• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтеверс Альтерверс Альтернативная медицина Англия и Ватикан Атомная энергия Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт ВОВ Великая Отечественная война Военная авиация Вооружение России ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Гравитационные волны Дизельпанк Ельцин Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировые финансы Мозг Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Политология Природные катастрофы Пространство и Время Раздел Европы Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины безопасность босса-нова грядущая война для души информационная безопасность исламизм историософия исторические аборигены история Санкт-Петербурга литература мгновенное перемещение в пространстве многомирие музыка нло нло (ufo) общественное сознание приключения саксофон современная литература социальная фантастика фантастика фантастическая литература физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Сейчас на сайте
    Шаблоны для DLEторрентом
    Всего на сайте: 9
    Пользователей: 0
    Гостей: 9
    Архив новостей
    «    Август 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Август 2022 (430)
    Июль 2022 (1500)
    Июнь 2022 (853)
    Май 2022 (1801)
    Апрель 2022 (1887)
    Март 2022 (2036)
    Центры информационно-психологических операций Запада. Часть 1-4

    Механизм принятия решений руководством стран Запад имеет многоступенчатую и многофакторную природу

    На протяжении последних двухсот лет ряд государств Запада, прежде всего США, Британия, Германия и Франция оттачивали свое мастерство по ведению информационных операций, направленных как на собственных граждан, так и на сознание противника. С появлением газет и журналов политическая пропаганда принимала разные формы – эссе, новостей, карикатур, манифестов и открытых призывов.

    При военных конфликтах для воздействия на другую сторону применялись листовки и засланные агитаторы, а дух патриотизма накачивался через индустрию развлечений – театры, а позже радио и кино. Лидеры западных стран открыто говорили о важности борьбы за ума и сердца людей, при этом нередко используя для этого явно не демократические методы. А появление новых технологий постоянно усиливало службы ведения информационно-психологических операций, не зависимо от того, к какому ведомству они относились - гражданскому или военному.

    В свою очередь, это приводило к появлению новых терминов — информационная война, сетевая война, когнитивная война, война иными средствами и т.д. Самый свежий из них – Tik-Tok война, появившийся благодаря всплеску (не без помощи западных спецслужб) проукраинского контекта в этой социальной сети. 

    Прежде чем начать описание работы этих центров, их методик, сферы действия и целевых групп, необходим небольшой экскурс в историю, чтобы обозначить ключевые события, организации и фигуры, которые оказали влияние на становление культуры манипуляций и дезинформации на Западе в целом.

    Значительный вклад в область технологий влияния в США сделал Эдвард Бернейс, племянник Зигмунда Фрейда, который использовал психоаналитические идеи своего дяди наряду с методиками манипуляций и управления толпой. Бернейс был пиарщиком различных компаний от The Procter & Gamble Company и General Motors до American Tobacco Company и General Electric. Для обозначения искусственного создания общественного мнения он предложил термин "инжиниринг согласия".

    Именно благодаря Бернейсу стало широко известно понятие PR (связи с общественностью), поскольку он предложил заменить им "пропаганду", поскольку после Второй мировой войны, как он считал, это слово были дискредитировано нацистской Германией.

    Еще одним ключевым автором из США является социолог и журналист Уолтер Липпман, издавший книги "Общественное мнение" и "Фантомное общество". Важно отметить, что Липпман имел доступ в высшие коридоры власти, был соавтором конвенции о создании Лиги наций, ввел в обиход термин "стереотип" и детально разработал концепцию "Холодной войны".

    Важно отметить и вклад голливудского кинематографа в манипулирование общественным сознанием. Само появление этой киноиндустрии было связано с необходимостью охвата широких масс сетью развлечений, поскольку для бедных слоев населения США театры были слишком дорогим местом для проведения досуга.

    Великая депрессия подтолкнула к появлению особого жанра супергероев, которые должны были служить своего рода утешением от социальных невзгод и разгула преступности. Если в реальной жизни все было очень плохо - массам нужно было дать пилюлю иллюзий, чтобы они не оставляли надежд на будущее. Мультфильм "Пароходик Вилли" с Микки Маусом вышел в 1929 г., став своего рода знаком оптимизма и трудолюбия.

    Аналогично, мультфильм "Три поросенка", вышедший на экран в 1933 г. имел явную коннотацию с преодолением невзгод и проблем, которые ассоциировались с волком. Бедные юноши и девушки в голливудских картинах, которые внезапно достигали успеха чудесным образом, становились символами успеха и веры в неограниченные возможности любого простого американца. Хотя далеко не все им пытались подражать на деле, но почти все начинали верить, что для США это своего рода норма.

    Этот подход оправдался и даже принес хорошие прибыли анимационным студиям и кинокомпаниям, поэтому в дальнейшем такие супергерои стали появляться все чаще в комиксах и на экранах. Тот же супермен вышел к широкой публике уже в конце Великой депрессии, в 1938 г. (хотя был придуман еще в 1933 г., но авторы Джерри Сигел и Джо Шустер не могли найти издателя) и быстро завоевал популярность.

    Через год Великая депрессия закончилась, но вскоре началась Вторая мировая война, и методы пропаганды нуждались в корректировке. Порядочно поднаторев в техниках манипуляции над собственными гражданами, штат экспертов был готов поработать и над новыми задачами.

    Для внешнего влияния до Второй мировой войны в США официально делалось не так много. Президент Вудро Вильсон создал Комитет общественной информации в апреле 1917 года, когда бушевала Первая мировая война, но он просуществовал только до августа 1919 года. Куда активней действовали различные фонды и группы по интересам. Совет по международным отношениям был создан в 1921 г.[i]

    Среди инициаторов создания наряду с примерно 150 учеными были упомянутый ранее Уолтер Липпман, а также советник президента Вильсона полковник Эдвард М. Хаус. С конца 30-х гг. Совет стали поддерживать Фонды Форда и Рокфеллера. Прорыв был достигнут во время Второй мировой войны благодаря специфической деятельности группы по изучению войны и мира, причем одно из направлений в этой структуре возглавлял небезызвестный Ален Даллес.

    Помимо обширной сети комитетов в городах США, Совет по международным отношениям инкорпорировал в свой состав многочисленных чиновников, а позже стал открывать филиалы за границей - это были их уши и глаза, которые выполняли тройную функцию - являлись датчиками для сбора необходимой информации, распространяли собственный контент через подконтрольные и связанные организации и СМИ, а также вербовали необходимые для своей работы кадры.

    В вооруженных силах США в 1942 г. появилось единое Управление стратегических служб, созданное на базе Комитета начальников штабов, а на смену ему в 1947 г. пришло ЦРУ. Параллельно действовала Канцелярия военной информации (Office of War Information), просуществовавшая с июня 1942 г. до сентября 1945 г.

    В 1948 г. была создана корпорация RAND, задачей которой было военное планирование на основе исследований и наукоемких технологий. Изначально площадкой была Douglas Aircraft Company, базирующаяся в Санта-Монике (штат Калифорния), которая запустила проект в октябре 1945 г. но затем RAND стала независимой неприбыльной организацией.[ii]

    Уже в 1946 г., до выделения в отдельную организацию, был завершен первый проект, посвященный созданию космического спутника, а в 1948 г. Джон фон Нойманн начал работу над компьютером, чтобы эффективней анализировать и обрабатывать информацию. В 1950 г. запущен проект по исследованиям в отношении Советского Союза - первой работой стал доклад Натана Лейтеса The Operational Code of the Politburo. В 1957 г. запущено исследование в области искусственного интеллекта, а в 1962 г. Пол Баран работает над новым типом коммуникаций на основе распределенных пакетов данных, ставшими основой для Интернет.

    В целом, многие исследования были уникальными и перспективными. Аналитики RAND улавливали проблемы на стадии их раннего появления и пытались найти для них решения. Часто эти рекомендации потом служили в качестве практической политики. Например, специальное исследование по теме гомосексуальности в вооруженных силах США RAND провели еще в 1993 г. и в выводах было сказано о необходимости борьбы с дискриминацией против гомосексуалистов в армии США, для чего были приняты поправки в законах и скорректирована социальная политика внутри США в целом.

    Необходимо отметить, что с 1991 г., когда отпала необходимость изучать поведение советских лидеров и политический курс СССР, в RAND частично переориентировались на глобальные вопросы, такие как распространение болезней и наркотрафик, голод в бедных странах и пр. Однако после 2014 г. тематика России резко актуализируется, причем как в отношении аспектов стратегического сдерживания и военного планирования, так и по части медиа и пропаганды.

    Своего рода сестринским проектом RAND является Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США DARPA, созданное в ответ на запуск Советским Союзом искусственного спутника Земли в феврале 1958 г.[iii]

    Агентство сейчас имеет семь отделов, которые занимаются вопросами адаптации технологий; оборонными науками; информационными инновациями (цель – добиться технологического преимущества США во всех сферах); технологиями микросистем, такие как чипы, фотоника и микроматериалы; стратегическими технологиями; тактическими технологиями и биотехнологиями. В определенном смысле некоторые программы взаимосвязаны.

    За многие годы существования Агентства было реализовано немало программ и продуктов, связанных с манипулированием общественного сознания, например, Информационная поддержка военных операций.[iv]

    Белферский центр по науке и международным делам при Гарвардском университете — еще один важный инструмент для анализа и выработки решений во внешней политике США.[v] На данный момент директором Белферского центра является бывший министр обороны США Эш Картер.

    Одна из его сотрудниц Келли Гринхил выпустила исследование о том, как использовать миграционные потоки в качестве оружия ведения войны.[vi] Поскольку ее первая публикация по теме вышла еще в 2008 г., можно предположить, что в дальнейшем эта методика была адаптирована и применена для создания кризисной ситуации с мигрантами в Европе. [vii] В Белферском центре действует специальная группа по России.

     Из других аналитических центров необходимо выделить Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне, занимающийся вопросами стратегии, геополитики политического планирования, технологий, кибербезопасности, обороны, экономики и энергетики.[viii] В штате центра около ста экспертов, также привлекаются внешние кадры.

    Фонд Карнеги за международный мир[ix], Фонд Рокфеллера[x] — относятся к старейшим аналитическим центрам, активно продвигающих свою повестку, в том числе, через создание медиа контента и свою агентуру на местах. А Национальный фонд за демократию тесно связан с Госдепартаментом США и занимался вмешательством во внутренние дела других государств.

    Что касается широкой медиа активности во внешней среде в политических целях, этот сектор был поставлен под контроль правительства в 1953 г., когда было создано Информационное агентство США (United States Information Agency), которое просуществовало до 1999 г., после чего его функции были переданы Совету управляющих по вопросам вещания, реформированному в Агентству США по глобальным медиа.[xi] Радио «Свободная Европа», радио «Свобода» и многие другие похожие проекты, известные со времен Холодной войны, являются продуктами этого агентства.

    Управление международных информационных программ Государственного департамента США также занимается пропагандой на глобальном уровне, тесно координируя деятельность с агентством США по международному развитию USAID.[xii]

    Кроме того глобализация самих американских СМИ, а именно телеканалов CNN, Fox News, NBC, CBS, ABC, издания New York Times, Bloomberg, Washington Post, информационные агентства Reuters, Associated Press и других, позволило США достичь глобального доминирования в мире медиа и пропаганды. Можно вспомнить и высказывание бывшего заместителя министра обороны США Джозефа Ная, автора концепции "мягкой силы", что «войну в Заливе мир видел глазами CNN».[xiii] Особый успех CNN был связан с его сетевой структурой — слово Network находится в названии медиа.

    Поэтому особое внимание с 90-х гг. экспертами в США стало уделяться сетевым структурам и влиянию новых средств коммуникации на появление новых методов командования, управления и распространения информации. «Власть переходит к небольшим неправительственным акторам, которые могут организоваться в расползающиеся сети более быстро, чем традиционные государственные структуры», - писали Джон Аркилла и Дэвид Ронфельдт в своей книге «Подготовка к конфликтам в информационную эпоху», изданной корпорацией RAND.[xiv]

    С этим связан интерес ряда институтов, аналитических центров и научных лабораторий США к сетевым моделям организаций. Энн-Мари Слотер из Принстонского университета (также работала директором департамента планирования в Госдепартаменте США при Обаме) указывала, что современный политический мир состоит из множества интернациональных сетевых «государств», в то время как в настоящих национальных государствах такие составные сетевые части становятся столь же важны, как и их центральное руководство.[xv]

    Другой пример использования научных методов для политических целей — это подписание 15 сентября 2015 г. президентом США Бараком Обамой указа о необходимости применения методов бихевиористской науке в государственных органах.[xvi] Здесь явно прослеживается роль Касса Санштейна, ранее работавшего администратором в Офисе по делам информации и вопросам регулирования в кабинете Обамы. В соавторстве с британским коллегой он написал книгу Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth, and Happiness[xvii], где за красивыми словами скрываются методы психологических манипуляций в контексте повседневной деятельности.

    Арабская весна, точнее, внешнее влияние через неправительственные организации и социальные сети тоже вписывается в рамки бихевиоризма, только на этот раз манипуляция проводилась в отношении граждан других стран. А последнее ответвление бихевиоризма, известное как “надж” (это слово можно перевести как легкое подталкивание) – не что иное, как очередная технология управления людьми, адаптированная к современной реальности.

    Важно отметить, что манипуляции часто ведутся с помощью заранее созданных нарративов. Можно создать мощную физическую сетевую инфраструктуру, но если через нее не будет должным образом прокачиваться адекватный контент, в чем-то соответствующий ожиданиям масс и формирующим их позиции, то она будет бесполезной.

    Главное в этом вопросе – это нарратив. А нарративы могут быть самыми разнообразными – от глобального потепления и проблем с экологией (целью в данном случае может служить снижение потребления классических источников энергии, включая нефть, газ и ядерную энергию) до проблем безопасности и внедрения каких-либо рейтингов, которые становятся важными индикаторами.

    В качестве примера таких рейтингов- индикаторов можно привести такие понятия как «хрупкое государство» (fragile state) и «несостоявшееся государство» (failed state), активно применяемые в США в качестве критериев государственной политики той или иной страны. Индекс хрупких государств многие годы публикует американский Фонд мира.[xviii]

    В одном из исследовании феномен хрупкости государств называется не иначе как новым классом конфликтом. Чтобы иметь дело с такого рода проблемами, в США выработали стратегию межведомственного взаимодействия, где Госдепартамент США, отдел по реконструкции и стабилизации, агентство международной помощи USAID, а также Минобороны через силы специального назначения и военно-гражданские инициативы совместными усилиями будут наводить порядок в странах, которые имели несчастье попасть в список этих хрупких государств.[xix] Концепция «операций по стабилизации» ранее легла  в основу Полевого устава сухопутных войск США FM 3-07 Stability Operations, который был принят в 2008 г.[xx]

    Однако интересно, что за 2021 г. самый высокий рост хрупкости пришелся на США!

    Кроме того, этот критерий используют и надгосударственные структуры типа Всемирного Банка и Международного Валютного Фонда. В специальном блоге Всемирного банка, посвященном хрупким государствам обосновывается финансовая интервенция в различные регионы и тому подобные "экономические убийства", нередко называемые построением инклюзивных обществ.[xxi]

    Всемирный банк активно для работы с хрупкими государствами активно включат частный бизнес, поскольку привлечение третьих лиц является своего рода прикрытием для экономической оккупации, а с другой можно переложить часть ответственности и на доноров, одновременно установив контроль над их деятельностью.

    Самое циничное в том, что во Всемирном банке разработкой политики в отношении разных стран, которым приклеивают ярлык "хрупких государств", занимается структура, названная не иначе как Независимая оценочная группа.[xxii]

    Организация Экономического Сотрудничества и Развития - еще один инструмент западного доминирования - также неравнодушна к дилемме "хрупких государств", и предлагает заниматься не чем иначе, как "мобилизацией местных ресурсов", то есть отдавать под некую часть процентов свое национальное достояние - нефть, газ, минералы и пр., так как прямые иностранные инвестиции в производство будут иметь слишком низкий доход.[xxiii]

    Как видим, такое сложное переплетение критериев для оценки, легитимирующих документов и институтов, занимающихся этими вопросами, дает возможность для реализации стратегии поступательного захвата государств, территорий и ресурсов, - и все это благодаря искусственно придуманному термину.

    К аналогичным концепциям можно отнести рейтинги свободы прессы, свободы вероисповедания, экономических свобод и т. п., которые все фабрикуются американскими аналитическими центрами и корпорациями. А в результате на стол госдепартамента ложатся справки, являющиеся обоснованием для санкций, военных интервенций и цветных революций.

    Итак, в итоге мы имеем несколько параллельных разветвленных структур, объединенных сходными целями и задачами. Госдепартамент США и уполномоченные агентства занимаются подготовкой контента для дезинформации и агитации в других странах. Аналогичную деятельность ведут различные частные СМИ — печатная пресса, телевидение и интернет сайты.

    Специфические задачи выполняют силовики — Пентагон, ЦРУ, Министерство внутренней безопасности и т. д., нередко в связке с Агентством по международному развитию.

    Научные центры, аналитические центры и лаборатории проводят анализ специфических тем и направлений (например, как улучшить методы пропаганды для граждан КНДР на основе собеседований с перебежчиками)[xxiv], разрабатывают стратегии и дорожные карты по отношению к определенным регионам или объектам.

    Далее методики передаются в оперативные центры для проведения тестирования и при получении положительных результатов применяются в отношении целевых групп и государств. Для этого регулярно выделяются необходимые ресурсы, происходит подбор специалистов из различных университетов, которые становятся научными сотрудниками для определенных проектов, включая военные.

    В следующей публикации мы более подробно рассмотрим программы и инициативы по информационно-психологическим операциям в секторе военных технологий и Пентагона.

     

    [i]               https://www.cfr.org/

    [ii]              https://www.rand.org/about/history.html

    [iii]             https://www.darpa.mil/

    [iv]            https://humansbefree.com/2016/03/darpa-is-using-mind-control-techniques-to-manipulate-social-media.html

    [v]             https://www.belfercenter.org/

    [vi]            https://www.belfercenter.org/person/kelly-m-greenhill

    [vii]           https://www.voltairenet.org/article189184.html

    [viii]          https://www.csis.org/

    [ix]            https://carnegieendowment.org/

    [x]             http://rockfellerfoundation.org/

    [xi]            https://www.usagm.gov/

    [xii]           https://www.usaid.gov/

    [xiii]          Дж. Най. После Ирака: мощь и стратегия США. "Россия в глобальной политике". № 3, Июль - Сентябрь 2003.

    [xiv]          Arquilla J., Ronfeldt D. In Athena’s Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. Santa Monica: RAND, 1997.

    [xv]           Slaughter, A.-M. 2004. A New World Order: Government Networks and the Disaggregated State. Princeton: Princeton University Press.

    [xvi]          https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2015/09/15/executive-order-using-behavioral-science-insights-better-serve-american

    [xvii]         Richard H. Thaler, Cass R. Sunstein. Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth, and Happiness. Penguin Books, 2009.

    [xviii]        https://fragilestatesindex.org/

    [xix]          Pauline H. Baker. Forging a U.S. Strategy Toward Fragile States. The Stanley Foundation’s Strategy for Peace Conference. October 15-17, 2009. http://www.stanleyfoundation.org/spc_2009/Baker.pdf

    [xx]           Field Manual 3-07 - Stability Operations. Headquarters of the Army. October 2008.

    [xxi]          http://www.fragilestates.org/tag/world-bank/

    [xxii]         http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.150.3537&rep=rep1&type=pdf

    [xxiii]        Green Duncan. How to Fix Fragile States? The OECD Reckons it’s All Down to Tax Systems. 02/28/2014 http://blogs.worldbank.org//publicsphere/how-fix-fragile-states-oecd-reckons-it-s-all-down-tax-systems

    [xxiv]        https://warontherocks.com/2021/08/getting-outside-information-past-big-brother-in-north-korea/

    Часть вторая.

    Структуры Пентагона и разведсообщества США

    Для начала необходимо пояснить, что подразумевают американские военные под информационными операциями.

    Согласно учебному документу, изданному Военным колледжем Армии США в октябре 2011 г. «Информационные операции (ИО) направлены на то, чтобы повлиять на поведение целевых аудиторий, изменяя их способность принимать решения, одновременно защищая способность дружественной стороны принимать правильные решения. Это ничем не отличается от осуществления других форм национальной власти.

    В данном случае средством является информация, но конечный результат тот же самый. Хотя ИО часто называют "мягкой силой" или "некинетической", оно включает в себя использование физической атаки против информационных систем противника или непосредственно против лиц, принимающих решения. ИО также использует действия, основанные на технологиях, для воздействия на информационные системы противника.

    Воздействие на цикл принятия решений цели (иногда называемый его "циклом НОРД" (наблюдать, ориентироваться, решать, действовать) является средством воздействия на поведение цели. Очевидно, что снижение способности противника принимать своевременные и эффективные решения ухудшит его проявление инициативы или его реакцию на военные действия дружественной стороны.

    Необходимо также принять меры для защиты дружественной информации и информационных систем от деградации или нарушений, поскольку вооруженные силы США особенно полагаются на эти системы для поддержания ситуационной осведомленности, поддержки принятия решений и для командования и управления войсками.

    Эти защитные действия предназначены не для предотвращения неограниченного потока информации, жизненно важной для свободного общества, а скорее для предотвращения эффективного манипулирования или искажения информации или атак на информационные системы».[i]

    Особое внимание в данном документе уделено киберпространству.

    Сказано, что ИО должны использоваться для поддержки полного спектра доминирования, используя преимущества информационных технологий, поддерживая стратегическое доминирование США в сетевых технологиях и извлекая выгоду из глобального распространения информации почти в режиме реального времени, чтобы влиять на циклы принятия решений противником с целью достижения информационного превосходства для Соединенных Штатов.

    К ключевым публикациям на тот период относились:

    Joint Pub 3-13, Information Operations, 13 February 2006

    Joint Pub 3-13.1, Electronic Warfare, 25 January 2007

    Joint Pub 3-13.2, Psychological Operations, 07 January 2010

    Joint Pub 3-13.3, Operations Security, 29 June 2006

    Joint Pub 3-13.4, Military Deception, 13 July 2006

    Joint Pub 3-57, Civil-Military Operations, 08 July 2008

    Joint Pub 3-61, Public Affairs, 25 August 2010

    В документе также говорится, что «жизненно важно как можно раньше вовлечь союзников и партнеров по коалиции в планирование ИО, чтобы на ранних этапах процесса планирования можно было разработать комплексную и достижимую стратегию ИО.

    Требования к интеграции включают разъяснение целей ИО союзников и партнеров по коалиции; понимание информационных операций других стран и того, как они намерены проводить ИО; установление процедур связи/устранения конфликтов для обеспечения согласованности; и раннее выявление уязвимостей многонациональных сил и возможные контрмеры против попыток противника использовать их». То есть, на оперативном уровне ставилась задача распространить свое влияние и видение на военные органы других государств.

    А теперь о структурах, которые проводят информационные операции согласно доктрине Пентагона:

    - Заместитель Государственного секретаря по общественной дипломатии и связям с общественностью. В ведение Госдепа входит работа Управления политики, планирования и ресурсов для общественной дипломатии и связей с общественностью; Центра стратегических коммуникаций по контртерроризму; бюро по вопросам образования и культуры; бюро по международным информационным программам; бюро по общественным делам.

    - Агентство национальной безопасности (его параллельно возглавляет глава Киберкомандования США, генерал Пол Накасоне).

    - Внутри Пентагона темы информационных операций находятся в ведении следующих отделов: Заместитель министра обороны по политическим вопросам; Помощник министра обороны по связям с общественностью, коммуникационному планированию и интеграции; Директор по информационным технологиям Министерства обороны, Агентство оборонных информационных систем (DISA); Центр анализа технологий обеспечения информационной безопасности (IATAC).

    Кроме того этим вопросом занимаются ряд объединенных организаций и учебных заведений:

    • Объединенный штаб, заместитель директора по глобальным операциям;

    • Объединенный спектральный центр спектра;

    • Объединенный элемент поддержки по связям с общественностью;

    • Объединенный центр боевых действий в области информационных операций;

    • Стратегическое командование США (USSTRATCOM);

    • Киберкомандование США (USCYBERCOM);

    • Командование специальных операций США (USSOCOM);

    • Колледж штаба Объединенных сил – Программа информационных операций;

    • Центр информационных операций для повышения квалификации аспирантуры ВМС США.

    То есть, в работу американских военных заведомо включен уровень поддержки внешнеполитического ведомства.

    Показательно, что в документе словом "пропаганда" называют "любую форму вражеских коммуникаций", тогда как для собственных действий подобран обширный терминологический аппарат: стратегические коммуникации, общественная дипломатия; психологические операции и операции по поддержке военной информации; управление восприятием; сетевые операции; военный обман; неправительственные организации; межведомственная координация; информационное превосходство; подготовка объединенной разведки для оперативной среды; информационная помощь; управление информацией; операции по влиянию; электронная война; дезинформация; желаемое восприятие; операции в киберпространстве; контрпропаганда; гражданско-военные операции; управление и командование и т. д.

    Более новая формулировка гласит, что «информационные операции - это комплексное использование во время военных операций возможностей, связанных с информацией, совместно с другими направлениями операций, чтобы влиять, нарушать, искажать или узурпировать принятие решений противниками и потенциальными противниками, защищая при этом наши собственные».[ii]

    Для их проведения подбирается специальный персонал, который проходит подготовку и обучение.

    Как указано на сайте армии США - "операторы психологических операций - это адаптивные мыслители, которые специализируются на нетрадиционных способностях, культурной экспертизе, знании языка, военном обмане, кибервойне и передовых методах коммуникации во всех формах средств массовой информации. Солдаты психологических операций работают в небольших автономных командах или с другими силами специальных операций, чтобы убедить и повлиять на местное население в поддержку военных целей США".[iii]

    Квалификационный курс по психологическим операциям занимает 46 недель. Первые две недели посвящены вводным лекциям. Второй блок посвящен военной специализации и на него отводится 10 недель. Следующие семь недель изучается искусство психологических операций самой структуры сил по специальным операциям.

    Вообще, в нее входят спецназ, рейнджеры, авиация по спецоперациям, подразделения по психологическим операциям и подразделения по гражданским делам. Ее основными задачами являются прямые действия, специальная разведка, контртерроризм, неконвенциональная война, оборона в иностранных государствах (в данном случае сюда подходит Украина), психологические операции и гражданские дела.[iv]

    Четвертая фаза подготовки занимает три недели и называется "Черный рыцарь". Это практические занятия, приближенные к реальной обстановке, то есть, военные учения, где студенты проходят инфильтрацию и должны успешно выполнить поставленные задачи во враждебной среде.

    И еще 24 недели уделяется на языковые курсы - фактически полная магистерская программа.

    Если в зоне активных боевых действий такие спецы занимаются активной пропагандой, шантажом, запугиванием противника посредством распространения листовок, сообщений в социальных сетях и оповещения через громкоговорители, в местах,

    Командование по специальным операциям имеет функциональные разделения. В армии действует Четвертая и Восьмая группы по психологическим операциям, в ВВС - 193-е крыло по спецоперациям (Мидлтаун, Пенсильвания), в морской пехоте - Центр информационных операций. Также есть Командование по гражданским делам и психологическим операциям Армии США, которое базируется в форт Брагг. ВМС имеет структуру, расположенную в Норфолке.

    160-й отдельный авиационный (десантный) полк специального назначения под названием "Ночные сталкеры" напрямую относится к выполнению специальных миссий с акцентом на психологические операции.[v]

    Особый интерес представляет подразделение по гражданским вопросам, которое называется "Воины дипломаты" и имеет девиз "Обеспечить победу".

     Как указано, операторы по гражданским вопросам - это разносторонние, инновационные и хорошо обученные солдаты, которые действуют в небольших автономных командах среди местного населения, даже на враждебной или непризнанной территории.

    Обученные иностранным языкам, знанию культуры и методам ведения переговоров, солдаты по гражданским вопросам обычно действуют в гражданской одежде в более чем 80 различных странах мира, создавая сети официальных и неофициальных лидеров и выполняя важные миссии в дипломатических или политически чувствительных областях. Обучение на эту должность занимает 48 недель, то есть на две больше, чем у обычных бойцов по спецоперациям.[vi]

    Информационно-психологические операции включают в себя не только вбросы дезинформацию, шантаж и запугивание, но и создание привлекательного образа США, а также втягивание в постоянную зону воздействия других государств.

    Например, в одной из публикаций специализированного военного журнала под названием "Полное погружение. Язык, культура и колумбийские военные" приведен опыт работы двух спецов по психологическим операциям в Колумбии. Например, описывается не только специфика проживания на военной базе и местная кухня, но и то, как сержант Робинсон в виде клоуна развлекал местных детей, показывая им всякие фокусы, что приводило их в восторг к радости мам.[vii]

    Можно найти публикации, как через совместные учения США завлекают на свою сторону нейтральные государства, например, Индию.[viii]

    Если акцентировать работу в зоне боевых действий, то проведение информационно-психологических операций по линии Пентагона связано с применением как новых, так и старых, проверенных методах.

    В октябре 2019 г. генерал-лейтенант Фрэнсис М. Бодетт констатировал, что “благодаря усилиям в Сирии мы получили гораздо больше подходов и повторений. Меня обвиняли в том, что я называю листовки и громкоговорители звуковыми и мусорными, но у них есть время и место. Сирия - отличный пример. Когда оптоволокно было перерезано, а вышки сотовой связи отключены, люди жаждут информации. Итак, угадайте, что там работало? Листовки.”[ix]

    Нужно отметить, что основной видео контент для психологических операций в Сирии готовился на военной базе США в Катаре.

    Все же, основной упор в психологических операциях спецподразделения США сейчас делают на социальных сетях. Председатель объединенного комитета начальника штабов США Джозеф Данфорд отмечал по поводу , что “среди многих вещей, о которых нам нужно подумать, когда мы смотрим на насильственный экстремизм в будущем, способность использовать технологии, кибернетические возможности, информационные операции... это то, что мы должны предвидеть и быть впереди”… Военные добились определенных успехов в киберпространстве… Нужно лишить их свободы передвижения в киберпространстве”.[x]

    Отмечалось, что Командование специальных операций разрабатывает новые возможности, “которые позволяют нам оценивать пространство социальных сетей, оценивать киберпространство, видеть анализ тенденций, куда движется общественное мнение, а затем как потенциально повлиять на эту среду с помощью наших собственных продуктов".[xi]

    В мае 2019 г. было объявлено о значительном расширении численности сержантского состава для проведения психологических операций до 300 человек на базе форт Брагг. В пресс-релизе отмечалось, что «недавний обзор показал, что нынешние разрешения на получение звания психологических операторов недостаточны для учета солдат с обширной подготовкой и образованием в области теории влияния, динамики человека, психологии, социологии, языка, культуры и политики.

    Ожидается, что унтер-офицеры по психологическим операциям будут успешно действовать в суровых условиях, и их основная задача - убедить местное население поддержать вооруженные силы США. Ожидается, что они будут ежедневно взаимодействовать с послами США, высокопоставленными членами страновых групп из разных стран и официальными лицами принимающей страны, говорится в пресс-релизе».[xii]

    А в мае 2020 г. Глава Командования специальных операций США генерал Ричард Кларк заявил что победа в битвах будущего может зависеть не столько от солдат, которые выбивают двери, сколько от технически подкованных операторов, подготовленных для кибер- и информационных сражений.

    "Нам также нужны программисты. Нам также нужны лидеры, которые могут применять [искусственный интеллект]. ... Возможно, больше не самый важный человек в миссии на самом деле является оператором спецназа, который выбивает дверь, но это может быть кибероператор, которого команда специальных операций действительно должна найти в окружающей среде и убедиться, что он или она может использовать свои киберинструменты в сражении.

    Проведение успешных информационных операций, как на местном, так и на региональном уровнях, будет "иметь решающее значение для способности США добиться успеха в будущих боях", - сказал Кларк.[xiii]

    Фактически в то же время был запущен Объединенный Центр военной информационной поддержки веб/операций (Joint Military Information Support Operations Web/Ops Center).

    Кларк добавил, что "поскольку мы рассматриваем возможность влиять и формировать в этой среде, нам понадобятся инструменты искусственного интеллекта и машинного обучения специально для информационных операций, которые охватывают очень широкий портфель… Мы должны будем понять, как думает противник, как думает население и как оно работает в этих пространствах... чтобы убедиться, что послание США, наших союзников и партнеров было услышано и нашло отклик".

    Безусловно, киберпространство дает возможность для воздействия на самые отдаленные уголки мира. А среди актуальных регионов у США значится Украина.

    Показательно, что еще 18 февраля 2022 г., то есть до начала спецоперации на Украине Центр стратегических и международных исследований из Вашингтона указал на пакет мер, которые должны предпринять США, и среди них информационные операции по теме России и Украины.[xiv]

    Уже после начала операции открыто последовали советы украинской стороне как использовать тактику военного обмана. «Благодаря сочетанию некинетических усилий, которые ухудшают наведение ракет, наряду с использованием ложных целей, отрицания и обмана, Украина может начать снижать способность России эффективно нацеливаться, явление, известное в военной теории как виртуальное истощение».[xv]

    Хотя реальное истощение произошло у украинской стороны, данная активность американских авторов-экспертов показывает степень вовлеченности в украинский кризис. Глава Киберкомандования Пол Накасоне официально подтвердил, что их военные принимали участие в кибероперациях всех видов, направленных на инфраструктуру России. В качестве дополнительных ресурсов привлекалась и украинская сторона.

    Помимо американских военных длительный опыт ведения информационно-психологических операций имеет ЦРУ.  Там штаб по проведению психологических операций имел разные названия — он был в ведении заместителя директората по планированию, Директората операций или Национальной секретной службы. Сейчас он называется Директорат по операциям и он имеет следующие отделы:

    - Офицеры-оперативники: полностью сосредоточены на "тайном выявлении, оценке, разработке, вербовке и работе с лицами, имеющими доступ к жизненно важным иностранным разведданным".

    - Сотрудники по сбору информации "контролируют и облегчают сбор, оценку, классификацию и распространение иностранной разведывательной информации, полученной из тайных источников". Они гарантируют, что "внешняя разведка, собранная тайными источниками, является актуальной, своевременной и отвечает самым высоким потребностям внешней политики и национальной безопасности".

    - Штабные офицеры-оперативники базируются в штаб-квартире ЦРУ в Вашингтоне, округ Колумбия, и "планируют, направляют и поддерживают операции по сбору разведданных, контрразведывательную деятельность и программы тайных действий".

    - Офицеры по специальным навыкам состоят из разнообразной группы "офицеров по информационным ресурсам, языкам, военизированных операций, по программам и планам; по целевому назначению — многие из которых сертифицированы как Core Collector". Они проводят и/или непосредственно поддерживают операции ЦРУ, используя свой язык, средства массовой информации, технические навыки и/или военный опыт.

    Нет сомнений, что такие специалисты находятся и в посольстве США в Москве.

     Наконец, нужно обратить внимание и на процесс разработки специальных инициатив и методов ведения информационных войн. Оборонное агентство перспективных технологий  DARPA постоянно имеет в своем арсенале ряд программ, которые напрямую относятся к информационно-психологическим операциям.

    Например, научный сотрудник DARPA Дэвид Финкельштейн посвятил военной меметике несколько лет исследований, которые проходили с 2006 по 2009 г., но обнародованы они были только в 2011 г. Его презентация содержит 155 слайдов и детальное описание к ним.[xvi]

    Рекомендации наработок по ведению меметических войн были переданы в ЦРУ, Командование психологических операций, командование по сетевой войне ВМС, командование по психологическим операциям ВВС, управление разведки министерства обороны, все структуры по гражданским вопросам и аналогичные службы, занимающиеся подготовкой военнослужащих.

    На подобные исследования были потрачены миллионы долларов. Или взять проект DARPA под названием "Социальные медиа в стратегических коммуникациях" был направлен на то, чтобы:

    1. Обнаруживать, классифицировать, измерять и отслеживать (а) формирование, развитие и распространение идей и концепций (мемов) и (б) целенаправленные или вводящие в заблуждение сообщения и дезинформацию;

    2. Распознавать структуры кампаний по убеждению и операции по оказанию влияния на сайтах и сообществах социальных сетей;

    3. Определять участников и намерения, а также измерять эффект кампаний по убеждению.

    4. Противодействовать сообщениям обнаруженных операциях влияния противника.

    Это должно было достигаться через такие технические решения, как:

    - Алгоритмы визуального мышления для визуализации мемов, тем и сообществ в социальных сетях;

    - Кластеризация мемов в социальных сетях;

    - От задачи к визуализации: применение методологии проектирования к визуализации мемов;

    - Двухэтапная классификация для отслеживания мемов в микроблогах;

    - Конкурирующее распространение мемов в сетях: Перспектива сетевой науки.[xvii]

    Специализированное агентство в области технологий разведки IARPA также занимается разработкой методов манипуляции и передовой аналитики. Так, программа Интегрированная архитектура когнитивной нейронауки для понимания смыслообразования (Integrated Cognitive Neuroscience Architecture for Understanding Sensemaking, ICARUS), направлена на то, чтобы понять, как люди управляют смыслообразованием в различных условиях и как предубеждение влияет на вычислительные модели.[xviii]

    В общем, DARPA и IARPA постоянно оттачивают мастерство ведения информационных войн, углубляясь в нейронауки и методики когнитивного воздействия.[xix]

    Так что развитие и распространение социальных сетей и новых технологий коммуникаций идет бок о бок с военными технологиями влияния. Можно даже сказать, что некоторые приложения и созданы для того, чтобы манипулировать их пользователями.

    Нужно добавить немаловажный факт, что отставные военные в США пополняют кадры различных корпораций, консалтинговых агентств, частных фирм, учебных заведений, неправительственных организаций и аналитических центров. Поэтому знания по ведению информационно-психологических операций активно применяются в гражданской сфере на международном уровне.

     

    [i]               https://cyberwar.nl/d/201111_info_ops_primer.pdf

    [ii]              https://othjournal.com/2020/03/10/joint-all-domain-effects-convergence-evolving-c2-teams/

    [iii]             https://goarmysof.com/PsyOp/PsyOprecruiting.html

    [iv]            https://www.globalsecurity.org/intell/library/policy/army/fm/34-36/ch1.htm

    [v]             https://goarmysof.com/160th/SOARrecruiting.html

    [vi]            https://goarmysof.com/CivilAffairs/CArecruiting.html

    [vii]           https://arsof-history.org/articles/v14n3_total_immersion_page_1.html

    [viii]          https://arsof-history.org/articles/v14n2_vajra_prahar_page_1.html

    [ix]            https://www.armytimes.com/news/your-army/2019/10/25/syria-gave-psyops-civil-affairs-sets-and-reps-in-messaging-and-setting-up-local-governance-three-star-says/

    [x]             https://www.militarytimes.com/news/your-military/2018/10/16/dod-knows-future-terror-groups-seek-to-copy-isis-turn-social-media-into-a-weapon/

    [xi]            https://www.militarytimes.com/news/your-military/2019/02/06/socom-needs-to-step-up-its-propaganda-game-pentagon-deputy-says/

    [xii]           https://www.military.com/daily-news/2019/05/24/army-promote-hundreds-psyop-soldiers-fort-bragg.html

    [xiii]          https://www.military.com/daily-news/2020/05/12/less-door-kicking-more-influencing-changing-role-special-operators.html

    [xiv]          https://www.csis.org/analysis/russias-losing-hand-ukraine

    [xv]           https://www.csis.org/analysis/winning-interdiction-fight-ukraine

    [xvi]          https://throughthelookingglassnews.wordpress.com/2017/12/31/robotic-technology-inc-tutorial-military-memetics-based-on-darpa-projects-potential-military-worth-of-memetics-lots-of-pictures-and-words/

    [xvii]         https://medium.com/@MichaelMcBride/why-the-us-government-spent-millions-weaponizing-memes-a894cec5a2d2

    [xviii]        http://www.iarpa.gov/Programs/ia/ICArUS/icarus.html

    [xix]  Подробнее см. Савин Л.В. Стрелы кентавра. Кибервойна по-американски. М.: Кислород, 2020.

    Источник - russtrat.ru .


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз