• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) knz ufo ufo нло АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России ГМО Гравитационные волны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Космология Крым Культура Культура. Археология. МН -17 Мировое правительство Наука Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Песни нашего века Политология Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Синяя Луна Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Украина Украина - Россия Украина и ЕС Человек Юго-восток Украины артефакты Санкт-Петербурга босса-нова будущее джаз для души историософия история Санкт-Петербурга ковид лето музыка нло (ufo) оптимистическое саксофон сказки сказкиПтаха удача фальсификация истории философия черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 39
    Пользователей: 0
    Гостей: 39
    Архив новостей
    «    Июнь 2024    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    Июнь 2024 (401)
    Май 2024 (941)
    Апрель 2024 (733)
    Март 2024 (960)
    Февраль 2024 (931)
    Январь 2024 (924)
    Запах победы

    Ожесточённые бои на фронте, постоянно возникающие и уходящие в военную историю названия населённых пунктов, своей ежедневной динамикой отвлекают общественное внимание от макропроцессов всё сильнее влияющих на ход войны. А между тем есть основные факторы, определяющие макротенденции хода и исхода боевых действий на Украине. Мы говорим о совокупности духовных, материальных и общественно-политических обстоятельств, влияющих на развитие войны и ее конечные результаты.

    По характеру такие факторы могут быть объективными и субъективными; по роду влияния на ход и исход войны — временными и постоянно действующими; по уровню значения — решающими, главными и второстепенными.

    К объективным факторам относятся конкретные, приведенные в действие духовные и материальные возможности сторон.

    К субъективным факторам относятся обстоятельства, связанные с сознательной деятельностью людей, политического и военного руководства, а также личными качествами полководцев.

    К временным факторам относятся успехи или неуспехи ведения боевых действий в ходе операций и компаний, не влияющих стратегически на ход и исход войны.

    К постоянно действующим факторам относятся:

    — Наличие в достаточных количествах средств ведения войны — техники, вооружения, боеприпасов.

    — Обученность и мотивированность войск, участвующих в боевых действиях.

    — Способность формировать резервы в количествах достаточных для пополнения потерь и создания новых ударных группировок.

    — Наличия и мощи военно-промышленного комплекса, его способности удовлетворять нужды фронта, создавать новые образцы вооружений и быстро наращивать их производство.

    — Морально-психологическое состояние общества страны ведущей войну. Понимание им целей и задач этой войны, доверие к высшему политическому руководству и военному командованию, а так же готовность претерпевать тяготы и лишения этой войны. Устойчивость к потерям.

    — Наличие стратегических союзников и их готовность оказывать военно-техническую или военную помощь в форме прямого участия.

    Расшифровав основные понятия, рассмотрим действие этих факторов у России и Украины.

    Россия, без всякого сомнения, располагает одним из самых больших в мире арсеналов средств ведения войны, и за два годы, несмотря на потери, её Вооружённые Силы кратно нарастили и продолжают наращивать численность своих группировок, а так же их оснащённость техникой и вооружением.

    Украина же, имея первоначально достаточно внушительный арсенал (2600 танков, 4800 БМП,БТР и ББМ, до 1700 орудий, САУ и РСЗО, около 300 самолётов и вертолётов, больше 100 дивизионов ЗРК) за два года войны фатально истощила его и, несмотря на огромные поставки техники, вооружения и боеприпасов от союзников (больше 950 танков, до 3000 БМП, БТР и ББМ, 700 орудий, САУ и РСЗО, 200 самолётов и вертолётов и 20 дивизионов ЗРК) , продолжает медленно деградировать. Сегодня в строю ВСУ находится чуть больше 800 танков, до 700 орудий САУ и РСЗО, меньше 50 самолётов и вертолётов и до 20 ЗРДн.

    При этом, для всех этих систем требуются ракеты, снаряды и другие виды боеприпасов, поставки которых из-за границы крайне нестабильны и не покрывают потребностей.

    Фактически, ВСУ превратились в огромную пехотную армию, главным ресурсом которой являются солдаты, чьи поставки на фронт обеспечиваются непрерывной мобилизацией.

    Качественно иная ситуация в ВС РФ. Российская армия за время СВО довела численность, находящегося в строю, танкового парка до 3200 (минимальные оценки) — 4000 (максимальные), БМП, БТР, ББМ до 5000 — 6000 ед., до 3500 орудий, САУ и РСЗО, до 3500 боевых самолётов и вертолётов, более чем 200 дивизионов различных ЗРК.

    При этом, более половины ВВТ не задействовано в войне на Украине, а находится в составах округов на других ТВД.

    Очевидно, что, складывающийся расклад соотношения техники и вооружения, динамика насыщенности войск ВВТ совершенно не в пользу ВСУ. И, при сохранении существующей тенденции до конца нынешнего года, с неизбежностью приведёт к зиме 2025 года к масштабному военному кризису.

    Практически, такая же динамика с обученностью и мотивированностью войск.

    ВСУ удаётся поддерживать, достигнутую к осени 2022 года численность — более 900 тысяч солдат, офицеров, но огромные потери — до 400 тысяч убитыми и пропавшими без вести, не менее 120 тысяч искалеченных инвалидов и не менее 300 тысяч тяжелораненых за два года привели к тому, что численность ВСУ поддерживается исключительно за счёт поголовной принудительной мобилизации украинцев, что не позволяет говорить о какой-либо мотивированности мобилизуемых, многих из которых просто хватают на улицах и отправляют прямиком на фронт. Качественно готовить резервы в таких условиях не удаётся, даже задействовав учебную базу союзников из стран НАТО. Фронт постоянно требует пополнения потерь и базовые программы подготовки солдат-пехотинцев за два года ужались до нескольких недель. ВСУ всё больше превращаются в слабо обученную армию «полевой обороны».

    ВС РФ напротив, за время СВО увеличили численность своих Сухопутных войск более чем в три раза, из которых треть это мобилизованные осенью 2022 года, а остальные добровольцы, пришедшие на службу самостоятельно. При этом, российские части в зоне СВО сохраняют высокий уровень обученности. Российские потери составляют не более 20% от украинских. Пополнения проходят полный курс боевой подготовки и постепенно адаптируются к фронтовой обстановке. Практически все наблюдатели и военные эксперты отмечают высокий уровень мотивации российской армии.

    Ещё более разительная разница в состоянии ВПК России и Украины.

    ВПК Украины, практически, прекратил существование как единая система, и существует в виде очаговых производств отдельных видов вооружений, в основном, отверточной сборки из, поступающих с Запада, запчастей и комплектующих (БПЛА, БЭКи, сборка РЛО, ремонт ВВТ, мелкооптовое производство боеприпасов, пошив формы и снаряжения), при полном отсутствии полных циклов производств бронетехники, авиации, артиллерийских систем и ЗРК.

    Российский же ВПК совершил настоящий технологический рывок.

    • Объемы производства танков выросли в 5 раз.
    • Объёмы капитального ремонта танков выросли в 3,5 раза, легкобронированной техники – в 3 раза.
    • Выпуск выстрелов для танков и боевых машин пехоты – почти в 9 раз, снарядов для ствольной артиллерии – в 6 раз.
    • Реактивных снарядов для РСЗО – в 8 раз, неуправляемых реактивных снарядов для тяжелых огнеметных систем – в 3 раза.
    • Объемы выпуска самоходной артиллерии выросли в 10 раз, буксируемой – в 14 раз. Минометов – в 20 раз, РСЗО – в 2 раза.
    • Выпуск выстрелов для танков и боевых машин пехоты – почти в 9 раз, снарядов для ствольной артиллерии – в 6 раз.
    • Выпуск и ремонт танковых пушек и стволов для артиллерийского вооружения увеличился в 2 раза.

    Сравнивать морально-психологическое состояние российского и украинского обществ сложно. Слишком разные они по своему менталитету, а главное — по структуре.

    Сегодняшнее украинское общество является, фактически, разделённым. С 2014 года не менее 30% украинцев (до 9 миллионов) покинули территорию страны и лишь опосредованно соотносят с собой проблемы «нэзалэжной», при этом, многие относятся к ведущейся Киевом войне крайне негативно и опасаются высылки на Украину. В самой Украине население в основном разделяет идеологию, которая оправдывает ведение тотальной войны против России, но при этом панически боится, что очередные волны мобилизации накроют и их, и всячески стремится уклониться от мобилизации. Число скрывающихся от мобилизации «уклонистов», по самым минимальным оценкам украинских ТЦК, составляет не менее 400 тысяч украинцев. И тема реальных потерь Украины на Восточном фронте является крайне болезненной для украинского общества, где почти у каждого в семье уже есть погибшие, пропавшие безвести или искалеченные на войне.

    В России же констатируется полный консенсус общества вокруг целей и задач СВО. Высшее политическое и военное руководство пользуется безусловной поддержкой. Практически, не существует уклонистов, а служба в зоне СВО, как мы уже указали ранее, является добровольным выбором. При этом, надо отметить, что за весну – осень 2022 года, страну покинуло до 150 тысяч человек, которых назвали «релокантами» — тех, кто был не согласен с политикой российского руководства или опасался мобилизации. Правда, на сегодняшний день до 60 тысяч вернулось обратно. Тема потерь в российском обществе, хотя и обсуждается, но не является «общественным нервом» т.к. в количественном отношении на данный день они не являются фактором массового сознания.

    Очевидно, что в морально-психологическом плане российское общество качественно устойчивей украинского. В нем не наблюдается ни истеричной экзальтации, ни депрессивной отстранённости, что всё сильнее проявляется в украинцах.

    Военно-техническая, финансовая и организационная помощь союзников сегодня стала главной основой существования Украины. Фактически, за два года Украина из независимого государства переформатировалась в государство – реципиент, существующее исключительно за счёт своих иностранных доноров. До 65% бюджета Украины и больше это иностранная финансовая помощь. Сегодня ни один государственный институт Украины не способен функционировать самостоятельно без участия в его деятельности или управлении иностранной помощи или иностранных военных советников. И, в определённой степени, это делает Украину достаточно устойчивым политическим образованием т.к. большая часть её функциональности вынесена за территорию Украины и только военная машина – ВСУ непосредственно функционируют на её территории, воспроизводясь с помощью непрерывной мобилизации.

    Для России союзники сегодня являются важнейшим коммуникационным фактором обеспечивающим внешнеэкономическую деятельность страны (рынки сбыта, каналы поставок стратегически важных товаров и т.д.), политическую поддержку в международных организациях, а также стратегическое «предполье».

    Очевидно, что экономика и военная организация России не имеют такой фатальной зависимости от союзников как Украина, хотя, безусловно, нуждаются в таковых и уделяют огромное значение их поиску и поддержке.

    Если резюмировать всё сказанное, то макропроцессы, определяющие ход и исход, идущей сегодня, войны, всё сильнее склоняют чашу весов военной победы на российскую сторону. Украина летом прошлого года утратила свой последний шанс одержать военную победу на фронте, способную изменить ход войны, и сегодня всё больше сползает в состояние гитлеровской Германии лета – осени 1944 года, имеющей внушительные вооружённые силы, но уже не имеющей возможности переломить ход войны. Сегодня вопрос стоит в одной плоскости – как долго ещё Украина будет способна вести оборонительную войну, теряя при этом свою промышленную, энергетическую инфраструктуру и территории? Изменить эту ситуацию уже не способны практически никакие военные поставки союзников, и только прямое их вступление в войну может переломить эту «разгромную» тенденцию, но это уже история совсем другой войны. Ракетно-ядерной войны!

    Владислав Шурыгин

    Источник - vk.com .

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз