• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Вайманы Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Птах Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Холодная война Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток безопасность борь грядущая война информационная безопасность исламизм историософия масоны мгновенное перемещение в пространстве международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература фашизм физика философия юмор
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Лесной Совет. Почти сказка.

    Ох, и тёмная стала вода в древней речке Ваче… Ни дна не видать, ни коряги на дне. Кикомора болотная Веренея в такой проточной водичке грязной чувствовала себя, как дома. С той лишь разницей, что тут водица более студёная и воняла очень сильно непонять как. Но точно ни травами луговыми и ни тиной родной болотной. От этого запаха у Веренеи голова очень разболелась. Да ещё мешали нормально плыть какие-то пятна на воде. Она их для себя окрестила «радугою жидкой». И даже иногда любила с этими пятнами поиграть. Они так забавно от её руки с тонкими зелёными пальцами разбегались, что могла Веренея увлечься сильно этим делом. Сегодня так и получилось. И стали у неё руки в этой «радуге жидкой» и голова болеть начала. Но особенно боль усилилась, когда она в какую-то пещеру заглянула. Показалось, что там водяной сидит. Хотела она своего давнего товарища поприветствовать. И даже крикнула в пещеру:

    - Эй! Водопол! Выходи! Встреть свою старую подругу Веренею!

    А в ответ в пещере что-то забулькало и окатило Веренею такой тошнотворной струёй, какую она ни разу на свете не чувствовала. Разве что подобное было, когда золотари из царского терема на неё бочку вылили, не заметив её под мостком… Но там хотя-бы неприятно было, но дышать можно было. А тут у Веренеюшки аж уши трубочкой свернулися, до того плохо ей стало. И ни рыбки вокруг, ни ракушечки. Известно давно, что желчь рыбья хорошо здоровье у кикимор поправляет. Но нечем поправится сейчас.

    Много она таких пещер встречала после. Но теперь старалась их стороной обходить. И нет-нет, да и видела, как из очередной, то по правую руку, то по левую, вырывается вонь несусветная…

    А вот и излучина заветная. На этой излучине каждый божий век собиралися они, закадычные друзья и подруги. Водяной Водопол, кикимора Веренея да леший Лесун.

    Но не было никого. Первая она.

    И задумалась Веренея. О жизни такой задумалась. Как-то неправильно всё шло. Не так, как оно должно было бы идти. Как мать-природа желала. Ибо дадено было ей, Веренеюшке, сызмальства, как и всей лесной, горной, водной, воздушной, полевой и морской братии, охраняющей и стерегущей покой природный от поругательства, точно чувствовать, что правильно по отношению к природе, а что неправильно. На том и мир держится.

    И тут услышала она шелест травы лёгкий. Ну точно – Лесун приближается. Не иначе. Воно как цветочки-то радостно в его сторону повернулися, травы зашумели, деревья кронами закачали. Словно ветерок лёгкий прошёл. Но не ветер это был, не ветер. Леший приближался. Хозяин и хранитель природный, наземный, лесной.

    - Здаров, зелёная! Чего такая грустная?

    - Да вот, думу тут думала. Есть что рассказать мне. Но подождем давай Водопола. Его это тоже касается.

    - Да и я рассказать дурные вести хочу. Но ты права. Водопола это тоже касается. Так что ждем-с…

    Долго ли, коротко ли, но послышался плеск воды. Водопол – не иначе.

    Точно. Он самый. Выбрался на отмель береговую. Не мог он, как кикимора, на берег выйти. Это она может на недолго болото своё покинуть. А Водопол всегда должен за водой следить. Остановится всё без воды на земле. Ни травы расти не будут, ни дожди и снега не пойдут, ни росы не выпадут, ни зверью лесному да человеку живому пить нечего будет. И только куда дотянуться Водопол не мог, раскинулися пустоши несметные, песком занесённые. Пустыни это. Ну а что делать. Стареет он потихонечку, не хватает сил всю земелюшку водичкой обеспечить. Вот он и не покидал её, родимую. Водичку то есть. Сел он на отмель и говорит:

    - Мир вам! Ну, с новым столетием нас. Что нового кто видел, что нового кто рассказать может? – начал водяной на правах Главы Совета, как у них заведено было с испокон веков. Потому что водяной, он и есть водяной. Вода, да свежий воздух нужны для жизни. А при воде да воздухе пища необходимая сама появится. Потому и сделался он главою Совета в их родном краю.

    И тут началось….

    - Так ведь это, Водополыч, - начал леший, - жить невозможно стало. Тебе, понятно, в воду залёг и не слышишь и не видишь, как оно тут. А я вот давеча все ноги себе поизрезал о какие-то стекляшки в лесу. Прибрать хотел за этими людишками, которые там непотребства всякие творили и песни орали похабные, да девок срамных по кустам щупали. Дай, думаю, приберу, а то неровён час пойдёт зверь какой и поизрежется.

    А ишо лес – кормилец наш и опору нашу - истребляют они нещадно. Да и зловония всякие в воздухе стоят иной раз возле каких-то хоромов непонятных. А в хоромы эти люди толпами заходят, а потом выходят ни живы-ни мёртвы. Вроде как мучает их там кто… Это и раньше было, но не так. В прошлом разе я вам рассказывал, что кое-где такое есть. Так вот. Сейчас вообще везде. Опасаюся я за природу нашу. Ой не к добру это, ой не к добру.

    - Ну а ты, Веренешка, - спросил водяной у кикиморы, - что сказать можешь?

    - Ну а что, у меня сейчас раздолье. Я раньше дальше болота никуда выбраться не могла. Надо мне тина чтобы была, али ил болотный, али другое что из болот. Помните, всегда с собой в суме ил брала, а иначе тяжко мне было. Так вот. Сейчас я по почти любому ручейку пройти могу. Нету нигде водицы чистой, студёной, живой. Так что мне раздолье! Но согласная я с собратом моим, с Лесуном. Не к добру это. Ой, не к добру!

    - Ну тогда и я скажу, - продолжил водяной, - потому что есть мне что сказать. Раньше ведь как было. Водица животворящая повсеместно была. С неба ли дождём прольётся ли, снегом ли упадёт или ручейком из-под землицы вытечет. А сейчас и с неба вода отравлена может быть, и из-под землицы сырой. Да и землица-кормилица сама по себе уже, как яблоко гнилое. Вроде вид есть, а укусить – так и отравишься. И так не только в местности нашей. Разговаривал недавно с горными троллями. Так у них в горах тоже непонятное что-то. Я так мыслю, конец времён наступает. Иначе как можно понять, когда человек живёт в доме и собственный же дом рушит. Или пожаром сжигает. Велено мне до вас донесть решения других советов. По всему миру советы природных охранителей прошли в этом столетии. И все приняли решение поприглядываться за человеком. За повадками его, да привычками. А коли не вразумится, то на следующем совете решать будем об очищении природы нашей от людишков. Смотрите, запоминайте. На следующем совете доложите, как люди, проявляют ли заботу или только о кошне своей пекутся, заботятся ли о братьях меньших или только и могут, что истреблять всё и всех. Ну, с миром! Тронем, по местам…

    И на том они расстались. Веренея на обратном пути долго думала. Да, действительно, люди, эти мелкие паразиты, о которых она вроде как заботиться должна, оберегать от того, чтобы в топи кто не утоп или к зверю дикому, на болотах живущему, в лапы не попал. И она честно исполняла свои обязанности. Оберегала людей. Отгоняла, отпугивала, иных, кто в топь попал, вытащить пыталась, да всё без толку. Спутники увязшего, как кикимору завидят, так в рассыпную. А потом молва до неё доходить стала, что её повинной в этом считаю. Ну да ладно, что уж там, люди, они как дети малые. Простила она их. Но вот то, как они с природой обошлись… Нет!!! Такое простить нельзя! Только уничтожить! Она на следующем совете выскажет свое мнение на этот счёт. Какая может быть у них любовь, к природе и ближнему своему, если они друг друга-то поедом есть готовы? Она решила. Но… До совета ещё далеко. Ещё век. Посмотрит она. Но, скорее, так, для очистки совести.

    И тут…. Она увидела, как мальчишки, совсем ещё маленькие, несмышлёныши, ветку облепихи дикой отламывают. Чтобы ягоды набрать. Увидела Веренеюшка дикую боль куста облепихового. Да сделать-то ничего не может. Не её это вотчина. Вот если бы они чего в болоте учудили, она бы их быстро!... Отвернулась она, чтобы за  мучением кустика не наблюдать…. Но случилось тут что-то неожиданное. Крики и шум драки до неё донесся. Мальчик, один-единственный, по виду ничуть не старше тех, что облепиху ломали, встал на защиту кустика. И его сейчас те неслухи били. Все вместе. Одного… Долго. Ногами… А когда закончили дело своё черное, пошли дальше. А мальчишка лежать остался. Под кустиком надломанным облепихи. Который он спас. Потом встал через некоторое время, снял с себя рубаху, разодрал её на лоскуты и лоскутами этими кустик перевязал.

    Мальчишка! Один! Из-за кустика!

    И поняла Веренеюшка, что не будет она на следующем совете за уничтожение людей высказываться. Вот ради этого самого мальчишки – не будет!

    Источник - нету.


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз