• ,
    Лента новостей
    Опрос на портале
    Облако тегов
    crop circles (круги на полях) ufo ufo нло «соотнесенные состояния» АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ Альтерверс Англия и Ватикан Атомная энергия Беженцы. Война на Ближнем Востоке. Борьба с ИГИЛ Брайс Де Витт Великая Отечественная война Внешний долг России Военная авиация Война Вооружение России Восточный ГМО Газпром. Прибалтика. Геополитика Два мнения о развитии России Евразийство Жизнь с точки зрения науки Информационные войны Историческая миссия России История История возникновения Санкт-Петербурга История оружия Источники энергии Космология Крым Культура. Археология. МН -17 Малороссия Мегалиты Металлы и минералы Мировое правительство Народная медицина Наука Наука и религия Научная открытия Научные открытия Невероятные фото Нибиру Новороссия Опозиция Оппозиция Оружие России Песни нашего века Подлинная история России Президентские выборы в России Природные катастрофы Пространство и Время Птах Роль России в мире Романовы Российская экономика Россия Россия и Запад Россия. Космические разработки. СССР США Сирия Сирия. Курды. Старообрядчество Творчество наших читателей Украина Украина - Россия Украина и ЕС Философия русской иммиграции Хью Эверетт Цветные революции Церковь и Власть Человек Экономика России Энергоблокада Крыма Юго-восток Украины борь будущее великаны. грядущая война информационная безопасность исламизм историософия многомирие нло нло (ufo) общественное сознание оптимистическое приключения сказки социальная фантастика фантастика фантастическая литература фашизм физика философия христианство черный рыцарь юмор
    Архив новостей
    «    Сентябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930 
    Сентябрь 2020 (830)
    Август 2020 (1102)
    Июль 2020 (1351)
    Июнь 2020 (1090)
    Май 2020 (1144)
    Апрель 2020 (1130)
    Реклама. Яндекс
    Реклама. Яндекс
    Погода
    Михаил Хазин: Noblesse oblige-2 (+ 3.0)

    Продолжаем тему. Начало - ТУТ

    Социальный капитал, или Noblesse oblige 2.1

    Довольно долго я считал, что серия Noblesse oblige закончилась. И потому что я уже не мог придумать, что туда написать (хотя некоторые тексты, написанные с тех пор, можно было с некоторой натугой туда запихнуть, другое дело, что особого смысла в этом не было), и потому, что практически вся серия уже включена в (пока окончательно незаконченное) второе издание «Лестницы в небо». Но, как всегда, человек предполагает, а Бог располагает…

    Как известно (ну, или не известно) мы делаем курсы карьерного консалтинга. Сейчас заканчивается первый поток и уже объявлен второй (в онлайн режиме, который начнётся в конце июня). И решили мы тут поговорить с профессиональным маркетологом Григорием Трусовым на предмет того, как правильно курс рекламировать, особенно если мы его, в той или иной форме, осенью будем продолжать.

    Гриша, как известно, человек ироничный и бойкий, а потому задал вопрос прямо: «А что человек получит от вашего курса? Вы его назначите на место начальника припортовой таможни? Или руководителем it -департамента крупной госкорпорации?» На что я, подумав, честно ответил: «Мы существенно увеличиваем его социальный капитал!» И, разумеется, получил в ответ вопрос о том, что это такое.

    Все великие открытия начинались с того, что будущему «открывателю» задавали непривычный вопрос. У Ньютона, как известно, этот вопрос спровоцировало яблоко, которое просто упало ему на голову. В вольной формулировке этот вопрос можно сформулировать примерно так: «С какого перепуга это яблоко решило тут падать? Кто ему позволил или, иначе, кто ему велел». Ну а отсюда, как понятно, до закона всемирного тяготения уже рукой подать. Я, конечно, не Ньютон, ну так и тема, всё-таки, несколько более простая и привычная.

    И я стал размышлять. Что такое «социальный статус», в общем, всем понятно, это место (фиксированное или временное) в устоявшейся социальной иерархии, как в рамках стратификации вертикальной (сержант-лейтенант-майор-генерал), так и горизонтальной (повар-врач-десантник-лётчик). Или, в терминологии «Лестницы в небо», «командный рейтинг». Разумеется, Власть сильно меньше и куда более иерархична, чем общество в целом, но суть от этого не меняется.

    А вот что в обычном обществе является аналогом рейтинга профессионального и/или потенциального? Вспомним того же Пфеффера: «Власть — это позиция, занимаемая человеком в системе коммуникаций…». Во Власти, все за всеми постоянно следят. А как в нормальной жизни? Есть ли какой-то аналог? Оказалось, что, есть.

    Для примера приведу простую русскую поговорку: «Молчи, за умного сойдёшь!». Смысл её абсолютно понятен: если человек претендует на что-то, то каждое его слово более опытными участниками разговора может быть использовано для того, чтобы чётко определить его социальный статус. В том числе разоблачить его в претензиях на позиции, к которым он отношения не имеет и даже не очень разбирается, как они в реальности устроены.

    Можно привести массу примеров. От самых банальных типа истории с Нелли Леднёвой из фильма «Большая перемена». Ей достаточно было сказать буквально пару слов и сосед тут же сделал вывод, что «Нелька влюбилась!». Или более сложный, когда контрразведчики делают вывод о том, что тот или иной персонаж сообщает о себе ложную информацию, поскольку не знает истории и/или анекдота, который в той среде, про которую он рассказывает, должны были знать все. Ну, условно, учащийся во 2 московской школе в 70-е годы не мог не знать, кто такая «Крука». А вот в других школах это имя вызывало некоторое удивление и требовало специальных объяснений.

    Отметим, что знание инсайдерской информации очень часто идёт во вред с точки зрения социального капитала. Дело в том, что знание каких-то фактов у опытного слушателя вызывает желание разобраться в их источнике. И если этот слушатель действительно опытный (о чём «инсайдер» обычно и не догадывается, поскольку чем опытнее человек, тем лучше он скрывает то, что не нужно слишком широко рассказывать), то он не только определяет источник, но и вычисляет реальный статус «инсайдера». И очень часто выясняется, что статус этот достаточно низкий. Ну, или, по крайней мере ниже, чем хотел бы показать рассказчик. Поскольку высокий социальный капитал подразумевает понимание того, что не нужно «метать бисер перед свиньями». Совсем простой пример: рассказы мальчиков-подростков об их «победах», которые самими мальчиками воспринимаются вполне серьёзно, у людей взрослых ничего, кроме улыбки, вызвать не могут.

    Так вот, умение продемонстрировать высокий потенциал в части будущего социального статуса и является социальным капиталом. Понять, когда нужно промолчать, объяснить сложный социально-политический эффект, продемонстрировав некое понимание (не инсайдерскую информацию, это другое!), не дать окружающим что-то лишнее про себя понять… В общем, некий набор знаний и пониманий, который превышает аналогичное понимание окружающих.

    Немного иначе.

    Социальный капитал — это высокая вероятность того, что окружающие вас в рамках нормальной социальной жизни люди оценивают ваш будущий (или настоящий, если они вас не знают) статус как максимально высокий. Есть в криминалистике некий обратный аналог, показывающий низкий социальный капитал, который называется виктимность. Грубо говоря, человек с высокой виктимностью, низким социальным капиталом, является потенциальной жертвой. Насильника, грабителя, мошенника. И даже патруля на улице. А вот у людей с высоким социальным капиталом даже документы обычно не проверяют. И гаишники их на дорогах останавливают крайне редко.

    Отметим, что должность тут коррелирует, но не совпадает. Человек может ездить на служебной машине (поскольку у него очень высокопоставленный родственник), но самостоятельно не обладать высоким социальным капиталом. Грубо говоря, молодая «мисска», на время ставшая подругой олигарха, сама по себе интереса не представляет. Хотя — у неё есть шанс. И наоборот — должности (пока) нет, но все окружающие, обладающие хотя бы минимальным опытом, делают вывод: «Этот —  далеко пойдёт!» И по этой причине в обычной жизни социальный капитал является достаточно полным аналогом профессионального и потенциального рейтинга.

    Возвращаясь к замечаниям Гриши Трусова. Он, в обмен на мои, пока предварительные, соображения, прислал мне вот этот милый ролик. Причина такой реакции понятна: Гриша учился в США и логика денег (ну, кацэ) для него очень операционализирована, с ними всё понятно и просто, есть деньги, есть малиновые штаны. Но как быть тем, кто, например, на свои деньги получил образование в Лондонской школе экономики или в Гарварде (это я для людей с американским образованием поясняю). Денег, вроде, сейчас нет, но вместо них есть кое-что другое, в некотором смысле более ценное.  Далеко не всегда у человека кацэ лежат в кармане, они могут быть конвертированы. И если они конвертируются правильно, то как раз и дают повышение социального капитала.

    Каждый из нас встречал людей с «внешностью начальника». И видел, как через несколько месяцев общения с некоторыми из таких людей, от этого образа оставался чистый «пшик». А многие видели, как люди вроде бы с совершенно невзрачной внешностью начинали «управлять миром», причём по совершенно непонятным причинам все их окружающие с этим быстро соглашались. При этом выясняется, что далеко не всегда (и много чаще, чем люди думают) такие результаты достигаются без использования денег. Нет, при реализации конкретных проектов деньги нужны, фокус в том, чтобы все признали, что ты имеешь моральное право их получать и реализовывать.

    Так вот, суть наших карьерных курсов состоит как раз в том, что мы очень подробно объясняем суть социального капитала и как максимально его повысить на уже имеющихся у человека ресурсах. Ну и, соответственно, максимально поднять свой потенциальный рейтинг во Власти. При этом идти во Власть совершенно не обязательно (как показывает опыт, как только ваш потенциальный рейтинг во Власти начинает превышать некоторый уровень, люди Власти за вами сами начинают бегать и предлагать разные варианты, от депутатства, до чиновничества).

    Человек с высоким социальным капиталом начинает очень точно оценивать капитал тех, с кем общается, причём достаточно быстро, он начинает видеть те политические группы и проекты, которые за ними стоят (напомню, что «политический проект» формирует любая группа, которая борется за доминирование в рамках той или иной коммерческой или общественной структуры; отличие проекта политического от управленческого в том, что последний предполагает действие в рамках существующих правил, политический проект всегда предполагает изменение правил). Он начинает тонко чувствовать, насколько его собеседник понимает внутренние, закрытые процессы, которые формируют те или иные общественные и/или политические (здесь уже в обычном смысле) форматы. И, разумеется, это его понимание начинают видеть окружающие.

    Очень-очень упрощенно, мы осуществляем, в широком общественно-политическом формате, обучение той «науки страсти нежной», которая описана в первой главе Евгения Онегина. Но если там это чисто утилитарное умение работать по конкретной цели, то у нас таким объектом является будущий общественный статус. Потому что, как показывает опыт, высокий социальный капитал практически неминуемо ведёт к повышению социального статуса.

    О роли политического проекта, или Noblesse oblige 2.2

    Поскольку у нас сейчас идёт первый курс карьерного консалтинга и уже объявлен второй, со стороны наших слушателей как уже состоявшихся, так и потенциальных, появляется очень много вопросов. И становится понятно, что в «Лестнице в небо» на многие из них ответов нет. Кое-какие и не должны там быть, поскольку они слишком утилитарные, но некоторые реально являются принципиальными. И поэтому начну я с конкретного примера.

    Вас в вашей конторе (которая по всем признакам не может быть названа большой, так, человек 150), вызывает начальник среднего звена и даёт некоторое задание. Какие у вас есть варианты действий?

    Вариант первый: Вы внимательно слушаете, какие указания вам дают, какие инструменты и методы использовать и идёте выполнять указания, в точном соответствии со сказанным. Если всё сделано хорошо и в срок, то вы можете рассчитывать на премию по итогам месяца или квартала. И именно так поступают 8 из 10 сотрудников.

    А вот для оставшихся есть другие варианты.

    Например, второй. Вы прикидываете, что того результат, который нужен начальству, лучше добиться, если выйти за рамки тех ограничений, которые он ввёл. И либо тихо, либо явно их нарушаете.

    Варианты: либо получаете высокую премию и повышение в рамках своего отдела, либо получаете устный выговор. А возможно и серьёзный, если нечаянно перешли некие важные границы. Тут как раз важен опыт — что на самом деле можно, а что реально нельзя.

    Вариант третий и это уже логика человека власти (пока только логика!): а зачем моему начальнику это нужно? И зачем он ввёл такие странные ограничения? В процессе ответа на эти вопросы вы начинаете понимать, что у начальника есть некоторые интересы (отличные от его формальных задач) и начинаете их удовлетворять по собственной инициативе. После чего становитесь абсолютно незаменимой фигурой, которую обойти в отношениях с начальником нельзя и который получает премию автоматически. Собственно, если хорошо выполнять эти неформальные интересы, то про то, как вы выполняете формальные показатели уже никому не интересно.

    А есть и четвёртый вариант. Вы не просто прикидываете, что у начальника есть интересы, но ещё и обнаруживаете, что задание, которое он вам дал, на самом деле, есть элемент интересов начальника вашего начальника. И ваш начальник, на самом деле, вводя для вас некие ограничения, исходит из своих личных интересов, пытаясь защитить свои позиции, в ущерб интересам своего собственного начальника. Ну, или, скрывая от вас собственную несамостоятельность. И у вас появляется желание встретиться с начальником своего начальника и объяснить ему, что в реальности его интересы вы можете защитить куда эффективнее, если не будет ограничений, которые вам поставил непосредственный начальник. А лучше всего просто поставить вас на его место…

    Дальше варианты начинают плодиться и размножаться, на анализе действий конкретных персонажей таких ситуациях построена половина мировой литературы (вторая половина, как понятно, на любви). Но главный вопрос состоит в другом: а как рядовому работнику понять мотивы начальника и, тем более, начальника-начальника? Хорошо если ты вырос в семье начальника и такие комбинации впитал с молоком матери. А если нет? А если недопонял?

    И вот тут-то и вылезает логика теории Власти. Которая говорит, что ключевой элемент карьерного роста — это понимание понятия политического проекта. Поскольку любой человек Власти, что на уровне главы государства, что начальник небольшой фирмы, не может не думать в рамках политического проекта. А что это такое? А вот что. Действия в рамках принятых ограничений (вариант один из приведённых выше) — это управление. А вот если вы начинаете задумываться о смысле этих правил и ограничений, это уже политика. А вот если вы начинаете думать о том, как эти правила изменить — это и есть политический проект.

    И по этой причине обычный исполнитель будет думать только о том, как выполнить. Чуть более политически продвинутый — а можно ли некоторые ограничений обойти. А совсем продвинутый выдвинет свой политический проект, как часть этих правил отменить или изменить. И, поскольку его собственный начальник эти правила ему обозначил, начнут искать, кому можно этот проект вменить. Или, иначе, продать.

    И это может быть и начальник начальника, и кто-то ещё, может быть даже не входящий в формальную вертикаль власти, в которую встроен исполнитель.

    Вспомним историю того, как Штирлиц выходил на Бормана (которому не подчинялся никак). И как этот выход позволил ему решить проблемы с Мюллером, которому Кальтенбруннер (который был на тот момент политическим «вассалом» Бормана), будучи его прямым начальником, прямо велел Штирлица не обижать. Отмечу, что на уровне НИИ или ООО проблемы решаются точно так же. Темы меняются, а структура отношений — нет.

    И по этой причине тот человек, который видит за действиями людей политические проекты (или, по крайней мере, пытается их формулировать), начинает понимать как устроена структура власти много лучше, чем все остальные. А если ты понимаешь, то тем самым, почти автоматически, поучаешь возможность эту ситуацию использовать. И для решения задач, порученных начальством, и для решения своих собственных задач, и, наконец, для решения тех задач, которые интересны каким-то более влиятельным персонам, чем твой непосредственный начальник.

    К слову, интриги, описанные в «17 мгновениях весны» многим кажутся верхом виртуозности. Но уже после получения минимального аппаратного опыта у любого человека возникает вопрос: первоначально Штирлиц написал письмо о том, что он знает о сепаратных переговорах Вольфа с Даллесом Гиммлеру. Что чуть не стоило ему провала. И только потом он пошёл к Борману и сорвал банк. А ведь ему ничего не стоило обратиться к Шелленбергу и предложить послать пастора Шлага в Швейцарию, поскольку там сильно выросла разная активность. И по реакции Шелленберга он получил бы очень много информации на тему о том, кто из двух, Гиммлер или Борман, пытается договориться с американцами.

    Любой аппаратчик такие возможности ловит, что называется, влёт. Юлиан Семёнов, скорее всего, тоже это понимал, просто нельзя объять необъятного. Но фокус тут в том, что когда ты сам находишь в игре (а любой человек, который хочет чего-то добиться, находится в игре) ошибка может стоить очень дорого, Штирлиц тому пример. Поэтому совсем опытный человек собьёт команду и к начальнику начальника пойдёт не просто так, а уже имея в рукаве общественное мнение. Типа, все знают, только мой непосредственный начальник (и твой подчинённый) знать не хочет. А почему? А потому, что у него свои интересы. А вот я (с народом, с народом) готов отстаивать интересы корпоративные, то есть твои, дорогой начальник начальника. Для чего меня и нужно поставить на место начальника. А народ – за!

    В общем, понимание того, что такое политический проект, принципиально важно для любого, кто думает о карьере. Где угодно, не только в политике, понимаемой в узком смысле.

    При Сталине такого не было, или Noblesse oblige 2.3 

    История с пьяным Ефремовым стала чуть ли не главной новостью в российском интернете и это требует объяснений. Ну действительно, что ж тут такого-то? Ведь всё же абсолютно, очевидно, и в то же время есть абсолютная уверенность, что Ефремова «отмажут». В чём суть этой уверенности и в чём состоит та игра, в которую явно играют российские либералы?

    Если вспомнить «Лестницу в небо», то в ней есть два утверждения, которые, на первый взгляд, друг другу противоречат. Впрочем, там же это противоречие и объясняется. Смысл его в следующем: с одной стороны, либеральное общество — это общество закона, а с другой — элита абсолютно неподсудна. Понятно, как это противоречие выглядит в Западном обществе: преступление представителя элиты должно быть скрыто, с точки зрения публичности. Есть даже довольно много западных детективных произведений, где главный герой выступает против людей, в задачу которых входит не допустить вскрытия информации о совершении преступлений родственником реального члена элиты.

    Если же, в силу каких-то причин, скрыть преступление не удалось, то члена элиты необходимо публично покарать, после чего аккуратно вывести его за пределы реальной ответственности. Ну, то есть, вытащить его из тюрьмы, помиловать, просто отпустить и так далее. Разумеется, максимально не публично. Ключевой элемент здесь — именно закрытость, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы рядовые обыватели решили, что есть какая-то там «элита», которой позволено больше, чем им. Тем более запрещено даже думать, что представители этой элиты могут быть неподсудны.

    В нашей стране всё проще: правосудие определяется чисто финансовыми моментами или же сословностью (впрочем, первое следует из второго). Если родственник чиновника нарушает правила дорожного движения и/или делает ещё что-то преступное, его просто «отмазывают» от правосудия большими деньгами. В общем, достаточно типовая ситуация в феодальном обществе. Дикость, конечно. При Сталине, который очень заботился об общественной морали, такого не было.

    Отметим, что с этой дикостью отчаянно борются представители нашей рукопожатной общественности. Для которых она типичное проявление тирании нынешней власти. С точки зрения здравого смысла это бред — поскольку, если при Сталине такого не было, то вот при царе-батюшке — сколько угодно. Впрочем, не все рукопожатные кривозащитники любят царя-батюшку, некоторые предпочитают демократию и свободу. Главное, тут другое и именно это заставляет их защищать убийцу-Ефремова (поскольку он сам признался, решение суда можно не ждать).

    Фокус тут вот в чём. В их понимании, настоящий рукопожатный кривозащитник — это настоящий представитель элиты! Элиты нации! И по этой причине, хоть они и поборники всесилия закона, в данной конкретной ситуации они (неявно) апеллируют к тому самому тезису «Лестницы в небо», с которым публично никогда не соглашаются: что представители элиты неподсудны! И это обстоятельство вызывает у них серьёзнейший когнитивный диссонанс.

    Почему же они не могут просто следовать базовому тезису о всесилии закона? А дело в том, что сами-то они про себя знают, что, вопреки тезису о «великой нравственной чистоте» каждого носителя рукопожатности и кривозащитности, рыльце у многих в пушку. Они потому и чекистов так не любят, что подозревают их в том, что те точно знают весь послужной список. Где изменил жене, где продал товарища, где подставил партнёра, где просто украл…

    Так вот, ровно по причине того, что знают (например, что регулярно садились пьяными за руль), очень боятся встретиться с машиной правосудия. Именно по этой причине заранее всем объясняют, что приговор со стороны этой «машины» «ни о чём не говорит» (в этом месте, кстати, в приложении к нынешней «машине», с ними нельзя не согласиться), что стать её жертвой может любой человек (что уже не совсем верно), наконец, что они её искренне презирают (на самом деле — боятся). Но главное — всё время, как это и принято у людей, которые ведут двойную жизнь (а мой опыт показывает, что почти все, кто пропагандирует собственную нравственную чистоту, ведут двойную жизнь), они объясняют самим себе, что их тронуть нельзя.

    И потому, что они великие, и потому, что «народ встанет на нашу защиту», и потому, что «заграница нам поможет»! И проще всего объяснить это самому себе, что всё дело в том, что именно я, любимый, и есть настоящая элита нации. Вот в этом месте у всех рукопожатных просто пунктик, даже самый задрипанный неостепенённый младший научный сотрудник предпенсионного возраста искренне считает себя «элитой нации». Я это столько раз видел, что даже не могу себе представить никакой другой позиции. Ну, в самом деле, не считать же себя хронической беднушкой и неудачником — как-то это не комильфо!

    По этой же причине они, приписывя самим себе элитный статус,которым в реальности не обладают, выносят в публичное поле то, что реальный представитель элиты никогда не сделает: демонстративное пренебрежение законом! Что как раз и говорит всем окружающим, что в реальности они элитой не являются!

    И вот тут они воруют у нас (ну, в смысле, у жизни) тот самый тезис, с которым публично не соглашаются — что представители элиты неподсудны! Ну, точнее, они начинают убеждать себя, что если власть судит этих самых «настоящих» представителей элиты, то вся остальная «элита» должна стать стеной и спасти Серебренникова, Ефремова, всех наших режиссёров, которые воруют деньги, строят из себя голливудских продюсеров в части обращения с актрисами (хотя снять приличных фильмов или поставить спектакль совершенно не в состоянии) и в пьяном виде насмерть давят ни в чём не повинных людей. И все описанные в интернете истории про то, как «точно отмажут» Ефремова, на самом деле, это тяжёлые психологические фрустрации на тему о том, как будут, паче чаяния, отмазывать от тюрьмы их самих, любимых.

    И ровно потому, что это психологические фрустрации, они и выглядят так пошло и безобразно. Люди инстинктивно шарахаются от откровенных психов, тут примерно тот же эффект — психологически и социально здоровые люди шарахаются от таких рассуждений, пусть и сделанных в письменном виде. Ну и, начинают задумываться, что же за явление представляет собой Ефремов, если его в таком стиле защищают.

    Сам Ефремов не виноват — он просто обычный алкоголик, которого пустили за руль автомобиля в пьяном виде. И, разумеется, его нужно наказать, иначе половина нашей рукопожатной общественности будет ездить пьяными за рулём в знак протеста против «кровавого режима».

    К слову, стишки против Путина вообще никакого отношения к делу не имеют. Нет, они принципиальны с точки зрения включения Ефремова в «элиту нации» (которая не может не бороться с «кровавым режимом»), но собственно к конкретной истории никакого отношения не имеет. Хотя — логика того, что Ефремову за полчаса до аварии добавили в водку какой-то жидкости выглядет очень живенько. К слову, когда какой-то там милиционер несколько лет назад расстреливал людей в магазине, никто из рукопожатной общественности эту версию не выдвинул, хотя там она смотрелась бы куда более естественно. Впрочем, милиционер, разумеется, это не элита нации.

    В общем, в заключение мне остаётся только отметить, что основные законы Власти люди, пусть и инстинктивно, знают, хотя далеко не всегда с ними публично соглашаются. И печальная история актёра Ефремова тому подтверждение.

    Noblesse oblige - 2.4 или про «глубинное государство»

    Фото: Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, Instagram/pyatigorsk_online

    Термин «глубинное государство» мы слышали уже много раз, но какой у него реальный смысл? Ну, точнее, несколько стереотипов мы всегда можем увидеть в СМИ, но реальный-то смысл? С точки зрения теории Власти?

    И вот тут я решил сравнить двух человек, которые часто встречались в моих текстах. Они совершенно разные, и по статусу, и по отношению к жизни, но, что характерно, одинаково столкнулись с этим самым «глубинным государством».

    Первый человек — это Президент России Владимир Владимирович Путин. Про его отношения с «глубинным государством» мы бы ничего не знали, если бы он сам не принял некоторых мер для того, чтобы прояснить ситуацию.

    До начала репортажей о встречах Президента с его правительством и чиновниками ходило много «легенд о динозаврах», в которых описывалось его взаимодействия с соответствующими структурами, но все они были довольно спорными по содержанию.

    Да и к комментаторам возникали многочисленные вопросы. После первых репортажей ситуация стала проясняться.

    Очень хорошо это было видно по ситуации с выплатами медикам.

    Было чётко видно, что подобные выплаты в планы чиновников не входят, но вот деньги на них им получать очень нравится. По этому, дома на разного рода региональных «рублёвках» стали расходиться как горячие пирожки.

    А вот для того, чтобы деньги не уходили «на сторону» (то есть тем самым врачам, для которых они и предназначались), придумывались блестящие бюрократические схемы, писались гениальные (без шуток) инструкции — и, вуаля!

    Путин попытался преодолеть это сопротивление своим планам и, как мы видели, что-то у него получилось. Но стоило ему переключить внимание на другие вопросы — как ситуация повторилась. С тем только дополнением, что теперь начались жёсткие «наезды» на тех, кто пытался вынести сор из избы и рассказать, как именно нарушаются права медиков.

    Мишустин без Путина явно с проблемой не справляется (ну, или не хочет справляться, тут большое поле трактовки для политологов). Но общая картинка налицо.

    Есть, конечно, гипотеза, что всё это игра и Путин, на самом деле, совершенно не собирался помогать врачам. Но тут есть как минимум две тонкости.

    Первая — если уж всё так просто, зачем Путину было это всё публично показывать? Совершенно непонятное явления. Ну и — в преддверие голосования по Конституции, зачем злить народ? Куда проще было оставить тонкости взаимодействия с чиновниками втайне от общества и показывать по телевизору отдельных медиков, которые получили большие деньги. Таких всегда можно организовать. А тут…

    Есть и ещё одна версия. Что Путин всех этих людей специально выбрал и поставил, а потому, все их действия (если уж они не действуют с ним заодно) являются следствием полной беспомощности Путина как организатора и руководителя.

    Но и тут есть сомнения, поскольку инструкции по недопущению получения денег врачами они писали почти гениальные, да и некоторые другие обстоятельства свидетельствуют о некоторых способностях. Например, денежки на дома на Рублевке они операционализировали очень быстро, буквально за месяц. Я бы сказал, феноменальная эффективность!

    Ну и, можно вспомнить «антикризисный» план, который многие специалисты разобрали и показали, что в части пользы для бюрократии он очень хорош, а вот в части пользы для экономики России…

    В общем, есть целая куча вопросов, которые показывают, что всё не так просто. И для того, чтобы показать, что в данном случае мы имели дело не с каким-то уникальным явлением, связанным с личностью Путина, рассмотрим совсем другое дело. Которое я уже описывал.

    Вспомним претензии, которые выдвигает судья Хахалева. Напомню, что СМИ ее уже три года бездоказательно обвиняют в отсутствии диплома, двойном гражданстве, «золотой» свадьбе и связях с криминалом. За три года ни одного реального доказательства не нашлось. Зато сейчас свои же коллеги, судейско-бюрократическое сообщество выдвинуло новое обвинение – нарушение трудовой дисциплины.

    Судья уже заявляла, что это дело рассматривается крайне поспешно, что не опрошено ее непосредственное руководство за прошлые годы, что на решения влияют и ложные обвинения, тиражировавшиеся СМИ, и стоящий за ними бизнес. Что ей предъявили обвинения в прогулах, которые она не совершала…

    Сравните с поминутной тарификацией для медиков, которые предъявляли в качестве оправдания смешных копеек, реально выданных врачам, чиновники.

    Ну и, и в том, и в другом случае, мы видим замечательную ситуацию, когда выполнение прямого указания руководства затем становится фактом обвинения — мол, нарушена инструкция, вас не было на рабочем месте. Все аргументы о том, что поездки выполнялись по указанию начальства, которое дисциплинарная комиссия «забыла» опросить, отсекаются.

    При этом сложившаяся ситуация может быть использована как довод «за», так и «против». Главное, что человек, столкнувшийся с этой системой, становится совершенно беспомощен перед грудой инструкций и подзаконных актов. Каждое из них может быть опровергнуто, но все вместе они создают такой барьер, на преодоление которого и жизни может не хватить. Разница между Путиным и Хахалевой тут только одна: Путину нельзя хамить (может уволить указом «по недоверию»), а Хахалевой можно.

    При этом никакие аргументы не работают. Путин может сколько угодно объяснять, что надбавки связаны самим фактом работы с больными. Хахалева — что она была в Москве на съезде судей. Да, ей вменяют в нарушение дисциплины, в том числе работу на всероссийском съезде судей, на котором выступил президент.

    Путину объясняют, что бухгалтеры не понимают указов или, тем более, указаний из телевизора, а в инструкциях Минфина написано другое. А Хахалевой — что её никто не наказывает за то, что она была в Москве на важном заседании, важно, что её не было на рабочем месте. Как уж там оформлялись командировки в Краснодарском суде — дело тут не принципиальное, нужно будет, и тут найдут к чему придраться.

    А дальше начинается классическая бюрократическая канитель. Хахалевой дают документы для ознакомления с делом перед праздниками — и по цифрам времени было много, а реально — всего один день. Путину объясняют, что да, он дал месяц, но внутренняя процедура правительства такова, что нужно написать одну за другой три инструкции, на каждую нужно десять дней, а ведь ещё и какое-то время нужно, чтобы бумажки перенести из кабинета в кабинет! Собственно, Путин, конечно, может потребовать изменить регламент — но это вообще несколько месяцев…

    Ситуация безнадёжна, хорошего выхода из неё нет. Точнее, есть, но достаточно жёсткий.

    Состоит он в том, что необходимо выходить из регламентных и «понятийных» ограничений.

    Проблемы Экономического управления Президента РФ, фактически разогнанного в конце весны — начале лета 1998 года (формально, его ликвидировали позднее, но после указанной даты смысла в его существовании уже не было), были в том, что оно предлагало рассматривать вопросы по существу. Или, выражаясь словами Путина, результат работы будет оцениваться, исходя из выплаченных медикам денег. Нет денег — нет разультата, чиновника можно увольнять. И если не уволят — всё останется по старому. Отметим, что можно посмотреть на старый документ, из него отлично понятно, что тогда было всё то же самое. Задолго до Путина, к слову.

    Кстати, Хахалева это поняла. И написала открытое письмо Путину, то есть явно пошла на конфликт со своей корпорацией. Но… не вышло. И понятно почему: таких историй масса, почему именно эта должна стать поводом для действий? Уж лучше наказать каких-нибудь правительственных чиновников или начальников оштрафовать, популистский эффект будет выше. Но сама мысль правильная, только вот она не была доведена до логического завершения.

    А довести её очень просто. Почему у Путина и Хахалевой один враг, то самое «глубинное», бюрократическое государство? А всё просто. Путин от них требует действий, к которым они непривычны, Хахалева, каким-то своим старым решением обидела какого-то «важного» бизнесмена и его финансовый ресурс оказался достаточным, чтобы объяснить бюрократическому сословию, что она неуправляемый персонаж, который игнорирует «понятия». Ну, как мы, в Экономическом управлении, в конце 90-х. И вот это и есть главная проблема в борьбе с «глубинным» государством – для него «понятия», которые обеспечивают удобство существования его членов, самое главное!.

    Бюрократическая система очень быстро формирует свои корпоративные интересы. В случае со мной и Путиным — в части своего полного права на приватизацию бюджетных потоков. И единственное право, которые было у меня (было, предлагали поучаствовать) и которое точно есть у Путина — это право на долю.

    Разумеется, в разных масштабах. А вот на изменение правил (то есть вменение бюрократической корпорации новых, не свойственных ей задач) ни у кого права нет!

    И единственный шанс Хахалевой в этой ситуации — громко объяснять, что если Путин не изменит саму модель существования бюрократического государства, которая (как следует из нашего текста, ссылку на который я приводил) сложилась задолго до Путина, то он будет съеден… Жестко и цинично. И потому она, Хахалева, готова отстаивать интересы Путина в части смены этой модели на судейском направлении.

    Разумеется, будут нужны и другие люди, но лично она готова стать «комиссаром в пыльном шлеме». Хотя изначально хотела только вернуться на тёплое место в судейской корпорации…

    И если её более вышестоящие коллеги это поймут – то для неё ситуация, с большой вероятностью, изменится.

    А вот у Путина ситуация более сложная – как показал опыт врачей, детей и малого бизнеса, ему придётся серьёзно менять управленческую систему. И кадрово, и институционально.

    Источник - Михаил Хазин .


    Комментарии:
    Информация!
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Наверх Вниз