• ,
    Лента новостей
    20:17  Топ-10
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Венесуэла Военная авиация Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Ельцин Жизнь с точки зрения науки Законотворчество Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Кризис мировой экономики Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научные открытия Нибиру Новороссия Оппозиция Оружие России Османская империя Песни нашего века Подлинная история России Политология Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Птах Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Самолеты. Холодная война с СССР Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Тартария Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины Южный поток артефакты Санкт-Петербурга безопасность борь великаны. грядущая война информационная безопасность исламизм историософия история Санкт-Петербурга масоны мгновенное перемещение в пространстве международные отношенияufo многомирие нло нло (ufo) общественное сознание сказкиПтаха социальная фантастика фантастическая литература физика философия футурология юмор
    Архив новостей
    «    Декабрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Изба-читальня. Новые приключения Петрова и Васечкина

    Новые приключения Петрова и Васечкина

    Все имена и события вымышленные, все совпадения случайны.

    1. Приятные воспоминания.

    Он жил в квартире на предпоследнем этаже, ну как жил, скорее не жил, а ждал. Раньше он ждал нового задания, что придет курьер, он назовет пароль, и курьер передаст конверт. В конверте тоже не будет ничего, кроме адреса и даты куда и когда он должен явиться за получением задания. Затем он ждал указанной даты, потом отправки, а после выполнения задания — возвращения домой.

    Квартира тоже была не его личная, но передана ему за заслуги в пожизненное пользование, как почетному пенсионеру, или как было написано в приказе «за заслуги перед королевством и ее величеством». Конечно могли наградить и титулом, но в последние годы работа шла сложно, старая гвардия по естественным причинам выбывала, а новая, по неестественным причинам, не хотела идти на службу государству. Все погрязли в разврате.

    И сегодня он ждал, ждал сообщения от издательства о судьбе своей автобиографии. Она была написана с душой и слегка приукрашена. Кто знает, может какой-нибудь лорд получит эту книгу в подарок, а его дети скажут: «Смотри, папа, какой оказывается был у тебя знакомый». А молодежь нынче пошла не та, и этот лорд захочет взять старого знакомого советником к своему отпрыску. Все-же лучше, чем коротать дни в квартире, в чужой стране и ждать.

    Сегодня было особенно пасмурно. В такие дни он любил вспомнить свои старые задания, как строили планы, как организовывали заговоры, как подкупали и запугивали. А потом стирали все концы. Да, славно жизнь прожил.

    Он вспомнил свою жену, пятнадцать лет назад она умерла — сказалась старая травма, полученная на задании в СССР. Она была курьером и встречалась с осведомителем в Ленинграде. Нет, все прошло гладко - осведомитель передал ей сувениры, среди которых были фотопленки, и подарил советские духи. Она вернулась в Лондон, передала посылку в штаб. А вечером готовилась пойти с мужем в театр, он позвонил с работы и сказал, что достал билеты на лебединое озеро. Когда она была почти готова к выходу, ей на глаза попался флакончик советских духов, и она открыла этот флакончик, чтобы применить их по назначению.

    В театр они в тот вечер не попали. Не попали они и в следующий вечер. Четыре месяца его жена лежала с сильнейшими химическими ожогами на запястьях и шее. Ей делали искусственную вентиляцию легких. Вытащили ее с того света, но она ничего не помнила, что было до отравления. Дали ей инвалидность, работать она уже не могла, на ее красивой шее навсегда остался шрам от экстренно проведенной трахеостомии.

    Тогда он и увлекся отравляющими веществами. Стал изучать из воздействие и последствия применения. Но с жертвами он не возился, только фотографии. И вообще он был брезгливый.

    Его семья стала жить в служебных квартирах. Их дом сожгли сразу, как только затих звук сирены кареты скорой помощи. Злополучный флакончик сгорел вместе с домом и название духов восстановить не удалось.

    Он приложил максимум усилий, чтобы вывезти осведомителя из СССР, и отправить на ближний восток. Где уже бывший осведомитель растворился без следа.

    Обо всем этом было написано в рукописи. И кто сказал, что это рукопись не есть шедевр классического искусства? Определенно это так и было — ее место в музее, рядом с работами художников-классиков.

    Он сел на кресло и погладил копию рукописи автобиографии. Под рукописью лежала папка с газетными вырезками, в которых была вся его тайная жизнь. Многие из этих заметок стоили нескольких месяцев напряженной работы, а некоторые наоборот — делались быстро. Но все они, естественно, были сделаны блестяще. «Сейчас не так, дилетанты, работают как топором» - думал он.

    Настолько грубо выглядели их работа, никакой тонкости. Он даже не хотел читать о делах своих нынешних коллег по цеху. Их так легко узнать, работают по шаблонам, над ними все спецслужбы смеются.

    Музыка из старого проигрывателя пластинок напоминала о временах юности, когда все было ясно — враг там, и против него мы работаем. «Эх, будь я советником у министра или его сына...» и он погрузился в сладкую дрему.

    2. Прибытие

    В аэропорт на окраине столицы приземлился очередной рейс. Таких было много и никто, кроме диспетчера, не интересовался сколько таких рейсов взлетает и приземляется. Да и диспетчер знал это только потому, что ему выдали график.

    Старший уполномоченный таможенной службы рассматривал двух молодых мужчин, что шли в его сторону. Туристов было не так много, эти двое были в темных куртках, явно не по погоде. Оба ухоженные, даже с маникюром. Его внимание привлекло, что они явно озирались на стены, и увидев камеры начинали улыбаться глядя прямо в объектив, а когда им это надоело, то двинулись в сторону досмотра, но разделились — один пошел вперед, а второй немного выждал, осматривая фотографию главной мечети страны, и поспешил за ним.

    На фотографии было на что посмотреть — главное здание, белое, чистое, голубые купола, минареты, зеленый сад... Работник таможенной службы дернул головой, он на работе, тут мечтать не положено.

    Оба подошли к таможеннику. Второй взял за руку первого. «Туристы» - подумал таможенник. Он хотел подумать по-другому, но начальство запрещало подобные мысли — страна ждала приглашение в Евросоюз, и был издан циркуляр, чтобы все служащие были максимально толерантными.

    - Здравствуйте, - первый поздоровался на английском языке, - Я буду говорить за нас двоих, мой партнер очень плохо владеет языками.

    Второй смотрел на таможенника стеклянными глазами. Таможенник поздоровался, его английский оставлял желать лучшего, но он очень старался произносить слова правильно.

    - Здравствуйте, есть что-нибудь запрещенное?

    - Нет

    - Прошу положить сумки на ленту

    Парочка поставила ручную кладь и дорожную сумку на ленту, и когда сумки скрылись за шторкой, стал пристально рассматривать изображение на мониторе. В первой сумке среди вещей проглядывал аэрозольный баллончик. В другой было много проводов и плат.

    В третьей — заботливо сложенные вещи.

    - Откройте первую и вторую сумки, - Он указал на баллончик, - что это?

    - Спрей, освежитель для туалета.

    Таможенник вытащил белый баллончик с фиолетовым рисунком неизвестного науке растения и покрутил в руках. Затем он снял колпачок и поднес к газоанализатору. На дисплее анализатора высветилась надпись «Сирень». Таможенник вернул имущество в сумку.

    - А там? - Он указал на рюкзак

    - Ноутбук. Я - блогер, у меня десять подписчиков, буду вести прямые включения из гостиницы.

    При этих словах высокий выпрямился и чуть приподнял лицо к потолку.

    Таможенник перевел взгляд с монитора на сетевую знаменитость и прищурил левый глаз. Он видел много разных ноутбуков в рентгеновских лучах, и этот явно не походил ни на одну модель.

    - Вы уверены?

    Первый, перестав задирать нос, покраснел

    - У нас страна под санкциями, иностранная электроника под запретом, вот и паяем сами в гараже. А сбоку — он открыл карман и выдвинул телескопическую антенну — это модуль вай-фай, я сам паял. Схему даже в журнале «Радио» напечатали. Вы про процессор Эльбрус слышали? Вот он тут и применен.

    Таможенник никогда не интересовался компьютерами, и про Эльбрус не слышал, но при слове санкции у него кольнул желудок. С некоторых пор слово санкции ассоциировалось с помидорами, и с тех пор он ненавидел помидоры ни в каком виде. Таможенник посмотрел на несчастного радиолюбителя, окинул взглядом пустой зал и достал из кармана смартфон:

    - Нужен? Айфон, отдам недорого.

    На айфоне красовалась надпись NOKLA.

    - Нет, спасибо. У нас украдут, как только вернемся. Сами знаете, у нас страна воров. А с этой ношей, — первый указал на рюкзак, — далеко не убежать.

    Он сложил антенну и застегнул карман рюкзака. Таможенник с сочувствием покачал головой и убрал айфон в карман.

    - Паспорта, - привычно продолжил таможенник.

    Первый достал свой паспорт, забрал паспорт у второго и положил документы на стойку. Фотографии в паспортах были какие-то странные, как с камер видео-наблюдения. Каждый был снят в белом коридоре, внизу фотографии стояла дата и время. Время было одинаковое до секунды.

    - Это как понимать? - Таможенник развернул паспорт, чтобы было видно фотографию.

    Первый снова покраснел и начал объясняться

    - Хорошую фотографию можно сделать только на хорошей технике, а страна у нас под санкциями, — на этих словах таможенник снова дернулся, — а где еще есть цифровые камеры? Правильно в супермаркетах. Вот и пришлось украсть с полки кетчуп, — таможенник дернулся еще раз, — а затем попросить у охранника копию с камеры.

    Первый закончил оправдываться, таможенник вернул паспорта и решил их отпустить. Еще одного упоминания про санкции желудок ему не простит.

    Проведя процедуру досмотра, он провожал взглядом странную парочку. «И зачем им освежитель для туалета? Странные у них традиции — ездить со своим освежителем воздуха в другие страны», но он тут-же прогнал эти мысли, страна стремилась в новый мир, где все имеют право на любое проявление чувств.

    В холле аэропорта второй обратился к первому

    - Погоди, я в бутик сбегаю, супруге сувенир куплю.

    - Давай, только быстрее, у нас не так много времени.

    Второй отбежал в бутик, и через пару минут вернулся с дешевой пудрой. Снова взял за руку первого.

    На стоянке такси второй наконец с облегчением отпустил руку.

    - Что он спросил?

    - Спросил про рацию в рюкзаке

    - И что ты ответил?

    - Что это компьютер, ламповый и ручной пайки.

    - Ну это лучше, чем в прошлый раз, когда ты пытался выдать ее за хай-тек микроволновку с телевизором. Тебе тогда еле поверили.

    - Да, тогда даже пришлось ее включить и демонстративно погреть еду. Хорошо хоть при работе она жарит не по детски. А про баллончик?

    - Сказал правду, зачем мне врать. - Первый достал блокнот из кармана, - Так, клиент живет на жемчужной улице, дом три.
    Затем махнул таксисту. Оба сели в подъехавшую машину, которая быстро скрылась за выездом со стоянки.

    Начальник таможенной службы долго смотрел на дисплей, где еще оставалась надпись «Сирень», затем нажал на клавиатуре кнопку «сброс»
    - Гадость какая
    Сказал он вслух,и поднял глаза на очередного гостя
    - Was?
    Сказал гость. «Немец», подумал таможенник, «ну с этим проще, максимум пиво и колбаса».

    3. Гости

    Дорожка на пластинке уже давно закончилась и музыка затихла. Бывший боец невидимого фронта, а ныне почетный пенсионер с занесением в личное дело, медленно проснулся. «Уже вечер, и сегодня нет никаких вестей». Он выключил проигрыватель, снова бережно погладил копию рукописи, и пошел к ванной комнате, надо было готовиться к ночи, чтобы завтра встать по-раньше, по своей старой работе он знал, что в издательствах начинают работать очень рано.

    Но тут в дверь постучали.

    Он подошел к двери, проверил что ограничивающая открытие цепочка на месте, и громко спросил:

    - Кто?

    - Мы из издательства, приехали обсудить рукопись и гонорар. - Ответ прозвучал на французском.

    Ветеран приоткрыл дверь. В проеме было видно двух мужчин, один чуть выше другого, в остальном внешне очень похожи, поверх курток на них были желтые жилеты. «Ну точно из Европы». Второй держал первого за руку.

    Старик еще раз осмотрел гостей, и снял ограничивающую цепочку.

    Парочка вошла в прихожую, второй, что был ниже ростом, закрыл дверь и начал снимать ботинки. Опытный разведчик все понял.

    - Вы кто такие? - Он машинально дернулся в комнату, там был пистолет, прикреплен к ножке рабочего стола. «Если бы не надо было идти в ванную, он же всегда при мне. Ну почти всегда», высокий резко схватил ветерана за голову и втолкнул на кухню.

    Бывший военный знал эти приемы и сам проводил подобные захваты, он знал, его толкают в максимально узкую комнату, что второй будет закрывать единственный проход.

    - Дождался? А вот и мы. - Первый говорил уже на английском.

    - Бить будете? - Спросил ветеран

    - Нет, разве что ты сам себя покалечишь.

    Процедура стандартная, синяков и царапин не оставляет, применяется везде, где требуется быстро получить ценную, и не очень, информацию. Особенно в этой работе ценились профессионалы, кто среди криков и стонов мог услышать ту единственную фразу, которая могла помочь найти другого ценного свидетеля. Затем процедура повторялась.

    Он не любил этот процесс и всегда включал классическую музыку, громко. Она заглушала стоны и всхлипывания. «Классику ничем нельзя испортить», вспомнил он слова своего учителя, тот любил слушать классику в современной обработке.

    - Я ничего не скажу.

    - И не надо, мы уже все знаем, в остальном разберутся аналитики. Если нас прислали, значит приговор уже подписан, и ты живым никому не нужен.

    Высокий показал рукопись и папку с газетными вырезками.

    Второй начал аккуратно стучать костяшками кулака по стенам. «Сейф, они ищут сейф...», думал ветеран. Он был не дурак, чтобы хранить секретные документы даже дома в сейфе, но там лежало самое ценное — оригинал рукописи биографии. Да какой это был оригинал, если хотите по нему можно было издать учебник по информационной войне. Рядом с оригиналом хранились черновики, по которым можно было создать целую армию профессиональных борцов информационного фронта. Если в этот учебник добавить правильных картинок, то можно обучать детей сразу с пеленок, причем детей от трех лет до 21 года, в Англии некоторые дети не расстаются с пеленками и после. Образцы картинок хранились в конверте рядом с оригиналом рукописи. Это были шедевры, которые нарисовали друзья ветерана — профессиональные художники и фотографы, правки в эти картинки вносили профессиональные ретушеры. Это вам не современный фотошоп. Там над каждой фотографией работали месяцами. Такую информацию нельзя было передавать врагу.

    Высокий поставил на стол граненый стакан с водой из под крана. Второй передал флакончик с духами. Высокий протер стакан от отпечатков и капнул два раза из флакончика в воду.

    Воздух на кухне резко наполнился ароматом духов. Густым, У ветерана начали слезиться глаза. Нет не от духов, хотя и от этого тоже, он не мог допустить мысли, что его жизнь пропадет без следа.

    Второй гость забрал духи, протер флакончик платком и убрал в карман. Затем открыл копию рукописи и начал рисовать серным маркером неприличные картинки.

    - Ну вот тебе выбор, либо говоришь где сейф, и выпиваешь содержимое стакана, либо просто выпиваешь содержимое стакана, а сейф мы, так и быть, найдем сами.

    - Можешь, конечно сигануть в окно. - Второй сказал на ломанном английском, и показал первому очередной лист с художеством.

    - А полиция скажет совсем сбрендил старикашка, мечтал рассказать о себе, а никто его слушать не хотел. - Первый взял лист, скомкал и бросил на пол.

    Очередной лист жизни ветерана превратился сначала в шедевр современного порнографического искусства, а затем в неровный комок бумаги.

    Руки ветерана начали трястись и медленно потянулись к стакану. А что он хотел? Враг был опытным, 70 лет враг оттачивал искусство бесконтактного нанесения увечий. Куда там американцам с их тяжелим роком и холодной водой.

    - Давай ускорим процесс? - На ломанном английском сказал несостоявшийся художник, хотя нет, художник в нем умер так и не родившись. - У нас еще новичок есть, слышал о таком?

    Второй достал из рюкзака белый баллончик с сиреневым рисунком неизвестного науке растения.

    Ветеран помнил про этот газ, но не мог вспомнить, а существовал ли газ на самом деле, или это выдумали его коллеги. Впервые он поймал себя на мысли, что похвалил молодых борцов информационного фронта. «И это же надо, ну не могли они сделать качественно какую-нибудь другую работу, обязательно надо было все силы вложить именно в эту».

    Он посмотрел на высокого

    - Вы сами отравитесь, помещение маленькое и вентиляция слабая.

    Высокий усмехнулся

    - Мы с детства этим дышим в помещениях еще более узких и со слабой вентиляцией.

    «Художник» открыл крышку и начал примеряться как нанести обильный слой отравы на остаток рукописи, баллончика и вдохнул воздух из нее. Но, поморщившись, снова его закрыл.

    Ветерана передернуло от едва уловимого запаха. Высокий посмотрел на ветерана

    - Быстро выдыхается, от того, что под крышкой, вреда не будет, не дергайся.

    - А я думал туда добавили - Ветеран посмотрел на стакан

    - Нет, это другая отрава, Красная Москва называется.

    Ветеран вспомнил супругу, как она по телефону сказала, что в театре будет пахнуть Красной Москвой. Теперь он понимал, что это была не метафора. Он не мог представить, какие последствия вызовет употребление этой отравы через рот.

    - Может лучше полонием? - Ветеран с надеждой посмотрел на высокого.

    «Художник» убрал баллончик и продолжил творить.

    - Извини, это сейчас под контр-санкциями. Да и времени нет с тобой потом по ресторанам гулять, ожидая пока подействует.

    Ветеран снова уставился на стакан. Он жалел, что выбрал для проживания теплую страну. У него даже шарфа в вещах не было.

    Его руки снова потянулись к стакану.

    «Нет, нельзя так легко сдаваться, надо позвать на помощь, нельзя давать им время на поиск и вскрытие сейфа»

    Ветеран ловко выбил из под себя стул и упал на обе руки. Боль пронзила обе руки. Кости старые, хрупкие. Теперь эти гости будут вынуждены действовать.

    Высокий поднял старика и посадил на табуретку, руки бывшего военного бессильно висели.

    - Чьерт побъери… - Выругался ветеран по русски с акцентом.

    - Ну вот, опять сам себя ударил. А боялся, что мы будем делать тебе больно.

    К ногам ветерана упал очередной несостоявшийся шедевр современного искусства.

    У старика слезились глаза. К запаху духов он уже привык, но он не мог просто смотреть как дело его жизни превращают в авангардное искусство. Он тянулся головой к стакану. Но в последний момент резко вскинул голову и ударил ненавистное стеклянное изделие. Это не помогло. Лобная кость оказалась крепче, чем руки. Стакан разбился, поцарапав лицо.

    «Нельзя давать им время на поиск сейфа», пронеслось у старика в голове. Он вскочил с табуретки и с криком «Русские идут» прыгнул в сторону оконного проема.

    Нельзя сказать, что его восклицание не слышали остальные жители дома и соседи на улице. Нельзя сказать и то, что в этой ближневосточной стране не знали английский язык. Тут говорили на многих языках, но только если это касалось денег.

    Гости переглянулись.

    - Не прошло и часа, решился, думал до утра тут сидеть придется.

    - Так быстро? Жаль. У меня почти начало получаться. - Второй показал незаконченное творение

    Он отложил импровизированный блокнот для рисования и пошел осматривать комнаты. Через минуту вернулся.

    - Стакан жаль, раритет, таких больше не делают. Придется новодел купить.

    - Да, а старикашка крепкий оказался. Крепче стакана.

    - Ты животных покормил?

    - У него была только одна ящерица, со странными глазами.

    - Это хамелеон, а не ящерица.

    - Неважно, я ей сверчков на неделю насыпал, чтобы как с морскими свинками не вышло.

    - Пошли, сейчас зеваки начнут собираться

    4. Старый знакомый

    В парке было немноголюдно, уже стемнело и зажгли фонари. Они дошли до середины парка и сели на скамейку. Низкий снял рюкзак и начал отряхивать куртку, пока из кармана не выпал флакончик с духами.

    - А как ты пронес духи мимо досмотра?

    - Сказал пробник из дюти фри…. Так, нам надо вернуться.

    - Зачем?

    - Я руки после баллончика не помыл перед кормлением ящерицы.

    - Бедное животное…

    Они вскочили с лавочки и побежали в сторону выхода из парка.

    - Черт, там уже зеваки собрались, надо разгонять.

    - Разойдись, работают спасатели - Высокий крикнул по французски

    Зеваки перестали разглядывать бледнеющий труп некогда выдающегося работника английских спецслужб и посмотрели на кричавшего.

    - Кто вызывал спасателей? - Высокий пристально смотрел на загорелого мужчину с телефоном в руках, - Ты что-ли вызывал? Знаешь, что за ложный вызов штраф полагается?

    Мужик с телефоном начал пятиться назад и бормотать

    - Сильвупле... Жевупри... Авек плезир…

    После чего быстро скрылся за женщиной.

    - Так на кого штраф оформлять будем? - Высокий посмотрел ей в глаза, - Тут спасать уже некого

    Толпа быстро рассасывалась.

    Спасатели двинулись в сторону подъезда, высокий кричал на всю улицу:

    - Пошли посмотрим в его доме, мы найдем звонившего, если и там некого спасать, то будет штраф в двойном размере.

    Последние остатки зевак исчезли с улицы.

    Второй оглянулся

    - Ты посмотри, вроде не на их языке говоришь, а они тебя поняли

    - Конечно поняли, они понимают любой язык, если разговор касается денег.

    Дверь в квартиру ныне покойного ветерана была прикрыта, как они ее оставили. Хамелеон лежал в террариуме на правом боку, язык свисал их его пасти. Рядом лапами кверху лежали сверчки.

    - Не успели. Тебя в прошлый раз простили за свинок, и то потому что агент «Маргаритка» заступилась. Теперь тебя точно понизят в звании.

    - Ну тогда хоть детей порадую - Сказал второй и схватив хамелеона скрылся на кухне. Запахло сначала паленым, потом жареным.

    -Ты чего делаешь? - Высокий зашел на кухню

    - Детям ежатина надоела, так хоть экзотическую кухню попробуют

    Он оторвал кончик обугленного хвоста и протянул первому

    - Хочешь?

    - Нет, я гречку больше люблю.

    До боли знакомый голос заставил их прервать разговор о еде.

    - Здорова, геологи!

    Оба посмотрели на источник столь радостного восклицания. Что-то выдавало в нем русского разведчика, наверное ушанка, стилизованная под феску.

    - Криворучка?

    - Криворучко. - поправил старый знакомый - Ба, Петров, Васечкин, какими судьбами?

    - Ты это, не пали контору, я Первый, а не Петров, а Васечкин — Второй.

    - Дела, по работе приехали. - Буркнул себе под нос Васечкин, - Ты и есть наш связник?

    Васечкин продолжил жарить хамелеона. Он уважал бывшего мичмана, но каждое воспоминание об учебе у старшего коллеги отдавалось сильным уколом ниже спины. Так он их пинал во всех смыслах.

    Криворучко пожал руку Петрову.

    - У тебя беломор не найдется? У меня их кальян уже поперек горла.

    - Только для тебя. - Петров протянул две пачки.

    Криворучко принял подарок, затем открыл одну пачку, вытащил папиросу и закурил. Но тут-же затушил тлеющий табак и убрал окурок в шапку.

    - Не сейчас, потом. - сказал он

    - Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста

    Васечкин сунул хамелеона в рюкзак и подал руку Криворучко.

    - Ты как сюда попал? Ты же кроме русского мата языков не знал?

    Криворучко посмотрел в разбитое окно. Вокруг трупа снова начинали скапливаться зеваки, уже другие, которые небыли осведомлены про штраф за ложный вызов.

    - Сейчас сюда приедут полицейские, я тут приберусь, давайте завтра вечером встретимся в конце улицы, там есть кальянная, будь она неладна.

    - Давай, потом расскажешь что и как.

    - А раритет можно себе оставить? Напоминает столовую в нашей учебной части… - Криворучко показал донышко от стакана, на котором было выдавлено ц.1р20к

    - Забирай, только спрячь.

    На прощание старый мичман сказал свою любимую фразу

    - Ну что, как в старые времена, расходимся по одному, если что — мы геологи.

    5. Вечер воспоминаний

     

    - А я вот скучаю по алкоголю, тут с этим строго — сказал мичман.

    - Хочешь фокус покажу? Крибле… крабле... - сказал Васечкин и хитро улыбнулся.

    Он открыл крышку рации, вытащил одну из ламп и поставил на стол.

    - ...Бумс!

    Было видно, что в лампе что-то плещется. Он открутил цоколь и протянул колбу мичману.

    - Боярка! - мичман узнал знакомый запах. - Как додумались?

    Васечкин, закрывая крышку рации, начал рассказывать:

    - Ты помнишь нашего радиста, Попова?

    - Его работа?

    - Его, он после учебки пошел в институт, выучился, и как-то пришел ко мне, сказал что поставили задачу сделать новую носимую рацию. Просил мнение пользователя, говорит «Хочу, чтобы служила нашим войскам долго, чтобы от нее не могли отказаться, как от автомата Калашникова». Я ему и посоветовал сделать тайничок, где можно прятать заначку, когда проносишь рацию в самолет, ну или в страну, где с алкоголем туго. Он уже третий год висит на доске почета. И все, когда его видят, с ним здороваются — благодарят. Он эту лампу как запчасть к рации в инструкцию внес. Так что теперь снабжение закупает эти детали тысячами.

    - А мне тут новую систему прислали, слышали наверное? - сказал Криворучко — сегодня учил аборигенов с ней обращаться. Учились обращаться с матчастью в эпицентре ядерного поражения. Да… Жаль, что там нет таких важных и нужных ламп. Можно было бы их заказать прозапас.

    - Пиши заявку, пришлем, даже если нет - запчасть всетаки.

    - Ну Попов, ну молодец! Я говорил, что он далеко в радиоделе пойдет.

    Мичман налил содержимое колбы в цоколь и опрокинул его себе в рот.

    - Хороша, зараза. А вы что?

    - Это все тебе, мы завтра по трубе домой уходим.

    - Ну спасибо — он налил и опрокинул еще один цоколь, затем закрыл колбу. - Надо приберечь на потом.

    Он взглянул на коллег

    - А ваши фотографии есть на доске почета?

    - Нет, нас-же нельзя фотографировать — сказал Петров.

    - За прошлую операцию хотели было повесить, но фотографии были только с видео камеры. Придрались, что там было одинаковое время, бюрократы. Сказали, что это подделка и лиц не видно. - пробубнил Васечкин — Но на этот раз мы специально позировали, теперь не придерутся.

    - Ты стал меньше ругаться — заметил Петров

    Мичман кивнул

    - Угу, культурный совсем стал, еще стал больше читать. - Криворучко достал из шапки бычок от папиросы и вставил его в мундштук.

    - Так что произошло, ты же раньше, как сам говорил, был только посредником между камбузом и гальюном.

    - Собственно с гальюна все и началось — мичман показал белый баллончик, недавно подаренный ему в торжественной обстановке. - Тут как было, я в гальюне от нечего делать читал инструкцию на таких баллончиках, сначала только на русском. Потом начал читать на других языках. И вот у нас в части заболел переводчик, а нового прислать не успели. Комдив сказал «достань переводчика где хочешь но чтобы через десять минут он был тут». Пришлось самому отдуваться. Оказалось нужно обеспечить перевод для китайской делегации, что приехала перенимать опыт по способам обучения рядового состава. Пока говорили китайцы, я еще выдумывал текст самостоятельно. Но вот когда заговорил комдив, надо было что-то им переводить. Ну я и начал выдавать инструкцию от баллончика с освежителем на казахском, но задом на перед. После их отъезда комдив сказал что не замечал мох способностей к языкам. И отправил меня на дополнительное обучение в спецшколу. - Мичман сделал паузу, затем продолжил. - Но помимо инструкции на баллончиках писался еще и состав. Я потом сам пошел на курсы по химии. Теперь синтезирую разные составы для электронных сигарет. Пытаюсь подобрать правильный неповторимый вкус беломора.

    - Так за океаном люди отравились. Это твоя работа?

    - Нет, это китайцы. Тоже над этим работают, вкус должен получиться очень популярный.

    Мичман затянулся папиросой из мундштука и достал из кармана разглаженный мятый лист, который раньше был частью рукописи биографии, испорченной рукой современного художника.

    - А старикашка ваш был талантом, смотрите как он красиво рисовал.

    Мичман старательно разглаживал лист. Васечкин покраснел.

    - Вообще-то он совсем не старикашка. - Петров указал на истинного автора шедевра

    Мичман удивленно посмотрел на бывшего ученика

    - Я всегда знал, что у тебя особый талант.

    Васечкин покраснел еще больше.

    - Рассказывай, как докатился до такой жизни. - настаивал Криворучко

    - Он открылся недавно, мы как раз были в Англии. - Начал Васечкин — нашим клиентом был бывший сотрудник, который переметнулся к врагам. Незадолго до этого, его дочка пришла к нам и сказала, что папаша раскаивается и хочет назад. Дочка приглянулась Петрову, и он упросил начальство дать старику шанс.

    На этот раз покраснел Петров.

    - И мы поехали вытаскивать бывшего нашего коллегу из цепких лап врагов. Папаша назначил встречу в парке, мы все обговорили и передали паспорта. Он сказал, что дело надо обмыть. Ну любил он выпить, я ему отдал колбу из рации.

    - А я подарил его дочке духи… - неловко пробормотал Петров.

    - В общем папаша, как оказалось, давно не пил нормальных спиртных напитков. Его сознание не выдержало. А дочка была воспитана на заграничных духах, папаша в подарок присылал. Ее еле откачали.

    Петров молчал.

    - Так а про талант то что? - настаивал мичман

    - Так я об этом и говорю, мы пока на лавочке сидели, я ее всю изрезал ножом. Да так хорошо получилось, грех было оставлять. Я и подписался «Боширов», ну придумал такой творческий псевдоним. Жаль ножом это было неудобно делать. Теперь эта лавочка стоит у них в музее. На табличке написано «Автор Бенкси». Похоже не смогли они разобрать имени автора. Но ничего, уйду на пенсию и весь мир обо мне узнает.

    - Тогда прошу автограф — мичман протянул шедевр автору.

    Васечкин старательно вывел на обратной стороне импровизированного холста «Настоящему морскому волку и Колумбу XX века. Боширов(Бенкси)».

    - Вот, теперь всем буду говорить, что у меня дома висит работа Бенкси — Сказал мичман бережно складывая лист.

    - А зачем вы его довели? - спросил мичман

    - Мы приказы не обсуждаем, а русскую логику понять никто не в состоянии - ответил Петров.

    Они еще долго не могли разойтись, вспоминали службу и травили байки.

    6. Путь домой

    Днем на строительной площадке было мало рабочих. Мичман в каске поверх ушанки встретил на входе двух мужчин. Один был высокий, другой чуть ниже, оба были в желтых жилетах поверх черных курток. За плечами второго был небольшой черный рюкзак. Мичман выдал гостям каски и дал знак, чтобы они следовали за ним.

    Все трое остановились у сложенных труб для нового трубопровода. Мичман снял с трубы защитную пластиковую заглушку.

    - Ну, вот ваш путь домой — указал мичман внутрь

    - Знаем, опять неделю ползти в костюме химзащиты. Как в старые добрые времена в учебке. - Сказал высокий.

    - Нет, тут новая технология- улыбнулся мичман — называется пневмопочта. Вы залезаете в капсулы, каждому своя, в трубе откачивают воздух, и вы через час будете на другом конце трубопровода.

    - Быстро, однако, а я думал в эту трубу насосы могут только накачивать газ.

    Высокий начал вглядываться в темноту внутри трубы.

    - Это наши друзья из Украины подкинули реверсное оборудование. Говорят, что в космическом пространстве больше газа, чем в трубе после их насоса.

    - Тебе жена теплые вещи передала, мы оставили в камере хранения в гостинице, забери потом. - Говорил тот, что ниже.

    - Бывай, мичман — высокий обнял старого друга, - свяжись с нами, как вернешься, боярки выпьем.

    Высокий взял рюкзак и закинул в трубу, затем залез сам.

    Мичман закрыл заглушку на трубе, взял рацию из кармана и что-то произнес в микрофон. Подъемный кран подцепил трубу, поднял и понес в сторону строящегося трубопровода. Когда рабочие приварили трубу к трубопроводу, мичман снова достал рацию и снова что-то произнес в микрофон. Из динамика рации послышался звук «Квак», мичман набрал воздуха в грудь и громко произнес еще одно слово на местном языке. Из рации снова раздалось «Квак». Мичман буркнул что-то в микрофон и протянул второму коробку с местными сладостями

    - Возьми, детишкам вместо ящерицы, пусть привыкают к заграничной отраве.

    - Спасибо, передам.

    Второй обнял мичмана

    - Бывай, мичман, ты по-строже с местными, им потом никто не объяснит, как с оборудованием работать. А инструкций никто не читает.

    Мичман открыл заглушку на трубе, дождавшись, когда второй расположится в капсуле, вернул заглушку на место.

    Он ударил кулаком по трубе. Через секунду послышался глухой удар из трубы.

    «Помнит еще водолазные сигналы», подумал мичман, доставая рацию.

    Снова он передал команды крановщику: «забрать трубу», «вира», и пошел к трубопроводу. Рабочие уже доварили стык, когда он подошел.

    Мичман поднял рацию и сказал «готовимся к проверке стыка на герметичность», «готов», раздалось из рации. Он снова набрал воздуха и громко произнес «открыть задвижку!». Труба зашумела, отправляя домой старых друзей мичмана. Он немного подождал и произнес в рацию «закрыть задвижку» из рации раздалось «выполнено». Труба перестала шипеть и начала гудеть низкую музыкальную ноту, долго, как орган. Мичман и сам не заметил, как начал подпевать трубе «Ах, ты степь широкая».

    Он достал из пачки папиросу, смял гильзу и закурил.

    7. Твою мать

    Премьер министр Англии сидел в своем кабинете, когда раздался телефонный звонок. Он снял трубку и поднес динамик к глазу, надеясь увидеть собеседника.

    Но в трубке было темно. Тогда он устало вздохнул и поднес ее к уху.

    - Премьер министр у телефона.

    - Господин премьер министр, русские хакеры убили девочку Бану!

    «Они наверное ошиблись номером», подумал премьер министр.

    После доклада в трубке послышались гудки.

    «Что еще за девочка?». Он развернулся в кресле к стене за своей спиной. На стене висел портрет королевы, рядом с портретом висела фотография какой-то девочки со строгим взглядом.

    Премьер министр вздрогнул, «Твою мать!», пронеслось русское выражение в его голове. Нет, он не был русским, но был потомком русских, это было выражение, записанное в генах.

    Он начал думать «Так, королева уже не девочка. Уже совсем не девочка...», он снова посмотрел на вторую фотографию, «Эта больше походит на девочку, Гре-та Трутень-берг», прочитал он по слогам. Ни имя, ни фамилия не были похожи на Бана.

    Он долго смотрел на оба портрета «Тут должен остаться только один», думал премьер министр.

    «Да, они определенно ошиблись номером». Он снова повернулся к столу.

    От автора
    Спасибо за поддержку комментария из которого родился данный рассказ. Я ни разу не писатель, просто напало вдохновение. Буду благодарен за конструктивную критику.

    Отдельная благодарность Colonelcassad за публикацию и пользователю Иван Свиновалов за поддержку в развитии сюжета (французская тема и хамелеон).

    p_bulbulator

    Источник - Пишет СolonelСassad (colonelcassad) .
    Тэги: юмор

    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз