результате кропотливой научной работы я пришёл к выводу, что два Чёрных Рыцаря никогда не смогут появиться на свет одновременно, ибо каждый из них занимает порядка трёх четвертей объёма боевых магических потоков Парна. А кто-то даже более. Чёрный Рыцарь, возлежащий ныне в Чёрной Башне, был силён более прочих. И если когда-нибудь ему удастся выйти победителем из бесконечной битвы со Всепожирающим Огнём, то поглощённое им столь исполинское количество магической энергии сделает его ещё более сильным. Насколько именно я прав, судить сложно, но одно можно утверждать со всею определённостью: там, в Чёрной Башне, происходят воистину уникальные магические события!

    — Хотел бы я побывать внутри, — улыбнулся эльфийский Принц. — Воочию увидеть величайшего сына Рыгдарда Кровавого и ощутить ход сей величественной битвы, длящейся целые эпохи!

    — Я бы тоже не отказался, — без всякой улыбки изрёк Верховный Маг. — Но войти в Чёрную Башню невозможно. Сила, способная распахнуть её двери, свойственна лишь Чёрному Рыцарю и Белому Магу. Но Чёрный Рыцарь уже возлежит там, а нынешние Белые Маги не чета легендарной супруге Огненного Смерча. Я искренне сомневаюсь, что ворота Чёрной Башни распахнулись бы пред любым из тех Белых Магов, с коими я имел честь быть дружным за четыреста лет.

    — Разница в силе Белых Магов столь велика? — поднял брови Эленар. — Любопытно.

    — И даже более, чем может показаться непосвящённому в детали учёному мужу, — ответствовал Альтемар. — Сии весьма благородные высшие целители и целительницы не раз спасали меня от смерти в тот миг, когда некромантия всё-таки добиралась до меня и норовила пожрать мою жизнь. По моей просьбе каждый из них неоднократно делал камни или амулеты Истинной Чистоты взамен разрушившихся в битвах. Всё это ни для кого не секрет.

    Верховный Маг Небесной Тысячи понизил голос:

    — Секрет же в том, что ни одно из сих творений не имело и не имеет даже половины той мощи, которая заключена в древних артефактах, сотворённых Айлани Величайшей. Посему увеличивать количество воинов сверх имеющихся древних доспехов не имеет смысла. Это лишь приведёт к высоким потерям. У нас и без того нехватка древних артефактов Белого Мага. Но сии известия мы предпочитаем не афишировать.

    — Причины подобной скрытности объяснять не требуется, — понимающе кивнул эльфийский Принц, шагая навстречу своему дракону. — Как самочувствие, друг мой?

    Дракон прострекотал, что отлично перекусил и теперь самое подходящее время вернуться домой, в гнездо. Дабы заняться отращиванием утерянных в бою лап и восстановлением прочих повреждений.

    — Я вас более не задерживаю, юные воины, — изрёк Альтемар и вновь принялся творить чары над обломками портальной арки некромантов.

    Эленар осторожно взобрался на Мурга, тщательно следя, чтобы не опереться ногами на пробитые лапы, и уселся в седло. Благородный дракон вытянул шею, окинул гордым взглядом раскинувшееся вокруг побоище и взмыл в мутные небеса, беря курс на Крепость Небесной Тысячи.

    Глава третья

    Непреклонная решимость

    И без того стремительный, негромкий ритм барабана начал возрастать, усиливаясь, и вскоре зазвучал непрерывной дробью, требуя от танцовщицы максимальной скорости движений. Юная Илнра, кружась в непрерывном вращении, изящно изогнулась и совершила высокий прыжок, на краткий миг застывая в воздухе в полном шпагате, и в грациозном падении оказалась на полу, на коленях и в непрекращающемся движении тела, описывающем широкие круги над поверхностью устилающего пол ковра. Вторя сему движению, густой водопад длинных пепельных волос будто чертил на полу идеальную окружность, и барабан умерил дробь, переходя на меньший и более растянутый темп. Быстрые движения юной танцовщицы сменились плавными и гибкими, её тело подобно тихому водопаду заструилось в сложных па, исполняющихся на коленях, и Илнра невесомым разгибом оказалась на ногах, вновь переходя к сложному рисунку перемещений.

    — Недурно. — Выбивающая ладонями ритм прекрасная оркская женщина с великолепной фигурой, выдающей во владелице искусную участницу состязаний, перестала бить в небольшой барабан, предназначенный для отработки Танца. — Весьма недурно! Отличная техническая часть, особенно продолжительность зависания в воздухе. А вот над эмоциональной составляющей придётся потрудиться.

    — Мне не нужна эмоциональная часть! — отмахнулась Илнра, собирая волосы в поток и скрепляя их испускающей мягкое белое свечение бриллиантовой заколкой. — Я лучница, а не танцовщица! У меня должна быть идеальная техника Танца для защиты и высокой боевой эффективности! Через две весны мне исполнится восемнадцать, и я попрошу вождя, дабы он включил меня в состав первой лавины!

    — В состав лавин входят только воины, — улыбнулась точёная красавица. — Лавина атакует в конном строю и наносит таранный копейный удар, пока не увязнет во вражеских рядах. После этого воины спешиваются и вступают в рубку. Для этого необходимо иметь мощные доспехи и отменно владеть хрардаром. Лучнице же там делать нечего.

    — А мне будет что делать! — упрямо заявила Илнра. — Я буду стремительно перемещаться среди воинов, скрываясь за ними, и разить врагов меткими выстрелами! У Людей всегда есть лучники! И маги! Я стану мешать им стрелять в наших воинов, и воины перерубят всех подлых людишек быстрее! И с меньшими потерями!

    — В жаркой рукопашной схватке весьма тесно, — возразила оркская красавица. — Зачастую стрелять придётся в упор. Это требует высочайшей отточенности движений и ещё большего хладнокровия. В тебя же стрелы и заклятья полетят отовсюду. Ты быстро станешь для врагов желанной целью и погибнешь.

    — Шаманы всегда для наших врагов суть желанная цель! — не сдавалась юная девушка. — И ничего! Все сражаются, никто не гибнет!

    — Шаманы гибнут редко, — согласилась точёная прелестница. — Но их всячески берегут воины, ибо шаман — это не только маг, разящий врагов боевыми чарами. В первую очередь он целитель, поддерживающий могучих бойцов в разгар утомительной рубки. Даже шаманы Красного ранга, коим Рыгдард Кровавый не дал умения исцелять, восстанавливают воинам силы. Для этого у них есть заклятье Тонуса. Даже один Красный шаман способен вдвое увеличить общую выносливость своего отряда. Ты хочешь, чтобы в решающий момент смертельной рубки воины пеклись о тебе, вместо того чтобы убивать врагов и прикрывать шаманов?

    — Нет! — юная Илнра возмутилась столь обидным предположением. — Я не стану отвлекать воинов от битвы! Я сама о себе позабочусь! И о шаманах тоже! Я буду разить вражеских лучников, которые пускают в них стрелы, и отвлекать на себя вражеских воинов, которые захотят прорваться к целителю! Для этого мне нужна идеальная техника! А всякие эмоциональные компоненты суть трата времени!

    — Без этой траты времени не существует Танца, — улыбнулась оркская красавица. — Так в состязании не победить.

    — К чему мне побеждать в состязании? — пожала плечиками Илнра. — Я хочу побеждать в битвах, а не в Танце!

    — Победа в Танце даст тебе множество преимуществ. — Точёная прелестница умолкла, прислушиваясь, не проснулся ли спящий в соседней комнате младенец. Но крохотный сынишка уже рос настоящим воином, совершенно не страшился резких звуков и превосходно засыпал под барабанный ритм.

    — Каких? — Илнра нахмурилась. — Победительница имеет Право Выбора? Я смогу выбрать себе воина, у которого есть зачарованный хрардар? Такой, чтобы пробил Магический Щит Жёлтого ранга пятой ступени?

    — В том числе, — с абсолютной серьёзностью кивнула оркская красавица. — Если выбор твой падёт на такого воина и он будет присутствовать на Церемонии Признания, то союз ваш священен, так гласит Закон Предков. А теперь представь, что воин этот из северных кланов, с коими у нас весьма холодные отношения.

    — Ну… — неуверенно протянула Илнра. — Это, конечно, так… Хрардар с таким зачарованием — это эльфийские чары… Шаману такое не под силу… А Эльсириолл ближе к северу. Но ведь Эльфы суть наши младшие братья, они любят нас одинаково и не делают разницы между северными кланами и южными! Зачарованный хрардар может оказаться и где-нибудь у нас! Или его может не оказаться вовсе…

    — …или тебе не понравится его обладатель, — мягко закончила за неё точёная прелестница. — Или ты собралась выйти за воина исключительно ради его оружия?

    — Я хочу отомстить подлым человеческим магам, убившим всех моих кровных родичей! — В серебристых глазах Илнры вспыхнула жгучая ненависть. — Если мне не суждено полюбить воина с зачарованным оружием, я буду сражаться с Людьми одна! Мне больше ничего не надо! Я хочу попасть в боевую лавину!

    — В которую тебя не возьмут, — совершенно спокойно заключила точёная прелестница. — Ибо в нашем клане и без того слишком мало юных дев. Как только старшее поколение покинет этот мир, численность клана уменьшится впятеро. В таких условиях никто не станет рисковать девушкой, которая могла бы стать матерью, даже будь она трижды лучница!

    — А если я стану Победительницей? — немедленно поинтересовалась Илнра. — Тогда меня возьмут в состав лавины? Чем Победительница отличается от обычной девушки?

    — Победительницами становятся единицы из сотен тысяч, — объяснила оркская красавица. — Помимо Права Выбора у Победительницы есть ещё известность. О её красоте знают во всём Ругодаре. Как и о её симпатиях. Если ты не сможешь найти свою любовь, она может найти тебя сама. Это раз. Два же заключается в том, что вождь и старейшины могут сделать для Победительницы исключение и пойти навстречу её просьбе, вызванной жаждой священной мести! Ибо Победительница своими достижениями доказала своё исключительное упорство, волю, дисциплину и редкостное мастерство Танца. Которое гарантирует, что сия лучница не станет для вражеских лучников подушечкой для игл в первом же бою. Намерения, подкреплённые благородными суждениями, — это весьма хорошо! Но намерения, подкреплённые неопровержимыми основаниями, суть гораздо весомее!

    — Я… — юная Илнра досадливо поморщилась, — как-то об этом не подумала… — Её большие серебристые глаза вновь вспыхнули, на этот раз неистребимым упорством: — Прекрасная Грарта, а ты можешь научить меня, как победить в Танце? Возможно ли освоить эмоциональную часть всего за два лета? Я всегда пропускала её ради оттачивания более полезных умений! Она отнимает кучу времени, которое было полезнее посвятить упражнениям в стрельбе и владении кинжалом!

    — Твоя техника отменна, — оценила Грарта. — Рыгдард Кровавый даровал тебе редкостную способность к Танцу. Ты танцуешь лучше, нежели танцевала я в твои лета, и, признаюсь, мне не доводилось видеть более сильного, чем у тебя, чувства баланса и контроля над собой во время самых сложных элементов. Вряд ли я ошибусь, сказав, что спустя два лета равных тебе в технике найдётся немного. Если таковые вообще отыщутся. Но эмоциональная составляющая… её недостаточно просто отработать. Если то, что танцовщица желает высказать своим Танцем, не идёт напрямую от её сердца, то не помогут даже самые усердные тренировки. Проводи их хоть круглый год напролёт без сна и остановки.

    — То есть… это как понять? — Пепельные брови юной Илнры расстроенно насупились. — У меня никогда не получится, да? Потому что я бесчувственная? У меня нет подруг, обычно я упражняюсь в стрельбе с юными воинами, и дедушка Гдырг Мощный Хребет говорит, что мысли мои слишком сильно заняты хрардарами и что мне надо было родиться мужчиной…

    — Вовсе нет! — ласково засмеялась Грарта. — Просто твоё время ещё не пришло! Я так и вовсе обрела своё истинное счастье тогда, когда давно уже пребывала в полной уверенности, что подобное в моей жизни более невозможно. Мы обязательно займёмся Танцем по-настоящему! Через одну полную луну, как только придёт весна, ибо весной ярких эмоций становится больше самих по себе. Но ты должна иметь в виду, что без искренних чувств эмоциональная составляющая твоего Танца будет неизбежно проигрывать тем соперницам, кои станут изливать в движениях истинную страсть. Несколько раз придётся потерпеть поражение. Это неизбежно.

    — Меня неудачи не пугают! — решительно заявила юная Илнра. — Я постоянно упражняюсь с юными воинами в искусстве владения кинжалом и часто проигрываю! Победить воина очень сложно, даже если он ровесник! Но я никогда не сдаюсь и не отчаиваюсь! Потому что если я сдамся, то не смогу заставить Людей заплатить за моё горе сполна!

    — Разве они не заплатили шестнадцать зим назад? — Оркская красавица внимательно взирала на Илнру. — Орда уничтожила в Авлии больше полумиллиона Людей.

    — И что с того?! — гневно вопросила юная девушка. — Жёлтый маг, сотворивший мор, так и не был найден! Вдруг его не сразили в той войне и он до сих пор преспокойно живёт себе где-нибудь и здравствует? Вдруг он пожелает повторить своё злодеяние?! Всем известно, что Орда прекратила ту войну по просьбе Белого Мага! Иначе наши храбрые воины обязательно бы отыскали и уничтожили этого подлого убийцу! И никто бы не смог им помешать!

    — Серьёзностью настроя ты точно ничем не отличаешься от воинов. Особенно от Трырда Стремительный Выпад! — При мысли о возлюбленном лицо Грарты озарилось нежной улыбкой. — Неудивительно, что Рыгдард Кровавый послал тебе во спасение именно его. Стало быть, с первым днём весны мы начнем подготовку к состязаниям! Через два лета ты выйдешь на ристалище в свой первый танцевальный поединок. На сегодня же достаточно тренировок, мне необходимо заняться Уделом хранительницы домашнего очага. Завтра из Некроса возвращается мой возлюбленный супруг.

    — Дядя Трырд приедет?! — восторженно взвизгнула юная Илнра. — Спасибо Рыгдарду Кровавому! Можно, я приду его навестить?! Он наказывал мне отрабатывать выстрел с оборотом на шаге назад, я всё делала в точности! Надо показать ему!

    — Приходи в полдень, — с улыбкой ответила точёная красавица. — Но учти, дольше, чем на четверть дня, я тебе его не отдам! Я весьма соскучилась!

    — Спасибо, прекрасная Грарта! — Илнра светилась от радости. — Я буду вовремя!

    Они попрощались, и Грарта ушла кормить проснувшегося младенца. Юная Илнра спустилась в весьма просторную прихожую, надела зимнюю куртку и сапожки, после чего забрала с гостевой оружейной стойки свой лук, колчан и кинжал и покинула дом Трырда Стремительный Выпад.

    На улице было ещё светло, и лучи пусть не столь тёплого, но всё столь же яркого солнца весело играли в светящиеся искорки с покрывающими дома снежными шапками. Илнра встала на одну ножку и, забавы и тренировки ради, пропрыгала вниз по широким гранитным ступеням высокого крыльца. После того как дядя Трырд создал супружеский союз с прекрасной Грартой, точёная красавица поселилась в его родовом доме, и Илнра часто приходила к ней в гости, дабы Грарте не было скучно в те долгие недели, которые Трырд Стремительный Выпад проводит в битвах с уродливыми Детьми Некроса. Грарта оказалась весьма доброй и весёлой, они с Илнрой нашли общий язык сразу. А ещё точёная красавица была невероятно искусна в Танце. И Илнра жадно училась у неё всему, пылая непоколебимой решимостью стать самой искусной лучницей во всём Ругодаре.

    И раз ещё достаточно времени, нужно потратить его на изучение сего Удела! Тем более что в соседнем квартале есть отличная тренировочная площадка, на которой мальчишки упражняются в искусстве владения хрардаром и иными клинками. Она с удовольствием к ним присоединится, и кто-нибудь из них не откажется провести с ней несколько учебных поединков. Илнра целеустремленно направилась в нужную сторону, весело хрустя каблучками сапожек по свежему снегу. Ещё утром улица была чиста по всей своей весьма приличной ширине, ибо Орки всегда заботятся о порядке и чистоте своих станов. Илнра частенько убирает снег рядом с домом, если все мужчины заняты, и старенький дедушка Гдырг Мощный Хребет собирается взять в руки лопату. Могучий Орк всё ещё громаден, как в былые лета, но преклонный возраст берёт своё, и шаманы велят ему чаще находиться в тепле. Поэтому Илнра отбирает у него лопату и идёт убирать снег сама. Смотреть, как разлетаются снежинки из отброшенного лопатой снежного кома, весьма весело. А если при этом ещё и танцевать, то выходит отличная тренировка по отработке правильного шага!

    Миновав квартал, Илнра свернула на нужную боковую улицу и невольно бросила взгляд туда, где стоял её родовой дом. Он пустует уже шестнадцать лет. Иногда она заходит туда и подолгу бродит по пустым залам, пытаясь представить, как здесь кипела жизнь когда-то. Но жить там одной весьма скучно и грустно. Дядя Трырд тоже не жил в своём доме, пока не встретил прекрасную Грарту. Теперь он каждый месяц возвращается туда с Некроса на неделю, ибо Грарта оказалась способна вдохнуть жизнь в столь большой дом даже в одиночку. Недавно Рыгдард Кровавый послал им сына, и дядя Трырд надеется, что не единственного. Быть может, и Илнра когда-нибудь вернётся в родной дом и так же, как прекрасная Грарта, наполнит его теплом и уютом для своего воина.

    Но сначала она отомстит Людям! Всё остальное — потом! Юная Илнра добралась до нужного места и вошла на тренировочную площадку. В отличие от пустой улицы здесь народа было много. Юные воины и девы сражались друг с другом тренировочным оружием и отрабатывали точность и силу ударов на манекенах и прочих учебных снарядах. Илнра старалась бывать здесь каждый вечер, ибо до полудня она помогала деду ухаживать за лошадьми, после упражнялась в стрельбе из лука и в Танце, и другого времени на кинжальные поединки не оставалось.

    — Илнра! — Несколько юных воинов, отрабатывающих технику нанесения удара хрардаром, на мгновение остановились и подняли руки в знак приветствия. — Ты сегодня рано.

    — Тренировка в Танце закончилась прежде обычного, — объяснила девушка. — Прекрасная Грарта готовится к приезду дяди Трырда. Завтра он будет здесь.

    — Трырд Стремительный Выпад возвращается? — Юные воины оживились. — Он возьмёт с собой дракона? Можно ли будет поупражняться с ним в скоростной стрельбе из лука?

    — Насчет дракона не знаю, зато упражняться в стрельбе мы точно будем! — сообщила Илнра. — Завтра после полудня на стрельбище возле дедушкиного дома. А сейчас может ли кто-нибудь из вас, храбрые воины, сразиться со мной на кинжалах?

    Кто-то из юных бойцов согласился, и последующие три часа прошли в непрерывных поединках. Одолеть воина, пусть даже он твой ровесник, было задачей совсем нелегкой. Мальчишки выше ростом аж на четверть размаха, их руки и ноги гораздо длиннее, шаг много шире, удар силён и весьма быстр. Единственной возможностью провести успешную атаку была работа в ближнем бою, но сблизиться со столь высоким и мощным противником невероятно сложно. Илнра проигрывала поединок за поединком, но вновь и вновь устремлялась в схватку. Искусство Танца очень выручало, позволяя спасаться от ударов соперника, и девушка упорно продолжала тренировочный поединок.

    — Хороший финт! — оценил юный воин, потирая рукой грудную мышцу, в которую только что ударил учебный клинок. — Когда твой ложный выпад неожиданно перешёл в кувырок в воздухе, я думал, что ты ударишь ногами в коленную чашечку. Атака в грудь оказалась внезапной.

    — Ты всё равно успел достать меня клинком. — Илнра недовольно поморщилась. — В настоящем бою я получила бы рану от уже убитого противника!

    — В настоящем бою на мне будут доспехи, и я не стану реагировать на кувырок лучницы, — возразил юный воин. — Ибо даже двумя ногами ты не повредишь мне колено, закрытое бронёй. Но в настоящем бою на моем месте был бы воин Людей или к*Зирдов. Они не столь могучи, как мы, и никому из них не хватило бы длины рук достать тебя этим ударом! Твой воздушный кувырок был весьма быстр! Ты станешь участвовать в Танце этим летом? Ты так чисто двигаешься!

    — Этим летом нет. — Илнра перевела дыхание. — Моего умения ещё недостаточно. Могу ли я попросить тебя продолжить поединок?

    — Можешь! — Юный воин выхватил второй кинжал. — Возьми лук во вторую руку! Отработаем схватку посреди жаркой битвы! Я стану изображать воина Людей, прорвавшегося к тебе через поле боя!

    Учебная сеча продолжалась до темноты, потом на тренировочную площадку явился старый шаман с учениками, в стальных осветительных вазах зажгли яркие костры, и юные целители принялись исцелять юным поединщикам множественные ссадины и кровоподтёки. Илнре вылечили разбитую губу, десяток кровавых ссадин на пальцах и выбитое плечо. Убедившись, что никаких следов не осталось, старый шаман велел ей выспаться, и Илнра направилась домой.

    Наутро она проснулась пораньше, дабы помочь женщинам по хозяйству, и пока старенький дедушка завтракал, собирался в путь и седлал коней, запекла пару ломтей бизоньего мяса ему на обед. Здесь, в доме дальних родичей, в коем она прожила всю жизнь, было три этажа, но свободного места тоже имелось с избытком. В то роковое лето мор унёс почти всех женщин и детей этого рода, в живых осталась лишь одна семья. Род занимался разведением лошадей, и семья эта гнала табуны к Главному Стану с дальних пастбищ. Дедушкина жена, дочь и супруга старшего сына — вот и все женщины рода, находившиеся тогда в степи. Дважды троюродный дедушка Гдырг Мощный Хребет со своей супругой заменили Илнре отца с матерью, и с тех пор она живёт тут.

    Но память о погибших родителях пылает в её сердце! Ибо от них у Илнры осталась не только лишь волшебная заколка! Клан Острого Клыка чтит павших и хранит память о каждом своём сыне и каждой дочери. Отец Илнры, Крорг Тяжёлая Рука, был могучим, доблестным и умелым воином. Он пал в бою с Людьми в Авлии, забрав с собой жизнь человеческого мага! А её мать, Мрирта, дочь Бдарда Деловая Хватка, лучшего купца клана, прославившегося своим бескорыстием, была известна красотою и уменьем ткать знаменитые на весь Парн оркские ковры, ценящиеся густотой и немнущимся ворсом. Илнра знает о своих родителях всё до мельчайших подробностей! И от этого её решимость отомстить Людям делается ещё сильней!

    Источник - knizhnik.org .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз